ГлавнаяПоэзияКрупные формыПоэмы → Житие Горыныча

 

Житие Горыныча

22 сентября 2013 - Юрий Ерыкалин
article160627.jpg
 
Житие Горыныча
Юрий Ерыкалин
Часть 1
Былина о...
Юрий Ерыкалин
Не короткою и не длинною
Будет песнь моя. Неожиданной.
Главный в ней герой - не Иван крепыш.
И не князь какой рода славного.
В пору давнюю, да былинную.
Жил на свете зверь, ох, невиданный.
Был похож крылом на летучу мышь.
С телом ящера аж трехглавого.

Обладал тот зверь силой сильною,
Да и ростом бог не обидел тож.
А характером переменчивым,
Но общительный к людям ластился.
С необычной душою умильною.
И повадками на людей похож.
Песни девкам петь он, застенчиво,
Научился сам - на три голоса.

Помогал чем мог - поля вспахивал,
Выкорчевывал пни играючи.
И селение от лихих людей
Защищал всегда, да от ворогов.
И за то его каждый баловал.
Уважительно звал Горынычем.
Так и жил бы он до скончанья дней.
Но Горыныч наш был не без грехов.

Раз на празднике в час веселия
Угостился он брагой крепкою.
Все хмельное пьют, но по чарочке.
Он же пил медок тремя мордами.
А на утро то все с похмелия
Лечат хворь свою малой стопкою.
Наш Горыныч же, после пьяночки,
Пристрастился пить брагу ведрами.

Стал запойный он, безалаберный.
Во хмелю творил безобразия.
По ночам орал песни срамные.
И дородных баб звал на сеновал.
А на критику он по матерной
Посылал всех на .... - вот оказия.
Мужикам не раз многогранные
Фонари под глаз он навешивал.

А народ у нас не обидчивый.
И Горынычу эти шалости
Все сходили с рук, словно малому.
Пьяный мол - дурак. И не помнят зла.
Сам с собой, порой, неуживчивый.
Вызывал во всех волну жалости.
Не легко ему жить трехглавому.
На три глоточки - печень то одна.

Как то выдалось утро хмурое,
У Горыныча слышен рык и стон,
В требухе его пламя адское,
Срочно надобно опохмелиться,
Три головушки, все понурые,
И у всех в висках, колокольный звон.
По дворам пошел, зубы клацают,
Может кто винцом да поделится.

Только, как на зло, на его беду,
Все хмельное в селеньи кончилось,
Хлебный квас один с простоквашею,
Да рассол огуречный в кадочках.
И как будто бы закусив узду,
У Горыныча буйство началось,
Разметал окрест крепость с башнею,
Сплюнул зло огнем - для порядочка.

Ополчился враз на него народ,
Кто то с вилами, кто то с кольями,
Видно кончилось их терпение,
Как порой на Руси случается:
"Убирайся прочь!" "Змей!" "Алкаш!" "Урод!"
"Пошевеливай быстро крыльями."
"А не то устроим сражение!"
Гнев людской растет и сгущается.

И Горыныч с остатком совести,
Не устраивая побоища,
Удалился в леса дремучие,
Где жила - была нечисть разная.
Подружился там с лешим вскорости,
Мухоморный взвар - пойло то еще!
И русалочки там певучие,
Словно жрицы любви развязные.

Здесь Горынычу вроде нравилось,
Только он иногда кручинился,
Вспоминая про жизнь в селении,
Тосковал по делам по праведным,
Три души в одном теле маялось,
Сам с собою себе противился.
После шибкого взлета - падение
Оставляет ушибы, ссадины.

29 мая 2012 года

© Copyright: Юрий Ерыкалин, 2012
Свидетельство о публикации №112052900513


Часть 2
Былинное сказание
Юрий Ерыкалин


Продолжение истории

В руки я возьму гусли древние.
Трону струны дрожащими пальцами
И поведаю продолжение
Той былины, что про Горыныча.
Вот скажу я вам, други верные,
Чувства делают нас скитальцами.
Порождает мечта стремление,
В пору давнюю, да и нынеча.

Утекло уж не мало времени,
Как Горыныч с людьми поссорился.
И ушел жить к народу странному,
Что зовется поныне нечестью.
Жизнь текла там в кромешной темени
И Горыныч совсем расстроился.
Нет покоя ему окаянному
Три души в нем как в клетке мечутся.

Стал кумекать он призадумавшись
Как ему от напасти избавиться?
От душевного от терзания?
И с самим собой жить в согласии.
Вот приходит он понадеявшись
К бабе той, что знахарством славится.
Может быть ее тайные знания
Да уймут в душе катавасию?

Отыскал средь болот избушечку,
Что стоит на ногах качается.
И живет в ней хозяйка страшная,
Что в народе Ягою кликают.
Без утайки излил свою душечку
Все чем болен, чем сердце мается,
Что загублена жизнь бесшабашная.
Три башки друг на друга тыкают.

А Яга то Горыныча выслушав,
Пошептала чего то охая,
Над котлом полным зелья мутного
И открылося ей видение.
Обошла кругом подолом шурша,
По плечу сухой веткой хлопая:
"В мире есть для тебя беспутного
Лишь единственное спасение.

Должен ты отыскать Гармонию -
Афродитову дочь красавицу,
Что томится в плену у Морока -
Повелителя лжи коварного.
Очень жуткая в нем ирония.
Ему хаос кромешный нравится,
Что бы люди от каждого шороха
Ждали б только подвоха разного."

Почесал Горыныч затылочки.
Чтоб узнать таки путь-дорожечку
В царство Морока по подробнее,
Он отправился прямо к Лешему.
Говорил, разливая в бутылочки
Леший зелье свое понемножечку,
Что дороги в места загробные
Нет ни конному и не пешему.

"На восход иди на три дня пути.
Там отыщешь дуб с тремя елями,
Сук его один словно перст торчит,
Вот туда ступай, не сворачивай.
Доберешься как, там уж сам гляди,
Сможешь справиться с теми тенями?
А не справишься так едрит-кудрит
Не кляни судьбу, не оплакивай."

И Горыныч наш в путь отправился.
Отыскал таки дуб заветный тот
И дошел добрел в земли жуткие,
Что покрыта сплошь буераками.
Встрепенулся он и оправился,
Крылья выпрямил и поднялся влет.
Все три головы стали чуткие -
Дело кончится видно дракою.

Он глядит - под ним только черный лес,
Кое где видны кости белые.
Видит вдалеке на пригорочке
Замок высится да весь каменный.
Обошлось, видать, без сраженья здесь.
Просто сгинули люди смелые
Во глуши на чужой стороночке,
Разум был у них затуманенный.

Встал Горыныч наш супротив ворот.
Попросил хозяина вежливо,
Чтоб отдал тот ему Гармонию -
Деву юнную беззащитную.
Морок смотрит вниз - там во всю орут
Три башки в одном теле смежные.
Развели в лесу какофонию
Беспокойную да сердитую.

Морок стал читать заклинания.
Разбудил вокруг силы темные
И на пришлого да незваного
Из ужасных снов напустил кошмар.
Что Горынычу эти камлания
И видения непристойные?
Повидал он не мало странного
Когда пил в лесу мухоморный взвар!

Видит, что дела не пойдут добром
Он дыхнул огнем с перегарами
И ворота враз со стеною снес,
Да с решетками окна высадил.
Злому Мороку поломал ребро
Вместе с челюстью, чтоб базарами
Не стращал народ, не пугал до слез
И чтоб впредь чего не напакостил.

А потом нашел он Гармонию.
Прихорошая раскрасавица,
Очи ясные, губки алые,
Золотых волос вьются локоны.
Соблюсти забыв церемонию,
Словно солнышко улыбаются
Три головушки окаянные,
Красотой такой очарованы.

Нежным голосом молвит девица:
"Здесь у Морока в заточении
Я дала обет, всем своим богам,
Стать женой тому кто меня спасет."
А Горыныч то прям весь светится.
Говорит: "Люблю без сомнения!
Три души свои за тебя отдам!"
И Гармонию за руку берет.

Посадил ее на закорочки.
В небо синее взмыл играючи.
Поспешили в даль вслед за солнышком.
Только слышался смех их радостный.
На реке одной пристань, лодочки.
Там живут теперь припеваючи.
В доме их всегда пахнет хлебушком.
Здесь кончается сказ мой сказочный.

У Горыныча и Гармонии
Народилася тройня девочек.
Раскрасавицы ликом в матушку,
За спиной у них крылья крепкие.
Я скажу в завершеньи истории.
Непоседливы словно белочки,
Они норовом точно в батюшку.
И прозвали их люди - Гарпии.

5 июня 2012 года

© Copyright: Юрий Ерыкалин, 2012
Свидетельство о публикации №112060500276
 
© Copyright: Юрий Ерыкалин, 2013
Свидетельство о публикации №113042405495   
© «Стихи и Проза России»
Рег.№ 0137998 от Сегодня в 22:17

© Copyright: Юрий Ерыкалин, 2013

Регистрационный номер №0160627

от 22 сентября 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0160627 выдан для произведения:  
Житие Горыныча
Юрий Ерыкалин
Часть 1
Былина о...
Юрий Ерыкалин
Не короткою и не длинною
Будет песнь моя. Неожиданной.
Главный в ней герой - не Иван крепыш.
И не князь какой рода славного.
В пору давнюю, да былинную.
Жил на свете зверь, ох, невиданный.
Был похож крылом на летучу мышь.
С телом ящера аж трехглавого.

Обладал тот зверь силой сильною,
Да и ростом бог не обидел тож.
А характером переменчивым,
Но общительный к людям ластился.
С необычной душою умильною.
И повадками на людей похож.
Песни девкам петь он, застенчиво,
Научился сам - на три голоса.

Помогал чем мог - поля вспахивал,
Выкорчевывал пни играючи.
И селение от лихих людей
Защищал всегда, да от ворогов.
И за то его каждый баловал.
Уважительно звал Горынычем.
Так и жил бы он до скончанья дней.
Но Горыныч наш был не без грехов.

Раз на празднике в час веселия
Угостился он брагой крепкою.
Все хмельное пьют, но по чарочке.
Он же пил медок тремя мордами.
А на утро то все с похмелия
Лечат хворь свою малой стопкою.
Наш Горыныч же, после пьяночки,
Пристрастился пить брагу ведрами.

Стал запойный он, безалаберный.
Во хмелю творил безобразия.
По ночам орал песни срамные.
И дородных баб звал на сеновал.
А на критику он по матерной
Посылал всех на .... - вот оказия.
Мужикам не раз многогранные
Фонари под глаз он навешивал.

А народ у нас не обидчивый.
И Горынычу эти шалости
Все сходили с рук, словно малому.
Пьяный мол - дурак. И не помнят зла.
Сам с собой, порой, неуживчивый.
Вызывал во всех волну жалости.
Не легко ему жить трехглавому.
На три глоточки - печень то одна.

Как то выдалось утро хмурое,
У Горыныча слышен рык и стон,
В требухе его пламя адское,
Срочно надобно опохмелиться,
Три головушки, все понурые,
И у всех в висках, колокольный звон.
По дворам пошел, зубы клацают,
Может кто винцом да поделится.

Только, как на зло, на его беду,
Все хмельное в селеньи кончилось,
Хлебный квас один с простоквашею,
Да рассол огуречный в кадочках.
И как будто бы закусив узду,
У Горыныча буйство началось,
Разметал окрест крепость с башнею,
Сплюнул зло огнем - для порядочка.

Ополчился враз на него народ,
Кто то с вилами, кто то с кольями,
Видно кончилось их терпение,
Как порой на Руси случается:
"Убирайся прочь!" "Змей!" "Алкаш!" "Урод!"
"Пошевеливай быстро крыльями."
"А не то устроим сражение!"
Гнев людской растет и сгущается.

И Горыныч с остатком совести,
Не устраивая побоища,
Удалился в леса дремучие,
Где жила - была нечисть разная.
Подружился там с лешим вскорости,
Мухоморный взвар - пойло то еще!
И русалочки там певучие,
Словно жрицы любви развязные.

Здесь Горынычу вроде нравилось,
Только он иногда кручинился,
Вспоминая про жизнь в селении,
Тосковал по делам по праведным,
Три души в одном теле маялось,
Сам с собою себе противился.
После шибкого взлета - падение
Оставляет ушибы, ссадины.

29 мая 2012 года

© Copyright: Юрий Ерыкалин, 2012
Свидетельство о публикации №112052900513


Часть 2
Былинное сказание
Юрий Ерыкалин


Продолжение истории

В руки я возьму гусли древние.
Трону струны дрожащими пальцами
И поведаю продолжение
Той былины, что про Горыныча.
Вот скажу я вам, други верные,
Чувства делают нас скитальцами.
Порождает мечта стремление,
В пору давнюю, да и нынеча.

Утекло уж не мало времени,
Как Горыныч с людьми поссорился.
И ушел жить к народу странному,
Что зовется поныне нечестью.
Жизнь текла там в кромешной темени
И Горыныч совсем расстроился.
Нет покоя ему окаянному
Три души в нем как в клетке мечутся.

Стал кумекать он призадумавшись
Как ему от напасти избавиться?
От душевного от терзания?
И с самим собой жить в согласии.
Вот приходит он понадеявшись
К бабе той, что знахарством славится.
Может быть ее тайные знания
Да уймут в душе катавасию?

Отыскал средь болот избушечку,
Что стоит на ногах качается.
И живет в ней хозяйка страшная,
Что в народе Ягою кликают.
Без утайки излил свою душечку
Все чем болен, чем сердце мается,
Что загублена жизнь бесшабашная.
Три башки друг на друга тыкают.

А Яга то Горыныча выслушав,
Пошептала чего то охая,
Над котлом полным зелья мутного
И открылося ей видение.
Обошла кругом подолом шурша,
По плечу сухой веткой хлопая:
"В мире есть для тебя беспутного
Лишь единственное спасение.

Должен ты отыскать Гармонию -
Афродитову дочь красавицу,
Что томится в плену у Морока -
Повелителя лжи коварного.
Очень жуткая в нем ирония.
Ему хаос кромешный нравится,
Что бы люди от каждого шороха
Ждали б только подвоха разного."

Почесал Горыныч затылочки.
Чтоб узнать таки путь-дорожечку
В царство Морока по подробнее,
Он отправился прямо к Лешему.
Говорил, разливая в бутылочки
Леший зелье свое понемножечку,
Что дороги в места загробные
Нет ни конному и не пешему.

"На восход иди на три дня пути.
Там отыщешь дуб с тремя елями,
Сук его один словно перст торчит,
Вот туда ступай, не сворачивай.
Доберешься как, там уж сам гляди,
Сможешь справиться с теми тенями?
А не справишься так едрит-кудрит
Не кляни судьбу, не оплакивай."

И Горыныч наш в путь отправился.
Отыскал таки дуб заветный тот
И дошел добрел в земли жуткие,
Что покрыта сплошь буераками.
Встрепенулся он и оправился,
Крылья выпрямил и поднялся влет.
Все три головы стали чуткие -
Дело кончится видно дракою.

Он глядит - под ним только черный лес,
Кое где видны кости белые.
Видит вдалеке на пригорочке
Замок высится да весь каменный.
Обошлось, видать, без сраженья здесь.
Просто сгинули люди смелые
Во глуши на чужой стороночке,
Разум был у них затуманенный.

Встал Горыныч наш супротив ворот.
Попросил хозяина вежливо,
Чтоб отдал тот ему Гармонию -
Деву юнную беззащитную.
Морок смотрит вниз - там во всю орут
Три башки в одном теле смежные.
Развели в лесу какофонию
Беспокойную да сердитую.

Морок стал читать заклинания.
Разбудил вокруг силы темные
И на пришлого да незваного
Из ужасных снов напустил кошмар.
Что Горынычу эти камлания
И видения непристойные?
Повидал он не мало странного
Когда пил в лесу мухоморный взвар!

Видит, что дела не пойдут добром
Он дыхнул огнем с перегарами
И ворота враз со стеною снес,
Да с решетками окна высадил.
Злому Мороку поломал ребро
Вместе с челюстью, чтоб базарами
Не стращал народ, не пугал до слез
И чтоб впредь чего не напакостил.

А потом нашел он Гармонию.
Прихорошая раскрасавица,
Очи ясные, губки алые,
Золотых волос вьются локоны.
Соблюсти забыв церемонию,
Словно солнышко улыбаются
Три головушки окаянные,
Красотой такой очарованы.

Нежным голосом молвит девица:
"Здесь у Морока в заточении
Я дала обет, всем своим богам,
Стать женой тому кто меня спасет."
А Горыныч то прям весь светится.
Говорит: "Люблю без сомнения!
Три души свои за тебя отдам!"
И Гармонию за руку берет.

Посадил ее на закорочки.
В небо синее взмыл играючи.
Поспешили в даль вслед за солнышком.
Только слышался смех их радостный.
На реке одной пристань, лодочки.
Там живут теперь припеваючи.
В доме их всегда пахнет хлебушком.
Здесь кончается сказ мой сказочный.

У Горыныча и Гармонии
Народилася тройня девочек.
Раскрасавицы ликом в матушку,
За спиной у них крылья крепкие.
Я скажу в завершеньи истории.
Непоседливы словно белочки,
Они норовом точно в батюшку.
И прозвали их люди - Гарпии.

5 июня 2012 года

© Copyright: Юрий Ерыкалин, 2012
Свидетельство о публикации №112060500276
 
© Copyright: Юрий Ерыкалин, 2013
Свидетельство о публикации №113042405495   
© «Стихи и Проза России»
Рег.№ 0137998 от Сегодня в 22:17
Рейтинг: 0 513 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!