XIII -XV

     XIII
Когда издергана жена,
Тиранит мужа беспрестанно.
Пусть будет не права она,
Но упрекнет неустанно.
Какая может быть любовь?
И без неё я жить готов.
Живут же даже не любя:
Жиреют, брюзгнут и стареют,
К могилам движутся шутя-
Подумать о другом не смеют.
В висок уж точно не стреляют,
И от любви вмиг не сгорают;
Да славно без любви живут:
И хлеб жуют, и воду пьют.
      XIV
Пусть взгляды девочки и странны,
Но объяснимы между тем,
Пусть смутно может где-то даны,
Но не виновен я совсем.
Она росла, как ветер в поле:
Резвясь, играя на просторе,
Среди полей, лесов и рек,
И не имела доброй школы.
(Быть может в этом нам упрёк?)
Быть может, не заменят долы
Особой мысли стройный ряд,
Но ты глотаешь всё подряд:
И степь, и солнце, и свободу,
Да и не ставишь главным моду.
       XV
Когда ничьё чужое мненье
Не омрачает душу вам,
Ничьё тяжелое сомненье
Не рвёт вам сердце пополам.
Что лучше? Ей же бог,
Я лишь желать об этом мог.
Но всё ж её не только книги
Тревожили  уже горячий ум,
Воображенья тяжкие вериги,
Отравой стали её дум.
Фантазия людская, как и сила,
Издревле на себе носила
Печать работы и свободы,
Да одиночества на годы.

© Copyright: Игорь Николаевич Макаров, 2015

Регистрационный номер №0270543

от 10 февраля 2015

[Скрыть] Регистрационный номер 0270543 выдан для произведения:      XIII
Когда издергана жена,
Тиранит мужа беспрестанно.
Пусть будет не права она,
Но упрекнет неустанно.
Какая может быть любовь?
И без неё я жить готов.
Живут же даже не любя:
Жиреют, брюзгнут и стареют,
К могилам движутся шутя-
Подумать о другом не смеют.
В висок уж точно не стреляют,
И от любви вмиг не сгорают;
Да славно без любви живут:
И хлеб жуют, и воду пьют.
      XIV
Пусть взгляды девочки и странны,
Но объяснимы между тем,
Пусть смутно может где-то даны,
Но не виновен я совсем.
Она росла, как ветер в поле:
Резвясь, играя на просторе,
Среди полей, лесов и рек,
И не имела доброй школы.
(Быть может в этом нам упрёк?)
Быть может, не заменят долы
Особой мысли стройный ряд,
Но ты глотаешь всё подряд:
И степь, и солнце, и свободу,
Да и не ставишь главным моду.
       XV
Когда ничьё чужое мненье
Не омрачает душу вам,
Ничьё тяжелое сомненье
Не рвёт вам сердце пополам.
Что лучше? Ей же бог,
Я лишь желать об этом мог.
Но всё ж её не только книги
Тревожили  уже горячий ум,
Воображенья тяжкие вериги,
Отравой стали её дум.
Фантазия людская, как и сила,
Издревле на себе носила
Печать работы и свободы,
Да одиночества на годы.
Рейтинг: 0 124 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!