"У него такая судьба"

23 февраля 2012 - Равиль Валеев

 

 Чистые широко раскрытые голубые глаза медленно заволакивает туман забытья.
С уха шапки-ушанки крупными каплями стекает кровь, которую жадно впитывает белый снег. Лёня Соболев лежит, широко раскинув руки. Минуту назад глыба льда сорвалась с крыши и упала на него. В это время я бегал за книгой, подаренной мне на день рождения. Лёня пообещал прочитать мне её...
 Я – маленький щуплый первоклассник, стою, прижимая к груди книгу, и упорно спрашиваю: «Лёня, тебе не больно?»
 Наконец прибежали взрослые. Лёню унесли домой, а моя бабушка упала на колени, прижала меня к себе и стала громко молиться.
 С утра Лёня хвалился нам, гуляющей во дворе ребятне, какой он везучий: прошлой осенью они с братом-близнецом ехали на велосипеде и попали под машину. Брат погиб, а он не пострадал.
 Когда я осенью вернулся из санатория, в квартире Соболевых уже жили другие жильцы. В июне мать повесилась на могиле братьев, муж похоронил жену и после поминок выпил стакан уксусной эссенции. Как выяснилось, Лёня и его брат были приёмными детьми,  несколько родных детей Соболевых умерли, не прожив и года.
 Когда говорят: «У него такая судьба», я всегда вспоминаю глаза умирающего Лёни Соболева.

 

© Copyright: Равиль Валеев, 2012

Регистрационный номер №0029327

от 23 февраля 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0029327 выдан для произведения:

 

 Чистые широко раскрытые голубые глаза медленно заволакивает туман забытья.
С уха шапки-ушанки крупными каплями стекает кровь, которую жадно впитывает белый снег. Лёня Соболев лежит, широко раскинув руки. Минуту назад глыба льда сорвалась с крыши и упала на него. В это время я бегал за книгой, подаренной мне на день рождения. Лёня пообещал прочитать мне её...
 Я – маленький щуплый первоклассник, стою, прижимая к груди книгу, и упорно спрашиваю: «Лёня, тебе не больно?»
 Наконец прибежали взрослые. Лёню унесли домой, а моя бабушка упала на колени, прижала меня к себе и стала громко молиться.
 С утра Лёня хвалился нам, гуляющей во дворе ребятне, какой он везучий: прошлой осенью они с братом-близнецом ехали на велосипеде и попали под машину. Брат погиб, а он не пострадал.
 Когда я осенью вернулся из санатория, в квартире Соболевых уже жили другие жильцы. В июне мать повесилась на могиле братьев, муж похоронил жену и после поминок выпил стакан уксусной эссенции. Как выяснилось, Лёня и его брат были приёмными детьми,  несколько родных детей Соболевых умерли, не прожив и года.
 Когда говорят: «У него такая судьба», я всегда вспоминаю глаза умирающего Лёни Соболева.

 

Рейтинг: +5 230 просмотров
Комментарии (10)
0 # 24 февраля 2012 в 07:55 +1
Сильная зарисовка, Равиль!
Равиль Валеев # 24 февраля 2012 в 12:19 +1
Вячеслав, я даже не знаю к какому жанру отнести этот текст. По идее это проза, но по эмоциональному посылу это поэзия, вот и отнёс его к стихам в прозе.
С уважением Равиль buket3
0 # 24 февраля 2012 в 15:06 +1
Думаю, что к стихам! Можно согласится!
Алла Войнаровская # 24 февраля 2012 в 09:58 +1
Очень мощно! rose
Равиль Валеев # 24 февраля 2012 в 12:29 +1
Алла, есть категория авторов, которые в поэзию относят всё возвышенное, а всё остальное по их мнению проза, даже если и рифмованная. Но по моему ещё современник Пушкина Шарль Бодлер в "Цветах зла" показал, что поэзия может и должна охватывать все стороны жизни человека. По моему водораздел прозы и поэзии лежит в посыле текста: если он обращен к рассудку - это проза, если преобладают эмоции то это поэзия.
С уважением Равиль 5min
Равиль Валеев # 28 февраля 2012 в 12:03 0
Алла, этот текст мощный по содержанию, а вот по исполнению ещё вопрос. buket3
Лидия Гржибовская # 24 февраля 2012 в 23:14 +1
Эмоций в зарисовке через край,
sneg
Равиль Валеев # 25 февраля 2012 в 11:04 +1
Лидия, Просто это моё мнение и я никому ничего не навязываю. Эта зарисовка на грани поэзии и прозы. За внимание спасибо.
С уважением Равиль girlkiss
Элиас Ди # 24 февраля 2012 в 23:21 +1
Кратко, путано. Если честно - я бы отнес это к записке. В дневнике.
Вот как я вижу текст, с 4-ого раза.
Так, Лёню убило глыбой льда. Герою он обещал прочитать книгу, не успел. Ясно. Печально.
Потом Лёня хвастается, какой он везучий. Опа! Так он остался жив?! Это радует!

Потом совсем становится мутно. Герой вернулся из санатория: мать Соболевых повесилась на могиле братьев, отец отравился. И герой вспоминает глаза умирающего Лени.
crazy

Вот такое же лицо у меня было. Куда, кого, чего? Бррр... Вообще, смысл понятен, конечно же. Судьба - она и в Африки судьба. Но я бы доработал. Уж сорри за критику, поэт из меня неважный, а вот мимо прозы пройти не могу.

С уважением, Маркус!
Равиль Валеев # 25 февраля 2012 в 11:21 0
Маркус, спасибо за содержательный разбор текста, как элемента прозы. Вы правы, что текст идёт в виде ступенчатого погружения до "беспросветного дна", но почему я всё же пытаюсь отнести этот текст к поэтическому произведению? Во первых текст рассчитан на эмоциональное восприятие ( надеюсь мне это удалось). Во вторых, проза "не выжимается" до "сюжетного скелета" (по сюжету данный текст не может быть отнесён к анекдоту). Просто текст находится на грани поэзии и прозы.
С уважением Равиль girlkiss