ГлавнаяПоэзияКрупные формыПоэмы → СЕРДЦА ЧЕТЫРЕХ

 

СЕРДЦА ЧЕТЫРЕХ

23 августа 2012 - Ирэна Артемьева
article71810.jpg
 
 

 

 

СЕРДЦА ЧЕТЫРЕХ

Часть 1-я

Однажды, непогодой удрученный, на причале грустный я стоял,
вспомнилась мне давняя история, друг мой незабвенный рассказал.
Ветер завывал, летели брызги, я промок, но все не уходил,
В памяти событий вереница, много лет прошло, но я их воскресил.

Шторм крепчал, темнело очень быстро; в темно-синей дымке вдруг возник
призрак бригантины легкий и прозрачный, сквозь пустыню времени проник.

 

Вот все ближе парусник старинный, светится законам вопреки,
вот промчался мимо, буре неподвластный, растворился в сумрачной дали.

Вас читатель, я увы, не знаю, вновь и вновь у берега брожу,
но незримо, мысленно я с вами, все, что я запомнил, расскажу.
расскажу я вам, друзья, про капитана и его заклятого врага;
все случилось в Англии туманной в средние, далекие века.

Слышите? Уже звенят бокалы, женский смех, шум ветра за окном,
мы нарушим времени законы, в замок невидимками войдем.


Капитан надежной бригантины, гордый профиль, меткая рука,
славой легендарной был овеян, в разных городах знавали моряка.

Звали капитана Арни Кречет, с юных лет он море полюбил.
С ветром спорил! Бури не боялся! Посейдон не раз его щадил.


Но на свете всякое бывает, встреча двух была предрешена,
на краю глубокого обрыва наш герой заметил колдуна.



Граф Далтон, рыцарь отважный, магом искусным слыл,
потомок знатного рода в замке фамильном жил.
Он был хорошо образован, силен и очень высок,
Арни его ненавидел, с детства терпеть не мог.

Диана - супруга графа, ему была не верна,
в беспечного капитана на горе свое влюблена.
Ночами одна в подземелье, крадучись с факелом шла,
не знала она, не ведала, что гибель ее ждала.

Тайным, извилистым ходом навстречу к ней Кречет спешил,
далекий от истинной страсти он вскорости поостыл,


Диане о скорой разлуке небрежно, вскользь сообщил,
предлог не искал, а просто признался, что разлюбил.

Не знал, что для гордого сердца рана смертельной была;
не знал, что Диана, страдая, мужу признаться смогла,
в час роковой, недобрый к морю однажды ушла,
навстречу бушующим волнам несчастная поплыла.

А море в тот день разыгралось, вздымалась злая волна,
а для Дианы без Арни жизнь была не мила.
В мир, где никто из нас не был, дорога ее пролегла.
напрасно служанка крестилась и громко ее звала.

С тех пор задумчивый Далтон по берегу часто бродил.
Духом не слабый и мудрый он вскоре врагу отомстил.
Не будем его сурово, не зная деталей, судить,
кто тут злодей, кто праведник не нам предстоит решить.

Часть 2-я

Привольно жил Кречет, весело, в азартные игры играл,
но слишком часто влюблялся и голову быстро терял.
Победой едва насладившись, герой наш охладевал,
любил он тайные встречи и жизни праздничной бал.

Анри нравился женщинам и дрался за них иногда,
удача ему улыбалась, он помнил об этом всегда.
Супругу свою Лорианну он странной и скрытной считал,
а замкнутость гордого сердца за слабость всегда принимал.

 

 


Юная Лорианна, как Ангел небесный мила
в былые дни волновалась, тоскуя слезы лила,
но вскоре нашла в себе силы, многое поняла,
о муже почти забыла и ласк его не ждала.

Любила она лишь книги, писала стихи тайком,
на крыльях мечты, как птица, она покидала дом.
Характер имела сложный, совсем непростой,
по воле отца и брата стала Арни женой.



Часть 3-я

Любовь... У нее два цвета... И видимо два крыла.
Она не разлучна с ревностью, а та посланница зла.
В пустынном проклятом месте редко кто-либо бывал,
лишь волны бились о скалы, да ветер шумел, завывал.

Легенда гласит, что в прошлом, супруга безмерно любя,
красавица бросилась в море, однажды, средь бела дня.
Ревность ее увлекала, манила, вела за собой,
коварна она, беспощадна и жизни лишает порой.

Обрыв был отвесным, глубоким и каждый в округе знал:
там дом возвышался заброшенный, там ястреб-крикун летал.


Там в черном плаще под деревом, нахмурившись граф стоял.
он знал, для своих прогулок Кречет то место избрал.
  

 Явился Арни беспечный, камешки в море бросал,
он виртуозно насвистывал и встречи не ожидал.
Заметив врага, он вздрогнул и сразу свистеть перестал,
глаза его потемнели, рука легла на кинжал.

Молча враги стояли, каждый гневом пылал.
Над ними ястреб промчался, пронзительно закричал.
Далтон, слегка усмехнулся, кулак театрально разжал,
в лучах заходящего солнца рубин огромный сверкал.

Вздохнул капитан восхищенно, всю жизнь он клады искал,
мечтал о несметных сокровищах и кое-что в них понимал.
Он плавал в разные страны, чем только не торговал,
но равного этому камню нигде никогда не видал.

А Далтон на камень не смотрит, ему белый свет не мил.
Супругу врага Лорианну он на всю жизнь полюбил.
И, зная горячность Арни, сознательно оскорбил,
ему рубин уникальный в обмен за нее предложил.

Едва осознав униженье, Арни рассвирепел,
с кинжалом, яростным зверем на Далтона налетел.
Злость победить не в силах, все же умерил свой пыл,
но лишь потому, что в битве соперник его победил.

Замысел графа был дерзким, до мелочи все рассчитал,
планом ни с кем не делился, никто не предполагал,
что в доме у Арни внезапно громом грянет беда,
что Далтон похитит Лоринну, исчезнет она без следа.

Кречет, собрав команду, в бездействии всех винил,
в свете последних событий безудержно злился и пил,
рассудок теряя от гнева, кружкой о стену стучал,
боцмана больно ударил, громко ругался, кричал.

Все знали, где враг обитает, по морю лишь час пути,
но как из крепости-замка жену капитана спасти?


Бушевало грозное море, видно гневался Посейдон,
изящная бригантина взлетала на гребни волн.

 


 

 Часть 4-я

Замок на пригорке возвышался, там среди надежных, верных слуг
праздновал успех своей затеи, Лорианны новый нежный друг.


Пленница прекрасная дремала, локоны ее светлее льна.
Лик ее изящный освещала яркая, громадная луна.

Снились ей роскошные покои, пышные ковры и зеркала.
Зал большой тонул в потоках света, им она окутана была.
Колонны, ввысь стремясь, терялись во мраке, в необъятной тьме
и поразительно реальный портрет вельможи на стене.

И, озираясь удивленно, Лорина ближе подошла,
и в беспорядке краски, кисти, наброски разные нашла.
Звучала музыка не громко, то скрипки тонкая струна,
вдруг, слышит стук далекий, гулкий в испуге встала у окна.

Какой-то всадник в зал въезжает на диком, рыжем скакуне,
глаза безумием сверкают, то муж, но явно не в себе.
Руками как-то странно машет, смеется и не узнает,
окликнула его, не слышит и именем чужим зовет.

Вот отстранил ее рукой, вот повернулся к ней спиной,
Она к дверям... И графа видит. Он был свидетель сцены той.
Не в силах слез сдержать, рыдает, а Далтон тихо: «Ангел мой!».
И сквозь ресницы, чуть дыша, она в красивые глаза взглянула

робости полна и в ту минуту поняла, что в новый мир увлечена,
в нем чувств пленительных волна, в нем музыка души слышна.
Бывает так: игривая волна на берег, пенясь, набегает,
не медля снова отступает, так день и ночь она играет,


то в свете месяца сверкает, то в солнечных лучах светла
блестит... Совсем не зная сна, резва, легка и весела.
Лорина пылких чувств не знала, она еще не понимала,
как вдруг случилось, что она так сильно в графа влюблена.


Часть 6-я

В парадной зале уж зажгли огни, там слуги графа ждали,
гирлянду из цветов сплели, фонтан ей украшали.
Уж стол к вечерней трапезе готов, все роскошью сверкает,
одетый в бархат граф вошел, слугу за Лорианной посылает.

А сам к портрету подошел, по струнам ударяет,
прекрасным голосом поет о том, как он страдает,
как без Лорины в тишине тоскует, пропадает,
как день и ночь о ней одной безудержно мечтает.

Вошла Лоринна в зал старинный в нарядном платье, пышном, длинном.
На Далтона, бросая тайный взгляд, и думала о нем, посматривая в сад:

«Мне кажется я сплю и вижу дивный сон,
он сказочно красив, силен, высок, умен.
Призывно смотрит он, волнуюсь, сердце бьется,
но виду не подам, никто не посмеется
над той, что день и ночь грустит всегда одна.
Я знаю, граф влюблен, но буду холодна.

А муж? Способен ли cобытия принять?
Намерен ли меня у Далтона отнять?
Стремится без конца к различным приключеньям,
изменам, байкам, глупым сожаленьям,
не вижу я конца, лишь слезы да мученья.
Не знала я любви, но чувствую близка
несчастной Лорианны счастливая судьба».

Так думала она в немыслимом волненьи,
откинув грусть, тоску, пустые сожаленья.
Сумеет ли она собою управлять?
Способна ли она желания скрывать?
Невинная душа... Не так-то и проста,
какой огонь в крови, а внешне холодна.

А в зале музыка звучит и тысяча свечей горит,
цветов заморских аромат и струй в фонтане водопад.
К ней граф подходит, за руку берет,
к столу накрытому торжественно ведет.
Лорина от волнения дрожит, а он ей комплименты говорит.

В плен попало сердце Лорианны, дивный баритон ей голову кружил,
а в глазах веселых, темно-синих столько жизни! И любовный пыл!
Что теперь ей делать? Как сопротивляться?
Для сопротивленья слишком мало сил, в вихре чувств сознание кружилось,
а в душе любимый воцарил.

А граф, не зная, что он мил, слегка растерян все же был.
Он слишком долго встречи ждал, всю жизнь любовь свою искал.
Супругу Далтон не любил. Она лгала, он к ней остыл,
но грусть его уже прошла, душа любовью вновь цвела.

Он глаз с Лорины не сводил, ей ожерелье подарил.
Ее смущенный, робкий лик кинжалом в сердце вдруг проник.
Задумался на краткий миг... Вот на столе фужер возник,
напиток был в нем не простой: янтарно-желтый, золотой.

Скрывая страсти ураган, он обнимает тонкий стан,
в глаза с надеждою глядит, на ушко что-то говорит.
Не уж-то час любви настал?
И просто так, не тратя сил, граф Лорианну покорил?

Вот слуг уже препроводил… Мечтает утолить свой пыл?
Пожалуй слишком осмелел и к цели не шагал, летел.
Закроем занавес на том, событий завертелся ком.

Явился Кречет, зная лаз, отважный, ловкий скалолаз,
а с ним, буяня и бузя, его надежные друзья.



 

Часть 7-я

Все огни погасли в замке графа, свет теплился лишь в одном окне.
Там, в уютной спальне Лорианна думала... и все о колдуне.
Вспоминала ласковые речи и под утро приснилось ей:
мчится вихрем красавец Далтон на своем могучем коне.

Вот все ближе, вот совсем он рядом, взгляд призывный к ней он обратил,
улыбался граф и музыка звучала, в легком танце нежно закружил.

А на столе… В бокале… Недопитый…
З О Л О Т О Й
В О Л Ш Е Б Н Ы Й
Э Л Е К С И Р.

Часть 8-я

О волшебном чуточку попозже. Где же Арни, что случилось с ним?
Что он замышляет непутевый, ненадежный, мнимый херувим?

Беда! В ловушке наш герой: захлопнул дверь и сам не свой!
Он в винном погребе сидел пьянее всех своих друзей.
На графа очень сильно злясь, ругаясь скверно и бранясь.
Был в замке том большой подвал там винный погреб процветал.

Старинный, огромный замок построен был на века.
На острове он находился, вокруг заливные луга.
Он был окружен надежно: высокой, прочной стеной,
а глубоко в подземелье имелся ход потайной.

Арни дорогу подземную с трепетом вспоминал,
не думал, что дверь захлопнется, в ловушку внезапно попал.


Дверь, обитая железом, очень прочная была
и захлопнулась со скрипом и как будто-то бы сама.

Но конечно не случайно! Далтон все прекрасно знал!
Он визит друзей предвидел, он за ними наблюдал.
Удача друзьям изменила и дверь не сломали они,
утешились тем, что в подвале, бочонок с ромом нашли.

Спорили и ругались долго, до хрипоты,
землю копать решили, будто они кроты.
Их труд оказался бесплодным, напористость Арни - миф,
он первым спать завалился, крепкого рома испив.

Храпели "морские волки", выпив бочонок до дна,
в подвале, как глупые мышки, попавшие в лапы кота.
Снотворное в бочки с ромом заранее граф добавлял.
Расстроились планы Арни, бедняга о том не знал.



Часть 9-я

Дверь со скрипом отворилась… На пороге граф стоял
в свете факела, спокойно на уснувших он взирал.
Кот любимый, Пирс пушистый с криком к Далтону бежал,
на полу валялись кружки, возмущенно Пирс пищал.

Тут граф осветился улыбкой и Пирса на руки взял,
задумался, стал серьезен, кубок старинный достал.
Двенадцать свечей зажигая, шкуру зверя стелил
и в кубок с магическим камнем зеленую жидкость лил.

Дрожали, мерцали свечи, ярко факел пылал,
но стен большого подвала свет этот не достигал.
Лишь центр винного зала «сцену» собой являл,
там Далтон в накидке блестящей ветхую книгу читал.

Казался ожившей картиной, одетый, как истинный маг,
взывал к всемогущему духу: "Внемли, о великий Даг!"
Пламя причудливым образом меняло черты лица
и синие яркие молнии метали графа глаза!

Время прошло незаметно, всю ночь он глаз не смыкал,
под утро на бригантину друзей отнести приказал.
А Пирс ни о чем не ведал, он крепко, спокойно спал,
лапкой мохнатой прикрывшись о свежих сливках мечтал.

Лишь с рассветом моряки проснулись. Мрачный замок виднелся вдали,
на палубе бригантины ром в бочонке нашли.


Море вокруг голубое и гладкое, как стекло.
Все живы! И все здоровы, а в памяти НИ- ЧЕ-ГО!!



ЭПИЛОГ

Утром замок в голубой долине выглядел не лучше чем вчера.
Словно призрак реял он в тумане, а вблизи смотрелся, как гора.
По большому, скошенному лугу царственной лебедушкой плыла
Лорианна в платье белоснежном, зная что любовь свою нашла.

Рядом с ней огромный, черный Далтон возвышался грозною скалой,
взгляд его внимательный лучился радостью, казалось, неземной.
И сердца созвучно застучали, чувственно-ритмично в унисон
и по всей округе раздавался голос графа, чудо-баритон.

Над любовью и колдун не властен! Что в графине было? Все равно!
Бывает, влюбляются двое, если им суждено.
Граф Далтон, сияя улыбкой, прищурившись вдаль посмотрел,
изящная бригантина вдали растворилась совсем.


Множество шикарных картинок к этому стихотворению тут:

http://art-castle2.ucoz.ru/index/6_stikhi_khoz_zamka/0-11
http://art-castle2.ucoz.ru/index/6_a_stikhi_khoz_zamka/0-12

© Copyright: Ирэна Артемьева, ДЕКАБРЬ 2003 - ЯНВАРЬ 2004 гг.


© Copyright: Ирэна Артемьева, 2012

Регистрационный номер №0071810

от 23 августа 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0071810 выдан для произведения:

 

СЕРДЦА ЧЕТЫРЕХ

Часть 1-я

Однажды, непогодой удрученный, на причале грустный я стоял,
вспомнилась мне давняя история, друг мой незабвенный рассказал.
Ветер завывал, летели брызги, я промок, но все не уходил,
В памяти событий вереница, много лет прошло, но я их воскресил.

Шторм крепчал, темнело очень быстро; в темно-синей дымке вдруг возник
призрак бригантины легкий и прозрачный, сквозь пустыню времени проник.
Вот все ближе парусник старинный, светится законам вопреки,
вот промчался мимо, буре неподвластный, растворился в сумрачной дали.

Вас читатель, я увы, не знаю, вновь и вновь у берега брожу,
но незримо, мысленно я с вами, все, что я запомнил, расскажу.
расскажу я вам, друзья, про капитана и его заклятого врага;
все случилось в Англии туманной в средние, далекие века.

Слышите? Уже звенят бокалы, женский смех, шум ветра за окном,
мы нарушим времени законы, в замок невидимками войдем.
Капитан надежной бригантины, гордый профиль, меткая рука,
славой легендарной был овеян, в разных городах знавали моряка.

Звали капитана Арни Кречет, с юных лет он море полюбил.
С ветром спорил! Бури не боялся! Посейдон не раз его щадил.
Но на свете всякое бывает, встреча двух была предрешена,
на краю глубокого обрыва наш герой заметил колдуна.

Граф Далтон, рыцарь отважный, магом искусным слыл,
потомок знатного рода в замке фамильном жил.
Он был хорошо образован, силен и очень высок,
Арни его ненавидел, с детства терпеть не мог.

Диана - супруга графа, ему была не верна,
в беспечного капитана на горе свое влюблена.
Ночами одна в подземелье, крадучись с факелом шла,
не знала она, не ведала, что гибель ее ждала.

Тайным, извилистым ходом навстречу к ней Кречет спешил,
далекий от истинной страсти он вскорости поостыл,
Диане о скорой разлуке небрежно, вскользь сообщил,
предлог не искал, а просто признался, что разлюбил.

Не знал, что для гордого сердца рана смертельной была;
не знал, что Диана, страдая, мужу признаться смогла,
в час роковой, недобрый к морю однажды ушла,
навстречу бушующим волнам несчастная поплыла.

А море в тот день разыгралось, вздымалась злая волна,
а для Дианы без Арни жизнь была не мила.
В мир, где никто из нас не был, дорога ее пролегла.
напрасно служанка крестилась и громко ее звала.

С тех пор задумчивый Далтон по берегу часто бродил.
Духом не слабый и мудрый он вскоре врагу отомстил.
Не будем его сурово, не зная деталей, судить,
кто тут злодей, кто праведник не нам предстоит решить.

Часть 2-я

Привольно жил Кречет, весело, в азартные игры играл,
но слишком часто влюблялся и голову быстро терял.
Победой едва насладившись, герой наш охладевал,
любил он тайные встречи и жизни праздничной бал.

Анри нравился женщинам и дрался за них иногда,
удача ему улыбалась, он помнил об этом всегда.
Супругу свою Лорианну он странной и скрытной считал,
а замкнутость гордого сердца за слабость всегда принимал.

Юная Лорианна, как Ангел небесный мила
в былые дни волновалась, тоскуя слезы лила,
но вскоре нашла в себе силы, многое поняла,
о муже почти забыла и ласк его не ждала.

Любила она лишь книги, писала стихи тайком,
на крыльях мечты, как птица, она покидала дом.
Характер имела сложный, совсем непростой,
по воле отца и брата стала Арни женой.

Часть 3-я

Любовь... У нее два цвета... И видимо два крыла.
Она не разлучна с ревностью, а та посланница зла.
В пустынном проклятом месте редко кто-либо бывал,
лишь волны бились о скалы, да ветер шумел, завывал.

Легенда гласит, что в прошлом, супруга безмерно любя,
красавица бросилась в море, однажды, средь бела дня.
Ревность ее увлекала, манила, вела за собой,
коварна она, беспощадна и жизни лишает порой.

Обрыв был отвесным, глубоким и каждый в округе знал:
там дом возвышался заброшенный, там ястреб-крикун летал.
Там в черном плаще под деревом, нахмурившись граф стоял.
он знал, для своих прогулок Кречет то место избрал.

Явился Арни беспечный, камешки в море бросал,
он виртуозно насвистывал и встречи не ожидал.
Заметив врага, он вздрогнул и сразу свистеть перестал,
глаза его потемнели, рука легла на кинжал.

Молча враги стояли, каждый гневом пылал.
Над ними ястреб промчался, пронзительно закричал.
Далтон, слегка усмехнулся, кулак театрально разжал,
в лучах заходящего солнца рубин огромный сверкал.

Вздохнул капитан восхищенно, всю жизнь он клады искал,
мечтал о несметных сокровищах и кое-что в них понимал.
Он плавал в разные страны, чем только не торговал,
но равного этому камню нигде никогда не видал.

А Далтон на камень не смотрит, ему белый свет не мил.
Супругу врага Лорианну он на всю жизнь полюбил.
И, зная горячность Арни, сознательно оскорбил,
ему рубин уникальный в обмен за нее предложил.

Едва осознав униженье, Арни рассвирепел,
с кинжалрм, яростным зверем на Далтона налетел.
Злость победить не в силах, все же умерил свой пыл,
но лишь потому, что в битве соперник его победил.

Замысел графа был дерзким, до мелочи все рассчитал,
планом ни с кем не делился, никто не предполагал,
что в доме у Арни внезапно громом грянет беда,
что Далтон похитит Лоринну, исчезнет она без следа.

Кречет, собрав команду, в бездействии всех винил,
в свете последних событий безудержно злился и пил,
рассудок теряя от гнева, кружкой о стену стучал,
боцмана больно ударил, громко ругался, кричал.

Все знали, где враг обитает, по морю лишь час пути,
но как из крепости-замка жену капитана спасти?
Бушевало грозное море, видно гневался Посейдон,
изящная бригантина взлетала на гребни волн.

Часть 4-я

Замок на пригорке возвышался, там среди надежных, верных слуг
праздновал успех своей затеи, Лорианны новый нежный друг.
Пленница прекрасная дремала, локоны ее светлее льна.
Лик ее изящный освещала яркая, громадная луна.

Снились ей роскошные покои, пышные ковры и зеркала.
Зал большой тонул в потоках света, им она окутана была.
Колонны, ввысь стремясь, терялись во мраке, в необъятной тьме
и поразительно реальный портрет вельможи на стене.

И, озираясь удивленно, Лорина ближе подошла,
и в беспорядке краски, кисти, наброски разные нашла.
Звучала музыка не громко, то скрипки тонкая струна,
вдруг, слышит стук далекий, гулкий в испуге встала у окна.

Какой-то всадник в зал въезжает на диком, рыжем скакуне,
глаза безумием сверкают, то муж, но явно не в себе.
Руками как-то странно машет, смеется и не узнает,
окликнула его, не слышит и именем чужим зовет.

Вот отстранил ее рукой, вот повернулся к ней спиной,
Она к дверям... И графа видит. Он был свидетель сцены той.
Не в силах слез сдержать, рыдает, а Далтон тихо: «Ангел мой!».
И сквозь ресницы, чуть дыша, она в красивые глаза взглянула

робости полна и в ту минуту поняла, что в новый мир увлечена,
в нем чувств пленительных волна, в нем музыка души слышна.
бывает так: игривая волна на берег, пенясь, набегает,
не медля снова отступает, так день и ночь она играет,

то в свете месяца сверкает, то в солнечных лучах светла
блестит... Совсем не зная сна, резва, легка и весела.
Лоринна пылких чувств не знала, она еще не понимала,
как вдруг случилось, что она так сильно в графа влюблена.

Часть 6-я

В парадной зале уж зажгли огни, там слуги графа ждали,
гирлянду из цветов сплели, фонтан ей украшали.
Уж стол к вечерней трапезе готов, все роскошью сверкает,
одетый в бархат граф вошел, слугу за Лорианной посылает.

А сам к портрету подошел, по струнам ударяет,
прекрасным голосом поет о том, как он страдает,
как без Лорины в тишине тоскует, пропадает,
как день и ночь о ней одной безудержно мечтает.

Вошла Лоринна в зал старинный в нарядном платье, пышном, длинном.
На Далтона, бросая тайный взгляд, и думала о нем, посматривая в сад:

«Мне кажется я сплю и вижу дивный сон,
он сказочно красив, силен, высок, умен.
Призывно смотрит он, волнуюсь, сердце бьется,
но виду не подам, никто не посмеется
над той, что день и ночь грустит всегда одна.
Я знаю, граф влюблен, но буду холодна.

А муж? Способен ли cобытия принять?
Намерен ли меня у Далтона отнять?
Стремится без конца к различным приключеньям,
изменам, байкам, глупым сожаленьям,
не вижу я конца, лишь слезы да мученья.
Не знала я любви, но чувствую близка
несчастной Лорианны счастливая судьба».

Так думала она в немыслимом волненьи,
откинув грусть, тоску, пустые сожаленья.
Сумеет ли она собою управлять?
Способна ли она желания скрывать?
Невинная душа... Не так-то и проста,
какой огонь в крови, а внешне холодна.

А в зале музыка звучит и тысяча свечей горит,
цветов заморских аромат и струй в фонтане водопад.
К ней граф подходит, за руку берет,
к столу накрытому торжественно ведет.
Лоринна от волнения дрожит, а он ей комплименты говорит.

В плен попало сердце Лорианны, дивный баритон ей голову кружил,
а в глазах веселых, темно-синих столько жизни! И любовный пыл!
Что теперь ей делать? Как сопротивляться?
Для сопротивленья слишком мало сил, в вихре чувств сознание кружилось,
а в душе любимый воцарил.

А граф, не зная, что он мил, слегка растерян все же был.
Он слишком долго встречи ждал, всю жизнь любовь свою искал.
Супругу Далтон не любил. Она лгала, он к ней остыл,
но грусть его уже прошла, душа любовью вновь цвела.

Он глаз с Лоринны не сводил, ей ожерелье подарил.
Ее смущенный, робкий лик кинжалом в сердце вдруг проник.
Задумался на краткий миг... Вот на столе фужер возник,
напиток был в нем не простой: янтарно-желтый, золотой.

Скрывая страсти ураган, он обнимает тонкий стан,
в глаза с надеждою глядит, на ушко что-то говорит.
Неуж-то час любви настал?
И просто так, не тратя сил, граф Лорианну покорил?

Вот слуг уже препроводил… Мечтает утолить свой пыл?
Пожалуй слишком осмелел и к цели не шагал, летел.
Закроем занавес на том, событий завертелся ком.

Явился Кречет, зная лаз, отважный, ловкий скалолаз,
а с ним, буяня и бузя, его надежные друзья.

Часть 7-я

Все огни погасли в замке графа, свет теплился лишь в одном окне.
Там, в уютной спальне Лорианна думала и все о колдуне.
Вспоминала ласковые речи и под утро приснилось ей:
мчится вихрем красавец Далтон на своем могучем коне.

Вот все ближе, вот совсем он рядом, взгляд призывный к ней он обратил,
улыбался граф и музыка звучала, в легком танце нежно закружил.

А на столе… В бокале… Недопитый…
З О Л О Т О Й
В О Л Ш Е Б Н Ы Й
Э Л Е К С И Р.

Часть 8-я

О волшебном чуточку попозже. Где же Арни, что случилось с ним?
Что он замышляет непутевый, ненадежный, мнимый херувим?

Беда! В ловушке наш герой: захлопнул дверь и сам не свой!
Он в винном погребе сидел пьянее всех своих друзей,
на графа очень сильно злясь, ругаясь скверно и бранясь.
был в замке том большой подвал, там винный погреб процветал.

Старинный, огромный замок построен был на века.
На острове он находился, вокруг заливные луга.
Он был окружен надежно: высокой, прочной стеной,
а глубоко в подземелье имелся ход потайной.

Арни дорогу подземную с трепетом вспоминал,
не думал, что дверь захлопнется, в ловушку внезапно попал.
Дверь, обитая железом, очень прочная была
и захлопнулась со скрипом и как будто-то бы сама.

Но конечно не случайно! Далтон все прекрасно знал!
Он визит друзей предвидел, он за ними наблюдал.
Удача друзьям изменила и дверь не сломали они,
утешились тем, что в подвале, бочонок с ромом нашли.

Спорили и ругались долго, до хрипоты,
землю копать решили, будто они кроты.
Их труд оказался бесплодным, напористость Арни - миф,
он первым спать завалилился, крепкого рома испив.

Храпели "морские волки", выпив бочонок до дна,
в подвале, как глупые мышки, попавшие в лапы кота.
Снотворное в бочки с ромом заранее граф добавлял.
Расстроились планы Арни, бедняга о том не знал.

Часть 9-я

Дверь со скрипом отворилась… На пороге граф стоял
в свете факела, спокойно на уснувших он взирал.
Кот любимый, Пирс пушистый с криком к Далтону бежал,
на полу валялись кружки, возмущенно Пирс пищал.

Тут граф осветился улыбкой и Пирса на руки взял,
задумался, стал серьезен, кубок старинный достал.
Двенадцать свечей зажигая, шкуру зверя стелил
и в кубок с магическим камнем зеленую жидкость лил.

Дрожали, мерцали свечи, ярко факел пылал,
но стен большого подвала свет этот не достигал.
Лишь центр винного зала «сцену» собой являл,
там Далтон в накидке блестящей ветхую книгу читал.

Казался ожившей картиной, одетый, как истинный маг,
взывал к всемогущему духу: "Внемли, о великий Даг!"
Пламя причудливым образом меняло черты лица
и синие яркие молнии метали графа глаза!

Время прошло незаметно, всю ночь он глаз не смыкал,
под утро на бригантину друзей отнести приказал.
А Пирс ни о чем не ведал, он крепко, спокойно спал,
лапкой мохнатой прикрывшись о сливках свежих мечтал.

Лишь с рассветом моряки проснулись. Мрачный замок виднелся вдали,
на палубе бригантины ром в бочоноке нашли.
Море вокруг голубое и гладкое, как стекло.
Все живы! И все здоровы, а в памяти НИ- ЧЕ-ГО!!

ЭПИЛОГ

Утром замок в голубой долине выглядел не лучше чем вчера.
Словно призрак реял он в тумане, а вблизи смотрелся, как гора.
По большому, скошенному лугу царственной лебедушкой плыла
Лорианна в платье белоснежном, зная что любовь свою нашла.

Рядом с ней огромный, черный Далтон возвышался грозною скалой,
взгляд его внимательный лучился радостью, казалось, неземной.
И сердца созвучно застучали, чувственно-ритмично в унисон
и по всей округе раздавался голос графа, чудо-баритон.

Над любовью и колдун не властен! Что в графине было? Все равно!
Бывает, влюбляются двое, если им суждено.
Граф Далтон, сияя улыбкой, прищурившись вдаль посмотрел,
изящная бригантина вдали растворилась совсем.

© Copyright: Ирэна Артемьева, ДЕКАБРЬ 2003 - ЯНВАРЬ 2004 гг.

Рейтинг: +3 586 просмотров
Комментарии (2)
Анна Магасумова # 14 октября 2013 в 11:37 0
Очень понравилось!
А как ты, Ирэна права:"
Любовь... У нее два цвета... И видимо два крыла.
Она не разлучна с ревностью, а та посланница зла.
Ирэна Артемьева # 1 декабря 2013 в 14:57 0
Анна, спасибо большое!
Популярная поэзия
+328 + 281 = 609
+312 + 204 = 516
+258 + 194 = 452
+243 + 198 = 441
+210 + 167 = 377
+200 + 172 = 372
+206 + 158 = 364
+175 + 145 = 320
+185 + 124 = 309
+159 + 145 = 304
+168 + 122 = 290
+154 + 135 = 289
+145 + 121 = 266
+160 + 100 = 260
+139 + 116 = 255
+135 + 117 = 252
+133 + 109 = 242
+140 + 102 = 242
+128 + 107 = 235
+152 + 83 = 235
+133 + 97 = 230
Все пройдет. 22 января 2012 (чудо Света)
+135 + 91 = 226
+133 + 92 = 225
+127 + 97 = 224
+118 + 105 = 223
+128 + 95 = 223
+133 + 81 = 214
+126 + 88 = 214
+114 + 98 = 212
ВЫБОР26 июня 2015 (Елена Бурханова)
+107 + 104 = 211
+122 + 86 = 208
ЗВОНОК25 октября 2013 (Елена Бурханова)
+118 + 86 = 204
+108 + 95 = 203
+113 + 89 = 202
+110 + 91 = 201
+111 + 90 = 201
+106 + 95 = 201
+116 + 81 = 197
+107 + 87 = 194
+152 + 41 = 193
+110 + 83 = 193
+106 + 84 = 190
+110 + 79 = 189
Де жа вю4 декабря 2013 (Alexander Ivanov)
+107 + 78 = 185
+108 + 76 = 184
+107 + 75 = 182
+110 + 66 = 176
+116 + 60 = 176
+107 + 68 = 175
+146 + 18 = 164