ГлавнаяПоэзияКрупные формыПоэмы → СОН МАЯКОВСКОГО

 

СОН МАЯКОВСКОГО

31 августа 2014 - Андрей Ложкин
article236178.jpg
Или может я Иосиф?
                                   Ну зачем мне знать твой сон?




Ходил - устал - меж облаками.
Вижу- туча.Взбил и лёг.
Тот,кто в жизни правит снами,
В небе-
       на помине лёгок.


             (Сон первый)


Слышу,запах аммиака.
Кто-то ватку
            земле поднёс.
Солнце,что ли?-
               решило заплакать,
Лучами в головы
               похоронных роз.
Сколько их?Боже!
             А сколько будет?
Лепестками
         обвивать
               смерть.
Шипами,
       розы указывают людям,
как орлы орлятам,
дорогу 
      в небесную твердь.
Словно,родное
             земли гнездовье
гонит,взывая:
              ложись на крыло.
Души
    погубленные войною -
Стаей,
     вылетают в неба окно.
Солнце,
       крылья лучей,
                   как курица,
Растворило,
           и: цып,цып,цып.
Цыплята,
        в гробах,
                потекли по улицам.
Сонных
      заводей
             пересып.
Кто?
С какою?- поганой свитой
Яме носит 
         звонкую медь?
Вижу : жизнь,
             с рукой перебитою,
отступает,
наступает - смерть.
Будут,будут ещё ранения:
головЫ,живота и ног.
Смерть погонит бичом поколение,
На спасительный русский восток.
И догонит.
         Рукой протянутой,
Отступающей - дуло в висок.
Но желание
           свинец раздаривать,
Остановит
         проклюнувшись
                      срок.
И расправит
           крылья Жар-Птица,
Солнца-Рябы
             златой птенец.....
Сон спугнул,
            будто,
                  скрип половицы.
Но,вообще-то,
             сну - не конец.


         (Сон второй)


Сон
    с ног на голову
                   опрокинулся.
Новым сном
          на меня накинулся.
Поворачиваюсь на бок,
                      на другую сторону.
Слышу: сон другой
                восклицает: здорово!
Пусть покажет что-нибудь
                    другая половинка.
Отличается демонстрация,
                    когда лежишь на спинке.
Вижу:
     знаю - личное.
Где-то
       в глубине подсознания.
Ребусо-ромбичное
               цокольное здание.
Помещение тёмное
               полуподвальное.
Плотными шторами
              задёрнуто памятью.
Руки -
      длинные,почему-то -
                         открыть бы!?
                                      Хочется.
Кто-то приказывает уму,
          с сознания светлой площади:
Беги!
Перебераю ногами колченогими.
Вырываюсь.Смотрю - бегу,
                     не зная куда,
                            с двуногими.
Крикнуть хочу :
               куда?-
                   вот остановка!
Руку поднимаю махнуть -
                        А!-
в руке 
      винтовка.
Затвор передёргиваю.
                 Не отступать.
В воздух - предупредительный.
Выстрел-
        (слыхали,как стреляет пистон?)-
                                  пробкою,
                                         неубедительно.
Как всегда,
           на себя примеряю случай.
Думаю: вроде дылда такой,
                       а не сделал лучше.
Что же ожидать
             от этих коротышек?
Бегут,
      на ходу,
           пользуются средствами от подмышек.
Зачем,думаю,не приоткрыл завесу?
Марафонить
с этими
всё равно не интересно.
Иду,понурый,по какой-то улице.
Дорогу
      мне
         перебегает чёрная курица.
Знаю : плюнуть налево,
                      если кошка.
Шарю по-карманам,
               в поисках крошек.
Есть.
     Цып,цып,цып - идёт.
Ладонь протягиваю,вижу:
                    ворон открывает рот.
Кар - клацаньем
               клюва сталистого.
Вор-сон снова
              себя перелистывает -
Разлетается,
           как 
              тыщи
                  камней,по воде,
в разные
       стороны
             брошены,
которые
       разлетаясь
                говорят будто бы:
  ХО -
        РО -
             ШЕ - 
                  ГО.
Достигая цели,
              роятся
                    на продолжения,
И хо-ро-ши-ми продолжают
                       себя
                         предложениями.
Жаль,не учил
           таблицу умножения.
Сон потерял
          счёт предложениям.


        (Сон третий)


Вижу подобное-
              во сне ворочуюсь.
Левой демонстрации
            ворваться
               в сон
                   хочется.
Безграмотность,запятыми-тараканами,
                      разбегается дорогами незнания.
Зато,музыка,
         над листами-пюпитрами,
                        ударяет в буквы
                                кочками муравьиными.
И они строятся,
              строчки -
                    с небес павшие,
А вырастая
         упираются в небо
                вавилонскими башнями.
И уже не скажешь,
            что мой стих
                 насекомыми покинутый,
когда видишь зАмок
         созданный расой 
                   буквочных термитов.
Или очень на них похожих:
на скафандре - 
               антенны рожек.
Музыку
     передаёт 
              передатчик.
Целый кусок симфонии
                  пролетает дальше.,
осыпая меня столбом пыли
от 
   нотами
          взброшенных крылий.
Ручка-смычок
        рассекает воздух.
Движения
        сабельные- рубящие.
Собираю,складываю в повозку
кубики,строить будущее,
нарезанные
          кирпичики эфира,
под музыку
        альфы пёсьеной.
Ангажементом лиры
            вытягиваю себя,
                        как синус из
прямого угла,
            за волосы.
Натыкаюсь на оленя с вишнёвым деревом.
Тяну-
     добавляю скорости.
В эфир-
       золотыми перьями-
                       раскрываюсь-
на чистом диске
появляются первые записи.
Вечность звонит мне:
ты в списке.
На презентации быть обязательно.
Не отвечаю.
Плывёт улыбка-
              фиксацией мига прошедшего.
Реакцию
       тела
            своего
                  встречаю,
как свидетеля произошедшего.
Целый день туда-сюдакал.
С ног- на голову вставал.
В перерывах
морзе
квакал -
Маяком передавал:
Вырос.Вырос.
Знаю.Знаю.
Словом
      так
я не владел.
И уже небесный клирос:
"Новое - для новых дел".
Три-четыре сотни строчек,
Разместилось 
            в разность мест.
в книге длинную цепочку
вывел
простокарандашный перст.
(Представляю,какое
             произвожу впечатление,
если на лицах,на меня взирающих,
появляются человеческие выражения,
с застывшей в глазах
                разумной сосредоточенностью.
Вероятно, думают : точно
                        чокнутый).
Между быта-часами 
                 вывёртываюсь,
принимаю луны отражения-
                       солнечные зайчики.
Тянется рука
          за ручкой
               привычным движением,
и плывут по клавишам-тетради
                   тренированные пальчики.
Все
   рекорды
         мои
           прошлые-
                   битые!
Пятьсот сорок строк 
                  непрерывной записи!
Мысль извергнуть себя силится
                восторгом
и падает в пропасть радости:
ни-
   фи-
      га-
         себе!- из глубины
                        осчастливлено. 
Эхо
радостное
живёт
в той
пропасти.
Ни-фи-га себе,
             осчастливлено,
обратной связью
               в мозгу разносится.
Доходя до последних строчек,
Не найдя причины для торга,
Рвутся звенья златых цепочек
стоп-кадрами 
        застигнутого
          врасплох восторга....
Думаю,
     дёрнул чёрт,-
                   не иначе.
Не стал бы я сам
              этот
                 сон 
                   прерывать,
себя переворачивать.


      (Сон четвёртый,заключительный)


Вижу: времени скорлупой скованный,
 как бочка,кольцами определённых срокОв.
Словно я - верблюд двугорбый,
но к полётам- не готов.
Помню: как хотел,давно,
Чтобы мне всегда светилось.
Вышло: я кричал в ведро
Пустое - переполнить силясь.
Как верблюдом,сидел в гнезде.
Двугорбым,не умещался.
Снизу пальцем показывали все:
Глядите - попался.
Ладонь растопыриваю,
смотрю,кожа на руках
                  словно крокадилия,
                      но прошедшая адаптацию.
Сделано из рептилии,
              сам себе хвастаю.
Вижу: люди,как крокодилы,
хоть и пращуры у них были
                  и серебряные тоже.
Не говорю,что они дебилы,
просто труху поедают алюминиевыми ложками.
Всё у них прошёл - 
      ни одной лошади -
некоторым художественным восприятием -
                            проехало
                            по головы-площади.
Дерево,корнями врослое
в определённую точку земли.
В одном месте,
          от младенца- до взрослого,
кольца-срезы дорогу проколесили.
Тут колесишь,колесишь-
                     спидометр-
                  крутит километраж.
Без предупреждения,раз и помер.
Переезд,
      на цокальный этаж.
А семена?-
          идентичное продолжение?
"Церебральное!- обгоним туберкулёзное".
Девяносто процентов недоделанных ,
обмениваются классическими позами.
Крикнуть хочу о главном,
о ярком,как солнце встающее.
Выпадает : Мария,как ты?
Понимаю: не
         недостающее.
Слышу звуки какие-то
            на идише доносятся:
"Израиль хочет
           снабдить
             Россию картофелем".
Про себя: у Израиля много картошки.
Вот он и хочет ею,поделиться немножко.
Себе: что в России картошки даже не стало?
Другим: видимо её мало.
В ячейки-Фаррела северную дверь,
Ветер западный барабанит военным
                               маршем.
Открываю,кричу : не стану мерить -
бросаю в лицо наотмашь.
Думаю про себя:
           День Сурка,что ли,
                   на земле случился?
Сто лет прошло, а 
             он всё стучится.
(Век по небесам скитаюсь,
словно чеховский монах.
Только молот-серп за пазухой,
только облако в штанах).
Ничего не имею против
                традиций западных,
перед статуей витовой
                      танцевать,
                          круги наматывая.
Не надо вынуждать мою Родину,
Выдыхать сибирское- У-
                    матывай.
Стена,чешуйчатым эфиром,
демонстрацией,за диском-диск.
Слышу,как картину мира
             листает Перст -
                           экрана писк.
И вот,я вырвался оттуда.
И в небо взмыл кружа,кружа.
Природной тягой
             своей
                к чуду,
Достиг седьмого этажа,
         неба Нового.
Вижу,разминается кто-то,
               в образе орла двухголового,
По приседал - ласты под мышку
   и карабкаться стал
                    на
                      небесную вышку.
Этот нырнёт.
В себе уверенный.
В глубине проплывёт
                  и вынырнет : не верили!
(Смотрю: облако,
              глядит Разиным.
Думаю,про себя: безобразие.
Кто-то шёпотом:
              роли избраны.
У истории- свои Визборы).
Кувырок,
      кувырок - сальто!
Сольдо
четыре
отдаю Буратино -
забираю у него азбуку
и иду,
а язык асфальта
облизывает 
         мои
           ботинки
            

© Copyright: Андрей Ложкин, 2014

Регистрационный номер №0236178

от 31 августа 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0236178 выдан для произведения: Или может я Иосиф?
                                   Ну зачем мне знать твой сон?




Ходил - устал - меж облаками.
Вижу- туча.Взбил и лёг.
Тот,кто в жизни правит снами,
В небе-
       на помине лёгок.


             (Сон первый)


Слышу,запах аммиака.
Кто-то ватку
            земле поднёс.
Солнце,что ли?-
               решило заплакать,
Лучами в головы
               похоронных роз.
Сколько их?Боже!
             А сколько будет?
Лепестками
         обвивать
               смерть.
Шипами,
       розы указывают людям,
как орлы орлятам,
дорогу 
      в небесную твердь.
Словно,родное
             земли гнездовье
гонит,взывая:
              ложись на крыло.
Души
    погубленные войною -
Стаей,
     вылетают в неба окно.
Солнце,
       крылья лучей,
                   как курица,
Растворило,
           и: цып,цып,цып.
Цыплята,
        в гробах,
                потекли по улицам.
Сонных
      заводей
             пересып.
Кто?
С какою?- поганой свитой
Яме носит 
         звонкую медь?
Вижу : жизнь,
             с рукой перебитою,
отступает,
наступает - смерть.
Будут,будут ещё ранения:
головЫ,живота и ног.
Смерть погонит бичом поколение,
На спасительный русский восток.
И догонит.
         Рукой протянутой,
Отступающей - дуло в висок.
Но желание
           свинец раздаривать,
Остановит
         проклюнувшись
                      срок.
И расправит
           крылья Жар-Птица,
Солнца-Рябы
             златой птенец.....
Сон спугнул,
            будто,
                  скрип половицы.
Но,вообще-то,
             сну - не конец.


         (Сон второй)


Сон
    с ног на голову
                   опрокинулся.
Новым сном
          на меня накинулся.
Поворачиваюсь на бок,
                      на другую сторону.
Слышу: сон другой
                восклицает: здорово!
Пусть покажет что-нибудь
                    другая половинка.
Отличается демонстрация,
                    когда лежишь на спинке.
Вижу:
     знаю - личное.
Где-то
       в глубине подсознания.
Ребусо-ромбичное
               цокольное здание.
Помещение тёмное
               полуподвальное.
Плотными шторами
              задёрнуто памятью.
Руки -
      длинные,почему-то -
                         открыть бы!?
                                      Хочется.
Кто-то приказывает уму,
          с сознания светлой площади:
Беги!
Перебераю ногами колченогими.
Вырываюсь.Смотрю - бегу,
                     не зная куда,
                            с двуногими.
Крикнуть хочу :
               куда?-
                   вот остановка!
Руку поднимаю махнуть -
                        А!-
в руке 
      винтовка.
Затвор передёргиваю.
                 Не отступать.
В воздух - предупредительный.
Выстрел-
        (слыхали,как стреляет пистон?)-
                                  пробкою,
                                         неубедительно.
Как всегда,
           на себя примеряю случай.
Думаю: вроде дылда такой,
                       а не сделал лучше.
Что же ожидать
             от этих коротышек?
Бегут,
      на ходу,
           пользуются средствами от подмышек.
Зачем,думаю,не приоткрыл завесу?
Марафонить
с этими
всё равно не интересно.
Иду,понурый,по какой-то улице.
Дорогу
      мне
         перебегает чёрная курица.
Знаю : плюнуть налево,
                      если кошка.
Шарю по-карманам,
               в поисках крошек.
Есть.
     Цып,цып,цып - идёт.
Ладонь протягиваю,вижу:
                    ворон открывает рот.
Кар - клацаньем
               клюва сталистого.
Вор-сон снова
              себя перелистывает -
Разлетается,
           как 
              тыщи
                  камней,по воде,
в разные
       стороны
             брошены,
которые
       разлетаясь
                говорят будто бы:
  ХО -
        РО -
             ШЕ - 
                  ГО.
Достигая цели,
              роятся
                    на продолжения,
И хо-ро-ши-ми продолжают
                       себя
                         предложениями.
Жаль,не учил
           таблицу умножения.
Сон потерял
          счёт предложениям.


        (Сон третий)


Вижу подобное-
              во сне ворочуюсь.
Левой демонстрации
            ворваться
               в сон
                   хочется.
Безграмотность,запятыми-тараканами,
                      разбегается дорогами незнания.
Зато,музыка,
         над листами-пюпитрами,
                        ударяет в буквы
                                кочками муравьиными.
И они строятся,
              строчки -
                    с небес павшие,
А вырастая
         упираются в небо
                вавилонскими башнями.
И уже не скажешь,
            что мой стих
                 насекомыми покинутый,
когда видишь зАмок
         созданный расой 
                   буквочных термитов.
Или очень на них похожих:
на скафандре - 
               антенны рожек.
Музыку
     передаёт 
              передатчик.
Целый кусок симфонии
                  пролетает дальше.,
осыпая меня столбом пыли
от 
   нотами
          взброшенных крылий.
Ручка-смычок
        рассекает воздух.
Движения
        сабельные- рубящие.
Собираю,складываю в повозку
кубики,строить будущее,
нарезанные
          кирпичики эфира,
под музыку
        альфы пёсьеной.
Ангажементом лиры
            вытягиваю себя,
                        как синус из
прямого угла,
            за волосы.
Натыкаюсь на оленя с вишнёвым деревом.
Тяну-
     добавляю скорости.
В эфир-
       золотыми перьями-
                       раскрываюсь-
на чистом диске
появляются первые записи.
Вечность звонит мне:
ты в списке.
На презентации быть обязательно.
Не отвечаю.
Плывёт улыбка-
              фиксацией мига прошедшего.
Реакцию
       тела
            своего
                  встречаю,
как свидетеля произошедшего.
Целый день туда-сюдакал.
С ног- на голову вставал.
В перерывах
морзе
квакал -
Маяком передавал:
Вырос.Вырос.
Знаю.Знаю.
Словом
      так
я не владел.
И уже небесный клирос:
"Новое - для новых дел".
Три-четыре сотни строчек,
Разместилось 
            в разность мест.
в книге длинную цепочку
вывел
простокарандашный перст.
(Представляю,какое
             произвожу впечатление,
если на лицах,на меня взирающих,
появляются человеческие выражения,
с застывшей в глазах
                разумной сосредоточенностью.
Вероятно, думают : точно
                        чокнутый).
Между быта-часами 
                 вывёртываюсь,
принимаю луны отражения-
                       солнечные зайчики.
Тянется рука
          за ручкой
               привычным движением,
и плывут по клавишам-тетради
                   тренированные пальчики.
Все
   рекорды
         мои
           прошлые-
                   битые!
Пятьсот сорок строк 
                  непрерывной записи!
Мысль извергнуть себя силится
                восторгом
и падает в пропасть радости:
ни-
   фи-
      га-
         себе!- из глубины
                        осчастливлено. 
Эхо
радостное
живёт
в той
пропасти.
Ни-фи-га себе,
             осчастливлено,
обратной связью
               в мозгу разносится.
Доходя до последних строчек,
Не найдя причины для торга,
Рвутся звенья златых цепочек
стоп-кадрами 
        застигнутого
          врасплох восторга....
Думаю,
     дёрнул чёрт,-
                   не иначе.
Не стал бы я сам
              этот
                 сон 
                   прерывать,
себя переворачивать.


      (Сон четвёртый,заключительный)


Вижу: времени скорлупой скованный,
 как бочка,кольцами определённых срокОв.
Словно я - верблюд двугорбый,
но к полётам- не готов.
Помню: как хотел,давно,
Чтобы мне всегда светилось.
Вышло: я кричал в ведро
Пустое - переполнить силясь.
Как верблюдом,сидел в гнезде.
Двугорбым,не умещался.
Снизу пальцем показывали все:
Глядите - попался.
Ладонь растопыриваю,
смотрю,кожа на руках
                  словно крокадилия,
                      но прошедшая адаптацию.
Сделано из рептилии,
              сам себе хвастаю.
Вижу: люди,как крокодилы,
хоть и пращуры у них были
                  и серебряные тоже.
Не говорю,что они дебилы,
просто труху поедают алюминиевыми ложками.
Всё у них прошёл - 
      ни одной лошади -
некоторым художественным восприятием -
                            проехало
                            по головы-площади.
Дерево,корнями врослое
в определённую точку земли.
В одном месте,
          от младенца- до взрослого,
кольца-срезы дорогу проколесили.
Тут колесишь,колесишь-
                     спидометр-
                  крутит километраж.
Без предупреждения,раз и помер.
Переезд,
      на цокальный этаж.
А семена?-
          идентичное продолжение?
"Церебральное!- обгоним туберкулёзное".
Девяносто процентов недоделанных ,
обмениваются классическими позами.
Крикнуть хочу о главном,
о ярком,как солнце встающее.
Выпадает : Мария,как ты?
Понимаю: не
         недостающее.
Слышу звуки какие-то
            на идише доносятся:
"Израиль хочет
           снабдить
             Россию картофелем".
Про себя: у Израиля много картошки.
Вот он и хочет ею,поделиться немножко.
Себе: что в России картошки даже не стало?
Другим: видимо её мало.
В ячейки-Фаррела северную дверь,
Ветер западный барабанит военным
                               маршем.
Открываю,кричу : не стану мерить -
бросаю в лицо наотмашь.
Думаю про себя:
           День Сурка,что ли,
                   на земле случился?
Сто лет прошло, а 
             он всё стучится.
(Век по небесам скитаюсь,
словно чеховский монах.
Только молот-серп за пазухой,
только облако в штанах).
Ничего не имею против
                традиций западных,
перед статуей витовой
                      танцевать,
                          круги наматывая.
Не надо вынуждать мою Родину,
Выдыхать сибирское- У-
                    матывай.
Стена,чешуйчатым эфиром,
демонстрацией,за диском-диск.
Слышу,как картину мира
             листает Перст -
                           экрана писк.
И вот,я вырвался оттуда.
И в небо взмыл кружа,кружа.
Природной тягой
             своей
                к чуду,
Достиг седьмого этажа,
         неба Нового.
Вижу,разминается кто-то,
               в образе орла двухголового,
По приседал - ласты под мышку
   и карабкаться стал
                    на
                      небесную вышку.
Этот нырнёт.
В себе уверенный.
В глубине проплывёт
                  и вынырнет : не верили!
(Смотрю: облако,
              глядит Разиным.
Думаю,про себя: безобразие.
Кто-то шёпотом:
              роли избраны.
У истории- свои Визборы).
Кувырок,
      кувырок - сальто!
Сольдо
четыре
отдаю Буратино -
забираю у него азбуку
и иду,
а язык асфальта
облизывает 
         мои
           ботинки
            
Рейтинг: 0 171 просмотр
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!