ГлавнаяПоэзияКрупные формыПоэмы → Таинственный приют

 

Таинственный приют

14 марта 2014 - Ваха Докаев
article200726.jpg
Глава первая

              I   

У грустной осени краса такая:
Вот желтый-желтый опадает лист;
Медведь затих, в берлоге засыпает;
Холодное скатилось солнце вниз,
По темным лужам небо разметалось...
Так умирает всё, что нам мечталось:
Красиво, одиноко и навек!
Нет, твой приют не здесь, о, Человек!
Все это - испытанье и забава!
Но только этот нам отпущен век,
Как таинство твоей грядущей славы,
Единый мост, ведущий к переправе

                II

И дни, и люди - всё перемешалось:
Вы - путники случайные мои!
Мы, всё же, не случайно повстречались,
Как день и ночь, что дальше катят дни...
Мы сердцем... словом к Тайне прикоснулись.
Но, может быть, еще мы не проснулись?!
Слепое сердце жадно ловит знак,
И я не знаю, как случилось так,
Что, вслушиваясь в каждое мгновенье,
Я не заметил, где таился враг...
Без имени, он с самого рожденья
Ввергал меня в бесплодные сомненья

                III

Сомненья прочь! На что я время трачу?
Я прошлое пытаюсь отпустить.
Но трудно это всё переиначить,
Когда в руках единственная нить!
Я задыхаюсь в омуте событий
Таинственного прошлого обитель,
Казалось, состояла из дверей,
И я блуждал без памяти по ней,
Не в силах больше обрести покоя!
Что мне поможет избежать сетей? 
О, сердце! Что произошло с тобою?
Но тихо сердце плакало слепое...

              IV

Я пробираюсь в радужное детство,
Когда казался целым миром дом!
Чем ты напоишь маленькое сердце,
С тем ты и остаешься там вдвоем.
... Как рано начал я искать обитель,
Узнав, что я - другого мира житель.
Я рано понял, что такое смерть
И испугался... Может ЭТО - дверь,
Которую философы искали,
И мы уходим в эту круговерть,
Пытаясь избежать своей печали
Или погибнуть под напором стали?!

             V

Но кто на этом свете не боялся?
Простолюдин, отшельник и король
Наедине с собою оставался,
Когда его охватывала боль!
Но миражи рассеивались сами,
И что- то в сердце оставалось с нами.
И власть над плотью обретает страх,
И пеленой становится в глазах.
И мы уже, чтоб избежать последствий,
Боясь идти к своей мечте впотьмах,
Спешим скорей покинуть наше детство...
Но от самих себя куда нам деться?!

              VI

И вот, одно несказанное слово
Накладывает на уста печать.
Не остается нам уже другого, 
Как вновь и вновь самих себя бежать...
Недолюбив, недомечтав святого -
Мы снова стали посохом слепого.
И юность промелькнула, как стрела!
Скажи мне, юность, ты куда ушла?
И оживают образы былого.
Страна, что только волшебством жила,
Страна любви и радужной надежды!..
Я чистоты хочу, такой, как прежде...

                     VII

Но мы считаем этот мир печальный 
Подобием и образом своим.
И чистоты не зрим первоначальной,
И потому ты кажешься чужим.
Так мы любили матерей? Любили??
А верность мы хранили? Не хранили!!
Мы почитали, как должны, отцов?
Не отвечай, не надо громких слов!
Ответом будет беспокойство наше,
И омут глаз... Вот почему суров
Ты с миром, что тебя намного старше...
... И слепо мы его проходим маршем.

               VIII

Так ты и жил, своею жизнью странной.
Ну, а потом пришла к тебе любовь.
Но ты, уже сраженный старой раной,
Всё это видел только через кровь.
Всё было решено уже заране,
Ты не увидел благородной тайны,
Не сохранив того, что нам дано,
Мы создавать не можем ничего!
И ты увидел через эту призму,
Всего лишь отражение свое...
И потерял и сердце, и отчизну.
И ты пришел на собственную тризну.

                   IX

Своим таким печальным пересказом,
Я утомил тебя, читатель мой.
Я не назвал тебе героев сразу,
Но ты уж понял, - это мы с тобой.
Признаюсь, друг мой, я был озадачен,
Когда узнал, что этот мир утрачен
В безумном вихре наших миражей!
Мне надо уходить... Но тем скорей
Я в страхе, вместо тайного побега,
Избрал, увы, тенистый рай ветвей,
И перестал уже искать навеки
Все, что внутри нас есть от человека.

                     X

И потому всего лишь два-три слова
Сумел сказать я про твою любовь!
Мы ждем от тьмы чего-нибудь иного,
Но сердце отпускает вновь и вновь
Одно безумье разочарованья
Какая удивительная тайна:
Что быть могло, но не произошло!
Всё суетой единой унесло.
И если минет время разговенья,
Одно лишь это означать могло :
Запретен плод от дерева забвенья.
Таков урок и таинство Решенья.

                         XI

Я не бросаю прошлое в безвестность,
Но было бы нечестно сожалеть
О том, что не произошло... Нечестно,
Встречая утро, о закате петь.
И если есть нам, что беречь на свете,
Знать , это то, за что мы все в ответе.
Я выстрадал и сердцем, и душой
Все то, что происходит между мной
И этим миром... Боже, как проснуться,
Как обрести живительный покой
И сердцем к сердцу - к Тайне прикоснуться?!
Вот почему пришлось назад вернуться!

                           XII

Мне тягостно кого-то ненавидеть,
Но трудно всем на свете угодить.
На зло смотреть так, чтобы не увидеть,
И сердцу вопреки - не полюбить.
Но и пророк пророком не рождался!
Так чем же он от грешных отличался?
Быть может тем, что он любил врага
Тем, что от зла... себя оберегал?!
Тем, что внимал умолкнувшему небу
И верная не дрогнула рука,
Когда иные от страстей ослепли,
А лучшие смешали лики с пеплом

                              XIII

Однажды я вернулся за собою
И не нашел здесь самого себя.
И было всё знакомо мне до боли,
Но в зеркало смотрел уже не я.
Я видел сердце, вырванное напрочь,
За хладным взором этого не спрячешь.
Не спрятать нам невыносимых мук
За скрешенностью отрешенных рук.
Как будто небо не дождалось солнца, 
Что не вернулось, завершив свой круг...
Как будто здесь чужое сердце бьется,
И призрак мой вовеки не вернется.

                                  XIV


Глава вторая

                                  XIV

Так жизнь текла : все битвы лишь в эфире
Я - наблюдатель, больше ничего!!
Не омраченное вторженьем мира
Текло к причалу странствие мое.
И вот однажды треснул мир единый.
И стали вдруг незримее причины,
Толкавшие народы во вражду.
И я спросил: куда меня ведут?
И я увидел пламенные битвы,
Неотвратимо страшную беду...
И цену я тогда узнал молитве...
Как тонко землю связывают нити!!

                                 XV

Пророчества безумные всплывали
И верил люд в бесплодные мечты.
И умирали мы, и убивали,
Как осень, отпустившая листы...
Верны иных пророчеств обещанья!
Но мы их превращаем в предсказанья...
Не в них решенье, - в сердце твой удел,
Но ты вглядеться в знаки не посмел.
И вот тебя во тьму ведут обманом,
Слепой не станет уклоняться стрел!
И не туда он сам, слепец, стреляет...
И потому он дважды погибает

                      XVI

Но выжил ли я в этой битве вечной?
Куда сумел меня увлечь тиран?
Напился вволю мастер дел заплечных,
Я обречен... От этих тяжких ран
Смог избежать я гибели мгновенной
Лишь по причине Господу известной!..
И я в пустыне оказался вдруг,
В мои глаза, не видя, смотрит друг.
Мы больше этот мир не узнавали.
Казалось, тем же было всё вокруг,
Но зеркала уже не отражали
Наш мир, ослепший в пламени Печали.

                               XVII

Я помню эту девочку... Амира
Пыталась спрятать голову от бомб.
Она узнала, что границы мира
Намного больше, чем дрожащий дом.
Пятнадцать лет прошло с дней кровавых.
Забыли всех: и правых, и неправых.
И на ее лице не вижу я
Хотя бы отблеск прожитого дня!
Но рок судьбы всё время был с тобою!
Вот Украина в пламени огня,
И кличут снова: к бою! К бою! К бою!
Как будто ты и не был сам собою...

© Copyright: Ваха Докаев, 2014

Регистрационный номер №0200726

от 14 марта 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0200726 выдан для произведения: Глава первая

              I   

У грустной осени краса такая:
Вот желтый-желтый опадает лист;
Медведь затих, в берлоге засыпает;
Холодное скатилось солнце вниз,
По темным лужам небо разметалось...
Так умирает всё, что нам мечталось:
Красиво, одиноко и навек!
Нет, твой приют не здесь, о, Человек!
Все это - испытанье и забава!
Но только этот нам отпущен век,
Как таинство твоей грядущей славы,
Единый мост, ведущий к переправе

                II

И дни, и люди - всё перемешалось:
Вы - путники случайные мои!
Мы, всё же, не случайно повстречались,
Как день и ночь, что дальше катят дни...
Мы сердцем... словом к Тайне прикоснулись.
Но, может быть, еще мы не проснулись?!
Слепое сердце жадно ловит знак,
И я не знаю, как случилось так,
Что, вслушиваясь в каждое мгновенье,
Я не заметил, где таился враг...
Без имени, он с самого рожденья
Ввергал меня в бесплодные сомненья

                III

Сомненья прочь! На что я время трачу?
Я прошлое пытаюсь отпустить.
Но трудно это всё переиначить,
Когда в руках единственная нить!
Я задыхаюсь в омуте событий
Таинственного прошлого обитель,
Казалось, состояла из дверей,
И я блуждал без памяти по ней,
Не в силах больше обрести покоя!
Что мне поможет избежать сетей? 
О, сердце! Что произошло с тобою?
Но тихо сердце плакало слепое...

              IV

Я пробираюсь в радужное детство,
Когда казался целым миром дом!
Чем ты напоишь маленькое сердце,
С тем ты и остаешься там вдвоем.
... Как рано начал я искать обитель,
Узнав, что я - другого мира житель.
Я рано понял, что такое смерть
И испугался... Может ЭТО - дверь,
Которую философы искали,
И мы уходим в эту круговерть,
Пытаясь избежать своей печали
Или погибнуть под напором стали?!

             V

Но кто на этом свете не боялся?
Простолюдин, отшельник и король
Наедине с собою оставался,
Когда его охватывала боль!
Но миражи рассеивались сами,
И что- то в сердце оставалось с нами.
И власть над плотью обретает страх,
И пеленой становится в глазах.
И мы уже, чтоб избежать последствий,
Боясь идти к своей мечте впотьмах,
Спешим скорей покинуть наше детство...
Но от самих себя куда нам деться?!

              VI

И вот, одно несказанное слово
Накладывает на уста печать.
Не остается нам уже другого, 
Как вновь и вновь самих себя бежать...
Недолюбив, недомечтав святого -
Мы снова стали посохом слепого.
И юность промелькнула, как стрела!
Скажи мне, юность, ты куда ушла?
И оживают образы былого.
Страна, что только волшебством жила,
Страна любви и радужной надежды!..
Я чистоты хочу, такой, как прежде...

                     VII

Но мы считаем этот мир печальный 
Подобием и образом своим.
И чистоты не зрим первоначальной,
И потому ты кажешься чужим.
Так мы любили матерей? Любили??
А верность мы хранили? Не хранили!!
Мы почитали, как должны, отцов?
Не отвечай, не надо громких слов!
Ответом будет беспокойство наше,
И омут глаз... Вот почему суров
Ты с миром, что тебя намного старше...
... И слепо мы его проходим маршем.

               VIII

Так ты и жил, своею жизнью странной.
Ну, а потом пришла к тебе любовь.
Но ты, уже сраженный старой раной,
Всё это видел только через кровь.
Всё было решено уже заране,
Ты не увидел благородной тайны,
Не сохранив того, что нам дано,
Мы создавать не можем ничего!
И ты увидел через эту призму,
Всего лишь отражение свое...
И потерял и сердце, и отчизну.
И ты пришел на собственную тризну.

                   IX

Своим таким печальным пересказом,
Я утомил тебя, читатель мой.
Я не назвал тебе героев сразу,
Но ты уж понял, - это мы с тобой.
Признаюсь, друг мой, я был озадачен,
Когда узнал, что этот мир утрачен
В безумном вихре наших миражей!
Мне надо уходить... Но тем скорей
Я в страхе, вместо тайного побега,
Избрал, увы, тенистый рай ветвей,
И перестал уже искать навеки
Все, что внутри нас есть от человека.

                     X

И потому всего лишь два-три слова
Сумел сказать я про твою любовь!
Мы ждем от тьмы чего-нибудь иного,
Но сердце отпускает вновь и вновь
Одно безумье разочарованья
Какая удивительная тайна:
Что быть могло, но не произошло!
Всё суетой единой унесло.
И если минет время разговенья,
Одно лишь это означать могло :
Запретен плод от дерева забвенья.
Таков урок и таинство Решенья.

                         XI

Я не бросаю прошлое в безвестность,
Но было бы нечестно сожалеть
О том, что не произошло... Нечестно,
Встречая утро, о закате петь.
И если есть нам, что беречь на свете,
Знать , это то, за что мы все в ответе.
Я выстрадал и сердцем, и душой
Все то, что происходит между мной
И этим миром... Боже, как проснуться,
Как обрести живительный покой
И сердцем к сердцу - к Тайне прикоснуться?!
Вот почему пришлось назад вернуться!

                           XII

Мне тягостно кого-то ненавидеть,
Но трудно всем на свете угодить.
На зло смотреть так, чтобы не увидеть,
И сердцу вопреки - не полюбить.
Но и пророк пророком не рождался!
Так чем же он от грешных отличался?
Быть может тем, что он любил врага
Тем, что от зла... себя оберегал?!
Тем, что внимал умолкнувшему небу
И верная не дрогнула рука,
Когда иные от страстей ослепли,
А лучшие смешали лики с пеплом

                              XIII

Однажды я вернулся за собою
И не нашел здесь самого себя.
И было всё знакомо мне до боли,
Но в зеркало смотрел уже не я.
Я видел сердце, вырванное напрочь,
За хладным взором этого не спрячешь.
Не спрятать нам невыносимых мук
За скрешенностью отрешенных рук.
Как будто небо не дождалось солнца, 
Что не вернулось, завершив свой круг...
Как будто здесь чужое сердце бьется,
И призрак мой вовеки не вернется.

                                  XIV


Глава вторая

                                  XIV

Так жизнь текла : все битвы лишь в эфире
Я - наблюдатель, больше ничего!!
Не омраченное вторженьем мира
Текло к причалу странствие мое.
И вот однажды треснул мир единый.
И стали вдруг незримее причины,
Толкавшие народы во вражду.
И я спросил: куда меня ведут?
И я увидел пламенные битвы,
Неотвратимо страшную беду...
И цену я тогда узнал молитве...
Как тонко землю связывают нити!!

                                 XV

Пророчества безумные всплывали
И верил люд в бесплодные мечты.
И умирали мы, и убивали,
Как осень, отпустившая листы...
Верны иных пророчеств обещанья!
Но мы их превращаем в предсказанья...
Не в них решенье, - в сердце твой удел,
Но ты вглядеться в знаки не посмел.
И вот тебя во тьму ведут обманом,
Слепой не станет уклоняться стрел!
И не туда он сам, слепец, стреляет...
И потому он дважды погибает

                      XVI

Но выжил ли я в этой битве вечной?
Куда сумел меня увлечь тиран?
Напился вволю мастер дел заплечных,
Я обречен... От этих тяжких ран
Смог избежать я гибели мгновенной
Лишь по причине Господу известной!..
И я в пустыне оказался вдруг,
В мои глаза, не видя, смотрит друг.
Мы больше этот мир не узнавали.
Казалось, тем же было всё вокруг,
Но зеркала уже не отражали
Наш мир, ослепший в пламени Печали.

                               XVII

Я помню эту девочку... Амира
Пыталась спрятать голову от бомб.
Она узнала, что границы мира
Намного больше, чем дрожащий дом.
Пятнадцать лет прошло с дней кровавых.
Забыли всех: и правых, и неправых.
И на ее лице не вижу я
Хотя бы отблеск прожитого дня!
Но рок судьбы всё время был с тобою!
Вот Украина в пламени огня,
И кличут снова: к бою! К бою! К бою!
Как будто ты и не был сам собою...
Рейтинг: +1 179 просмотров
Комментарии (1)
Иллайя- Лала Саид # 14 марта 2014 в 06:19 0
Печально..
И страшно то, что порой(часто это порой)-
Разрушенное уже не собрать НИКОГДА.
Неужели люди это не понимают?
Популярная поэзия
+328 + 281 = 609
+312 + 204 = 516
+258 + 194 = 452
+243 + 198 = 441
+210 + 167 = 377
+200 + 172 = 372
+206 + 158 = 364
+175 + 145 = 320
+185 + 124 = 309
+159 + 145 = 304
+167 + 122 = 289
+154 + 135 = 289
+145 + 121 = 266
+160 + 100 = 260
+139 + 116 = 255
+135 + 117 = 252
+133 + 109 = 242
+140 + 102 = 242
+128 + 107 = 235
+152 + 83 = 235
+133 + 97 = 230
Все пройдет. 22 января 2012 (чудо Света)
+135 + 91 = 226
+133 + 92 = 225
+127 + 97 = 224
+118 + 105 = 223
+128 + 95 = 223
+133 + 81 = 214
+126 + 88 = 214
+114 + 98 = 212
ВЫБОР26 июня 2015 (Елена Бурханова)
+107 + 104 = 211
+122 + 86 = 208
ЗВОНОК25 октября 2013 (Елена Бурханова)
+118 + 86 = 204
+108 + 95 = 203
+113 + 89 = 202
+110 + 91 = 201
+111 + 90 = 201
+106 + 95 = 201
+116 + 81 = 197
+107 + 87 = 194
+152 + 41 = 193
+110 + 83 = 193
+106 + 84 = 190
+110 + 79 = 189
Де жа вю4 декабря 2013 (Alexander Ivanov)
+108 + 76 = 184
+106 + 77 = 183
+107 + 75 = 182
+110 + 66 = 176
+116 + 60 = 176
+107 + 68 = 175
+146 + 18 = 164