Резиновой Зине

article62173.jpg

 Резиновой Зине

 
Несколько стихов
 
 
 
Из детства своего я вырос всего на двух поэтах, Самуиле Яковлевиче Маршаке и Агнии Львовне Барто. Нет, были, понятно, и другие, но эти… Они на десять, сотню голов выше остальных… для меня. Я, разумеется, и не мыслю достичь их высот, но кто же мешает нам стремиться?
 
 
 
 
Агнии Барто
 
Зине резиновой 
Душно в корзине.
Зине резиновой 
Завтра сто лет.
Зины резиновой
Нет в магазине,
Зины резиновой 
В книжках уж нет.
Встану на лестницу,
Влезу на полку,
Вытащу книжицу,
Вытру я пыль.
Может бензином?
Да что в этом толку?
Вряд ли бензином
Отмоется стиль.
Верил я искренне 
Зине резиновой,
Свято я верил
В реальность ее,
Я все искал
В стеллажах магазиновых
Светлое-светлое
Детство мое.
Где Вы, куда Вы?
О, Агния Львовна!
Как вы оставили
Зину свою?
Ах…, то не Вы?
То мы сами?..
 
Прискорбно…
Что же нам делать?..
 
Танин хвост
 
Есть у Тани глазки, есть у Тани ротик,
Есть у Тани ушки, носик и животик,
Зубки для конфетки, язычок для ложки,
Ручки для игрушки, ножки для дорожки.
 
Отчего же Таня наша громко плачет? -
Не растет у Тани хвост, как у собачек.
Ни свернуть колечком, ни взмахнуть приветно, 
Ни смахнуть баранку с кухни незаметно.
 
Выказать ли радость, грусть или тревогу -
Все хвостом собачке рассказать в подмогу.
Нету бедной Тане без хвоста удачи,
Оттого-то Таня наша громко плачет. 
 
Не печалься Тяня, вытри ручкой слезы,
Жизнь такая штучка – то шипы, то розы.
Нет у нашей Тани хвостика-колечка?
А на что же Тане острое словечко?
 
Язычком, Танюшка, - не хвостом собачьим,
Горы можно сдвинуть, поделиться счастьем.
Не хвостам тягаться живостью со словом,
Лишь бы только умным, а не бестолковым.
 
Плюшевая корова
 
 
Плюшевой корове что грустить на полке? -
Не страшны корове плюшевые волки,
Плюшевые зайцы не воруют травки,
Не кусают холку плюшевы козявки.
 
Отчего ж корова плюшево рыдает?
Плюшевое небо плюшево бодает?
Оттого корове плюшево на сердце -
Нет корове друга с плюшевого детства.
 
Плюшевый братишка не пасется рядом,
Плюшевая мама не ласкает взглядом,
Плюшевой корове стану верным другом,
Разберемся вместе с плюшевым недугом.
 
Плюшевое солнце с нами рассмеется,
Утолим мы жажду в плюшевом колодце,
Плюшевые песни весело затянем,
И грустить мы больше плюшево не станем.
 
Кошкин кошмар
 
 
Рано утром, на скамейке,
Полосатой рыжей змейкой,
Нашалившись за день всласть,
Кошка сонно разлеглась.
 
Снилось кошке, что она
Больше тигра и слона,
Выше леса, громче птиц,
Ярче неба и зарниц.
 
Снилось - нету равных ей
Средь зверей и средь людей -
Скучно кошке на земле,
В поле, в небе и в воде.
 
Не с кем бедной поиграть,
Поругаться, повизжать,
Опрокинуть в кухне миску,
Со стола украсть сосиску…
 
Пса-задиру не задеть,
Мышку глупую не съесть –
Слишком мелко все вокруг,
Слишком скучно…, только вдруг…
 
«Брысь!», - послышалось сквозь сон, -
Растворились тигр и слон,
Небо, поле и вода –
Все исчезло без следа.
 
Потолок над головой,
Стены, пол, окно – покой,
Ах, какое ж это счастье!
Просто быть самой собой.
 
Две вишни
 
 
Так уж вышло, что на ветке
Рожками к земле,
Жили-были две соседки
Вишни, сразу две.
Не нарочно дал всевышний
Сестрам общий дом
Но терпеть друг друга Вишни
Силились с трудом.
В беспрестанной перепалке,
Всякий день-деньской,
Проводили две хабалки
Свой досуг мирской.
Чуть не в крик, до покрасненья, -
Кто из них вкусней,
Надоевши, без сомненья,
Уж округе всей.
Мудрый Персик мудро судит -
Рассмотрев, изрек:
Пусть Ворона их рассудит,
Ей-то уж вдомек…
Сад к Вороне… Рассмеявшись,
И, надувши грудь,
Согласилась, разобравшись,
Доложить в чем суть.
Клюнув пару раз, Фемида
Сплюнула, скривясь,
Громким карканьем обида
К саду вознеслась:
Недалекие вы фрукты,
Иль неясно вам?
Что о сладости продукта -
Суд по их словам? 
 
Чем друг дружку обзывали -
То они и есть,
Съевший их!.. 
 
Конец едва ли
К месту перевесть.
 
Мышка в клетке
 
 
Мышке было скучно, мышке было грустно,
Мышке надоело век глядеть из норки.
Нету в жизни мышки на гряде капустной
Праздника-вечерья иль веселой зорьки.
 
Ночью рыщут совы, днем крадутся кошки,
Утром дед с косою, в вечер бабка с тяпкой,
Всюду, неотлучно, страх не понарошку,
Так весь век мышиный – мимо да с оглядкой.
 
Я поймаю мышку, слажу домик-дворик,
Напою водичкой, накормлю пшеницей,
На ночь постелю я ей пушистый коврик,
Пусть теперь норушка вдоволь веселится.
 
Но тоскует мышка жизнью той особой
Мышке жизнь не в радость - лучше б в огороде,
Лучше дед уж с бабкой, пусть коты да совы,
В страхе да с опаской - только б на свободе. 
 
Лень
 
 
Что такое слово «лень»? 
Что? панамка набекрень?
И игрушки черте где?
Грязь под носом и везде?
 
Джолька просится во двор,
Васька лезет на забор,
А тебе и все равно?
Потому, что мудрено
 
Уследить за этим всем -
Столько хлопот и проблем:
Надо ухо почесать,
Надо книжку полистать,
 
И пластмассовую ложку
Нужно выкинуть в окошко,
Чтобы кашу с молоком…,
Ненавижу! А, потом, -
 
Есть другая уйма дел:
У меня доска и мел -
Бабушку нарисовать
Да обои расписать.
 
А еще помада есть,
Надо к зеркалу присесть,
Вот вам тушь, а здесь духи,
Ах, нам, женщинам, с тоски
 
Помереть - не встать. Постой,
Что за дядя? Кто такой?
В фотографии не папа
И не деда…, ну и шляпа!
 
Вот и шляпа набекрень -
Видно парню было лень?
Так что, мамочка, меня
Ты зовешь лентяйкой зря
 
Если держишь на комоде
Ты лентяев главаря.
 
Часы
 
 
Часто-часто тикают на стене часы,
Черные, счастливые у часов усы,
Черным ожерельицем черный циферблат,
Что ж часы настенные ходят - не стоят?
 
Что часам тревожится? что не спится им?
Что им беспокоиться больше, чем другим?
Честный труд чеканится боем через час,
Чистой вечной совестью думая про нас.
 
Часто забываем мы цену слова честь,
Честь – не подвиг с саблею, не святая месть,
Честь - есть труд невидимый чокнутых часов -
Честность и обыденность без наград и слов
 
Часто-часто тикают на стене часы,
Черные, унылые у часов усы,
Чистым-чистым зеркалом чистое стекло,
Что вчера не сделали – было и прошло.
 
Ромашка
 
 
Глазки в ресничках есть у ромашек -
Завтрак для пчелок, дом для букашек,
Ласково в небо ромашка глядит,
Ласково солнышко с ней говорит:
 
Мы так похожи, подружка моя,
Ты же ведь солнышко тоже, как я,
Ты тоже греешь людские сердца,
Только по-своему, не до конца.
 
Ты даришь людям грусть или радость,
Теплой надежды теплую малость
Ты лепестками своими всегда
Можешь загадывать нет или да.
 
Мне же на небе сомнения нет,
Да или нет для меня не секрет.
Каждое утро, везде и всегда,
Я говорю людям - ДА.
 
Хрюшка и Хряк
 
 
Хрюшки хрюкают всегда,
Только вырастут когда,
Поросенку же - не так -
Хочешь «хрю», а все не в такт. 
Плачет Хрюшка в огороде, не наплачется никак.
 
Надо Хрюшке подрасти,
Чтобы честь свою спасти,
Ведь без хрюканья - беда,
Ведь никто и никогда,
Не признает в Хрюшке хрюшку - в поросятах навсегда.
 
Мимо Хрюшки старый Хряк,
Ковыляя кое-как,
Брел привычною тропой,
Огородами, домой,
Вдруг услышал в огороде тихий оклик за спиной:
 
- Дядя Хряк, скажи, зачем
Мир приветлив не ко всем?
Вот хоть взять, к примеру, я?
Я ж не гусь? ведь я свинья?..
Почему же только визги происходят из меня?
 
Ухмыльнулся старый Хряк,
Громко кашлянув в кулак:
- Погоди, успеешь ты
Увидать свои мечты,
Только знай, что нет чудесней, нет прекрасней красоты,
 
Чем визжать, задравши хвост,
Чем иметь твой малый рост,
Помни, только скажешь «хрю»,
Как окажешься в строю
Миллионов толстых хрюшек, повторив судьбу мою.
 
Хрюкать - вовсе не удел,
Счастья свиньего предел,
Счастье наше не в словах,
А в несбыточных мечтах
Оставаться вечно хрюшкой с детскими визгом на устах.
 
Хулиганка
 
 
Я запуталась ужасно, 
Может, путаюсь напрасно?
Хулиганство, это грех?
Или весело и смех?
А вот добрые деянья?
Они что? Для наказанья?
Если так, то грустно мне -
Я ведь добрая вполне.
Джольке я постригла челку -
Хохотала без умолку,
Папа ж хмурый стал, как тень,
И схватился за ремень.
Пирогов решила справить,
Чтобы реноме поправить -
Мало было что поесть,
Мне ж теперь - ни встать, ни сесть.
Стала разбирать игрушки -
Снегом с неба две подружки,
В Гарри Поттера играть –
Мне ж опять в углу стоять.
Спрятав горести в подол,
Стала мыть для мамы пол,
Чисто, мокро, серебристо,
Только тут сосед пришел…
Разрычался диким львом,
Протекло, а что потом?..
Кажется, на трое суток
Без игрушек, под замком.
Я ведь это все к тому,
Что никак я не пойму
Смысла слова хулиганство,
Что оно и почему?
Коль за добрые дела –
Наказанье и хула,
Может мне начать резвиться?
Все спалить вокруг дотла?
Мыслей взрослых не поймешь
Ни на рубль, и ни на грош.
Что добро, что хулиганство -
Век живи - не разберешь.
А я вот что вам скажу,
Маме, папе и ежу,
Скучно жить без любопытства,
Испытанья, куражу.
Пусть в углу я помолчу,
Пусть по попе получу,
Но, что правда, что не правда
Я ответа достучу.
 
Два барашка и волк
 
 
Утром над рекою, 
Маковой росою
Стелется туман.
Рядом с тою речкой,
С беленькой овечкой
Беленький баран.
Щиплют мирно травку -
Клевер да красавку -
В маковый рассвет
Рыщет волк вдоль речки,
А моим овечкам
В том и дела нет.
Скалит зубы серый,
Поживиться где бы
Чаять не гадал -
Тут же - сразу двое,
Счастие какое -
Думку думать стал:
«Эка незадача, -
Мыслил, чуть не плача,
Как тут не реветь? -  
Станешь есть сестренку -
За вторым вдогонку
Мне уж не поспеть.
Если съесть братишку -
Эта же вприпрыжку
Может ускакать.
Но у брата рожки -
Боязно немножко -
Вдруг не совладать?».
Думал-думал серый
Над решеньем смелым
Слопать сразу двух,
За спиной, однако,
С плетью и собакой
Вырос вдруг пастух.
 
Вредно думать думки,
На пусты желудки,
Глупый ты волчок.
И охотник серый
Еле-еле смело
Ноги уволок.
 
Сольфеджио
 
 
Я ходила на урок,
Не возьму я, деда, впрок,
Что сольфеджио такое?
Ну никак мне невдомек. 
Вот есть клавиши…, - чего?
Не пойму я одного, -
Есть тут струны, к ним смычки?
Удивляюсь я с тоски:
Кварты, квинты, - что за бред? -
Никакого смысла, дед! -
Бей по клавишам, сестренка, - 
Али, выйдет, али, нет…
 
Гаммы тоже! - вот напасть!
По арпеджиям попасть!
Словно ходишь по канату -
Вправо-влево - страх упасть…
Может, ну ее к Ягам,
Эту музыку, пам-пам?
Без сольфеджио вполне
Можно жить на свете мне.
- Без сольфеджио? ну-ну, -
Обходились в старину.
Только без него не можно
Даже натянуть струну.
 
У прекрасного, мой друг,
Очень мало есть подруг – 
Септаккорд, каскад, триоли,
Вокализ, да старый Дюк.
В мире много есть всего,
Что понять нам – не того…
Жить без правил – глупо жить.
Без синкоп не сотворить
Малой капельки добра,
Здесь не случай, не игра,
Здесь обычное сольфеджо,
Остальное все…
 
Чудо
 
 
Ты так часто, Деда, говоришь о Чуде,
Я ж совсем не знаю, что это такое,
Чудом величаешь Вишенку на блюде,
Розовое Солнце, Небо голубое.
 
Капельку на ветке ты зовешь Чудесной,
Озеро лесное ты считаешь Чудом
Чудным называешь пенье Птиц небесных,
Даже пса Бориску кличешь Чудным другом.
 
Все тебе Чудесно, все тебе Прекрасно,
Только то, Дедуля, знать тебе полезно - 
Просто верить в Чудо - очень и опасно,
Так в больницу можно загреметь железно.
 
Говорят, там лечат от Чудес всех видов,
От природы Дивной, от людей Приятных,
От закатов Томных, музыки Красивой, 
От воспоминаний Чудных, безвозвратных.
 
- Кто ж тебе, Танюшка, рассказал такое?
Глупых этих мыслей кто нанес, откуда?
- Алексан Петрович, мой учитель в школе,
Говорит, что вовсе нет на свете Чуда.
 
Говорит, что если стану слушать деда,
Если не оставлю глупостей про Бога,
То мне не поможет умная беседа,
И что мне с тобою в клинику дорога.
 
Распрямился Деда, всполохнул очами,
Но…, подумав время, тихо улыбнулся:
- Жаль, что твой учитель не сегодня с нами,
Вот бы подивился, вот бы поперхнулся…
 
Вдруг блеснула Капля за окном на ветке,
И вдали сверкнуло Небо голубое,
Окунулось нежно в облаке-беретке
Розовое Солнце в Озеро лесное,
 
Зазвенели Птицы, Чудный друг залаял,
На тарелку с неба Вишенка скатилась…,
Дед и сам дивится – чаял и не чаял,
Может, это снится…, может, только снилось…
 
Жареная картошка
 
 
Все жалеют утку, хрюшку и барашка,
Мол, нельзя их кушать, мол, они живые,
Мол, довольно станет, если будет кашка
С луком да картошкой  - овощи простые.
 
Невдомек людишкам, что и нам есть повод,
Что и нам, сермяжкам, богом век назначен,
Вегетарианство – вот дурацкий довод
Убивать картошку под свои задачи.
 
А еще вот эти, в рясах, да с крестами,
Веру укрепляют постною едою,
Это значит нами, мной, тобою, вами,
Это что ж за святость? Что это такое?
 
Встанем все картошки плотными рядами!
Встанем, грудью ляжем за родное поле!
Пусть едят друг дружку, пусть грызут зубами
Богочеловеки, боги поневоле.
 
Маялась картошка, в печке честным сердцем,
С чесночком да с луком, да под майонезом,
С сыром пармезаном, да с кайенским перцем,
На последнем вздохе, мысля с интересом:
 
Что бы было если б, овощи да суши
Стали б есть животных - птичек да коровок?
Разве стал тогда бы мир немного лучше?
Или это просто Бог не больно ловок?
 
Братик
 
 
- Мама, братика хочу,
Я и денег заплачу,
- И откуда ж гроши,
Ангел мой хороший?
 
- Папа дал, сказал - ему
Деньги вроде никчему,
А к тебе боится
Лично обратиться.
 
Говорит, что без тебя
Тоже можно, но нельзя.
Мы уж имя дали,
Степою назвали.
 
- Тоже можно?! Я ему
Растолкую, что к чему!
Оля - в руку ножик,
Таня - за порожек…
 
Девять месяцев - стрелой…,
Вчетвером идем домой,
Вместе имя дали,
Степушкой назвали.

© Copyright: Владимир Степанищев, 2012

Регистрационный номер №0062173

от 13 июля 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0062173 выдан для произведения:

 Резиновой Зине

 
Несколько стихов
 
 
 
Из детства своего я вырос всего на двух поэтах, Самуиле Яковлевиче Маршаке и Агнии Львовне Барто. Нет, были, понятно, и другие, но эти… Они на десять, сотню голов выше остальных… для меня. Я, разумеется, и не мыслю достичь их высот, но кто же мешает нам стремиться?
 
 
 
 
Агнии Барто
 
Зине резиновой 
Душно в корзине.
Зине резиновой 
Завтра сто лет.
Зины резиновой
Нет в магазине,
Зины резиновой 
В книжках уж нет.
Встану на лестницу,
Влезу на полку,
Вытащу книжицу,
Вытру я пыль.
Может бензином?
Да что в этом толку?
Вряд ли бензином
Отмоется стиль.
Верил я искренне 
Зине резиновой,
Свято я верил
В реальность ее,
Я все искал
В стеллажах магазиновых
Светлое-светлое
Детство мое.
Где Вы, куда Вы?
О, Агния Львовна!
Как вы оставили
Зину свою?
Ах…, то не Вы?
То мы сами?..
 
Прискорбно…
Что же нам делать?..
 
Танин хвост
 
Есть у Тани глазки, есть у Тани ротик,
Есть у Тани ушки, носик и животик,
Зубки для конфетки, язычок для ложки,
Ручки для игрушки, ножки для дорожки.
 
Отчего же Таня наша громко плачет? -
Не растет у Тани хвост, как у собачек.
Ни свернуть колечком, ни взмахнуть приветно, 
Ни смахнуть баранку с кухни незаметно.
 
Выказать ли радость, грусть или тревогу -
Все хвостом собачке рассказать в подмогу.
Нету бедной Тане без хвоста удачи,
Оттого-то Таня наша громко плачет. 
 
Не печалься Тяня, вытри ручкой слезы,
Жизнь такая штучка – то шипы, то розы.
Нет у нашей Тани хвостика-колечка?
А на что же Тане острое словечко?
 
Язычком, Танюшка, - не хвостом собачьим,
Горы можно сдвинуть, поделиться счастьем.
Не хвостам тягаться живостью со словом,
Лишь бы только умным, а не бестолковым.
 
Плюшевая корова
 
 
Плюшевой корове что грустить на полке? -
Не страшны корове плюшевые волки,
Плюшевые зайцы не воруют травки,
Не кусают холку плюшевы козявки.
 
Отчего ж корова плюшево рыдает?
Плюшевое небо плюшево бодает?
Оттого корове плюшево на сердце -
Нет корове друга с плюшевого детства.
 
Плюшевый братишка не пасется рядом,
Плюшевая мама не ласкает взглядом,
Плюшевой корове стану верным другом,
Разберемся вместе с плюшевым недугом.
 
Плюшевое солнце с нами рассмеется,
Утолим мы жажду в плюшевом колодце,
Плюшевые песни весело затянем,
И грустить мы больше плюшево не станем.
 
Кошкин кошмар
 
 
Рано утром, на скамейке,
Полосатой рыжей змейкой,
Нашалившись за день всласть,
Кошка сонно разлеглась.
 
Снилось кошке, что она
Больше тигра и слона,
Выше леса, громче птиц,
Ярче неба и зарниц.
 
Снилось - нету равных ей
Средь зверей и средь людей -
Скучно кошке на земле,
В поле, в небе и в воде.
 
Не с кем бедной поиграть,
Поругаться, повизжать,
Опрокинуть в кухне миску,
Со стола украсть сосиску…
 
Пса-задиру не задеть,
Мышку глупую не съесть –
Слишком мелко все вокруг,
Слишком скучно…, только вдруг…
 
«Брысь!», - послышалось сквозь сон, -
Растворились тигр и слон,
Небо, поле и вода –
Все исчезло без следа.
 
Потолок над головой,
Стены, пол, окно – покой,
Ах, какое ж это счастье!
Просто быть самой собой.
 
Две вишни
 
 
Так уж вышло, что на ветке
Рожками к земле,
Жили-были две соседки
Вишни, сразу две.
Не нарочно дал всевышний
Сестрам общий дом
Но терпеть друг друга Вишни
Силились с трудом.
В беспрестанной перепалке,
Всякий день-деньской,
Проводили две хабалки
Свой досуг мирской.
Чуть не в крик, до покрасненья, -
Кто из них вкусней,
Надоевши, без сомненья,
Уж округе всей.
Мудрый Персик мудро судит -
Рассмотрев, изрек:
Пусть Ворона их рассудит,
Ей-то уж вдомек…
Сад к Вороне… Рассмеявшись,
И, надувши грудь,
Согласилась, разобравшись,
Доложить в чем суть.
Клюнув пару раз, Фемида
Сплюнула, скривясь,
Громким карканьем обида
К саду вознеслась:
Недалекие вы фрукты,
Иль неясно вам?
Что о сладости продукта -
Суд по их словам? 
 
Чем друг дружку обзывали -
То они и есть,
Съевший их!.. 
 
Конец едва ли
К месту перевесть.
 
Мышка в клетке
 
 
Мышке было скучно, мышке было грустно,
Мышке надоело век глядеть из норки.
Нету в жизни мышки на гряде капустной
Праздника-вечерья иль веселой зорьки.
 
Ночью рыщут совы, днем крадутся кошки,
Утром дед с косою, в вечер бабка с тяпкой,
Всюду, неотлучно, страх не понарошку,
Так весь век мышиный – мимо да с оглядкой.
 
Я поймаю мышку, слажу домик-дворик,
Напою водичкой, накормлю пшеницей,
На ночь постелю я ей пушистый коврик,
Пусть теперь норушка вдоволь веселится.
 
Но тоскует мышка жизнью той особой
Мышке жизнь не в радость - лучше б в огороде,
Лучше дед уж с бабкой, пусть коты да совы,
В страхе да с опаской - только б на свободе. 
 
Лень
 
 
Что такое слово «лень»? 
Что? панамка набекрень?
И игрушки черте где?
Грязь под носом и везде?
 
Джолька просится во двор,
Васька лезет на забор,
А тебе и все равно?
Потому, что мудрено
 
Уследить за этим всем -
Столько хлопот и проблем:
Надо ухо почесать,
Надо книжку полистать,
 
И пластмассовую ложку
Нужно выкинуть в окошко,
Чтобы кашу с молоком…,
Ненавижу! А, потом, -
 
Есть другая уйма дел:
У меня доска и мел -
Бабушку нарисовать
Да обои расписать.
 
А еще помада есть,
Надо к зеркалу присесть,
Вот вам тушь, а здесь духи,
Ах, нам, женщинам, с тоски
 
Помереть - не встать. Постой,
Что за дядя? Кто такой?
В фотографии не папа
И не деда…, ну и шляпа!
 
Вот и шляпа набекрень -
Видно парню было лень?
Так что, мамочка, меня
Ты зовешь лентяйкой зря
 
Если держишь на комоде
Ты лентяев главаря.
 
Часы
 
 
Часто-часто тикают на стене часы,
Черные, счастливые у часов усы,
Черным ожерельицем черный циферблат,
Что ж часы настенные ходят - не стоят?
 
Что часам тревожится? что не спится им?
Что им беспокоиться больше, чем другим?
Честный труд чеканится боем через час,
Чистой вечной совестью думая про нас.
 
Часто забываем мы цену слова честь,
Честь – не подвиг с саблею, не святая месть,
Честь - есть труд невидимый чокнутых часов -
Честность и обыденность без наград и слов
 
Часто-часто тикают на стене часы,
Черные, унылые у часов усы,
Чистым-чистым зеркалом чистое стекло,
Что вчера не сделали – было и прошло.
 
Ромашка
 
 
Глазки в ресничках есть у ромашек -
Завтрак для пчелок, дом для букашек,
Ласково в небо ромашка глядит,
Ласково солнышко с ней говорит:
 
Мы так похожи, подружка моя,
Ты же ведь солнышко тоже, как я,
Ты тоже греешь людские сердца,
Только по-своему, не до конца.
 
Ты даришь людям грусть или радость,
Теплой надежды теплую малость
Ты лепестками своими всегда
Можешь загадывать нет или да.
 
Мне же на небе сомнения нет,
Да или нет для меня не секрет.
Каждое утро, везде и всегда,
Я говорю людям - ДА.
 
Хрюшка и Хряк
 
 
Хрюшки хрюкают всегда,
Только вырастут когда,
Поросенку же - не так -
Хочешь «хрю», а все не в такт. 
Плачет Хрюшка в огороде, не наплачется никак.
 
Надо Хрюшке подрасти,
Чтобы честь свою спасти,
Ведь без хрюканья - беда,
Ведь никто и никогда,
Не признает в Хрюшке хрюшку - в поросятах навсегда.
 
Мимо Хрюшки старый Хряк,
Ковыляя кое-как,
Брел привычною тропой,
Огородами, домой,
Вдруг услышал в огороде тихий оклик за спиной:
 
- Дядя Хряк, скажи, зачем
Мир приветлив не ко всем?
Вот хоть взять, к примеру, я?
Я ж не гусь? ведь я свинья?..
Почему же только визги происходят из меня?
 
Ухмыльнулся старый Хряк,
Громко кашлянув в кулак:
- Погоди, успеешь ты
Увидать свои мечты,
Только знай, что нет чудесней, нет прекрасней красоты,
 
Чем визжать, задравши хвост,
Чем иметь твой малый рост,
Помни, только скажешь «хрю»,
Как окажешься в строю
Миллионов толстых хрюшек, повторив судьбу мою.
 
Хрюкать - вовсе не удел,
Счастья свиньего предел,
Счастье наше не в словах,
А в несбыточных мечтах
Оставаться вечно хрюшкой с детскими визгом на устах.
 
Хулиганка
 
 
Я запуталась ужасно, 
Может, путаюсь напрасно?
Хулиганство, это грех?
Или весело и смех?
А вот добрые деянья?
Они что? Для наказанья?
Если так, то грустно мне -
Я ведь добрая вполне.
Джольке я постригла челку -
Хохотала без умолку,
Папа ж хмурый стал, как тень,
И схватился за ремень.
Пирогов решила справить,
Чтобы реноме поправить -
Мало было что поесть,
Мне ж теперь - ни встать, ни сесть.
Стала разбирать игрушки -
Снегом с неба две подружки,
В Гарри Поттера играть –
Мне ж опять в углу стоять.
Спрятав горести в подол,
Стала мыть для мамы пол,
Чисто, мокро, серебристо,
Только тут сосед пришел…
Разрычался диким львом,
Протекло, а что потом?..
Кажется, на трое суток
Без игрушек, под замком.
Я ведь это все к тому,
Что никак я не пойму
Смысла слова хулиганство,
Что оно и почему?
Коль за добрые дела –
Наказанье и хула,
Может мне начать резвиться?
Все спалить вокруг дотла?
Мыслей взрослых не поймешь
Ни на рубль, и ни на грош.
Что добро, что хулиганство -
Век живи - не разберешь.
А я вот что вам скажу,
Маме, папе и ежу,
Скучно жить без любопытства,
Испытанья, куражу.
Пусть в углу я помолчу,
Пусть по попе получу,
Но, что правда, что не правда
Я ответа достучу.
 
Два барашка и волк
 
 
Утром над рекою, 
Маковой росою
Стелется туман.
Рядом с тою речкой,
С беленькой овечкой
Беленький баран.
Щиплют мирно травку -
Клевер да красавку -
В маковый рассвет
Рыщет волк вдоль речки,
А моим овечкам
В том и дела нет.
Скалит зубы серый,
Поживиться где бы
Чаять не гадал -
Тут же - сразу двое,
Счастие какое -
Думку думать стал:
«Эка незадача, -
Мыслил, чуть не плача,
Как тут не реветь? -  
Станешь есть сестренку -
За вторым вдогонку
Мне уж не поспеть.
Если съесть братишку -
Эта же вприпрыжку
Может ускакать.
Но у брата рожки -
Боязно немножко -
Вдруг не совладать?».
Думал-думал серый
Над решеньем смелым
Слопать сразу двух,
За спиной, однако,
С плетью и собакой
Вырос вдруг пастух.
 
Вредно думать думки,
На пусты желудки,
Глупый ты волчок.
И охотник серый
Еле-еле смело
Ноги уволок.
 
Сольфеджио
 
 
Я ходила на урок,
Не возьму я, деда, впрок,
Что сольфеджио такое?
Ну никак мне невдомек. 
Вот есть клавиши…, - чего?
Не пойму я одного, -
Есть тут струны, к ним смычки?
Удивляюсь я с тоски:
Кварты, квинты, - что за бред? -
Никакого смысла, дед! -
Бей по клавишам, сестренка, - 
Али, выйдет, али, нет…
 
Гаммы тоже! - вот напасть!
По арпеджиям попасть!
Словно ходишь по канату -
Вправо-влево - страх упасть…
Может, ну ее к Ягам,
Эту музыку, пам-пам?
Без сольфеджио вполне
Можно жить на свете мне.
- Без сольфеджио? ну-ну, -
Обходились в старину.
Только без него не можно
Даже натянуть струну.
 
У прекрасного, мой друг,
Очень мало есть подруг – 
Септаккорд, каскад, триоли,
Вокализ, да старый Дюк.
В мире много есть всего,
Что понять нам – не того…
Жить без правил – глупо жить.
Без синкоп не сотворить
Малой капельки добра,
Здесь не случай, не игра,
Здесь обычное сольфеджо,
Остальное все…
 
Чудо
 
 
Ты так часто, Деда, говоришь о Чуде,
Я ж совсем не знаю, что это такое,
Чудом величаешь Вишенку на блюде,
Розовое Солнце, Небо голубое.
 
Капельку на ветке ты зовешь Чудесной,
Озеро лесное ты считаешь Чудом
Чудным называешь пенье Птиц небесных,
Даже пса Бориску кличешь Чудным другом.
 
Все тебе Чудесно, все тебе Прекрасно,
Только то, Дедуля, знать тебе полезно - 
Просто верить в Чудо - очень и опасно,
Так в больницу можно загреметь железно.
 
Говорят, там лечат от Чудес всех видов,
От природы Дивной, от людей Приятных,
От закатов Томных, музыки Красивой, 
От воспоминаний Чудных, безвозвратных.
 
- Кто ж тебе, Танюшка, рассказал такое?
Глупых этих мыслей кто нанес, откуда?
- Алексан Петрович, мой учитель в школе,
Говорит, что вовсе нет на свете Чуда.
 
Говорит, что если стану слушать деда,
Если не оставлю глупостей про Бога,
То мне не поможет умная беседа,
И что мне с тобою в клинику дорога.
 
Распрямился Деда, всполохнул очами,
Но…, подумав время, тихо улыбнулся:
- Жаль, что твой учитель не сегодня с нами,
Вот бы подивился, вот бы поперхнулся…
 
Вдруг блеснула Капля за окном на ветке,
И вдали сверкнуло Небо голубое,
Окунулось нежно в облаке-беретке
Розовое Солнце в Озеро лесное,
 
Зазвенели Птицы, Чудный друг залаял,
На тарелку с неба Вишенка скатилась…,
Дед и сам дивится – чаял и не чаял,
Может, это снится…, может, только снилось…
 
Жареная картошка
 
 
Все жалеют утку, хрюшку и барашка,
Мол, нельзя их кушать, мол, они живые,
Мол, довольно станет, если будет кашка
С луком да картошкой  - овощи простые.
 
Невдомек людишкам, что и нам есть повод,
Что и нам, сермяжкам, богом век назначен,
Вегетарианство – вот дурацкий довод
Убивать картошку под свои задачи.
 
А еще вот эти, в рясах, да с крестами,
Веру укрепляют постною едою,
Это значит нами, мной, тобою, вами,
Это что ж за святость? Что это такое?
 
Встанем все картошки плотными рядами!
Встанем, грудью ляжем за родное поле!
Пусть едят друг дружку, пусть грызут зубами
Богочеловеки, боги поневоле.
 
Маялась картошка, в печке честным сердцем,
С чесночком да с луком, да под майонезом,
С сыром пармезаном, да с кайенским перцем,
На последнем вздохе, мысля с интересом:
 
Что бы было если б, овощи да суши
Стали б есть животных - птичек да коровок?
Разве стал тогда бы мир немного лучше?
Или это просто Бог не больно ловок?
 
Братик
 
 
- Мама, братика хочу,
Я и денег заплачу,
- И откуда ж гроши,
Ангел мой хороший?
 
- Папа дал, сказал - ему
Деньги вроде никчему,
А к тебе боится
Лично обратиться.
 
Говорит, что без тебя
Тоже можно, но нельзя.
Мы уж имя дали,
Степою назвали.
 
- Тоже можно?! Я ему
Растолкую, что к чему!
Оля - в руку ножик,
Таня - за порожек…
 
Девять месяцев - стрелой…,
Вчетвером идем домой,
Вместе имя дали,
Степушкой назвали.
Рейтинг: +2 1039 просмотров
Комментарии (1)
0 # 2 августа 2012 в 11:27 0
Браво!
Я не буду плакать, что не вырос хвостик,
а заведу собаку, и приду к вам в гости...