ГлавнаяПоэзияКрупные формыПоэмы → Первая встреча, последняя встреча

 

Первая встреча, последняя встреча

29 мая 2012 - Сергей Шолухо

 

Первая встреча, последняя встреча…

               

(На основе рассказа Эллы Фурманской - «Первая встреча, последняя встреча…»

о любви лейтенанта Петра Петровича Шмидта – возглавившего мятеж на крейсере

«Очаков» 11 ноября 1905 года)          журнал «Караван историй» апрель 2011г.

               

По перрону вокзала большого,

Походкой уставшей, простой,

Нахмурившись, взглядом суровым,

Шел лейтенант молодой,

               

Шел – не спеша и устало шагая,

Морской, черный плащ, к лицу был ему,

Хотелось, обычную грусть прогоняя,

В купе своем просто, побыть одному.

               

В вагоне не шумно, войдя, осмотрелся,

В первом купе – семейство одно,

Купец во втором , на диване расселся,

Не уж-то побыть, одному не дано?

               

И вот его третье. И в дверь постучавшись,

Открыл. В темноте прямо возле окна,

Войдя, он увидел в крутом полумраке,

Сидела в углу, незнакомка одна.

               

Она недовольство в нем разглядела,

Подняв вуалетку, и скромно глядя,

Слегка испугавшись, и чуть оробела,

Выдавив тихо, потом из себя:

               

«Простите, но я пропустила свой поезд,

На этом , на дачу теперь еду я,

Сойду я примерно минут, через сорок»-

Спокойно она оправдала себя.

               

И вот в темноте наступающей ночи,

Он видел всего лишь ее силуэт,

И слышав ее замечательный голос,

Он мысленно строил прекрасный портрет,

               

А голос! Какой восхитительный голос,

Он лился и просто захватывал дух,

Похож - на звучание виолончели,

В какой-то момент, подумалось вдруг,

               

А южная ночь, хороша и красива,

И белый мундир, освещала Луна,

И он волновался, так не терпеливо,

Хотел, чтобы что-то сказала она,

               

И все же решился, прокашлявшись громко,

Представился, взгляд оторвав от окна,

Скрывая глаза в темноте, свои скромно,

Имя свое назвала и она.

               

И время стремительно, быстро бежало,

Как много друг - другу надо сказать,

Ведь сорок минут – это все-таки - мало,

Но все-таки – много смогли рассказать.

               

Она говорила о том, что свободна,

Словами ее – он был ошеломлен-

«Какое же счастье, что так все угодно,

Я тоже свободен - я разведен!»

               

И вот проводник приговор объявляет:

«На Дарнице мы три минуты стоим!»

И будто, ее он сейчас забирает,

Лишает их счастья, он криком своим.

               

Он только успел попросить ее адрес,

И будто слегка пробудившись от сна,

И дал лихорадочно лист, ей бумаги,

И быстро ему написали она,

               

Хотелось уснуть, и уже не проснуться,

Хотелось сказать, что она так нужна,

Успел лишь перчатки губами коснуться,

И в тот же момент – растворилась она.

               

И жизнь закружила их в омуте скверном,

Он думал, что он не достоин ее,

И так получается часто наверно,

Ему не достать было счастье свое,

               

И вот как-то раз, он девушку встретил,

У края моста, в темноте той ночной,

Не дал он ей шаг роковой этот сделать,

Не дал ей не как, покончить с собой,

               

На ней он женился, наверно напрасно,

Забыть, не выходит про счастье свое,

И это окажется, все-таки страшно,

Так просто не думать совсем про нее.

               

И новая жизнь у него не сложилась,

Оставив на сердце большое клеймо,

И все же потом это просто свершилось,

Решился тогда написать ей письмо,

               

Писали они друг - другу, так много,

Так много он в письмах всего говорил,

Из чувств, своих светлых, он строил дорогу,

Которую -просто он к ней проложил.

               

В газете она про мятеж прочитала,

И что офицером возглавлен был он,

И имя его, она тут же узнала,

Сомнений здесь не было – это был он.

               

Когда она все же поехать решилась,

К нему в казематы, в холодный тот вечер,

Они понимали, что все же случилась,

Их первая встреча, последняя встреча.

               

Его расстреляли, тем мартовским утром,

Мятежникам, только один приговор!

Но все это время, к последней минуте,

Он нес с собой, верно, их разговор,

               

Она получила письмо, после казни,

И долго его не пришлось уже ждать,

Он ей написал - что он просто спокоен:

«С любовью всегда, так легко умирать…»

(14.12.2011.)

© Copyright: Сергей Шолухо, 2012

Регистрационный номер №0051559

от 29 мая 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0051559 выдан для произведения:

 

Первая встреча, последняя встреча…

               

(На основе рассказа Эллы Фурманской - «Первая встреча, последняя встреча…»

о любви лейтенанта Петра Петровича Шмидта – возглавившего мятеж на крейсере

«Очаков» 11 ноября 1905 года)          журнал «Караван историй» апрель 2011г.

               

По перрону вокзала большого,

Походкой уставшей, простой,

Нахмурившись, взглядом суровым,

Шел лейтенант молодой,

               

Шел – не спеша и устало шагая,

Морской, черный плащ, к лицу был ему,

Хотелось, обычную грусть прогоняя,

В купе своем просто, побыть одному.

               

В вагоне не шумно, войдя, осмотрелся,

В первом купе – семейство одно,

Купец во втором , на диване расселся,

Не уж-то побыть, одному не дано?

               

И вот его третье. И в дверь постучавшись,

Открыл. В темноте прямо возле окна,

Войдя, он увидел в крутом полумраке,

Сидела в углу, незнакомка одна.

               

Она недовольство в нем разглядела,

Подняв вуалетку, и скромно глядя,

Слегка испугавшись, и чуть оробела,

Выдавив тихо, потом из себя:

               

«Простите, но я пропустила свой поезд,

На этом , на дачу теперь еду я,

Сойду я примерно минут, через сорок»-

Спокойно она оправдала себя.

               

И вот в темноте наступающей ночи,

Он видел всего лишь ее силуэт,

И слышав ее замечательный голос,

Он мысленно строил прекрасный портрет,

               

А голос! Какой восхитительный голос,

Он лился и просто захватывал дух,

Похож - на звучание виолончели,

В какой-то момент, подумалось вдруг,

               

А южная ночь, хороша и красива,

И белый мундир, освещала Луна,

И он волновался, так не терпеливо,

Хотел, чтобы что-то сказала она,

               

И все же решился, прокашлявшись громко,

Представился, взгляд оторвав от окна,

Скрывая глаза в темноте, свои скромно,

Имя свое назвала и она.

               

И время стремительно, быстро бежало,

Как много друг - другу надо сказать,

Ведь сорок минут – это все-таки - мало,

Но все-таки – много смогли рассказать.

               

Она говорила о том, что свободна,

Словами ее – он был ошеломлен-

«Какое же счастье, что так все угодно,

Я тоже свободен - я разведен!»

               

И вот проводник приговор объявляет:

«На Дарнице мы три минуты стоим!»

И будто, ее он сейчас забирает,

Лишает их счастья, он криком своим.

               

Он только успел попросить ее адрес,

И будто слегка пробудившись от сна,

И дал лихорадочно лист, ей бумаги,

И быстро ему написали она,

               

Хотелось уснуть, и уже не проснуться,

Хотелось сказать, что она так нужна,

Успел лишь перчатки губами коснуться,

И в тот же момент – растворилась она.

               

И жизнь закружила их в омуте скверном,

Он думал, что он не достоин ее,

И так получается часто наверно,

Ему не достать было счастье свое,

               

И вот как-то раз, он девушку встретил,

У края моста, в темноте той ночной,

Не дал он ей шаг роковой этот сделать,

Не дал ей не как, покончить с собой,

               

На ней он женился, наверно напрасно,

Забыть, не выходит про счастье свое,

И это окажется, все-таки страшно,

Так просто не думать совсем про нее.

               

И новая жизнь у него не сложилась,

Оставив на сердце большое клеймо,

И все же потом это просто свершилось,

Решился тогда написать ей письмо,

               

Писали они друг - другу, так много,

Так много он в письмах всего говорил,

Из чувств, своих светлых, он строил дорогу,

Которую -просто он к ней проложил.

               

В газете она про мятеж прочитала,

И что офицером возглавлен был он,

И имя его, она тут же узнала,

Сомнений здесь не было – это был он.

               

Когда она все же поехать решилась,

К нему в казематы, в холодный тот вечер,

Они понимали, что все же случилась,

Их первая встреча, последняя встреча.

               

Его расстреляли, тем мартовским утром,

Мятежникам, только один приговор!

Но все это время, к последней минуте,

Он нес с собой, верно, их разговор,

               

Она получила письмо, после казни,

И долго его не пришлось уже ждать,

Он ей написал - что он просто спокоен:

«С любовью всегда, так легко умирать…»

(14.12.2011.)

Рейтинг: +1 650 просмотров
Комментарии (1)
ღ Любовь Н ღ ღ ღ # 12 июля 2012 в 13:44 +1