ГлавнаяСтихиДругоеРазное → Ненайденный аккорд. По нотам. Песня вторая. Ми.

Ненайденный аккорд. По нотам. Песня вторая. Ми.

14 сентября 2021 - Михаил Козлов

Увертюра 10.
Я весело вернулся в своё тело,
Дошёл по узкой и кривой дороге,
Она стояла вся в прозрачном белом,
И лился свет, и таяли тревоги.
А сзади всё плевалась и стонала,
И ела землю и просила яда,
И душу вырезала без кинжала -
То одиночество, та тварь из ада.
Там, в пустоте останется и воет,
Зовёт к больному, злому поцелую,
То одиночество - видение кривое,
С тобою больше с пьяну не танцую.
Я возвращаюсь молодо,красиво,
И новый вдох отчаянно и смело,
Я обнимаю нежно и счастливо
Ту светлую в прозрачном, лёгком,белом.
МИ.
1.
Утро. Звонок заиграл телефона.
“ Слушаю “ - Лёха наш хрипло ответил.
Сон всё летает вокруг, как ворона,
Хлопает крыльями. “ Лёша, приветик! “
Сон упорхнул, как вчерашние споры.
“ Вера, привет, очень рад тебя слышать! 
 Как перелёт вновь в земные просторы? “
“ Рада, что просто срывается крыша!
Ночь не спала от таких впечатлений,
Душно в двухкомнатных апартаментах,
Думы одни - что теперь, без сомнений,
Тысячи две до тебя километров. “
Лёха ответил: “ Совсем не преграда,
Встретимся против любых расстояний,
Вера, придёт к нам и наша награда,
Ты -  мой психолог из грёз и мечтаний! “
Здравствуй, любовь, что сильней расстояний,
Та, что попала в арканы разлуки,
Даже все реки в петле ожиданий,
Выплачут в небо кристальные муки.
“ Чем ты займёшься в ближайшее время?… “
И говорили они, говорили,
Час и другой в ненавязчивой теме,
Просто презрев бесконечные мили.
Вера сказала: “ Ну, ладно, до встречи,
Я позвоню. “ Он ответил: “ Целую! “
Меньше предлогов и меньше наречий -
Чтобы согреть в себе душу родную.
2.
Вау! Эллада работает! Круто!
После часов, целый день беспросветных,
Лёхе не выбрать точнее маршрута -
Вновь у дверей оказался заветных.
В кинотеатрик наш Лёха заходит,
В зале горят жёлтым светом все лампы,
Фильм на экране - пожар на заводе -
Трубы и бочки… и чёрные залпы.
Света сидит где - то посередине
Красных рядов, и похожа на сфинкса…
Или, как ангел, замерзший на льдине…
Волосы чёрным застыли ониксом.
Пошевелилась и Лёхе кивнула.
“ Ты посмотри - это лёгкий журнальчик,
Так что присядь - ка на краешек стула -
Фильм пострашнее всех ужасов, мальчик! “
“ Света, привет, я уже перепуган! “
Та говорит: “ Я совсем не хотела
Так напрягать распрекрасного друга,
Но, только - ПРАВДА - такое вот дело! ”
Дева смотрела печально, устало,
В белый костюмчик одетая строго,
В лацкане роза уже отцветала -
Видишь незримое прямо с порога.
“ С той стороны прогуляйся экрана,
Я уверяю - совсем безопасно,
Всё изнутри разглядишь без обмана -
Правда прекрасна и правда ужасна. -
Света сказала бесцветно и тихо,
Очень внимательно глядя на Лёху. -
Мир разрывается неразберихой -
Веруй в любовь до последнего вдоха. “
Лёха в смятении к киноэкрану
Медленно очень поднялся. “ Узрею
Фильм, как в " семь дэ " , объясни - ка профану,
Верю в любую теперь ахинею. “
Света спокойно кивнула: “ Так точно -
Мир вокруг выглядит сверх нереально,
Ты, Лёша, малость узнаешь заочно,
Если захочешь - смотри виртуально. ”
“ Розовых не предлагаешь очёчков? “
“ Нет. “ “ Хорошо, но зачем мне всё это? “ 
“ Жизнь соберётся из разных кусочков…
Кто - то же должен… “ - продолжила Света.
Ярко экран замерцал жёлтым цветом,
Лёха шагнул прямо в эти картинки,
Взрыв от него отлетел рикошетом,
И тишины оседают крупинки.
3.
Гул нарастает пожарной сирены,
Вспышки и скрежет металл по металлу,
Сажа ползёт на кирпичные стены,
Отблеск пожара летает по залу.
Лёха стоит на каком - то заводе -
Низкий ангар из железных конструкций,
Шепчет - конец твоей мнимой свободе,
Жди указаний и строгих инструкций!
Где - то почти в середине прохода,
Видит станок золотой и огромный,
Фрезерный… или какого - то там рода,
Чистым богатством сверкает нескромно.
И дополняет всю странную тему
Клоун, стоящий за этой махиной -
( В форме военной, парадной ) - он клемму
Здесь замыкает безумной машиной.
На рычаги давит он и на кнопки,
Крики и стоны слышны в агрегате,
Как в пресловутой той адовой топке,
Где все делишки предъявят к оплате.
Клоун, кряхтя, обернулся к Алёхе,
Видно под гримом ожоги и шрамы,
В красных глазах нет живого ни крохи -
Злые воронки, горящие ямы.
Пальчиком в белой крахмальной перчатке
Нарисовал на полу в пепле цифры,
Долго не нужно теряться в догадке,
И не нужны хитроумные шифры.
Авторский пассаж.
В этом, читатель, скажу я пассаже -
Цифры я те позабыл судьбоносно,
Лёха потом вам, наверно, расскажет…
( Год конца света - и он високосный ).
4.
Двери железные крашены серым,
Лёха бежит к ним, срывая дыханье,
Прочь! Поскорее с остатками веры,
Прочь от удушья, теряя сознанье!…
“ Ми “ - это мир в волновой амплитуде.
“ Эй, молодой человек, просыпайтесь! “
Кто - то его теребит за предплечье,
“ Где я, в Руславле, а может в Заречье? “
В сонном герой заблудился инсайте.
Лёха глаза открывает, и вспышкой
Мир возвращается в радужных красках,
Лёху с земли поднимает с опаской
Некий ему незнакомый парнишка.
Парню, наверное, лет восемнадцать,
Длинные волосы, кеды, футболка,
В синих глазах два блестящих осколка
Чистого неба… (таким бы остаться) …
“ Вы здесь слегка неудобно лежали, -
Лёхе сказал он, - всё с вами нормально? “
“ Да, да, спасибо, отъехал реально… -
Парню ответил, - не помню детали. “
Видит - стоят под огромным кораллом,
Как - то сюда занесло Алексея,
Вспомнилась с клоуном вся ахинея,
Странный ангар, освещённый пожаром.
Воздух вдохнувши цветочный, горячий,
Лёха вокруг огляделся. Знакомо
Всё тут вокруг - у родного он дома -
В Рососе он и никак не иначе.
Вот его дом - двухподъездный кораблик -
Статный корвет с парусами из гипса,
Что - то скрывает, как нимфа Калипсо -
Древние мифы ещё не ослабли.
“ Как тебя звать? “ “ Курдт ” - ответил парнишка.
“ Я - Алексей, - протянул Лёха руку, -
Прибыл сюда разогнать тоску, скуку,
Точно открылась отличная книжка. “
Курдт говорит: “ Я здесь, скажем, недавно,
Я - из Сиэтла - обычный айтишник. “
“ Гений компьютерный? Скажем потише… “
“ Нет. Геймдизайнер. ” “ Так, гений подавно. “
Лёха подумал - рывок технологий,
Мир наш опутан сетьми интернета -
Да, без компьютера жизнь без рассвета -
До туалета не знаем дороги.
“ Я, - Курдт сказал, - побывал как - то в тире,
( Очень давно он на улице нашей ),
В детстве ещё заходили с папашей,
В общем - там дверь, и портал лучший в мире. “
Тему сменил дальше он разговора.
“ Вы - музыкант? “ “ Да “ - наш Лёха ответил.
“ Значит, нуждаетесь в этом совете,
Для расширения вот кругозора. “
Лёхе отдал он железный брелочек.
“ Нужного много я скинул на флешку,
Дома посмотрите после без спешки
Кучу программок и разных примочек. “
Сбоку на флешке видна гравировка - 
Круг, и в нём птичья находится лапка,
Это - “ пацифик “ , укажем так кратко,
Он - символ мира - начало, концовка.
“ Благодарю тебя, Курдт, за участье, -
Номер он свой написал телефона, -
Мы созвонимся во время сезона
Всех приключений, и будет нам счастье.
Значит, до встречи, “ - закончил наш Лёшка.
“ Доброго дня! “ - Курдт ответил с улыбкой, -
Пусть всё, что будет - не будет ошибкой. “
Бодро кивнув, он пошёл по дорожке.
“ Ми” - здесь “ минор “ - оголённые души.
“ Здравствуй, моё в два подъезда корыто! “ -
Лёха шутя обратился к корвету, -
Что там внутри, расскажи по секрету? “
Дверь Лёха дёрнул - сегодня открыто.  
В школьные годы попал будто Лёха,
Старый подъезд, разрисованы стены.
В лифт он вошёл - ух, какой здоровенный -
Раньше казался сопливому крохе.
Кнопку нажал - цифру пять - бесполезно…
Значит - шестая. Лифт, ухнув, поехал,
Памяти тонкое сыпется эхо -
Вот тот этаж, что же там, интересно?
Тридцать вторая, конечно, квартира,
К ней подошёл, выйдя с лифта направо,
Ручку вниз - дверь приоткрылась, о браво!
В прошлое глянем из этого мира.
Запах приятный, сырой, но не резкий -
Точно такой не навеешь словами,
Может быть так нынче пахнет мечтами,
Их закрывают года - занавески.
Да, что - то плотно, укромно укрыто,
И не вернуться, не взять, не потрогать…
То, что осталось от детства немного,
Что не забыто, отнюдь не забыто.
Лёха открыл дверь со скрипом пошире,
Дальше, покрепче обняв ностальгию,
Мягкие чувства погладив нагие,
Тихо прошёлся везде по квартире.
Три тесноватые комнатки. Кухня
С кафелем светлым, блестящим на солнце,
Белая тюль прикрывает оконце…
Пламя в плите до сих пор не потухло…
Лёха прошёл в зал и сел на диванчик,
В левом углу был цветной телевизор,
Рядом комодик с хрустальным сервизом.
“ В том же всё месте, “ - подумал наш мальчик.
Магнитофон вот на тумбочке низкой,
Сильно любимый “ Маяк - 230 “ ,
Нет - “ тридцать три “ , как он мог ошибиться.
В общем, приставка - “ мафончик “ с изыском.
Вставлена “ Basf ” - о, крутая кассета,
( Помнит, в гараж вынес с верхом коробку ).
Лёха нажал на блестящую кнопку -
Что же, давай песню, что не допета!
Пусть у колонок вид древний, неброский,
В душу зато звук проник через поры,
Да, “ лучше гор могут быть только горы “ -
Пел гениальный Владимир Высоцкий.
Лёха к окну подошёл. Море света…
Солнце слепило глаза и слепило,
Нет, не увидеть , что было нам мило,
В будущем что? Надо ль жаждать ответа?
Сердце из прошлого прячет мотивы,
Трепетно их накрывая надеждой,
Там же, под кожей, за дымкою нежной,
Мир, где друзья и родные… все живы.
“ Ми “ - есть мираж - без ответа вопросы.
Светлых эмоций потратив три тонны,
Лёха вернулся в свой холод обратно.
Время двенадцать. Нарушил законы
Мира обычного неоднократно.
Вот и мобильник опять заработал,
Номер набрал самый нужный на свете.
Вера, скучаю… с тобой быть охота!
Нет, абонент вам не может ответить…
Ветер стал сразу ещё холоднее,
Лёха поёжился в тоненькой кофте,
Вновь одиночество ждёт в одиссее?
Нет, скоро встретимся, шлюпку готовьте!
Значит, любовь - настоящая, братцы,
Мысли одни, они снова о Вере -
Крепко обнять, больше не расставаться,
И не искать никогда другой берег.
Резкий звонок протыкает, как спица,
Голос знакомый услышал в мобиле.
“ Лёша, тебе не могла дозвониться,
Лёша… мы Витю вчера схоронили… “
Оля заплакала. Чёрная туча
Небо зашторило. Солнце сгорело…
И темнота проявляется жгуче,
Пачкает душу и пачкает тело.
“ Оля, ты где сейчас? Оля, ты дома? “
“ Да. “ “ Я иду, у тебя скоро буду! “ 
Всё замелькало картонно, фантомно,
Мёртвой водой растекаясь повсюду.
“ Мне на “ Октябрьский “ , - сказал он таксисту, -
Керамзавод, дом один дробь четыре… “
Двадцать минут и рублей где - то триста.
Вот и у Вити уже он в квартире.
Лёха съел блинчик с изюмом и рисом,
Полный стакан выпил горестной водки,
Смерть не придёт за тобой с компромиссом,
И не предложит продолжить по сотке.
Ольга спокойная, в чёрной косынке,
Смотрит на Витино с лентою фото.
“ Много народа пришло на поминки,
Все помогают, - сказала, - забота… “
“ Оля, Полинка у бабушки Даши? “
“ Да, погостит ещё может неделю,
Как объяснить ей все горести наши? -
И, помолчав, - не ходил бы к отелю...
Вите пришло сообщение в строчку -
Мол, если хочешь, чтоб были все живы,
В замок - отель приходи в одиночку…
Вот и поддался на эти призывы.
Знала я, что - то скрывает, бесспорно -
Странный он стал, отстранённый и нервный,
Точно с собою сам спорит упорно,
В раз он последний ошибся, не первый.
Витя не слушал мои уговоры,
Молча ушёл, не доев даже ужин,
Видела - тени летят в коридоры,
Знала - случится неладное с мужем. “
Оля насыпала в вазу конфеты,
Сбоку поправила белую скатерть,
В горьком молчании тонут ответы,
За тишиной отправляясь на паперть.
“ Витя вернулся в начале второго,
Красный, как - будто весь день был на пляже,
Мне говорит: “ Оля, ради святого,
Завтра всё… лучше скорее приляжем… “
И до утра он метался в кровати,
Тело его всё пошло волдырями,
Всё говорил в полном неадеквате,
Рвался с какими - то биться врагами.
В “ скорой “ потом возвращался к сознанью,
Мне рассказал, что его погубило,
Верю - не бред, пусть ложится за гранью,
Верить заставила тёмная сила.
Он говорил - к Чертовицкой подходит,
И впереди этой улицы тёмной
Видит мираж, как отель этот вроде,
Замок такой - же, но только фантомный.
В двери вошёл он, точнее - сквозь двери,
Словно нырнул в ярко - синие воды,
Дальше, сказал, только чувство потери -
Перед глазами все жизни невзгоды.
И - коридор, и дверей там двенадцать,
Он, задыхаясь, плетётся на выход,
Стал в мираже навсегда растворяться,
Тело огнём начинало всё пыхать.
Странные Витя срывает одежды,
В серой он там оказался тунике,
Кто - то одел, не оставив надежды,
Лопнул мираж тут на синие блики. “
Оля воды налила из графина.
“ Всё рассказала почти что дословно,
Только тебе, Лёш, и в этом причина,
Знаешь, что жизнь полетела неровно. “
Оля ушла и пришла со шкатулкой.
“ Вот - передать тебе муж очень жаждал,
Связано как - то с той прошлой прогулкой,
Был он в Отеле, ты помнишь, однажды. “
Лёха прочёл надпись с краю на крышке,
Строчку фломастером красного цвета,
Взятой из мудрой известнейшей книжки -
“ Самый есть тёмный час перед рассветом. “
“ Не открывай, - говорит ему Оля, -
Там пузырёк, в нём измолоты в крошку
Жала какого - то страшного тролля,
Или кого?.. Разберёшься сам, Лёшка… “
Лёха кивнул - знает, чьи это жала -
Адовой девы (спросите у Вити) ,
Дверь номер два, и его там встречала
Гидра ( в глаза её вы не смотрите. )
В нашу реальность вползают с рычаньем
Страшные сказки, кусая рассудок,
Страх и болезни, тоска, расставанье…
Вечному счастью не выдана ссуда.
Жизнь приласкает, а дальше захочет
Нас испытать. До какого предела?
Свет, тёмный свет, или белые ночи
Пачкают душу и пачкают тело.

© Copyright: Михаил Козлов, 2021

Регистрационный номер №0498374

от 14 сентября 2021

[Скрыть] Регистрационный номер 0498374 выдан для произведения:
Увертюра 10.
Я весело вернулся в своё тело,
Дошёл по узкой и кривой дороге,
Она стояла вся в прозрачном белом,
И лился свет, и таяли тревоги.
А сзади всё плевалась и стонала,
И ела землю и просила яда,
И душу вырезала без кинжала -
То одиночество, та тварь из ада.
Там, в пустоте останется и воет,
Зовёт к больному, злому поцелую,
То одиночество - видение кривое,
С тобою больше с пьяну не танцую.
Я возвращаюсь молодо,красиво,
И новый вдох отчаянно и смело,
Я обнимаю нежно и счастливо
Ту светлую в прозрачном, лёгком,белом.
МИ.
1.
Утро. Звонок заиграл телефона.
“ Слушаю “ - Лёха наш хрипло ответил.
Сон всё летает вокруг, как ворона,
Хлопает крыльями. “ Лёша, приветик! “
Сон упорхнул, как вчерашние споры.
“ Вера, привет, очень рад тебя слышать! 
 Как перелёт вновь в земные просторы? “
“ Рада, что просто срывается крыша!
Ночь не спала от таких впечатлений,
Душно в двухкомнатных апартаментах,
Думы одни - что теперь, без сомнений,
Тысячи две до тебя километров. “
Лёха ответил: “ Совсем не преграда,
Встретимся против любых расстояний,
Вера, придёт к нам и наша награда,
Ты -  мой психолог из грёз и мечтаний! “
Здравствуй, любовь, что сильней расстояний,
Та, что попала в арканы разлуки,
Даже все реки в петле ожиданий,
Выплачут в небо кристальные муки.
“ Чем ты займёшься в ближайшее время?… “
И говорили они, говорили,
Час и другой в ненавязчивой теме,
Просто презрев бесконечные мили.
Вера сказала: “ Ну, ладно, до встречи,
Я позвоню. “ Он ответил: “ Целую! “
Меньше предлогов и меньше наречий -
Чтобы согреть в себе душу родную.
2.
Вау! Эллада работает! Круто!
После часов, целый день беспросветных,
Лёхе не выбрать точнее маршрута -
Вновь у дверей оказался заветных.
В кинотеатрик наш Лёха заходит,
В зале горят жёлтым светом все лампы,
Фильм на экране - пожар на заводе -
Трубы и бочки… и чёрные залпы.
Света сидит где - то посередине
Красных рядов, и похожа на сфинкса…
Или, как ангел, замерзший на льдине…
Волосы чёрным застыли ониксом.
Пошевелилась и Лёхе кивнула.
“ Ты посмотри - это лёгкий журнальчик,
Так что присядь - ка на краешек стула -
Фильм пострашнее всех ужасов, мальчик! “
“ Света, привет, я уже перепуган! “
Та говорит: “ Я совсем не хотела
Так напрягать распрекрасного друга,
Но, только - ПРАВДА - такое вот дело! ”
Дева смотрела печально, устало,
В белый костюмчик одетая строго,
В лацкане роза уже отцветала -
Видишь незримое прямо с порога.
“ С той стороны прогуляйся экрана,
Я уверяю - совсем безопасно,
Всё изнутри разглядишь без обмана -
Правда прекрасна и правда ужасна. -
Света сказала бесцветно и тихо,
Очень внимательно глядя на Лёху. -
Мир разрывается неразберихой -
Веруй в любовь до последнего вдоха. “
Лёха в смятении к киноэкрану
Медленно очень поднялся. “ Узрею
Фильм, как в " семь дэ " , объясни - ка профану,
Верю в любую теперь ахинею. “
Света спокойно кивнула: “ Так точно -
Мир вокруг выглядит сверх нереально,
Ты, Лёша, малость узнаешь заочно,
Если захочешь - смотри виртуально. ”
“ Розовых не предлагаешь очёчков? “
“ Нет. “ “ Хорошо, но зачем мне всё это? “ 
“ Жизнь соберётся из разных кусочков…
Кто - то же должен… “ - продолжила Света.
Ярко экран замерцал жёлтым цветом,
Лёха шагнул прямо в эти картинки,
Взрыв от него отлетел рикошетом,
И тишины оседают крупинки.
3.
Гул нарастает пожарной сирены,
Вспышки и скрежет металл по металлу,
Сажа ползёт на кирпичные стены,
Отблеск пожара летает по залу.
Лёха стоит на каком - то заводе -
Низкий ангар из железных конструкций,
Шепчет - конец твоей мнимой свободе,
Жди указаний и строгих инструкций!
Где - то почти в середине прохода,
Видит станок золотой и огромный,
Фрезерный… или какого - то там рода,
Чистым богатством сверкает нескромно.
И дополняет всю странную тему
Клоун, стоящий за этой махиной -
( В форме военной, парадной ) - он клемму
Здесь замыкает безумной машиной.
На рычаги давит он и на кнопки,
Крики и стоны слышны в агрегате,
Как в пресловутой той адовой топке,
Где все делишки предъявят к оплате.
Клоун, кряхтя, обернулся к Алёхе,
Видно под гримом ожоги и шрамы,
В красных глазах нет живого ни крохи -
Злые воронки, горящие ямы.
Пальчиком в белой крахмальной перчатке
Нарисовал на полу в пепле цифры,
Долго не нужно теряться в догадке,
И не нужны хитроумные шифры.
Авторский пассаж.
В этом, читатель, скажу я пассаже -
Цифры я те позабыл судьбоносно,
Лёха потом вам, наверно, расскажет…
( Год конца света - и он високосный ).
4.
Двери железные крашены серым,
Лёха бежит к ним, срывая дыханье,
Прочь! Поскорее с остатками веры,
Прочь от удушья, теряя сознанье!…
“ Ми “ - это мир в волновой амплитуде.
“ Эй, молодой человек, просыпайтесь! “
Кто - то его теребит за предплечье,
“ Где я, в Руславле, а может в Заречье? “
В сонном герой заблудился инсайте.
Лёха глаза открывает, и вспышкой
Мир возвращается в радужных красках,
Лёху с земли поднимает с опаской
Некий ему незнакомый парнишка.
Парню, наверное, лет восемнадцать,
Длинные волосы, кеды, футболка,
В синих глазах два блестящих осколка
Чистого неба… (таким бы остаться) …
“ Вы здесь слегка неудобно лежали, -
Лёхе сказал он, - всё с вами нормально? “
“ Да, да, спасибо, отъехал реально… -
Парню ответил, - не помню детали. “
Видит - стоят под огромным кораллом,
Как - то сюда занесло Алексея,
Вспомнилась с клоуном вся ахинея,
Странный ангар, освещённый пожаром.
Воздух вдохнувши цветочный, горячий,
Лёха вокруг огляделся. Знакомо
Всё тут вокруг - у родного он дома -
В Рососе он и никак не иначе.
Вот его дом - двухподъездный кораблик -
Статный корвет с парусами из гипса,
Что - то скрывает, как нимфа Калипсо -
Древние мифы ещё не ослабли.
“ Как тебя звать? “ “ Курдт ” - ответил парнишка.
“ Я - Алексей, - протянул Лёха руку, -
Прибыл сюда разогнать тоску, скуку,
Точно открылась отличная книжка. “
Курдт говорит: “ Я здесь, скажем, недавно,
Я - из Сиэтла - обычный айтишник. “
“ Гений компьютерный? Скажем потише… “
“ Нет. Геймдизайнер. ” “ Так, гений подавно. “
Лёха подумал - рывок технологий,
Мир наш опутан сетьми интернета -
Да, без компьютера жизнь без рассвета -
До туалета не знаем дороги.
“ Я, - Курдт сказал, - побывал как - то в тире,
( Очень давно он на улице нашей ),
В детстве ещё заходили с папашей,
В общем - там дверь, и портал лучший в мире. “
Тему сменил дальше он разговора.
“ Вы - музыкант? “ “ Да “ - наш Лёха ответил.
“ Значит, нуждаетесь в этом совете,
Для расширения вот кругозора. “
Лёхе отдал он железный брелочек.
“ Нужного много я скинул на флешку,
Дома посмотрите после без спешки
Кучу программок и разных примочек. “
Сбоку на флешке видна гравировка - 
Круг, и в нём птичья находится лапка,
Это - “ пацифик “ , укажем так кратко,
Он - символ мира - начало, концовка.
“ Благодарю тебя, Курдт, за участье, -
Номер он свой написал телефона, -
Мы созвонимся во время сезона
Всех приключений, и будет нам счастье.
Значит, до встречи, “ - закончил наш Лёшка.
“ Доброго дня! “ - Курдт ответил с улыбкой, -
Пусть всё, что будет - не будет ошибкой. “
Бодро кивнув, он пошёл по дорожке.
“ Ми” - здесь “ минор “ - оголённые души.
“ Здравствуй, моё в два подъезда корыто! “ -
Лёха шутя обратился к корвету, -
Что там внутри, расскажи по секрету? “
Дверь Лёха дёрнул - сегодня открыто.  
В школьные годы попал будто Лёха,
Старый подъезд, разрисованы стены.
В лифт он вошёл - ух, какой здоровенный -
Раньше казался сопливому крохе.
Кнопку нажал - цифру пять - бесполезно…
Значит - шестая. Лифт, ухнув, поехал,
Памяти тонкое сыпется эхо -
Вот тот этаж, что же там, интересно?
Тридцать вторая, конечно, квартира,
К ней подошёл, выйдя с лифта направо,
Ручку вниз - дверь приоткрылась, о браво!
В прошлое глянем из этого мира.
Запах приятный, сырой, но не резкий -
Точно такой не навеешь словами,
Может быть так нынче пахнет мечтами,
Их закрывают года - занавески.
Да, что - то плотно, укромно укрыто,
И не вернуться, не взять, не потрогать…
То, что осталось от детства немного,
Что не забыто, отнюдь не забыто.
Лёха открыл дверь со скрипом пошире,
Дальше, покрепче обняв ностальгию,
Мягкие чувства погладив нагие,
Тихо прошёлся везде по квартире.
Три тесноватые комнатки. Кухня
С кафелем светлым, блестящим на солнце,
Белая тюль прикрывает оконце…
Пламя в плите до сих пор не потухло…
Лёха прошёл в зал и сел на диванчик,
В левом углу был цветной телевизор,
Рядом комодик с хрустальным сервизом.
“ В том же всё месте, “ - подумал наш мальчик.
Магнитофон вот на тумбочке низкой,
Сильно любимый “ Маяк - 230 “ ,
Нет - “ тридцать три “ , как он мог ошибиться.
В общем, приставка - “ мафончик “ с изыском.
Вставлена “ Basf ” - о, крутая кассета,
( Помнит, в гараж вынес с верхом коробку ).
Лёха нажал на блестящую кнопку -
Что же, давай песню, что не допета!
Пусть у колонок вид древний, неброский,
В душу зато звук проник через поры,
Да, “ лучше гор могут быть только горы “ -
Пел гениальный Владимир Высоцкий.
Лёха к окну подошёл. Море света…
Солнце слепило глаза и слепило,
Нет, не увидеть , что было нам мило,
В будущем что? Надо ль жаждать ответа?
Сердце из прошлого прячет мотивы,
Трепетно их накрывая надеждой,
Там же, под кожей, за дымкою нежной,
Мир, где друзья и родные… все живы.
“ Ми “ - есть мираж - без ответа вопросы.
Светлых эмоций потратив три тонны,
Лёха вернулся в свой холод обратно.
Время двенадцать. Нарушил законы
Мира обычного неоднократно.
Вот и мобильник опять заработал,
Номер набрал самый нужный на свете.
Вера, скучаю… с тобой быть охота!
Нет, абонент вам не может ответить…
Ветер стал сразу ещё холоднее,
Лёха поёжился в тоненькой кофте,
Вновь одиночество ждёт в одиссее?
Нет, скоро встретимся, шлюпку готовьте!
Значит, любовь - настоящая, братцы,
Мысли одни, они снова о Вере -
Крепко обнять, больше не расставаться,
И не искать никогда другой берег.
Резкий звонок протыкает, как спица,
Голос знакомый услышал в мобиле.
“ Лёша, тебе не могла дозвониться,
Лёша… мы Витю вчера схоронили… “
Оля заплакала. Чёрная туча
Небо зашторило. Солнце сгорело…
И темнота проявляется жгуче,
Пачкает душу и пачкает тело.
“ Оля, ты где сейчас? Оля, ты дома? “
“ Да. “ “ Я иду, у тебя скоро буду! “ 
Всё замелькало картонно, фантомно,
Мёртвой водой растекаясь повсюду.
“ Мне на “ Октябрьский “ , - сказал он таксисту, -
Керамзавод, дом один дробь четыре… “
Двадцать минут и рублей где - то триста.
Вот и у Вити уже он в квартире.
Лёха съел блинчик с изюмом и рисом,
Полный стакан выпил горестной водки,
Смерть не придёт за тобой с компромиссом,
И не предложит продолжить по сотке.
Ольга спокойная, в чёрной косынке,
Смотрит на Витино с лентою фото.
“ Много народа пришло на поминки,
Все помогают, - сказала, - забота… “
“ Оля, Полинка у бабушки Даши? “
“ Да, погостит ещё может неделю,
Как объяснить ей все горести наши? -
И, помолчав, - не ходил бы к отелю...
Вите пришло сообщение в строчку -
Мол, если хочешь, чтоб были все живы,
В замок - отель приходи в одиночку…
Вот и поддался на эти призывы.
Знала я, что - то скрывает, бесспорно -
Странный он стал, отстранённый и нервный,
Точно с собою сам спорит упорно,
В раз он последний ошибся, не первый.
Витя не слушал мои уговоры,
Молча ушёл, не доев даже ужин,
Видела - тени летят в коридоры,
Знала - случится неладное с мужем. “
Оля насыпала в вазу конфеты,
Сбоку поправила белую скатерть,
В горьком молчании тонут ответы,
За тишиной отправляясь на паперть.
“ Витя вернулся в начале второго,
Красный, как - будто весь день был на пляже,
Мне говорит: “ Оля, ради святого,
Завтра всё… лучше скорее приляжем… “
И до утра он метался в кровати,
Тело его всё пошло волдырями,
Всё говорил в полном неадеквате,
Рвался с какими - то биться врагами.
В “ скорой “ потом возвращался к сознанью,
Мне рассказал, что его погубило,
Верю - не бред, пусть ложится за гранью,
Верить заставила тёмная сила.
Он говорил - к Чертовицкой подходит,
И впереди этой улицы тёмной
Видит мираж, как отель этот вроде,
Замок такой - же, но только фантомный.
В двери вошёл он, точнее - сквозь двери,
Словно нырнул в ярко - синие воды,
Дальше, сказал, только чувство потери -
Перед глазами все жизни невзгоды.
И - коридор, и дверей там двенадцать,
Он, задыхаясь, плетётся на выход,
Стал в мираже навсегда растворяться,
Тело огнём начинало всё пыхать.
Странные Витя срывает одежды,
В серой он там оказался тунике,
Кто - то одел, не оставив надежды,
Лопнул мираж тут на синие блики. “
Оля воды налила из графина.
“ Всё рассказала почти что дословно,
Только тебе, Лёш, и в этом причина,
Знаешь, что жизнь полетела неровно. “
Оля ушла и пришла со шкатулкой.
“ Вот - передать тебе муж очень жаждал,
Связано как - то с той прошлой прогулкой,
Был он в Отеле, ты помнишь, однажды. “
Лёха прочёл надпись с краю на крышке,
Строчку фломастером красного цвета,
Взятой из мудрой известнейшей книжки -
“ Самый есть тёмный час перед рассветом. “
“ Не открывай, - говорит ему Оля, -
Там пузырёк, в нём измолоты в крошку
Жала какого - то страшного тролля,
Или кого?.. Разберёшься сам, Лёшка… “
Лёха кивнул - знает, чьи это жала -
Адовой девы (спросите у Вити) ,
Дверь номер два, и его там встречала
Гидра ( в глаза её вы не смотрите. )
В нашу реальность вползают с рычаньем
Страшные сказки, кусая рассудок,
Страх и болезни, тоска, расставанье…
Вечному счастью не выдана ссуда.
Жизнь приласкает, а дальше захочет
Нас испытать. До какого предела?
Свет, тёмный свет, или белые ночи
Пачкают душу и пачкают тело.
 
Рейтинг: +1 38 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!