Поход

11 февраля 2012 - Палинский

Я решил представить «Слово о полку Игореве» в виде рыцарской баллады. Почему я это сделал? Мне так захотелось! Почему бы и нет? В конце концов, сервера нынче большие, сотнями терабайт измеряются. Они всё стерпят! И не такое терпели!

 

 

 

 

Друзья садитесь у огня,

А я начну рассказ.

Давно вы знаете меня,

Я так же знаю вас.

О славном деле будет речь –

Про Игорев поход.

В который мы ходили с ним

Недавно - в прошлый год.

 

 

Боян постой, ты отдохни.

Ты пел уже не раз:

О храбрых витязей делах,

О битвах и пирах.

Сегодня петь всем буду я.

Мчи ветер песнь мою:

По горам, долам и лесам;

В жару мчи, и в пургу.

Пусть знают все: и стар, и млад –

Про ту отважну сечь.

Чтоб битва славилась в веках

Я начинаю песнь.

 

 

ПЕСНЬ ПЕРВАЯ

 

 

Знамёна радостно шумят,

В Путивле мы стоим.

К нам скоро Игоревый брат придёт

И вместе с ним:

Пойдём бить общего врага

Мы половецких орд,

Плохая выпадет судьба

Для мусульманских толп.

 

 

Вот видим: Всеволод идёт

И армия за ним.

Он молвит: «Брат,

С тобой одним желанием горим:

Из Дона воду шлемом пить,

Да половцев «учить».

На землю русскую пути

Пора им позабыть.

К тебе привёл большую рать:

Огонь у всех в груди;

Отвагой полны их сердца;

С булата их мечи.

Мечта у каждого одна:

Чтоб с честью умереть -

В руке сжимая крепко меч

На поле сечи лечь».

 

Но тут исчезло солнце вдруг,

И дрогнул храбрый стан.

Но Игорь молвил: «Что испуг –

Ведь не по чину нам.

Пускай же прячется Джабог,

А мы пойдём вперёд.

Дорогу к Дону осветит

Нам радостный Сварог».

И в златом стремени нога

Он поскакал вперёд.

А мы все двинулись за ним,

Труби зычнее рог.

 

 

По степи едем мы гуртом;

Уж Русь осталась за холмом;

Теперь с Оскола воду пьём,

Да ищем встречи «дорогой».

Лихому «пиру» скоро быть –

Воронам сладко есть да пить.

Ну что ж?! Покормим вороньё!

Собой, половцем ль? Всё равно!

 

 

Оскол сливается с Донцом;

У междуречья берегов

Мы видим половецкий стан –

Стоит тьма тьмуща мусульман.

И первыми пошли стрелки –

Руки крепки, глаза зорки;

Свистит тугая тетива,

Да туча стрел летит в врага.

Копейщики; сомкнув ряды,

На землю опустив щиты,

Стоят железною стеной.

Идёт, идёт желанный бой.

А мы: на резвых скакунах;

По степи, подымая прах;

Врага вмиг с тыла обошли;

Разбиты половцев полки.

 

 

Добыча добрая взята –

Рубин, алмазы, жемчуга;

Здесь: бархат, злато, серебро.

Но всё же главное добро:

Девиц прекраснейших чета

С собою нами забрата.

И наши славные бойцы

В плену у женской красоты.

 

 

Галантны кавалеры, у ног склонились там.

Прекрасные манеры, пленили сердца дам.

 

 

«Дружине дамы и добро,

Мне слава знамя моего», -

Князь Игорь тут провозгласил,

На холм высокий водрузил

Он знамя славное своё –

Древко - сплошное серебро;

Бахрома бела, красен стяг.

Шуми зычней киянский флаг.

 

 

Каяла в море убегает;

На горизонте возникает

Тут стая злобная врагов.

Не счесть числа исламских «псов».

Гза и Кончак ведут их в бой.

 

 

О, Всеволод; о, воин славный;

Как Тур могучий ты и храбрый;

Как божья молния и гром,

Ты пал на полчище врагов.

Где проскакал твой конь ретиво;

Где просвистал твой грозно меч;

Ряды там пали торопливо,

А головы слетели с плеч.

Но получивший много ран,

Ты в половецкий плен попал.

 

 

Удача изменила нам,

На берегах Каялы

Лежит наш русский стан.

Князья отважные в плену.

Клянём проклятую судьбу...

 

 

ПЕСНЬ ВТОРАЯ

 

 

Друзья, я нову песнь начну

Теперь уже про старину.

Боян нам говорил не раз

О древних славнейших князьях.

Владимир Солнце просветил –

Что христианство подарил.

И печенегов наказал;

Мстя за отца, их прочь прогнал.

Был Ярослав достойный сын,

Он мудростею всех пленил.

У Польши Галицу забрал –

Раскайся злобный Болеслав.

Но, как отважен, был Мстислав.

Радедю Храбрый поборол,

Ножом горло ему вспорол.

Всеслав – влюблённый чародей.

К ногам красавицы своей -

Мнил, стольный Киев положить.

Отвагою сердце пленить.

С земли полоцкой он войной

Пришёл и взял киянский трон.

Но про измену тут прознав,

Отваги полный Изяслав,

На Киев с войском поскакал –

В Полоцк умчался волконав.

 

 

С латинской стали латы были.

Мечи булатные носили.

Могли ж без лат и без меча –

Одним ножом разбить врага.

 

 

Отец достойных сыновей,

Олегов сын и царь степей –

Гзу побеливший, Святослав.

Удар копья, и Гза упал

С коня. И на земле сырой

Лежит и молит упокой.

Но князь тут милость проявил

И хана в степи отпустил:

«Ступай назад, сладко живи.

На Русь ты больше не ходи».

 

 

Но вот уже настали другие времена.

      Встаёт счас брат на брата,

                  И сын против отца.

И Боголюбским Киев надменно был сожжён.

Насчёт столицы новой прочтён был приговор.

Владимир: нынче стольный, над Русью Цареград.

Разбей врагов, так каждый, тебе ведь будет рад.

О, Всеволод великий, ты кайзер всей Руси.

Князьям нашим на помощь скорее поспеши.

Ведь рать твоя большая!

И если захотят,

Весь Дон они шеломом

Сумеют исчерпать.

Но зло хранишь могущий на киевских князей

И словно призываешь: «Враг, их смелее бей».

 

 

И вот она расплата,

Пришедшая всем нам -

На берегах Каялы

Лежит отважный стан.

И Рюриковичи братья не йдут помочь ему.

И только Ярославна рыдает на яру.

В Путивле славном граде, на городском яру –

Рыдает Ярославна, кляня судьбу свою.

 

 

Поход, этот – расплата, пришедшая всем нам.

На берегах Каялы лежит отважный стан.

 

 

ПЕСНЬ ТРЕТЬЯ

 

 

Овлур – приятель добрый мой:

Славный боец, и плут лихой.

Он плена ловко избежал,

А вот домой не побежал.

Решил: «Покуда я живу;

Мой князь, тебе не быть в плену!».

У половцев коней угнал,

К шатру их ночью подогнал,

Коротким свистом нас позвал.

Мы вышли, сели на коней,

И прочь помчались из «гостей».

Хоть в роскоши рождённый,

Наш князь неприхотлив –

Он из ручья пил воду,

Стрелою птицу бил.

И вот она удача – уже из-за холма

Пред нами растелилась родимая земля.

В Путивль вернулся Игорь;

Ему рад стар и млад;

Жена тут Ярославна

Свой прекратила плачь;

Облобызавши мужа, восславила судьбу.

Печаль одна осталась - Владимир сын в плену.

 

 

«Князь Игорь ночью убежал», -

Гза Кончаку утром сказал.

И отроду бесстрашный

Он страхом был объят:

«Гза, известье это –

Зловещей кобры яд.

Ведь Игоря я знаю:

Обиды не простит,

И за неё суровый

Жестоко отомстит.

Придёт он с ратью новой

В Тьмутараканский рой

Приход тот обернётся

Для половцев бедой.

Сожжет он наши нивы и сёла разорит,

Грядёт наша погибель, предвижу её лик».

И в степь он обращает свой потемневший взор.

Вдруг видит Кончаковна, за ней князь удалой -

Как хвост, что волочится за рыжею лисой.

«Сын Игоря Владимир у дочери в плену», -

Кончак когда увидел, благословил судьбу.

- «Птенца я окольцую – на дочери женю,

И августейшим браком мир с Русью заключу.

Ведь Игоря я знаю: хоть верный друг клинка,

Против родни своей он не обнажит меча.

С князьями породнимся, и коль придёт беда,

Плечом к плечу поедем на общего врага».

 

 

......................................................................................

......................................................................................

......................................................................................

 

 

Друзья садитесь у огня,

А я начну рассказ.

Давно вы знаете меня,

Я так же знаю вас.

Не только же про старину

Бояна слушать песнь;

Ведь витязи есть и сейчас,

Жива и ныне честь.

Отвагой полны их сердца,

У всех огонь в груди.

Пусть прославляют же века:

Вас – воинов Руси.

 

 

Примечание

 

 

Рассказ ведётся от первого лица. Согласно предположениям историков: «Слово» было написано через год (два) после похода. Автор «Слова» был не только очевидцем, но и участником описываемых им событий. Он (автор) принимал участие не только в походе, но ещё и в побеге с половецкого плена князя Игоря.

 

 

Мне известно: что половцы во второй половине XII века были язычниками, ислам ими был принят уже во времена Золотой Орды, т. е. в XIII веке. В своей балладе я умышленно изобразил их мусульманами, чтобы придать моему произведению дух именно рыцарской баллады – изобразив поход Игоря Святославовича внука Олегова, как крестовый поход по борьбе с неверными (впрочем, именно так, половцев и называл автор слова).

 

 

Само произведение написано лишь по мотивам «Слова» и не является его копией, переводом, или адаптацией. В нём (в произведении) я лишь придерживался сюжетной линии и пытался по возможности не нарушать исторических фактов.

 

 

О, Всеволод; о, воин славный; как Тур могучий ты и храбрый -- Тор (др.-исл. Þōrr, Þunarr, др.-англ. Þunor, Þūr, др.-сакс. Þunær, др.-нидерл. и др.-в.-нем. Donar, прагерм. Thunaraz, буквально «гром») - в германо-скандинавской мифологии один из асов, бог грома и бури, защищающий богов и людей от великанов и чудовищ. «Триждырождённый» старший сын Одина и богини земли Ёрд. В области распространения германских языков Тору посвящен день недели — четверг (англ. Thursday, нем. Donnerstag).

В своей последней битве – Рагнарёк; Тор убивает страшного дракона, проглотившего солнце – Ёрмунганда. Но, при этом, сам оказывается, забрызган драконьей кровью. Кровь дракона была смертельно ядовита даже для аса. Победив злодея и освободив солнце, Тор умирает.

В некоторых древних германо-скандинавских языках его имя произносилось: как Тьюр или Тур. Вероятно, от произношения его имени и происходит современное норвежское имя – Тур.

Думаю: что именно с ним сравнивал своего кумира - князя Всеволода Святославовича внука Олеговича автор «Слова»; говоря о нём: «яр тур Всеволод».

© Copyright: Палинский, 2012

Регистрационный номер №0025015

от 11 февраля 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0025015 выдан для произведения:

Я решил представить «Слово о полку Игореве» в виде рыцарской баллады. Почему я это сделал? Мне так захотелось! Почему бы и нет? В конце концов, сервера нынче большие, сотнями терабайт измеряются. Они всё стерпят! И не такое терпели!

 

 

 

 

Друзья садитесь у огня,

А я начну рассказ.

Давно вы знаете меня,

Я так же знаю вас.

О славном деле будет речь –

Про Игорев поход.

В который мы ходили с ним

Недавно - в прошлый год.

 

 

Боян постой, ты отдохни.

Ты пел уже не раз:

О храбрых витязей делах,

О битвах и пирах.

Сегодня петь всем буду я.

Мчи ветер песнь мою:

По горам, долам и лесам;

В жару мчи, и в пургу.

Пусть знают все: и стар, и млад –

Про ту отважну сечь.

Чтоб битва славилась в веках

Я начинаю песнь.

 

 

ПЕСНЬ ПЕРВАЯ

 

 

Знамёна радостно шумят,

В Путивле мы стоим.

К нам скоро Игоревый брат придёт

И вместе с ним:

Пойдём бить общего врага

Мы половецких орд,

Плохая выпадет судьба

Для мусульманских толп.

 

 

Вот видим: Всеволод идёт

И армия за ним.

Он молвит: «Брат,

С тобой одним желанием горим:

Из Дона воду шлемом пить,

Да половцев «учить».

На землю русскую пути

Пора им позабыть.

К тебе привёл большую рать:

Огонь у всех в груди;

Отвагой полны их сердца;

С булата их мечи.

Мечта у каждого одна:

Чтоб с честью умереть -

В руке сжимая крепко меч

На поле сечи лечь».

 

Но тут исчезло солнце вдруг,

И дрогнул храбрый стан.

Но Игорь молвил: «Что испуг –

Ведь не по чину нам.

Пускай же прячется Джабог,

А мы пойдём вперёд.

Дорогу к Дону осветит

Нам радостный Сварог».

И в златом стремени нога

Он поскакал вперёд.

А мы все двинулись за ним,

Труби зычнее рог.

 

 

По степи едем мы гуртом;

Уж Русь осталась за холмом;

Теперь с Оскола воду пьём,

Да ищем встречи «дорогой».

Лихому «пиру» скоро быть –

Воронам сладко есть да пить.

Ну что ж?! Покормим вороньё!

Собой, половцем ль? Всё равно!

 

 

Оскол сливается с Донцом;

У междуречья берегов

Мы видим половецкий стан –

Стоит тьма тьмуща мусульман.

И первыми пошли стрелки –

Руки крепки, глаза зорки;

Свистит тугая тетива,

Да туча стрел летит в врага.

Копейщики; сомкнув ряды,

На землю опустив щиты,

Стоят железною стеной.

Идёт, идёт желанный бой.

А мы: на резвых скакунах;

По степи, подымая прах;

Врага вмиг с тыла обошли;

Разбиты половцев полки.

 

 

Добыча добрая взята –

Рубин, алмазы, жемчуга;

Здесь: бархат, злато, серебро.

Но всё же главное добро:

Девиц прекраснейших чета

С собою нами забрата.

И наши славные бойцы

В плену у женской красоты.

 

 

Галантны кавалеры, у ног склонились там.

Прекрасные манеры, пленили сердца дам.

 

 

«Дружине дамы и добро,

Мне слава знамя моего», -

Князь Игорь тут провозгласил,

На холм высокий водрузил

Он знамя славное своё –

Древко - сплошное серебро;

Бахрома бела, красен стяг.

Шуми зычней киянский флаг.

 

 

Каяла в море убегает;

На горизонте возникает

Тут стая злобная врагов.

Не счесть числа исламских «псов».

Гза и Кончак ведут их в бой.

 

 

О Всеволод; о воин славный;

Как Тур могучий ты и храбрый;

Как божья молния и гром,

Ты пал на полчище врагов.

Где проскакал твой конь ретиво;

Где просвистал твой грозно меч;

Ряды там пали торопливо,

А головы слетели с плеч.

Но получивший много ран,

Ты в половецкий плен попал.

 

 

Удача изменила нам,

На берегах Каялы

Лежит наш русский стан.

Князья отважные в плену.

Клянём проклятую судьбу...

 

 

ПЕСНЬ ВТОРАЯ

 

 

Друзья, я нову песнь начну

Теперь уже про старину.

Боян нам говорил не раз

О древних славнейших князьях.

Владимир Солнце просветил –

Что христианство подарил.

И печенегов наказал;

Мстя за отца, их прочь прогнал.

Был Ярослав достойный сын,

Он мудростею всех пленил.

У Польши Галицу забрал –

Раскайся злобный Болеслав.

Но, как отважен, был Мстислав.

Радедю Храбрый поборол,

Ножом горло ему вспорол.

Всеслав – влюблённый чародей.

К ногам красавицы своей -

Мнил, стольный Киев положить.

Отвагою сердце пленить.

С земли полоцкой он войной

Пришёл и взял киянский трон.

Но про измену тут прознав,

Отваги полный Изяслав,

На Киев с войском поскакал –

В Полоцк умчался волконав.

 

 

С латинской стали латы были.

Мечи булатные носили.

Могли ж без лат и без меча –

Одним ножом разбить врага.

 

 

Отец достойных сыновей,

Олегов сын и царь степей –

Гзу побеливший, Святослав.

Удар копья, и Гза упал

С коня. И на земле сырой

Лежит и молит упокой.

Но князь тут милость проявил

И хана в степи отпустил:

«Ступай назад, сладко живи.

На Русь ты больше не ходи».

 

 

Но вот уже настали другие времена.

      Встаёт счас брат на брата,

                  И сын против отца.

И Боголюбским Киев надменно был сожжён.

Насчёт столицы новой прочтён был приговор.

Владимир: нынче стольный, над Русью Цареград.

Разбей врагов, так каждый, тебе ведь будет рад.

О Всеволод великий, ты кайзер всей Руси.

Князьям нашим на помощь скорее поспеши.

Ведь рать твоя большая!

И если захотят,

Весь Дон они шеломом

Сумеют исчерпать.

Но зло хранишь могущий на киевских князей

И словно призываешь: «Враг, их смелее бей».

 

 

И вот она расплата,

Пришедшая всем нам -

На берегах Каялы

Лежит отважный стан.

И Рюриковичи братья не йдут помочь ему.

И только Ярославна рыдает на яру.

В Путивле славном граде, на городском яру –

Рыдает Ярославна, кляня судьбу свою.

 

 

Поход, этот – расплата, пришедшая всем нам.

На берегах Каялы лежит отважный стан.

 

 

ПЕСНЬ ТРЕТЬЯ

 

 

Овлур – приятель добрый мой:

Славный боец, и плут лихой.

Он плена ловко избежал,

А вот домой не побежал.

Решил: «Покуда я живу;

Мой князь, тебе не быть в плену!».

У половцев коней угнал,

К шатру их ночью подогнал,

Коротким свистом нас позвал.

Мы вышли, сели на коней,

И прочь помчались из «гостей».

Хоть в роскоши рождённый,

Наш князь неприхотлив –

Он из ручья пил воду,

Стрелою птицу бил.

И вот она удача – уже из-за холма

Пред нами растелилась родимая земля.

В Путивль вернулся Игорь;

Ему рад стар и млад;

Жена тут Ярославна

Свой прекратила плачь;

Облобызавши мужа, восславила судьбу.

Печаль одна осталась - Владимир сын в плену.

 

 

«Князь Игорь ночью убежал», -

Гза Кончаку утром сказал.

И отроду бесстрашный

Он страхом был объят:

«Гза, известье это –

Зловещей кобры яд.

Ведь Игоря я знаю:

Обиды не простит,

И за неё суровый

Жестоко отомстит.

Придёт он с ратью новой

В Тьмутараканский рой

Приход тот обернётся

Для половцев бедой.

Сожжет он наши нивы и сёла разорит,

Грядёт наша погибель, предвижу её лик».

И в степь он обращает свой потемневший взор.

Вдруг видит Кончаковна, за ней князь удалой -

Как хвост, что волочится за рыжею лисой.

«Сын Игоря Владимир у дочери в плену», -

Кончак когда увидел, благословил судьбу.

- «Птенца я окольцую – на дочери женю,

И августейшим браком мир с Русью заключу.

Ведь Игоря я знаю: хоть верный друг клинка,

Против родни своей он не обнажит меча.

С князьями породнимся, и коль придёт беда,

Плечом к плечу поедем на общего врага».

 

 

......................................................................................

......................................................................................

......................................................................................

 

 

Друзья садитесь у огня,

А я начну рассказ.

Давно вы знаете меня,

Я так же знаю вас.

Не только же про старину

Бояна слушать песнь;

Ведь витязи есть и сейчас,

Жива и ныне честь.

Отвагой полны их сердца,

У всех огонь в груди.

Пусть прославляют же века:

Вас – воинов Руси.

 

 

Примечание

 

 

Рассказ ведётся от первого лица. Согласно предположениям историков: «Слово» было написано через год (два) после похода. Автор «Слова» был не только очевидцем, но и участником описываемых им событий. Он (автор) принимал участие не только в походе, но ещё и в побеге с половецкого плена князя Игоря.

 

 

Мне известно: что половцы во второй половине XII века были язычниками, ислам ими был принят уже во времена Золотой Орды, т. е. в XIII веке. В своей балладе я умышленно изобразил их мусульманами, чтобы придать моему произведению дух именно рыцарской баллады – изобразив поход Игоря Святославовича внука Олегова, как крестовый поход по борьбе с неверными (впрочем, именно так, половцев и называл автор слова).

 

 

Само произведение написано лишь по мотивам «Слова» и не является его копией, переводом, или адаптацией. В нём (в произведении) я лишь придерживался сюжетной линии и пытался по возможности не нарушать исторических фактов.

Рейтинг: +1 817 просмотров
Комментарии (2)
alexandr # 14 декабря 2012 в 20:02 0
live1
Палинский # 16 декабря 2012 в 20:00 0
Спасибо! Приятно было прочитать! Вернее увидеть.