ГлавнаяПоэзияКрупные формыПоэмы → Вот такая жизнь. Часть четвёртая, заключительная.

 

Вот такая жизнь. Часть четвёртая, заключительная.

28 августа 2014 - Виктор Хламов
В бараке полутьма, собаки лают,
Запретка, часовой, прожектора,
И боль в душе никак не отпускает,
Он Прагу брал когда - то на Ура.
И роту поднимал под вой снарядов !
Он воевал за жизнь, не за награды.
И за сестёр своих, и за жену,
За землю ! Ну и что? Да был в плену.
Так ведь бежал, не струсил, не сломался !
Его смогли полуживого взять,
Побои, пытки, всё пришлось узнать,
Но вырвался от них, к своим добрался,
И снова воевал, фашистов гнал.
В Берлине за победу выпивал.

А уже дома, ночью, словно воры,
И отдохнуть не дали от забот,
Пришли " свои", какие разговоры,
Кондратьев ? Собирайтесь, ордер вот !
Не помогли награды и заслуги,
Они ведь кто? Они народа слуги,
В каком году и как ты был пленён ?
Так, ясно, завербован ! Всё - шпион !
Сейчас вот здесь на нарах прозябает,
Герой войны ! И заперт словно зверь !
Опять концлагерь, только свой теперь,
ЗэКа Кондратьев, пятьдесят восьмая .
Немного дали, только двадцать пять,
Пять по рогам, не сметь голосовать.

Кондратьев Коля, капитан - разведка,
Неоднократно в тыл ходил к врагам,
Метал ножи, стрелял довольно метко,
Смог из концлагеря бежать, всё сам.
А для чего, чтоб здесь сейчас загнуться ?
Не для того хотел домой вернуться,
Прошёл войну и ада семь кругов,
Бежать, пока живой, пока здоров.
Никто ещё не вышел с таким сроком,
И в голове побега план созрел,
Немного капитан повеселел,
А то, как будто, в трансе был глубоком, 
Побег - ему ведь это не впервой,
Вот только жалко, что нельзя домой.

На лесосплаве осмотрелся осторожно,
Смекнул, если бежать, то по реке,
Собакам след взять будет невозможно,
После проверки, в ночь и налегке.
Запретка, часовые - не преграда,
Сейчас задача вырваться из ада,
Сумел, прополз ужом, теперь водой,
Где вплавь, где как...., но встретился с бедой !
Удачно получилось всё сначала,
Покинул лагерь, вроде бы ушёл.....,
И вдруг корягой ногу распорол,
Из раны кровь толчками вытекала.
Он понял, всё - такому не уйти,
И пасеку увидел на пути.

Доковылял, с трудом наверх поднялся,
И затаился здесь на чердаке,
Ну вот и всё, похоже отстрелялся,
Совсем один , от дома вдалеке.
Он замолчал, с трудом справляясь с болью,
Потом сказал : " Я, Павел  не неволю,
Ты только просьбу выполни мою,
И напиши родным, что я в строю,
Что хорошо всё, мол живой, в порядке,
Больная мама и конечно ждёт,
Пусть хоть она подольше поживёт,
Ты адрес запиши себе в тетрадке ".
Глаза прикрыл, ушёл в себя совсем,
А Павел думал, как же так, зачем?

Ну хорошо, на фронте гибли люди
Понятно всё, тогда была война,
Но почему сейчас ? По чьей  причуде ?
Таких людей должна терять страна !
Они там что в верхах совсем ослепли ?
Страна в разрухе, все деревни в пепле,
Отстраивать ведь надо, возрождать,
А власть умеет лишь  уничтожать !
Уничтожают тех, прекрасно зная,
Кто их в лихие годы защищал,
Кто кровью свою верность доказал,
И на Рейхстаге расписался в мае.
Не предал кто, не лгал и не юлил,
По правде и по совести кто жил !

От этих не весёлых размышлений,
Отвлёк его собачий лай в тайге,
Идут по крови, в этом нет сомнений,
Как поступить ? Не спрячешь в сундуке.
Дом окружили, ворвались без стука,
О Господи ! Какая ж это мука,
Сидеть и безучастно наблюдать,
Готов был глотки им зубами рвать.
Противно всё и до чего ж отвратно,
Ведь ранен парень, сильно ослабел,
Но Николай лицом лишь затвердел,
На лошадь посадили и обратно.
Не удивился что его нашли,
И умер по пути - не довезли.

Страна советов, равенства и братства ,
Есть кнут, есть плеть, смелее - выбирай !
Кругом обман, одно сплошное б ......
Прости ты нас, Кондратьев Николай !
Скрутило душу, в узел завязало,
Смертей ведь Павел повидал не мало,
Но эти здесь, как дикие волкИ !
Нельзя ! Не так всё, нет ! Не по людски!
Все догмы разлетелись на осколки,
Краями рваными вскрывая язвы лжи,
В пустые превращаясь миражи,
Вонзая в сердце острые иголки,
Вдруг сущности своей открыли лик,
Совсем не тот, к которому привык !

Остыл Павлуша и, с тоской во взоре,
Письмо писал, как Коле обещал,
" Здоров ваш сын, и может статься вскоре,
Скостят и срок - кассацию послал.
Что хорошо всё и домой вернётся
Вы, не волнуйтесь, может обойдётся ".
Как мог, так успокаивал он мать,
Пускай не плачет, продолжает ждать.
В неведеньи пусть будет и в надежде,
Ведь слёз пролито - целый океан
А ложь во благо - это не обман,
Нет, не обнимет сын её как прежде
Он сам потом всю жизнь себя корил,
Не выручил, не смог, не подсобил !

Болит в груди и душу рвёт на части,
Ведь сколько жизней, судеб псу под хвост,
Под лозунги про будущее счастье,
Нас молча отправляют на погост.
Пусть нЕ жили нормально, Бог с ним, ладно.
Конечно и обидно, и досадно,
То голод, то война, то лагеря,
Хлебнули лиха, лишь бы не за зря.
Ведь хочется страной своей гордиться.
Чтоб наши дети в будущем, потом,
С бессмысленным не повстречались злом,
Могли и жить достойно и трудиться.
Чтоб мир царил, порядок и закон,
А если нет - последний есть патрон !!!

© Copyright: Виктор Хламов, 2014

Регистрационный номер №0235795

от 28 августа 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0235795 выдан для произведения:
В бараке полутьма, собаки лают,
Запретка, часовой, прожектора,
И боль в душе никак не отпускает,
Он Прагу брал когда - то на Ура.
И роту поднимал под вой снарядов !
Он воевал за жизнь, не за награды.
И за сестёр своих, и за жену,
За землю ! Ну и что? Да был в плену.
Так ведь бежал, не струсил, не сломался !
Его смогли полуживого взять,
Побои, пытки, всё пришлось узнать,
Но вырвался от них, к своим добрался,
И снова воевал, фашистов гнал.
В Берлине за победу выпивал.

А уже дома, ночью, словно воры,
И отдохнуть не дали от забот,
Пришли " свои", какие разговоры,
Кондратьев ? Собирайтесь, ордер вот !
Не помогли награды и заслуги,
Они ведь кто? Они народа слуги,
В каком году и как ты был пленён ?
Так, ясно, завербован ! Всё - шпион !
Сейчас вот здесь на нарах прозябает,
Герой войны ! И заперт словно зверь !
Опять концлагерь, только свой теперь,
ЗэКа Кондратьев, пятьдесят восьмая .
Немного дали, только двадцать пять,
Пять по рогам, не сметь голосовать.

Кондратьев Коля, капитан - разведка,
Неоднократно в тыл ходил к врагам,
Метал ножи, стрелял довольно метко,
Смог из концлагеря бежать, всё сам.
А для чего, чтоб здесь сейчас загнуться ?
Не для того хотел домой вернуться,
Прошёл войну и ада семь кругов,
Бежать, пока живой, пока здоров.
Никто ещё не вышел с таким сроком,
И в голове побега план созрел,
Немного капитан повеселел,
А то, как будто, в трансе был глубоком, 
Побег - ему ведь это не впервой,
Вот только жалко, что нельзя домой.

На лесосплаве осмотрелся осторожно,
Смекнул, если бежать, то по реке,
Собакам след взять будет невозможно,
После проверки, в ночь и налегке.
Запретка, часовые - не преграда,
Сейчас задача вырваться из ада,
Сумел, прополз ужом, теперь водой,
Где вплавь, где как...., но встретился с бедой !
Удачно получилось всё сначала,
Покинул лагерь, вроде бы ушёл.....,
И вдруг корягой ногу распорол,
Из раны кровь толчками вытекала.
Он понял, всё - такому не уйти,
И пасеку увидел на пути.

Доковылял, с трудом наверх поднялся,
И затаился здесь на чердаке,
Ну вот и всё, похоже отстрелялся,
Совсем один , от дома вдалеке.
Он замолчал, с трудом справляясь с болью,
Потом сказал : " Я, Павел  не неволю,
Ты только просьбу выполни мою,
И напиши родным, что я в строю,
Что хорошо всё, мол живой, в порядке,
Больная мама и конечно ждёт,
Пусть хоть она подольше поживёт,
Ты адрес запиши себе в тетрадке ".
Глаза прикрыл, ушёл в себя совсем,
А Павел думал, как же так, зачем?

Ну хорошо, на фронте гибли люди
Понятно всё, тогда была война,
Но почему сейчас ? По чьей  причуде ?
Таких людей должна терять страна !
Они там что в верхах совсем ослепли ?
Страна в разрухе, все деревни в пепле,
Отстраивать ведь надо, возрождать,
А власть умеет лишь  уничтожать !
Уничтожают тех, прекрасно зная,
Кто их в лихие годы защищал,
Кто кровью свою верность доказал,
И на Рейхстаге расписался в мае.
Не предал кто, не лгал и не юлил,
По правде и по совести кто жил !

От этих не весёлых размышлений,
Отвлёк его собачий лай в тайге,
Идут по крови, в этом нет сомнений,
Как поступить ? Не спрячешь в сундуке.
Дом окружили, ворвались без стука,
О Господи ! Какая ж это мука,
Сидеть и безучастно наблюдать,
Готов был глотки им зубами рвать.
Противно всё и до чего ж отвратно,
Ведь ранен парень, сильно ослабел,
Но Николай лицом лишь затвердел,
На лошадь посадили и обратно.
Не удивился что его нашли,
И умер по пути - не довезли.

Страна советов, равенства и братства ,
Есть кнут, есть плеть, смелее - выбирай !
Кругом обман, одно сплошное б ......
Прости ты нас, Кондратьев Николай !
Скрутило душу, в узел завязало,
Смертей ведь Павел повидал не мало,
Но эти здесь, как дикие волкИ !
Нельзя ! Не так всё, нет ! Не по людски!
Все догмы разлетелись на осколки,
Краями рваными вскрывая язвы лжи,
В пустые превращаясь миражи,
Вонзая в сердце острые иголки,
Вдруг сущности своей открыли лик,
Совсем не тот, к которому привык !

Остыл Павлуша и, с тоской во взоре,
Письмо писал, как Коле обещал,
" Здоров ваш сын, и может статься вскоре,
Скостят и срок - кассацию послал.
Что хорошо всё и домой вернётся
Вы, не волнуйтесь, может обойдётся ".
Как мог, так успокаивал он мать,
Пускай не плачет, продолжает ждать.
В неведеньи пусть будет и в надежде,
Ведь слёз пролито - целый океан
А ложь во благо - это не обман,
Нет, не обнимет сын её как прежде
Он сам потом всю жизнь себя корил,
Не выручил, не смог, не подсобил !

Болит в груди и душу рвёт на части,
Ведь сколько жизней, судеб псу под хвост,
Под лозунги про будущее счастье,
Нас молча отправляют на погост.
Пусть нЕ жили нормально, Бог с ним, ладно.
Конечно и обидно, и досадно,
То голод, то война, то лагеря,
Хлебнули лиха, лишь бы не за зря.
Ведь хочется страной своей гордиться.
Чтоб наши дети в будущем, потом,
С бессмысленным не повстречались злом,
Могли и жить достойно и трудиться.
Чтоб мир царил, порядок и закон,
А если нет - последний есть патрон !!!

Рейтинг: +1 169 просмотров
Комментарии (2)
Владимир Кулаев # 10 сентября 2014 в 21:31 0
СЕЙЧАС НЕ ВРЕМЯ - ЭТО ВОРОШИТЬ,
ВРАГАМ НА РАДОСТЬ! ...НАМ ВЕДЬ НАДО ЖИТЬ! 625530bdc4096c98467b2e0537a7c9cd
Виктор Хламов # 10 сентября 2014 в 22:45 0
Рассказ реален, Володя. От себя - ни слова не добавил