ГлавнаяПоэзияКрупные формыПоэмы → Ода Болотам

 

Ода Болотам

28 сентября 2012 - Николай
article80177.jpg

 

                          1

Где марево зудящей мошкары,
Где застарелый, пряный запах прели,
За зоною берёз, корявых елей –
Есть выход в параллельные Миры.

Мой Север…

                         Царство древнее трясин.
Скупой пейзаж тоскливый и унылый
Влечёт сюда с неодолимой силой,
Сравнимой с притяжением вершин.

Но мрачное величие болот -
Лишь видимость,  какую-то загадку      
Таят их привкус: приторный и сладкий,   
И этот близкий низкий небосвод.

Мне  не дано сравнить, ни описать,         
В щемящем холодке из гущи кущи                      
Намёк на путь, из никуда ведущий -
В неведомое, под названьем - Гать…


                        2

Естественно, что топь всего древней:
Сестра могучей Тундры, дочка Магмы –
Она носила нас под диафрагмой,
А, стало быть, добрей и всех мудрей!

Ещё когда её рассол крутой   
Остыл, рождая Океан и Сушу,
Она решила, что остаться лучше
Той жижей первородною густой.

Увы, теперь уже не возвратить
Былую связь с кормилицей-Природой,
Взрастившею все сущие народы.
       Оборвалась связующая нить.

И вот итог:
                       где траки тракторов,
как паутину мрачную картину
плетут по глади лона – топь пустынна:
не жди щедрот от хлябей, ни даров.

Неблагодарен отрок-человек,
Утративший рецепторы для связи
С болотами, как первородной грязью,
Взрастившею его себе на грех.

Он разучился знаки понимать,
Диктуемые ею ежечасно
О том, что жизнь прекрасна, но опасна:
          Как пестует заботливая мать.

Капканов-«окон» рваные края –
Не злые шутки Матушки-Природы:   
Предвестие о хрупкости свободы            
И бренности земного бытия…

В них отразится неба бирюза,
Луна в ночи,
                        до нас ещё идущий
Давно умерших звёзд - к себе зовущий
Неверный свет, мерцающий в глазах.

                             3

  Быть может, жизнь и зачиналась здесь?
Не где-нибудь: не в море, не на суше –
Из варева травы, кореньев –
                                                     Души
Рождались, замещая муть и взвесь.

А с ними –  тьмы мутантов всех мастей:   
От Леших до Кикимор,

                                         постоянных
Адептов превентивных мер охранных         
От любопытных варваров-людей.

Наверное, отсюда и идет      
Молва людская и дурная слава,                                                 
Как о местах нечистых, жутких нравах,       
Царящих в акватории болот.

Вот таинство и породило шлейф   
Из небылиц и путаных преданий
О, якобы, зловещих из созданий 
Обители.
                           Частично это блеф.

Отчасти, правда.
                             Впрочем, как у всех -
Добра и зла у них наполовину;
Устроен Мир хитрО, но повторимо:               
Случись где радость – тотчас быть беде.

А что до неприглядности болот -
Напротив, всё в Природе не случайно!   
И красотой, печальной изначально -
Она лишь оттеняет переход:


Придёшь ли ты к божественным лесам,
Полям,
               у сонной речки  ли –

                                                    без версий -
Замрёт в груди и ёкнет гулко сердце,
Так, словно, ты войдёшь в забытый храм…


                       4

Когда почти кончается завод
И всё не так, как хочется по жизни –
Приди сюда и в радости и в тризне,
И напитайся мудростью болот.

В зеленоватый мох уткнись лицом,
И миллиарды лет пройдут лениво
Чредою вспять – к реликтовому взрыву,
Затеянному некогда Отцом.

Прислушайся, идя на Вечный Зов,
Поверь, что ты случайная частица
Из множества, обязанных родится,
И сгинуть без следа в конце концов.

А потому - уныние ли, спесь -
Уйми в себе:
                      когда всего довольно,
И, даже если нестерпимо больно –
Живи и радуйся, что ты на свете ЕСМЬ!

                        5

Зимой, обыкновенно, топи спят.
Бескрайняя – безжизненна  равнина,
Но где-то в глубине её (незримы) -
Процессы бесконечные кипят.

Уже под снежным настом зреет пласт
Для нового под осень урожая.          
По сути, топь – земля, она живая:
Не трожь – и с благодарностью воздаст.


Таинственный, неповторимый Рай,
Где в тёплых кочках по колено тонешь,
Как в материнских ласковых ладонях,

Ранимый мой, любимый - дивный край!                

Когда в начале лета все в цвету
Кусты брусники, клюквы и морошки –
Зайдите, ненароком  – не с лукошком, 
Но подглядеть иную красоту! 




                          И пусть не все заметят жизни пир,
                          Не каждого прельщает запах прели –
                          Мне дорог и понятен зыбкий мир                        
                          За зоною берёз, корявых елей.


© Copyright: Николай, 2012

Регистрационный номер №0080177

от 28 сентября 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0080177 выдан для произведения:

 

                          1

Где марево зудящей мошкары,
Где застарелый, пряный запах прели,
За зоною берёз, корявых елей –
Есть выход в параллельные Миры.

Мой Север…

                         Царство древнее трясин.
Скупой пейзаж тоскливый и унылый
Влечёт сюда с неодолимой силой,
Сравнимой с притяжением вершин.

Но мрачное величие болот -
Лишь видимость,  какую-то загадку      
Таят их привкус: приторный и сладкий,   
И этот близкий низкий небосвод.

Мне  не дано сравнить, ни описать,         
В щемящем холодке из гущи кущи                      
Намёк на путь, из никуда ведущий -
В неведомое, под названьем - Гать…


                        2

Естественно, что топь всего древней:
Сестра могучей Тундры, дочка Магмы –
Она носила нас под диафрагмой,
А, стало быть, добрей и всех мудрей!

Ещё когда её рассол крутой   
Остыл, рождая Океан и Сушу,
Она решила, что остаться лучше
Той жижей первородною густой.

Увы, теперь уже не возвратить
Былую связь с кормилицей-Природой,
Взрастившею все сущие народы.
       Оборвалась связующая нить.

И вот итог:
                       где траки тракторов,
как паутину мрачную картину
плетут по глади лона – топь пустынна:
не жди щедрот от хлябей, ни даров.

Неблагодарен отрок-человек,
Утративший рецепторы для связи
С болотами, как первородной грязью,
Взрастившею его себе на грех.

Он разучился знаки понимать,
Диктуемые ею ежечасно
О том, что жизнь прекрасна, но опасна:
          Как пестует заботливая мать.

Капканов-«окон» рваные края –
Не злые шутки Матушки-Природы:   
Предвестие о хрупкости свободы            
И бренности земного бытия…

В них отразится неба бирюза,
Луна в ночи,
                        до нас ещё идущий
Давно умерших звёзд - к себе зовущий
Неверный свет, мерцающий в глазах.

                             3

  Быть может, жизнь и зачиналась здесь?
Не где-нибудь: не в море, не на суше –
Из варева травы, кореньев –
                                                     Души
Рождались, замещая муть и взвесь.

А с ними –  тьмы мутантов всех мастей:   
От Леших до Кикимор,

                                         постоянных
Адептов превентивных мер охранных         
От любопытных варваров-людей.

Наверное, отсюда и идет      
Молва людская и дурная слава,                                                 
Как о местах нечистых, жутких нравах,       
Царящих в акватории болот.

Вот таинство и породило шлейф   
Из небылиц и путаных преданий
О, якобы, зловещих из созданий 
Обители.
                           Частично это блеф.

Отчасти, правда.
                             Впрочем, как у всех -
Добра и зла у них наполовину;
Устроен Мир хитрО, но повторимо:               
Случись где радость – тотчас быть беде.

А что до неприглядности болот -
Напротив, всё в Природе не случайно!   
И красотой, печальной изначально -
Она лишь оттеняет переход:


Придёшь ли ты к божественным лесам,
Полям,
               у сонной речки  ли –

                                                    без версий -
Замрёт в груди и ёкнет гулко сердце,
Так, словно, ты войдёшь в забытый храм…


                       4

Когда почти кончается завод
И всё не так, как хочется по жизни –
Приди сюда и в радости и в тризне,
И напитайся мудростью болот.

В зеленоватый мох уткнись лицом,
И миллиарды лет пройдут лениво
Чредою вспять – к реликтовому взрыву,
Затеянному некогда Отцом.

Прислушайся, идя на Вечный Зов,
Поверь, что ты случайная частица
Из множества, обязанных родится,
И сгинуть без следа в конце концов.

А потому - уныние ли, спесь -
Уйми в себе:
                      когда всего довольно,
И, даже если нестерпимо больно –
Живи и радуйся, что ты на свете ЕСМЬ!

                        5

Зимой, обыкновенно, топи спят.
Бескрайняя – безжизненна  равнина,
Но где-то в глубине её (незримы) -
Процессы бесконечные кипят.

Уже под снежным настом зреет пласт
Для нового под осень урожая.          
По сути, топь – земля, она живая:
Не трожь – и с благодарностью воздаст.


Таинственный, неповторимый Рай,
Где в тёплых кочках по колено тонешь,
Как в материнских ласковых ладонях,

Ранимый мой, любимый - дивный край!                

Когда в начале лета все в цвету
Кусты брусники, клюквы и морошки –
Зайдите, ненароком  – не с лукошком, 
Но подглядеть иную красоту! 




                          И пусть не все заметят жизни пир,
                          Не каждого прельщает запах прели –
                          Мне дорог и понятен зыбкий мир                        
                          За зоною берёз, корявых елей.


Рейтинг: 0 349 просмотров
Комментарии (1)
Леонид Котов # 30 сентября 2012 в 12:41 0
"Ода болотам"! увидел, в перечне это название, заинтересовался - оригинально! И не только не разочаровался, но порадовался, что случай предоставил мне прочитать Вашу оду, Николай. Вот ещё одна поэтическая грань, удивительно сильно отразившая отношение человека к природе. Болота! Люди издревле считают их своими недругами, осушают, уничтожают... "Оборвалась связующая нить" человека с породившей его природой, в которой болота - весьма значимая её составляющая. "...мрачное величие болот - Лишь видимость, какую-то загадку Таят...". Загадку, которую люди только - только начинают осознавать. Поэзия и жизнь, вот и ещё одна из очень многих граней этой связи. Прекрасная Ода, Николай.