ГлавнаяСтихиКрупные формыПоэмы → СКАЗАНИЕ О ЯСНОМ КНЯЗЕ СТАХОРЕ И ЕГО ВОЗЛЮБЛЕННОЙ ВЕЛЕСЛАВЕ

СКАЗАНИЕ О ЯСНОМ КНЯЗЕ СТАХОРЕ И ЕГО ВОЗЛЮБЛЕННОЙ ВЕЛЕСЛАВЕ

article390452.jpg

Часть 1
 
Мимо серой гряды вдаль тянущихся гор,
Мимо древних дубрав и зелёных полей
Плыл в точёной ладье ясный княжич Стахор
В дальний край за любимой невестой своей.
 
Год гостила княжна Велеслава с отцом
В ихнем княжестве. Год пролетел точно день,
Был Стахор на ту пору зелёным юнцом,
Но влюбился. Ходил за девчонкой как тень.
 
Обручить их решили однажды князья,
Пролетели три года и время пришло,
По реке быстроводной помчалась ладья,
И несло её вдаль золотое весло.
 
Всю дружину сморил ночью лунною сон,
Только бодрых гребцов он никак не настиг,
Не дремал и Стахор: в небо звёздное он
Всё глядел и меж звёзд видел ласковый лик.
 
Так и плыли они и не день и не два,
Пролетали недели, взошло много лун.
Только дальним путём напугаешь едва:
Ясный княжич Стахор был отважен и юн.
 
Велеслава ждала его. Часто к реке
Выбегала с утра и, надежду тая,
Всё смотрела: не мчится ли там вдалеке
По простору реки золотая ладья.
 
То, что едет жених, знала точно она:
Прозвенел ей давно молодой птичий хор,
Что спешит к ней навстречу не только весна,
А летит к ней в ладье милый княжич Стахор.
 
Плыл Стахор всё быстрей, подгоняя гребцов,
Вот видны и далёкой страны берега,
Их встречает дружина лихих молодцов,
Да детишек орава – одна мелюзга.
 
Ну а что Велеслава? Да в терем она
Быстрой ланью метнулась, схватила убор,
Наряжается, радостью светлой полна,
А тем временем гости заходят во двор.
 
И с улыбкой встречает их князь на крыльце:
- Рад я видеть тебя, ясный княжич мой Стах,
Я, признаться, забыл о незрелом юнце,
Нынче воин ты стал, закалённый в боях.
 
Ждёт тебя в терему Велеслава давно,
Подарить тебе жаждет она целый мир.
Накрывайте столы, наливайте вино,
Будет нынче у нас щедрый свадебный пир.
 
В светлом княжеском зале накрыты столы,
Во главе молодые, и краше их нет,
Всюду песни, баллады, стихи и хвалы:
Не один на пиру постарался поэт.
 
День за днём в беззаботном круженье идёт,
Но пора молодым собираться домой,
И уже три ладьи провожает народ:
На одной – Велеслава, Стахор на второй.
 
А на третьей – богатые княжьи дары,
Князь с княгиней стоят на обрыве крутом,
Да, дождались они этой грустной поры,
Когда дочка покинула милый свой дом.
 
Братья тоже притихли. Лишь волны шумят,
Три ладьи постепенно скрываются с глаз.
Князь с семьёй отправляются в терем назад,
Но ещё не закончен мой дивный рассказ.
 
Часть 2
 
Быстро вниз по теченью скользили ладьи.
Молодые спешили скорее домой,
А в душе пели трели свои соловьи.
И казалась им жизнь нынче сказкой самой.
 
Но нежданно на реку пал белый туман
В миг окутал, как вата, с княжною ладью.
И тотчас же рассеялся, словно обман.
Но Стахор не увидел невесту свою.
 
Ни её, ни ладьи. Пуст речной был простор,
Только бликами солнца играла волна,
- Велеслава! – взревел диким вепрем Стахор,
Не дождался ответа. Молчала она.
 
Князь поспешно причалил. На берег пустой
Вся дружина посыпалась, рвеньем горя,
Закатился за лес солнца диск золотой,
Янтарём занялась в синем небе заря.
 
Вплоть до ночи глубокой искали они,
Но внезапно сморил их таинственный сон,
Погасил грустный князь на стоянке огни,
У костра одинокого бодрствовал он,
 
Серп двурогой луны зорко бдел свысока,
Устремил в вышину бедный парень свой взор.
На плечо вдруг легла так нежданно рука,
Что немедля вскочил от испуга Стахор.
 
Глас раздался в тиши: - Отчего же твой страх?
Ты не бойся меня, я ведь белый колдун.
Не боюсь я тебя, - отвечал смело Стах,
Раз колдун – помоги одолеть мне беду.
 
- Я тебе помогу,- так колдун отвечал, -
Коль двурога луна, - не закрыты врата,
Отправляйся туда, где раскинул причал,
Я отправлю тебя далеко, в те места,
 
Где сейчас обитает подруга твоя,
В мир другой, совершенно иной белый свет.
Только точно сказать не могу тебе я:
Вспомнить сможет она тебя или же нет.
 
Всё, идём, торопиться настала пора,
Будь смелее, Стахор, не грусти и не плачь,
Вон, смотри, на заре розовеет гора,
Пожелаю тебе я добра и удач.
 
Там в подножье как зеркало, узкий проём.
Всё застыло при нём, нет движенья вокруг,
Но никак не пробраться, когда вы вдвоём,
А один ты пролезешь, смелее, мой друг.
 
Жду тебя с Велеславой. Как только луна
Округлит в небесах свой серебряный бок
Постараюсь вернуть вас. Задача сложна.
Всё, прощай, поспеши, друг мой, путь твой далёк.
 
Подобрался к вратам и застыл ясный Стах,
Оглянулся назад, помахал колдуну.
И затем, одолев неожиданный страх,
Как безумный, герой в те ворота шагнул
 
И исчез, только призрачный белый туман,
Опустился к подножию гор в тот же миг.
Так, наверно, судьба захотела сама.
- Возвращайся, Стахор, - крикнул громко старик.
 
И рассеялся тут же туман на глазах,
Стала серой, унылой скала, как всегда.
Что же будет с тобою, неистовый Стах?
Может, ждёт тебя радость, а, может, беда…
 
Часть 3
 
Белоруссия, год сорок первый, война.
Рвутся бомбы вокруг, всё пылает окрест
Ворвалась, как гроза, в одночасье она,
Белорусов сгоняя с насиженных мест.
 
Кто уехать успел, кто в землянки в леса,
В партизаны подался, спасать ро’дный край.
Среди них был Иван из деревни Роса,
По фамилии был тот Иван – Немогай.
 
Вот однажды в сентябрьский погожий денёк
В чаще леса Иван пробирался к своим,
Звонко цвиркнула пуля, попала в пенёк,
А немного левее бы – пал молодым.
 
Видно снайпер чужой притаился в кустах.
Резко встав в полный рост и совсем не таясь,
Громко крикнул Иван, одолев первый страх:
- Что же ты не стреляешь, фашистская мразь?
 
Ута Веллер - отличный и смелый стрелок
Затаилась средь толстых дубовых ветвей.
Вот и цель – невысокий смешной паренёк.
Не попала. Прицелиться надо точней.
 
Разбирает стрелка молодого задор,
Но знакомое что-то почудилось вдруг.
Как же так? Невозможно! Ведь это Стахор!
Дорогой и любимый, единственный друг.
 
Эх, лесная трава, наперстянка да сныть
Я не Ута и вспомнила только сейчас:
Велеслава я, как же могла я забыть,
Что любовь с этим парнем до гроба у нас.
 
Быстро спрыгнула вниз и к парнишке скорей
Словно камень упала Ивану на грудь.
Наплевать, что немецких полно егерей,
Лишь бы вместе с любимым, а там как-нибудь.
 
- Что ты там мне лепечешь, фашистский урод? -
Оторвал от себя Велеславу Иван.
- Девка что ли, коль мне мой рассудок не врёт?
Отвечай, кто ты есть, если ты не обман.
 
- Стах, родной мой, любимый, тебе я не враг,
Даже если судьба нас так странно свела.
Да, я Ута сегодня, но это не так.
Я твоя Велеслава, такие дела.
 
Я не Стах, я Иван, но никак не пойму
Отчего так лицо мне знакомо твоё,
Говоришь ты по-русски. Ответь почему?
Почему мне не страшно с тобою вдвоём?
 
Ну, конечно же, вспомнил. - Упала слеза,
- Велеслава, родная, тебя я нашёл.
В небе ясном в ответ в ответ громыхнула гроза.
- Вот теперь будет, милая, всё хорошо.
 
Свечерело. Свой диск показала луна,
Засмердел из болотца удушливый газ,
Пал туман на поляну обрывками сна,
И Стахор с Велеславой исчезли тотчас.
 
А в стране всё сильней разгоралась война,
Реки крови лились, и горели поля,
Задыхалась от горя, скорбела страна,
От ожогов чернела, дымилась земля.
 
Но всё выше вставала победы заря,
Всё светлее сиял голубой небосвод.
Все страданья, усилия были не зря,
Выжил, выстоял в горе советский народ.
 
Часть 4
 
Просыпалась дружина на бреге пустом,
Дружно храп прекратился, что был в унисон.
Неожиданно в первом луче золотом
Две фигуры возникли, как сказочный сон.
 
Заревел в тридцать глоток восторженный хор,
Улыбнулся в сторонке довольный колдун:
- Я приветствую вас, Велеслава, Стахор,
Удалось мне от вас отвести всю беду.
 
Поклонилась ему молодая чета:
- Благодарностью наши пылают сердца,
Но скажи нам, старик, это что за лета’?
Где мы были? Всю правду скажи до конца.
 
Кто те двое, кем были мы, чей это бой?
Отвечал им старик: - Через много веков
Мир закончится страшной кровавой войной.
Это ваши потомки, удел их таков.
 
Так ваш род за века разбросает судьба,
Так уж сложится жизнь, что в грядущие дни
Меж потомками вашими будет борьба,
И о вас никогда не узнают они.
 
Но не след вам об этом грустить и страдать,
Да и память опять доведёт до беды.
Повелите мне блюдо большое подать,
Да в железную чашу налейте воды.
 
Поднесли колдуну всё, что он попросил,
Пошептал он над чашей, рукой поводил,
Но затем, как подкошенный, рухнул без сил,
Стах поднял его, рядом с собой усадил.
 
- Эту чашу испей, Велеславе подай,
Заколдована мною речная вода.
И прощайте, друзья, будет жизнь ваша – рай,
Тот поход позабудете вы навсегда…
 
Так и было: прожили потом много лет,
Становясь с каждым годом богаче, знатней,
Князь с княгиней без горя, без войн и без бед,
Но из памяти стёрся кошмар давних дней.
 

© Copyright: Светлана Юлина (Vesta), 2017

Регистрационный номер №0390452

от 12 июля 2017

[Скрыть] Регистрационный номер 0390452 выдан для произведения:
Часть 1
 
Мимо серой гряды вдаль тянущихся гор,
Мимо древних дубрав и зелёных полей
Плыл в точёной ладье ясный княжич Стахор
В дальний край за любимой невестой своей.
 
Год гостила княжна Велеслава с отцом
В ихнем княжестве. Год пролетел точно день,
Был Стахор на ту пору зелёным юнцом,
Но влюбился. Ходил за девчонкой как тень.
 
Обручить их решили однажды князья,
Пролетели три года и время пришло,
По реке быстроводной помчалась ладья,
И несло её вдаль золотое весло.
 
Всю дружину сморил ночью лунною сон,
Только бодрых гребцов он никак не настиг,
Не дремал и Стахор: в небо звёздное он
Всё глядел и меж звёзд видел ласковый лик.
 
Так и плыли они и не день и не два,
Пролетали недели, взошло много лун.
Только дальним путём напугаешь едва:
Ясный княжич Стахор был отважен и юн.
 
Велеслава ждала его. Часто к реке
Выбегала с утра и, надежду тая,
Всё смотрела: не мчится ли там вдалеке
По простору реки золотая ладья.
 
То, что едет жених, знала точно она:
Прозвенел ей давно молодой птичий хор,
Что спешит к ней навстречу не только весна,
А летит к ней в ладье милый княжич Стахор.
 
Плыл Стахор всё быстрей, подгоняя гребцов,
Вот видны и далёкой страны берега,
Их встречает дружина лихих молодцов,
Да детишек орава – одна мелюзга.
 
Ну а что Велеслава? Да в терем она
Быстрой ланью метнулась, схватила убор,
Наряжается, радостью светлой полна,
А тем временем гости заходят во двор.
 
И с улыбкой встречает их князь на крыльце:
- Рад я видеть тебя, ясный княжич мой Стах,
Я, признаться, забыл о незрелом юнце,
Нынче воин ты стал, закалённый в боях.
 
Ждёт тебя в терему Велеслава давно,
Подарить тебе жаждет она целый мир.
Накрывайте столы, наливайте вино,
Будет нынче у нас щедрый свадебный пир.
 
В светлом княжеском зале накрыты столы,
Во главе молодые, и краше их нет,
Всюду песни, баллады, стихи и хвалы:
Не один на пиру постарался поэт.
 
День за днём в беззаботном круженье идёт,
Но пора молодым собираться домой,
И уже три ладьи провожает народ:
На одной – Велеслава, Стахор на второй.
 
А на третьей – богатые княжьи дары,
Князь с княгиней стоят на обрыве крутом,
Да, дождались они этой грустной поры,
Когда дочка покинула милый свой дом.
 
Братья тоже притихли. Лишь волны шумят,
Три ладьи постепенно скрываются с глаз.
Князь с семьёй отправляются в терем назад,
Но ещё не закончен мой дивный рассказ.
 
Часть 2
 
Быстро вниз по теченью скользили ладьи.
Молодые спешили скорее домой,
А в душе пели трели свои соловьи.
И казалась им жизнь нынче сказкой самой.
 
Но нежданно на реку пал белый туман
В миг окутал, как вата, с княжною ладью.
И тотчас же рассеялся, словно обман.
Но Стахор не увидел невесту свою.
 
Ни её, ни ладьи. Пуст речной был простор,
Только бликами солнца играла волна,
- Велеслава! – взревел диким вепрем Стахор,
Не дождался ответа. Молчала она.
 
Князь поспешно причалил. На берег пустой
Вся дружина посыпалась, рвеньем горя,
Закатился за лес солнца диск золотой,
Янтарём занялась в синем небе заря.
 
Вплоть до ночи глубокой искали они,
Но внезапно сморил их таинственный сон,
Погасил грустный князь на стоянке огни,
У костра одинокого бодрствовал он,
 
Серп двурогой луны зорко бдел свысока,
Устремил в вышину бедный парень свой взор.
На плечо вдруг легла так нежданно рука,
Что немедля вскочил от испуга Стахор.
 
Глас раздался в тиши: - Отчего же твой страх?
Ты не бойся меня, я ведь белый колдун.
Не боюсь я тебя, - отвечал смело Стах,
Раз колдун – помоги одолеть мне беду.
 
- Я тебе помогу,- так колдун отвечал, -
Коль двурога луна, - не закрыты врата,
Отправляйся туда, где раскинул причал,
Я отправлю тебя далеко, в те места,
 
Где сейчас обитает подруга твоя,
В мир другой, совершенно иной белый свет.
Только точно сказать не могу тебе я:
Вспомнить сможет она тебя или же нет.
 
Всё, идём, торопиться настала пора,
Будь смелее, Стахор, не грусти и не плачь,
Вон, смотри, на заре розовеет гора,
Пожелаю тебе я добра и удач.
 
Там в подножье как зеркало, узкий проём.
Всё застыло при нём, нет движенья вокруг,
Но никак не пробраться, когда вы вдвоём,
А один ты пролезешь, смелее, мой друг.
 
Жду тебя с Велеславой. Как только луна
Округлит в небесах свой серебряный бок
Постараюсь вернуть вас. Задача сложна.
Всё, прощай, поспеши, друг мой, путь твой далёк.
 
Подобрался к вратам и застыл ясный Стах,
Оглянулся назад, помахал колдуну.
И затем, одолев неожиданный страх,
Как безумный, герой в те ворота шагнул
 
И исчез, только призрачный белый туман,
Опустился к подножию гор в тот же миг.
Так, наверно, судьба захотела сама.
- Возвращайся, Стахор, - крикнул громко старик.
 
И рассеялся тут же туман на глазах,
Стала серой, унылой скала, как всегда.
Что же будет с тобою, неистовый Стах?
Может, ждёт тебя радость, а, может, беда…
 
Часть 3
 
Белоруссия, год сорок первый, война.
Рвутся бомбы вокруг, всё пылает окрест
Ворвалась, как гроза, в одночасье она,
Белорусов сгоняя с насиженных мест.
 
Кто уехать успел, кто в землянки в леса,
В партизаны подался, спасать ро’дный край.
Среди них был Иван из деревни Роса,
По фамилии был тот Иван – Немогай.
 
Вот однажды в сентябрьский погожий денёк
В чаще леса Иван пробирался к своим,
Звонко цвиркнула пуля, попала в пенёк,
А немного левее бы – пал молодым.
 
Видно снайпер чужой притаился в кустах.
Резко встав в полный рост и совсем не таясь,
Громко крикнул Иван, одолев первый страх:
- Что же ты не стреляешь, фашистская мразь?
 
Ута Веллер - отличный и смелый стрелок
Затаилась средь толстых дубовых ветвей.
Вот и цель – невысокий смешной паренёк.
Не попала. Прицелиться надо точней.
 
Разбирает стрелка молодого задор,
Но знакомое что-то почудилось вдруг.
Как же так? Невозможно! Ведь это Стахор!
Дорогой и любимый, единственный друг.
 
Эх, лесная трава, наперстянка да сныть
Я не Ута и вспомнила только сейчас:
Велеслава я, как же могла я забыть,
Что любовь с этим парнем до гроба у нас.
 
Быстро спрыгнула вниз и к парнишке скорей
Словно камень упала Ивану на грудь.
Наплевать, что немецких полно егерей,
Лишь бы вместе с любимым, а там как-нибудь.
 
- Что ты там мне лепечешь, фашистский урод? -
Оторвал от себя Велеславу Иван.
- Девка что ли, коль мне мой рассудок не врёт?
Отвечай, кто ты есть, если ты не обман.
 
- Стах, родной мой, любимый, тебе я не враг,
Даже если судьба нас так странно свела.
Да, я Ута сегодня, но это не так.
Я твоя Велеслава, такие дела.
 
Я не Стах, я Иван, но никак не пойму
Отчего так лицо мне знакомо твоё,
Говоришь ты по-русски. Ответь почему?
Почему мне не страшно с тобою вдвоём?
 
Ну, конечно же, вспомнил. - Упала слеза,
- Велеслава, родная, тебя я нашёл.
В небе ясном в ответ в ответ громыхнула гроза.
- Вот теперь будет, милая, всё хорошо.
 
Свечерело. Свой диск показала луна,
Засмердел из болотца удушливый газ,
Пал туман на поляну обрывками сна,
И Стахор с Велеславой исчезли тотчас.
 
А в стране всё сильней разгоралась война,
Реки крови лились, и горели поля,
Задыхалась от горя, скорбела страна,
От ожогов чернела, дымилась земля.
 
Но всё выше вставала победы заря,
Всё светлее сиял голубой небосвод.
Все страданья, усилия были не зря,
Выжил, выстоял в горе советский народ.
 
Часть 4
 
Просыпалась дружина на бреге пустом,
Дружно храп прекратился, что был в унисон.
Неожиданно в первом луче золотом
Две фигуры возникли, как сказочный сон.
 
Заревел в тридцать глоток восторженный хор,
Улыбнулся в сторонке довольный колдун:
- Я приветствую вас, Велеслава, Стахор,
Удалось мне от вас отвести всю беду.
 
Поклонилась ему молодая чета:
- Благодарностью наши пылают сердца,
Но скажи нам, старик, это что за лета’?
Где мы были? Всю правду скажи до конца.
 
Кто те двое, кем были мы, чей это бой?
Отвечал им старик: - Через много веков
Мир закончится страшной кровавой войной.
Это ваши потомки, удел их таков.
 
Так ваш род за века разбросает судьба,
Так уж сложится жизнь, что в грядущие дни
Меж потомками вашими будет борьба,
И о вас никогда не узнают они.
 
Но не след вам об этом грустить и страдать,
Да и память опять доведёт до беды.
Повелите мне блюдо большое подать,
Да в железную чашу налейте воды.
 
Поднесли колдуну всё, что он попросил,
Пошептал он над чашей, рукой поводил,
Но затем, как подкошенный, рухнул без сил,
Стах поднял его, рядом с собой усадил.
 
- Эту чашу испей, Велеславе подай,
Заколдована мною речная вода.
И прощайте, друзья, будет жизнь ваша – рай,
Тот поход позабудете вы навсегда…
 
Так и было: прожили потом много лет,
Становясь с каждым годом богаче, знатней,
Князь с княгиней без горя, без войн и без бед,
Но из памяти стёрся кошмар давних дней.
Рейтинг: 0 143 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Популярные стихи за месяц
77
69
63
54
53
51
50
48
47
47
44
ПРИЮТ ПОКОЯ 11 августа 2018 (Рената Юрьева)
43
41
41
Мои Тени 2 августа 2018 (Demen Keaper)
41
40
40
СЕ ЛЯ ВИ 6 августа 2018 (Рената Юрьева)
39
39
39
38
38
38
38
37
Слепок ладоней 25 июля 2018 (Demen Keaper)
37
33
31
30
30