Кумиры

29 апреля 2012 - алексей страмной


Часть первая

1.
Январский холод исчезает
Среди погожих ясных дней.
Теплом природа награждает,
Склоняю голову пред ней.
Душе явилось вдохновенье:
Ловлю я каждое мгновенье
Чтоб написать ещё строку:
Не быть поэтом не могу.
Моя душа полна блаженства:
Я снова вдохновлён строфой,
Рождённой пушкинской душой,
Что для меня – верх совершенства!
Рискну «Онегина» размер
Себе поставить здесь в пример.

2.
Я ненавижу футуристов:
Мне чужды их манеры, стиль.
В моей квартире очень быстро
Слоями нарастает пыль
На сборниках таких поэтов.
В стихах ни строчек, ни куплетов
Я не хочу им посвящать.
Прошу вовек не забывать
Всех наших классиков бесценных,
Что будут вечно жить в сердцах.
Я вдохновенье в их трудах
Черпаю: в строках драгоценных
Встречаюсь часто с музой я,
Скажу, душою не кривя.

3.
Из самых лучших побуждений,
Устав по словарям искать,
Прекрасным именем Арсений
Решил героя я назвать –
Оно в сознании осталось,
Затем нередко вспоминалось
С тех пор, как шоу-небосклон
Молдавский покорил «O-Zone» –
Мальчишек трио, чьи напевы
Сердца пленяли молодых, –
А звали младшего из них –
Арсений или просто Сева .
Но образ создал я иной:
Полёт фантазии со мной.

4.
«Но почему Арсений – Сева? –
Вопрос резонный задают. –
(Как все направо и налево
Оксану Ксюшею зовут,
Забыв, что Ксюша – это Ксеня!)
Ведь должен быть Арсений – Сеня!
Вот так наш “звёздный фабрикант”,
Из “Челси” молодой талант,
Зовется Бородин Арсений». –
Чтоб на вопрос ответ найти,
Хочу цитату привести,
Что «правил нет без исключений»,
И право выбора за мной,
Как будет зваться мой герой.

5.
Мой старый друг Арсений Дроган
Имел характер непростой:
Мог стать примером недотрогам,
В работе отдых небольшой
Любил давать себе нередко!
И лень была ему соседка
В учёбе с самых ранних лет.
Он не смотрел, как был одет,
И забывал почистить брюки,
Лишь обещал всё: «Я сейчас!..»
Но каждый день (в который раз!)
Не доходили снова руки,
Хоть он нерях и не любил,
Но часто сам неряшлив был.

6.
Имел он хилую фигуру.
Так, чтоб по-честному сказать,
С начальных классов физкультуру
Старался Сева пропускать.
Случалось с ним (да не однажды!):
Чихнёт перед уроком дважды
И сразу скажет: «Болен я!
Вся эта ваша беготня
Мне будет только тяжкой мукой!
Присяду лучше у стены:
Силёнки все истощены.
А справка станет мне порукой,
Что пропустил урок не зря!
Скажу вам, честно говоря».

7.
Родился он в семье обычной:
Его родители, врачи,
Из года в год ему привычно
Твердили каждый день: «Учи!
Не трать впустую днями время!
Ведь не познал ещё ты бремя
Всей жизни взрослой непростой,
Когда уйдём мы на покой.
Ты будешь сам решать проблемы,
Что приготовить, что одеть.
Не хватит времени смотреть
По новостям пустые темы!
Готовься скоро взрослым стать!» –
Учил отец, учила мать.

8.
Он не любил мороз и вьюгу,
Зимою часто он болел.
По вешнему шагая лугу,
От счастья Сева просто пел:
Он ждал, когда наступит лето
И будет вся земля согрета,
Придёт короткий душный зной…
Ему была как рай земной
Такая жаркая погода!
Великолепная пора
Была Арсению жара
Две тысячи седьмого года:
Он, не имея много дел,
Как африканец, загорел.

9.
Любил он летними ночами,
Когда уснут отец и мать
(И светят звёзды над домами),
Перед окном открытым встать,
Вдыхая чудный запах ночи.
Её прохладу тоже очень
Приятель мой всегда любил.
О чём-то думая, ловил
Он звуки города ночного…
Молился и ложился спать,
А утром не спешил вставать:
Ему вздремнуть хотелось снова.
Привык он так встречать рассвет
Уже почти семнадцать лет.

10.
Его отец любил рыбачить
По вечерам и по утрам.
Перед работами на даче
Они гуляли по прудам
Или сидели у затона,
Надеясь: будет благосклонна
Удача к ним на этот раз.
Но проходил за часом час,
А так и не было всё клёва,
А если был, то – «мелкота».
В садке была лишь пустота!
И в ожидании улова
Наш Сева, чтоб не загрустить,
Любил с мобильника звонить.

11.
Мобильник стал нам другом верным:
Мы неразлучны с ним навек
(И без него бы в миг, наверно,
Стал одиноким человек).
Пусть и опасен он немного,
Но, не судя уж слишком строго,
Привыкли быстро мы к нему,
Как привыкаем ко всему,
Что так удобно нам и мило.
Хоть поначалу всем чуть-чуть –
Хочу особо подчеркнуть –
Смешно в дороге слушать было:
«Перезвони мне через час:
В маршрутке еду я сейчас!»

12.
Пока отец обратно леску
На шпульку спиннинга мотал,
Очередную SMS-ку
Мой друг приятелю писал.
И как всегда пустые фразы –
Приколы, шутки и проказы:
«Привет, дружище! Как дела?» –
«Ещё пока не родила!..» –
«В эфире Первого канала
Футбольный матч вчера смотрел?» –
«Не смог: по дому много дел…»
Когда на кнопки уставала
Рука давить, лишь «да» и «нет»
Приятель присылал в ответ.

13.
Приятель попросил однажды
Назвать, что есть на DVD.
Решил мой друг, что надо каждый
Фильм в сообщение внести.
Собрал в кулак он всё терпенье,
Составил другу сообщенье,
Минут немало потеряв.
Огромный список прочитав,
Приятель сильно удивился,
В ответ прислал вопрос простой:
«Несчастный палец твой большой
Случайно там не отвалился???..» –
«Да нет, на месте, но не рад
Я всё равно: глаза болят!..»

14.
Эпоха фотоаппарата
С названьем звучным «цифровой»
Пришла. Забыли все ребята
Совсем о «мыльнице» простой.
Подчас забыв про всё на свете,
Так дружно взрослые и дети –
От мала до велика – в миг
Все полюбили «цифровик».
Как много памятных мгновений
Легко заснять им стало вдруг!..
Среди ровесников мой друг
Не стал одним из исключений:
У папы денег попросил
И «цифровик» себе купил.

15.
Лишь только получалось фото
Удачным среди всех других,
Уже для принтера работа
Была готова в тот же миг.
И скоро на стене в квартире
Висел (в формате А4)
Портрет, скриншот или пейзаж
И даже киноперсонаж,
За что порой мой друг ругался
С отцом: «Напрасно тратишь ты
Бумаги глянцевой листы!» –
Бурчал отец, хоть пополнялся
Поменьше фотками альбом
У них обоих день за днём.

16.
Хорошим словом «увлеченье»
(Чтоб только «хобби» не сказать)
Своим друзьям стихотворенье
На разный случай сочинять
Хочу назвать привычку Севы.
И мелодичные напевы,
И сны, и детские мечты,
Пейзажи чудной красоты –
Всё вдохновение дарило
Ему для плохеньких стихов.
Как много чистых им листов
Исписано впустую было!
Но он укоров не любил,
Что стихотворцем слабым был.

17.
Не скрою, что компьютер тоже
Наркотиком для Севы стал:
Когда мой друг был чуть моложе,
То прежде даже не мечтал
Писать свои стихотворенья,
Не тратя чудные мгновенья
На поиск чистого листа.
Он думал: «Просто красота –
В программе Word свои творенья,
Придумав, тут же написать,
Найдя ошибки, исправлять
И распечатать сочиненья,
Не прилагая сил своих
На переписыванье их».

18.
«Чего ещё мне в жизни надо? –
Так думал юный мой поэт. –
Когда со мной компьютер рядом,
То с ним доступен мне весь свет!
Мгновенно пролетев полмира,
Смогу я повстречать кумира
И у него взять интервью…»
Страничку обновив свою,
Наивно думал наш Арсений,
Что всё, что смог он сочинить,
Его кумиры оценить
Сумеют там без промедлений.
Сто раз твердили все ему:
«Мечтать не вредно никому!..»

19.
Найдя случайно сайт кумира,
Письмо отправил как-то раз.
Администратор сайта Ира
Ему ответила тотчас.
Их переписка завязалась
И постепенно развивалась.
Лишь заходил наш Сева в сеть,
Старался поскорей успеть
Он переслать Ирине что-то,
Что нового сумел найти
В просторах мировой сети:
Странички, сканы, ссылки, фото –
Всё это видеть рад был друг
Затем на сайте Иры вдруг.

20.
По интернету переписка
У наших фанов всё росла
Хотя поклонники не близко
Друг к другу жили, но была
Она тем более приятна.
Письмо отправив, ждал обратно
Наш Сева ссылок, новостей,
Посланий милых. Много дней
Готов прождать был, лишь бы Ира
Ему ответила опять;
Стихи задумал написать
На день рождения кумира.
Силёнки все в кулак собрал
И поздравленье написал.

21.
Я думал это поздравленье
Здесь слово в слово повторить.
Плоды большого вдохновенья
В поэмы общий текст включить,
Но, поразмыслив осторожно,
Решил, что для фанатов сложно
Здесь этот текст воспринимать,
Полезней будет рассказать
Об увлечениях героя
Моей поэмы. Так и быть:
Я постараюсь то включить,
Что «не даёт ему покоя».
И впредь ещё не раз потом
Я применю такой приём.

22.
Пускай меня не судят строго,
Что в текст поэмы я включил
Ненужной лирики так много
И, как малыш, наивен был,
Когда писал все строки эти…
Не знаю: что ещё на свете
Точнее сможет передать,
В деталях мелких описать
Поэта пенье звонкой лиры.
Поскольку не хватает слов,
Я озаглавлю много строф,
Где кинофильмы и кумиры,
Которые мой друг любил,
Поклонником годами был.

23. «Кадетство»
Из всех последних сериалов,
Комедий, драм, боевиков,
Что на ТВ так много стало,
Что не найдёшь порою слов,
Чтоб оценить их все, Арсений
Без всяких преувеличений
«Кадетство» сразу полюбил:
Его актёров всех хвалил
И их талантом восхищался,
Смотрел частенько в Интернет
Чтоб только разузнать сюжет,
Того сезона, что снимался
И намечался выйти в свет.
В душе наш Сева стал «кадет».

24. «Кадетство»
Ведь всей душой и сердцем рвутся
Мальчишки Родине служить!
Кадеты на крови клянутся
Горою друг за друга быть:
В жару и холод, дождь и вьюгу
Всегда прийти на помощь другу
И не оставить никогда
Того, в чей дом пришла беда.
Решили все без промедленья
Они в военные пойти.
И вряд ли смог бы я найти
Иной пример для восхваленья:
Я восхищаюсь всем, что дал
Нам этот славный сериал.

25. Илья Синицын
И с нетерпеньем каждый вечер,
Оставив все свои дела,
Наш Сева ждал с «Кадетством» встречи:
Ведь так прекрасна и «светла,
Чиста история» вся эта!
Я здесь цитирую кадета
Илью Синицына: актёр
(В недавнем прошлом репортёр)
Борис Корчевников признался,
Что очень рад Илью играть:
Чтоб яркий персонаж создать,
Он быть самим собой старался –
В итоге появился в свет
Кумир девчонок и «кадет».

26. Андрей Леваков (Лёва)
Был восхищён мой друг, как Лёва
От смерти мать сумел спасти,
Как вместе с дочерью Ноздрёва
Они смогли её найти
В огромном городе жестоком –
О человеке одиноком
Никто не помнит никогда.
И если с ним стряслась беда,
Никто на помощь не примчится –
Лишь тот, кто сам был одинок.
Понять всё это Лёва смог,
Когда в суворовском учиться,
Оставив свой детдом, он стал
И мать в «увале» навещал.

27. Елена Захарова
Когда Захарова Елена
Входила в кадр очередной,
Из обаятельного плена
Её игры приятель мой
Бежать не мог и не пытался…
Да и зачем? Он наслаждался
Её волшебной красотой…
А голос ласковый такой,
Какого в мире больше нету,
Ему во сне порой звучал…
Лишь об одном мой друг вздыхал,
Что обучала этикету
Она «суворовцев» одних…
Как он мечтал быть среди них!

28. Максим Макаров
И в жизни юношей нередки
Истории большой любви,
Как у Максима к «Этикетке»,
Когда мечты и сны свои
Он посвящал одной Полине.
Чуть не разбившись на машине,
Он сохранил в душе любовь
И, подружившись с Ритой, вновь
Искал с учительницей встречи:
Пойдя в очередной «увал»,
На остановке тщетно ждал,
От холодов дрожали плечи…
Средь суматохи будних дней
Сумел он повстречаться с ней.

29. Максим и Рита
Ещё страшней дыханья смерти
Разлука в жизни может стать.
И в мимолётной круговерти
Своей судьбы смог повстречать
Максим опасность и разлуку
С любимой, протянувшей руку
В минуту трудную ему.
Не знал тогда он, почему
Она обман его простила.
Когда он с отравленьем слег
И не на шутку занемог,
В больницу Рита приходила,
Среди родных, семьи, друзей
Была ему всего милей.

30. Марина Левтова
Не только сериал «Кадетство»
Кумиров Севе подарил:
Одну актрису Сева с детства
Всегда душою всей любил.
Как жаль: нет с нами больше ныне
Актрисы этой – о Марине
Погибшей Левтовой пишу,
Строфу закончить не спешу:
Я сам нередко вспоминаю
Актрису эту и скорблю.
Все фильмы с нею я люблю,
Воспоминания читаю
Её коллег, друзей, родных,
Хоть нелегко читать мне их.

31. Марина Левтова
Порою думал Сева: «Даша!
И Юрий… Вся семья Мороз!
Когда погибла мама ваша
Сдержать не смог я горьких слёз!
С той катастрофы снегохода
Зимой двухтысячного года
Так часто вижу я во сне:
Марина улыбнулась мне
И вновь играет роль в картине…
Пусть незаметно пролетят
Года, что не вернуть назад, –
Я не забуду о Марине –
Её улыбке… и глазах…
И сыгранных в кино ролях…»

32. «Отец и сын» А.Н. Сокурова
«Отец и сын»… Любовь и сказка
В кино Сокурова слились:
Здесь вечна жизнь, сурова ласка,
Эпохи разные сошлись,
Как будто бы исчезло время.
Не зная лет бегущих бремя,
Остались лишь отец и сын.
Никто из них прожить один
Уже не смог бы в мире этом…
В плену душевной пустоты
Ушедшей матери черты,
Что согревали нежным светом,
Отец узрел в ребёнке вдруг,
Стал сыну самый лучший друг.

33. «Отец и сын»
Где рай земной?.. Не там, где солнце
В лазури неба круглый год
И ветер ласковый в оконце
Прибою моря гимн поёт.
Не там, где гор седых вершины,
Где пляжи, пальмы, апельсины
И не бывает злой зимы…
Нет, не найдём там рая мы!
Заглянем лучше в ту квартиру,
Где сын с отцом вдвоём живут:
Там есть любовь, покой, уют,
Их удивительному миру
Нам стоит должное отдать
И раем на Земле назвать.

34. «Отец и сын»
Их странный мир красив и нежен,
Каким мог стать он лишь в кино.
Но и финал был неизбежен:
Судьбою всё предрешено.
И как ни грустно расставаться,
Но подошла пора прощаться
И сыну со своим отцом,
Оставить милый отчий дом
И создавать семью другую,
Свой дом построить, наконец…
Но не забыть, что есть отец –
Он не скрывает: «Я тоскую!..
И новой встречи с сыном жду!..
Когда один, я как в аду…»

35. «Отец и сын»
Пускай любовь «Отца и сына»
Нам всем покажется сперва
Банальной сказкой, но картина
(Неважно, что твердит молва!)
Достойна просто восхищенья,
Призов, наград и восхваленья!..
Пусть это фильм-мираж-мечта,
Но в нём секрет и красота
Тех отношений идеальных,
К которым лишь стремимся мы
Средь беспросветной серой тьмы
Сомнений, ссор, обид реальных.
Сокуров всем нам показал,
Каким быть должен идеал.

36.
Для Севы было просто счастье,
Что промелькнули времена,
Как будто на море ненастье,
Когда была у нас одна
Лишь заграница на экранах.
Ведь это было очень странно –
Как если б мы уже давно,
Забыли, как снимать кино.
Как хорошо, что эти годы
Остались лишь кошмарным сном.
И снова стал наш «кинопром»
Давать хорошие доходы.
Средь самых кассовых картин
Мой друг ценил шедевр один:

37. «72 метра»
Картину «72 метра»
Ценил наш Сева потому,
Что сам любил дыханье ветра
Морей, хоть другу моему
Лишь раз пришлось бывать на море.
Ему задело душу горе,
Погибших в фильме моряков:
И новобранцев, и «дедов»,
Что утонули там в пучине.
Хоть спасся сам – своих не спас
Башаров. А Никольский Стас
На потонувшей субмарине
Обрёл надежду и друзей,
Что всех надёжней и храбрей.

38. «72 метра»
«Когда зажжётся свет надежды,
Как в тёмных небесах луна,
Мы разомкнём спокойно вежды,
Сбежав из плена злого сна
Душевных мук, тоски, сомнений…» –
Вот так подумал наш Арсений,
Узнав, чем кончилось кино.
Ведь – право! – было всё равно,
Спаслись ли все или Черненко, –
Надежда морякам дана,
Главней всего для них она.
Киношедевр Хотиненко
В сто первый раз мой друг смотрел,
За моряков душой болел.

39.
Старался Сева с головою
В волшебный мир кино уйти:
Когда вечернею порою
Смотрел новинки DVD,
Он забывал про всё на свете!..
Во всех прокатах на примете
Держал он фильмов по сто штук,
Хотя давно уже мой друг
Из них смотрел – и не однажды! –
(Я знаю точно) большинство.
Но интересен для него
Из фильмов оставался каждый
Спустя немало долгих лет
С момента появленья в свет.

40.
Он был поклонником Джедаев,
Умом и лазерным мечом
Уничтожавших негодяев,
Что правили вселенским злом.
Арнольд Шварцнеггер – «терминатор»,
Калифорнийский губернатор –
Его кумиром также стал.
Наш Сева в прошлое «летал»
На созданной в кино машине
С названием «Делориан».
Он посетил так много стран…
Но – только чудной ночью синей,
В своих подробных, длинных снах –
Оживших лишь на миг мечтах.

41.
«Попсы» он был большой любитель:
По возвращении домой
Его смиренную обитель,
Что без него лишь тишиной
Была полна, вдруг сотрясало
Звучанье громкое вокала
Его любимых групп, певцов –
Чтоб всех назвать, не хватит строф:
Он столько слушал на досуге!
Любил на MTV «стеречь»
Билана, Smash!! и C.C. Catch,
Затем названивал подруге
И посылал ей на e-mail:
«The daytime lovers’ love for sale!»

42. C.C. Catch
Певица Мюллер Каролина
(А по-другому – C.C. Catch),
Как и Ольховская Полина,
В душе у юноши зажечь
Ещё одну любовь сумела.
Когда про ад и небо пела,
Про дом мистических огней,
Про незнакомцев, лишь о ней
Мечтал и думал мой приятель,
Не помня больше ничего…
Но я уверен, что его
Вы не осудите, читатель,
За эти милые мечты
Средь будней скучной суеты.

43. Эдуард Шульжевский
Волшебный голос – Эд Шульжевский,
Вокал мечты, от Бога дар,
Стиль исполненья королевский.
Родной оставив Краснодар,
Стремглав на крышу небоскрёба
Он для того поднялся, чтобы
Войти к любимой в вертолёт
И славный свой начать полёт
Над всем бескрайним нашим миром…
Услышав Эда в первый раз,
Наш Сева осознал тотчас:
Шульжевский стал его кумиром;
Сайт Эдуарда отыскал,
Любимый клип себе скачал.

44. Эдуард Шульжевский
Он рассуждал всерьёз, бывало:
«Когда поёт Шульжевский Эд,
Прекрасней этого вокала
В огромном мире больше нет!
Неподражаемо-хрустальный
У Эдуарда тембр вокальный.
Он дарит миру вновь и вновь
Надежду, радость и любовь.
Какое чудное блаженство
И днём и ночью без конца
Мне слушать юного певца,
Чей голос – просто совершенство!
Пусть будет вечный идеал
Для всех Шульжевского вокал!..»

45. «Modern Talking»
И Сева увлеченье брата
Дуэтом немцев повторил:
Мой друг (как старший брат когда-то
По группе той с ума сходил)
Стал очаровано-безволен
От песен тех, что Дитер Болен
Для Тома Андерса писал,
А Том их чудно исполнял.
Пища фальцетом, «Cheri lady»
Старался Сева подпевать.
Чтоб за едой не заскучать,
Включив погромче, на обеде
Он слушал много раз подряд
Бессмертный шлягер «You’re my heart!..»

46. Сергей Лазарев
Серёжа Лазарев – «смэшонок»,
Танцор на льду и акробат,
Актёр, ди-джей… «Талант с пелёнок» –
Так о Сергее говорят.
Но больше фанов восхищало
Очарование вокала,
Что был Сергею Богом дан.
В турне объездив много стран,
Сумел он покорить полмира…
Видеоролики опять
Старался Севочка скачать
На сайтах медиа кумира,
Хоть мог искать по многу дней
«Avi»-шки с надписью «Sergey…»

47.
Пришла эпоха Интернета:
Почти ко всем он в дом вошёл
Но что дало нам чудо это?
Как ни пытался, не нашёл
Я на вопрос простой ответа:
Так в чём же польза Интернета?
Иль от него один лишь вред?
Когда заходим в Интернет,
Что там найти мы быстро можем?
Кто что сказал, как был одет,
Кого кто вывел в высший свет,
Ну, рефераты, предположим,
Статьи, рекламу, mp3,
А дальше – что ни говори! –

48.
Сплошные слухи и догадки
О жизни многих наших «звёзд»,
Чей мир – секреты и загадки;
Он непонятен и непрост,
О чём читаем мы в газете…
Я не поклонник всяких сплетен
И потому их не терплю.
И чаще в Нете я люблю
Искать всё то, что мне полезно
В работе, в жизни может быть,
Чем я хотел бы дорожить.
Мне так общение любезно:
Я на e-mail люблю писать,
Ответа с нетерпеньем ждать.

49.
«Мои кумиры! Где вы, где вы?..» –
Так друг мой начал новый стих…
Мечтой всей жизни стало Севы
Воочию увидеть их.
Забыв почти про всё на свете,
Сидел часами в интернете:
Искал возможность там мой друг,
Чтоб сам однажды смог он вдруг
Свои стихи отдать «кадетам»
И пусть хотя бы лишь на миг
Реально стать одним из них.
Но не спешил никто с ответом
На все те письма, что подчас
Наш Сева слал в сто первый раз.

50.
И месяцами, как и прежде,
Под монотонный клавиш стук,
Он продолжал писать в надежде,
Что явью станет грёза вдруг.
Хоть укорял себя: «Насколько
Наивен я в мечтах – и только!
Пускай умрёт мечта моя –
Но не умру же с нею я!
А буду дальше жить, мечтая
О чём-то новом. Может быть,
Захочет вдруг судьба вручить
Такой мне дар, что никогда я
Не мог увидеть и во сне…» –
Вот так мечтал мой друг о дне,

51.
Когда все сны начнут сбываться,
И чудной сказкой станет быль,
И все мечты осуществятся.
Стряхнув сомнений тяжких пыль
Со всех своих переживаний,
Наивных милых снов, мечтаний,
Мы вдруг откроем новый мир,
Где руку нам пожмёт кумир,
Где нет тоски и сожаленья
О том, что так и не сбылось…
Что нам, возможно, не пришлось
Узнать все чудные мгновенья,
Что краткий век нам подарил…
Так рассуждать мой друг любил.

52.
Прошло одно, другое лето.
Минула школьная пора.
Под своды университета,
Когда июльская жара
Была в разгаре, наш Арсений
В порыве творческих стремлений
С друзьями школьными вошёл,
Другое званье приобрёл:
Студентом стал он гордо зваться,
Хоть знал, что только впереди
Все трудности его пути,
Что торопились повстречаться.
И, ожиданием томим,
Не знал пока, готов ли к ним.

53.
Ох, не любил вставать он рано!
Да вот пришла ему пора
(Что Севе было чуждо, странно)
Вставать нередко в шесть утра.
Он просыпался, лишь будильник –
Его надёжный друг, мобильник, –
Трезвонил громко раза три.
«Теперь сильней глаза протри
И тут же в ванную умыться!..» –
Вот так мой друг себе шептал
И с неохотою вставал.
Почистить зубы и побриться
Он шёл, дремая на ходу,
Затем садился за еду.

54.
Вот наступило бабье лето –
Незабываемый сезон.
Его теплом, лучами света
Мой друг был снова покорён,
Любуясь осени природой,
Был восхищён такой погодой.
Бурчал он прежде: «Не могу
Забраться на гору ВолГУ!»
Теперь ему легко всё стало:
И даже на гору взойти.
Он наслаждался по пути
Всем тем, чем осень награждала
Мир в эти славные деньки,
Что так прекрасны и легки.

55.
«Ходить пешком всегда полезно!.. –
Спортсмен знакомый дал совет. –
Пускай ходьба не так любезна
Тебе в расцвете юных лет,
Конечно, поначалу будет…
Зато нисколько не убудет
С тебя, мой друг, а лишь пойдёт
Тебе на пользу пеший ход!
Как говорится, “дальше будешь,
Пешком идя”. Ты всё поймёшь,
Когда здоровье разовьёшь,
И мой наказ не позабудешь,
И впредь ещё не раз опять
Прилежно станешь выполнять».

56.
Старался Севочка маршрутку,
Что на гору везла, поймать,
Но утром, как назло, минутку
(А то и двадцать!) не терять
Ему никак не удавалось:
Как ни хотел, не получалось
Всегда из дома выйти в срок.
И чтоб не пропустить урок,
На что угодно он садился.
А чтоб в пути не заскучать,
Любил он радио включать,
Хотя с мобильником возился
В ужасной тесноте порой,
И так же ехал он домой.

57.
Промчался солнечный сентябрь,
Прохладный ветер стал сильней…
Вот наступил уже октябрь,
Окрасив зелень тополей,
Дубов и ясеней в багрянец.
Всё чаще на лице румянец
У Севы появляться стал,
Когда он поутру шагал
На остановку по прохладе.
В душе немного тосковал,
Когда в дороге замечал
Деревья в золотом наряде,
Ковры из листьев во дворах
И птичьи стаи в небесах.

58.
На факультетских стендах ленты
Везде развешаны уже:
«МЫ ПОСВЯЩАЕМ ВАС В СТУДЕНТЫ!!!»
И на четвёртом этаже
Идёт работа полным ходом;
Аудитория народом,
Как никогда, полна сейчас,
Хотя и не учебный час:
Там репетируют ребята,
Что будут скоро посвящать
Всех тех, кому ещё лет пять
Учиться. Парни и девчата,
Играют сценки: там и тут
Они танцуют и поют.

59.
Прошла неделя незаметно.
Для новичков уже настал
День посвящения заветный,
Всех пригласив в огромный зал,
Где доктора, и кандидаты,
И поступившие ребята –
Все ждут, что будет флаг внесён…
На флаге герб изображён
Из непонятных Севе знаков.
Гимн «универа» отзвучал,
И к микрофону ректор стал
Олег Васильевич Иншаков –
Профессор, доктор и поэт.
Глава ВолГУ он много лет.

60.
Вот Лопушанская София
Петровна стала говорить.
И вряд ли бы сумел найти я
Иной пример, чтоб с ним сравнить
Её талант и силу знаний!
Как много славных пожеланий
Для всех она произнесла!
Так восхитительна была
Вся речь её, а в ней – цитата
Из чудных пушкинских стихов.
Волшебной красотою слов
Все очарованы ребята.
Заветы доктора наук
Запомнил навсегда мой друг.

61.
И осознал вдруг мой приятель
На посвящении тогда,
Что прежде был он лишь мечтатель
И мамин сын, и иногда
Предпочитал он полениться, –
Теперь же новая страница…
И даже новая глава
Открылась в жизни. И, едва
Поняв всё это, Сева Дроган,
Взглянул в глаза своей судьбе,
На миг представил он себе:
По непроторенным дорогам
К вершине знаний он идёт
За годом год всегда вперёд.

62.
Итак, наш Сева стал студентом,
Билет, зачётку получил.
Вчерашним абитуриентам
Немного тайны приоткрыл
Мир новый университета.
Благодарить его за это
Не успевал никак мой друг:
Ему всё было недосуг,
Что объяснял простой причиной:
Весь день, все пары до одной
Казались вечностью сплошной.
На перемене самой длинной
По коридорам он бродил,
Себе знакомых находил:

63.
Василий Батькович Кисленко –
Отличник круглый и поэт,
Артём Сергеич Игнатенко –
Романтик-документовед,
А с ним – Серёга Преферансов…
Имел наш Сева много шансов
И новых повстречать друзей,
Не зная, кто ему верней
Был в этом списке длинном, пёстром…
Возможно, Саша Щербаков?
И физик Дима Кузнецов?
Считал мой друг наивно-просто,
Что в дружбе все подряд должны
Быть навсегда ему верны.

64.
Так на каком же факультете
Учиться мой приятель стал?
Я буду искренним в ответе:
Хоть Сева вовсе не мечтал
В «глубоком детстве» стать лингвистом,
К концу учёбы в школе быстро
Понять он смог, что на Физфак
Не поступить ему никак:
Гуманитарий по природе,
Как ни хотел, не смог он сдать
Экзамен на Физфак на «пять».
Но, от уныния свободен,
Знал, что поступит en tout cas
На факультет ЛиМКК.

65.
Французский Севе был не новым:
Учился раньше он ему,
Со школы помнил два-три слова,
Всё удивлялся: «Не пойму:
Зачем так много букв мне надо
Писать в словах похожих рядом,
Чтоб передать один лишь звук?..»
Вот в чём загадка, милый друг!
Язык давался Севе трудно:
Слова зубрил он день и ночь
И говорил: «Уже невмочь!
Как это всё мне стало нудно!»
Вот так, не прекращая ныть,
Он продолжал язык учить.

66.
Не скрою: по другим предметам
Наш Сева тоже не блистал,
Но только говорить об этом
Ни с кем, конечно, не желал.
Уча всё время лишь французский,
Не смог заметить он, как русский
Стал потихоньку забывать:
Не в силах больше был назвать
Никак члены предложенья.
Он разобраться был бы рад,
Что есть субъект, что – предикат.
Сплошные тяжкие мученья
Стал для него родной язык:
Так Сева от него отвык.

67.
Теперь же, в университете,
Уйдя в учёбу с головой,
Он вдруг увидел в новом свете
Процесс ученья непростой
Когда никто не понукает,
Не ставит двойки, не ругает,
Не уточняет: был – не был,
Пришёл на пару, пропустил…
Нет никому и близко дела
Как ты семестр весь провёл,
Как всё усвоил, что прошёл…
Но время быстро пролетело
И всем уже пора сдавать
Экзамены… (хотя б на «пять»!)

68.
«Я “самоперевоспитался”!» –
Изобретя неологизм,
Мой друг тотчас же постарался
Забыть свой прежний «наплевизм» –
Манеру школьную учиться,
Когда часами мог лениться:
С трудом учебник открывал,
В тетради «куропись» писал
И на «авось» всегда в надежде
Он каждый день шёл на урок,
Был рад, что вспомнить что-то смог…
Теперь же всё не так, как прежде.
Всё это Сева осознал,
Когда в ВолГУ учиться стал.

69.
Так потянулись дни учёбы:
За парой пара, семинар…
Не пропуская лекций, чтобы
Несданной сессии кошмар
Не довелось увидеть вскоре
И пересдач ужасных горе
Минуло Севу стороной,
Вернувшись после пар домой,
Поев быстрей, студент садился
Языкознание учить,
Слова французские зубрить,
А в девять вечера ложился.
Он под подушку книгу клал
И моментально засыпал.

70.
У Севы был талант прекрасный
Знакомым нравиться всегда.
Старался Сева не напрасно
Его использовать, когда
Знакомство было очень нужно:
С библиотекарями дружно
Стараясь время проводить,
Искал возможность получить
Свободный доступ к редким книгам,
Чтоб не стоять в очередях,
А, попросив лишь в двух словах,
Найти, что нужно было, мигом
И с лёгкой, радостной душой
Вернуться поскорей домой.

71.
Среди сотрудников немало
Знакомых Сева смог найти,
Теперь ему нетрудно стало
В любое время подойти
И попросить у женщин милых
Всё то, что Севе нужно было.
Он от души благодарил
Всегда тех дам, что он просил:
Ларису, Лидию, Оксану
(Хоть забывал порой студент
Продлить у них абонемент!),
Елену, Юлю и Светлану,
И распечатать с диска вновь
Просил он Кудрину Любовь.

72.
Ох, поболтать он был любитель
В часы свободные всегда!
Для всех друзей своих мучитель
В миг становился он тогда.
У института Лопушанской
Или у кафедры романской
Он замечал издалека,
Как два стояли паренька –
Друзья Серёжка и Артёмка.
Не торопясь, он к ним шагал,
Сначала руки крепко жал,
Затем навязчиво-негромко
И надоедливо… (бог мой!)
Полпары мучил болтовнёй.

73.
Так часто Щербакову Сане
Забавный монолог читал.
Затем Володченкову Ване
Трюк Копперфильда объяснял
(О чём узнал он в интернете).
Старался в университете
Наш Сева веселить друзей,
И много свежих новостей,
Что смог узнать он на досуге,
Он сообщал друзьям всегда.
Когда был весел, никогда
Не забывал о добром друге.
Как говорят: «Раз счастлив сам,
То радость подари друзьям».

74.
Вопросы Косовой Марине
Владимировне задавал;
Порой Мироновой Ирине
Ребячеством надоедал;
Почти на каждой перемене
Читал стихи Смирновой Лене,
Пока её не позовут
Вновь к Лопушанской в институт;
Болтал с Алёшей Сидоренко
В свободный от учёбы час
У деканата и (не раз!) –
У кабинета Фомиченко,
Английской кафедры главы.
Шутя, он звал друзей на «Вы».

75.
И после пар, нередко скучных,
Что Сева очень не любил,
Из коридоров шумных, душных
На свежий воздух выходил.
Тот, правда, свежим был условно:
Толпой курили поголовно
У входа все недалеко…
Встречал Никиту Мартышко
На переменах мой приятель.
И чтобы время скоротать,
Любил с Никитой поболтать,
Как и с другими, наш мечтатель.
Но Сева в жизни не курил,
Противником куренья был.

76.
И каждый день готовил что-то,
Что Сева мог бы записать
И сделать текстом анекдота,
Чтоб всех знакомых забавлять,
Пересказав из жизни случай.
Бывает, как себя ни мучай,
Не удаётся сочинить
Хоть что-то, чем бы рассмешить
Друзей в беседе получилось,
Но жизнь порою подаёт
Такой чудесный анекдот,
Что всем нам даже и не снилось.
Все эти случаи подряд
Он собирать был очень рад.

77.
Вот как-то стенды факультета
Напоминают всем опять:
Для старшекурсников билеты
Настало время продлевать
Но в нашей жизни всё бывает
И кто-нибудь, да забывает
Проверить то, что написал…
Так что же Сева прочитал?
Должно там было быть «бИлеты» –
Но кто-то видно пошутил
Или проверить позабыл
И напечатал там «бАлеты»:
«Должны студенты не забыть
Свои балеты все продлить».

78.
По орфографии проблемы
Возникли как-то (целых три!),
Когда созвучные морфемы,
Приставки то бишь, "пре-" и "при-"
Запоминать пришлось: сначала
(Чтоб от зубов всё отлетало!)
Весь алгоритм, за шагом шаг, –
Решенья правильного маг.
Затем его как можно чаще
Необходимо применять,
Чтоб знать, как правильно писать:
«ПрЕставиться» и «прЕходящий».
А после каждый (всё, как смог!)
Ответить должен был урок.

79.
Преподавателю Елене
Геннадьевне сел отвечать
Из группы парень. На колени
Он положил себе тетрадь,
Где приготовил упражненье.
Преподаватель объясненье
Его лишь смутно поняла,
Вопрос несложный задала:
«Как понимаете значенье
“Преставиться”?» – «Ну… “заявить
Всем о себе”… ну… может быть…» –
И в то же славное мгновенье
Раздался в группе дружный смех:
Значенье рассмешило всех.

80.
«Когда же заявлять? – спросила
Преподаватель у него. –
Уже бы, верно, поздно было
Так заявлять: ведь ничего
От Вас тогда бы не осталось!..»
Когда вся группа просмеялась,
С улыбкой юноша тогда
Запомнил раз и навсегда
У слова верное значенье:
“Уйти из жизни, в мир иной,
Навеки обрести покой”
Забыв секундное смущенье,
Виновник смеха быстро сел
Назад на место, где сидел.

81.
Вот на грамматике французской
У слова женский род назвать
(Перевести затем на русский!)
За пару надо всем раз пять.
Но что-то дремлет мой приятель…
И в этот миг преподаватель
Страницу новую открыл
И друга моего спросил:
«Dites-nous au fеminin “крестьянка”» –
«“Крестьянка”… c’est une “paysanne”» –
«Donc, “courtisan” et “courtisane”?» –
«Ну… “куртизанец” – “куртизанка”» –
«Но слова “куртизанец” нет!..
“Придворный” – правильный ответ!»

82.
Преподаватель засмеялся…
Почти вся группа вместе с ним.
Мой друг не понял, засмущался:
Что мог такого ляпнуть им
Смешного в речи мой приятель?
Но вы-то поняли, читатель,
Что просто-напросто он стал
(Хоть сам и не подозревал!)
Банальной жертвой слова – «друга»,
Который ложным назван был:
Зря переводчикам служил:
Медвежьей та была услуга.
Слова похожи могут быть,
Но смысл их надо уточнить.

83.
«Что означает это слово?» –
Наш Сева у девчат спросил.
Соседка Света Салтыкова,
К которой ближе всех он был,
Ему тихонько объяснила
То, почему всех рассмешило
Значенье, что придумал он,
Из-за чего был так смущён:
«Ну, хоть бы, дурачок, подумал,
Что может слово означать,
Немного раньше, чем сказать
“Неологизм”, что сам придумал:
Эффект известный произвёл:
Как “стрекоза” и “стрекозёл”»

84.
Но СУПЕРанекдот случился
Немного позже всё же с ним
Хоть добросовестно учился,
Однако с «преподом» своим,
Который вёл у них французский,
Никак не мог он даже русский
С ним общий отыскать язык.
Хотя к конфликтам не привык
Мой друг, но избежать им ссоры
В итоге всё ж не удалось.
И другу моему пришлось
Терпеть обиды, разговоры,
Что, дескать, «сразу не пройдёт
Вам по фонетике зачёт!»

85.
А на зачёт дано заданье
Им было басню прочитать.
Её французское названье
Навряд ли кто бы мог сказать,
Пусть и давно учил французский…
Зато её аналог русский
Узнали мы ещё детьми.
C’est «La cigale et la fourmi»,
Что в переводе означает…
Не «Стрекоза и муравей»,
Как нам любой из малышей
Сказать бы мог: ведь умоляет
У Лафонтена муравья…
Кузнечик, горя не тая.

86.
Хоть не был Сева наш актёром
И не хотел им вовсе стать
Но всё ж в своём решенье скором
Комедиантам подражать,
Чтоб стих прочесть, не сомневался
И чтеньем басни увлекался:
Воображал, закрыв глаза,
Как причитала стрекоза,
Как тяжело ей встретить было
Страницы черные в судьбе…
На миг представил он себе,
Как с плачем стрекоза молила.
И так решил он прочитать,
Как будто смог актёром стать.

87.
…Так что с моим случилось другом?
Что на него сейчас нашло?
Не совладал ли он с испугом?
Скорей наоборот: назло,
Чтоб был сердит преподаватель,
Ему наш мстительный мечтатель
Так эту басню рассказал,
Что в группе чуть ли не лежал
От хохота беззвучно каждый.
На тех, что ближе, опускал
И тут же сразу поднимал
Наш Сева взгляд, наверно, дважды,
Пока не дочитал стишок,
Чем произвёл и смех, и… шок!

88.
Тут Сева смолк. Аплодисменты
Ждать не заставили себя.
Вот успокоились студенты,
О бедной стрекозе скорбя,
Чьё горе передал мечтатель,
И в тишине преподаватель
Сказал: «Merci, merci beaucoup!
Je suis content. Asseyez-vous!..» –
«Je pense que tout еtait terrible…» –
«Je vous assure: c’еtait parfait!..» –
«Mais cet еpreuve…» – «Pour vous?.. C’est fait!» –
«Je rеpеterai si c’est possible!..
Avec plaisir!..» – «Pas de besoin:
Bon! Vous avez passе trеs bien!»

89.
И сел на место мой приятель,
Был рад за маленькую месть,
Что оценил преподаватель.
Вернул мой друг обратно честь,
Хотя не сразу убедился,
Что он желанного добился.
Поскольку не уверен был,
У одногруппницы спросил:
«Ну, что, добился я успеха?
Смешною басня вам была?» –
«Я щёки чуть не порвала!
Едва не лопнула от смеха!!!
Ты так читал, что нам подчас
Рыдать хотелось, и не раз!»

90.
Дни как минуты пролетали…
Одну неделю за другой
Листы календарей сменяли.
Не успевал мой друг порой
Отметить быстро выходные
Как снова будни непростые
Преподносили «фронт работ».
(Точней сказать бы: «фронт забот»!)
«Как успевать всё делать к сроку,
Чтоб не бояться отвечать,
Побольше баллов получать,
Всегда готовым быть к уроку?..» –
Так рассуждать любил мой друг,
«Страдая» от учёбы «мук».

91.
Ноябрь, пасмурный, дождливый,
Холодный, ветреный порой,
Уже ушёл, неторопливый,
И, к счастью, унеся с собой
Тоски осенней ощущенье,
Преобразив в одно мгновенье
Весь окружающий пейзаж.
Декабрь встретил Сева наш
Во всём его очарованье:
Любил узоры на стекле,
Деревья в тонком хрустале
И белоснежном одеянье…
Был рад, что вновь пришла сама
Царица холодов зима.

92.
И вскоре сессию впервые
Наш Сева должен был сдавать
И все вопросы непростые
Старался повторить опять
Не мог смотреть телеканалы.
Концерты, клипы, сериалы
Он пропускал по многу раз!..
И не сомкнуть старался глаз,
От чтения уставших, сонных,
Материал не дочитав,
Что Ковалевский Ростислав
На долгих парах лекционных
Семестр целый объяснял,
Рассказывал и диктовал


To be continued…





Часть вторая (наброски)

……………………………

94.
Настало первое апреля…
Как никогда, мой друг хотел,
Чтоб поскорей прошла неделя:
Уже на год он повзрослел
И день рожденья чудный праздник
Отметил вскоре наш проказник
Был очень рад подаркам всем
От мамы с папой, а затем –
От брата, дяди и кузины.
Услышал много добрых слов
И поздравительных звонков
И в интернете от Ирины
Он поздравленье прочитал,
И ей в ответ письмо послал:

…………………………
95.
И изменилось явно что-то
В душе у друга моего
И ни статьи уже, ни фото,
Ни даже фильмы – ничего
Что прежде так его манило
Теперь ему не нужно было:
Так быстро повзрослел мой друг!..
И для себя открыл он вдруг,
Что интересы изменились
Так мимолётно у него.
Не знача больше ничего,
Почти все прежние забылись,
Растаяв, словно лёгкий дым,
И место уступив другим.

96.
В шкафу исчезли диски где-то:
Все mp3 и DVD,
Плакаты каждого «кадета»,
Кассеты, игры и CD…
Не помнил Сева о Полине
Ольховской, Мюллер Каролине –
Сладкоголосой C.C. Catch…
С кем так искал он прежде встреч –
О всех своих кумирах вскоре,
Чьи сайты часто посещал,
Уже почти не вспоминал…
«Микроскопическое» горе
В душе для Севы стало вдруг,
Что забывать их стал мой друг.

97.
Он стал читать статьи учёных –
Профессоров и докторов,
В научных спорах закалённых,
На всё у них ответ готов.
Так часто в университете
У Лопушанской в кабинете
Он диссертации читал
(А перед этим отдавал
Билет Терентьевой Елене
Витальевне). Был очень рад
Наш Сева автореферат
Очередной на перемене
В НИИ внимательно читать
И мысли ценные черпать.

98.
Статьи Олянича Андрея
Владимировича читал.
Шамне, Баталина Сергея,
Оксану Горбань и Шейгал
Елену в сборниках старался
Всегда найти и увлекался
Лингвистикой всё больше он,
Научным словом покорён.
Труды Максимовой Тамары
Владимировны изучал.
От старшекурсников узнал:
«В.И. Карасик семинары
По понедельникам сейчас
Для всех ведёт в вечерний час».

99.
Не позволял себе ни пары
Ни разу в жизни пропустить.
Всегда старался семинары
В Пединституте посетить
Под вечер каждый понедельник.
Почти забыв, какой бездельник
В совсем недавнем прошлом был,
Теперь старательно ловил
Всё, что читал Карасик в Педе:
Советы доктора наук
Законспектировать мой друг
Не забывал. И даже в Меде
Он мог надежду не терять
Свои статьи публиковать.

100.
Но всё же даже на мгновенье
Не мог никак мой друг забыть
Свою любовь стихотворенье
В минуту чудную творить.
Готовясь к парам вечерами,
Порой бессонными ночами
Во мраке спальни в тишине
Стихи писал он в полусне…
И от экрана монитора
Не отрывая долго взгляд,
Очередной строфе был рад,
Хоть появлялась та не скоро,
Поскольку размышлял подчас
Мой друг над рифмой много раз…

101.
Спросил у Щербакова Саши
«Не знаешь ли кого-нибудь
Из преподов-русистов наших
Кто мне помог бы (хоть чуть-чуть!)
Писать стихи и развиваться…
Ну, если нет – куда ж деваться!
Сейчас одна мечта моя –
Узнать: талант иль бездарь я?
Кто вирши оценить успеет
Средь суматохи будних дней?..» –
«Стихи Калашников Сергей
Борисович всегда сумеет
И похвалить, и поругать –
Ему их надо показать!»

……………………………

102.
За первый столик тихо Сева,
О чём-то думая, присел.
Вдруг обратив свой взгляд налево,
На стол соседний посмотрел –
За ним царило оживленье:
Фанатов юных окруженье
Взяло в приятный, шумный плен
Того, чей бравый лик со стен
На фана или на фанатку
С плакатов день и ночь смотрел…
Его «кумир» в кафе сидел.
Расправив на рубашке складку,
Ещё раз посмотрев вокруг,
Опять задумался мой друг:

103.
«Подумать только! Я недавно
Об этой встрече так мечтал!
Как удивительно-бесславно
Конец моим мечтам настал!..
Когда исчезли все кумиры?..
Тогда, когда для милой Иры
Я сочинил свой первый стих?..
Да, в тот момент не стало их!..
Я осознал, что в жизни этой
Никто не нужен больше мне!
Я будто бы в прекрасном сне:
Теплом её любви согретый,
Хочу с одной Ириной быть,
А детские мечты забыть!

104.
Я повзрослел… Как много эти
Слова мне ныне говорят!
Я видеть стал всё в новом свете
И не вернусь уже назад,
Куда уходит быстро детство…
Наскучил сериал «Кадетство»,
Да и другие фильмы мне…
Я наяву, а не во сне
Живу, взрослею, развиваюсь,
Ищу успех и нахожу,
За праздность сам себя сужу
В ошибках совершённых каюсь
И наслаждаюсь вновь и вновь,
Всем тем, что дарит мне любовь!»

105.
Не стал мой друг просить автограф,
(Как раз кумир их раздавал),
Хоть мой приятель был фотограф
И аппарат с собою взял,
Не торопился сделать фото…
Хотел он просто выпить что-то,
Чтоб жажду быстро утолить,
И попросил себе налить
Стаканчик «Пепси». Об Ирине
Подумал и представил вновь,
Как повидать свою любовь
Приедет в Киев на машине…
Допил тихонько «Пепси» он
Счёт оплатил и вышел вон.

106.
Когда домой вернулся Сева
И за компьютер сразу сел,
Вдруг вспомнил строчку из припева
И тихим голосом напел
Про то, как мальчики-кадеты,
Оставив в прошлом детство где-то,
Подвластны времени ветрам,
Смогли навек и здесь, и там
Сберечь кадетской дружбы узы…
Мой друг, в сомненья погружён,
Подумал, что отныне он
Не повстречает больше музы,
Где раньше Севу вдохновлял
Всегда «кадетский» сериал

107.
«Мои кумиры! Где вы, где вы?..» –
Мой друг свой прежний вспомнил стих
И в одночасье всё для Севы
Так прояснилось: в этот миг
Он понял, где его кумиры:
Уже со стен его квартиры
Последний сорван был плакат
(Чему был Сева очень рад!),
Зато вокруг лежали книжки
Журналы, сборники статей –
Науки свежих новостей,
Для повзрослевшего мальчишки
Смогли превыше стать всего
Преподаватели его.

108.
«Не сотвори себе кумира…» –
Мой друг библейский вспомнил стих.
И вот уже умолкла лира
От этих слов в руках моих…
И я, и добрый мой приятель –
Мой персонаж, поэт-мечтатель, –
Всю правоту библейских строк
(Кто раньше, кто чуть позже смог!)
К концу поэмы осознали.
Как я, так и мой лучший друг –
Открыли истину мы вдруг:
Не там кумиров мы искали…
Да и зачем нам их искать?..
Лишь надо чуть взрослее стать,

109.
Чтобы понять, что НЕТ кумира,
Чтоб по нему с ума сходить
И для него пройти полмира –
Таких вообще не может быть!..
Я буду повторять всем снова:
Не стоит даже это слово
Нам лишний раз употреблять.
Лишь об одном не забывать
Должны мы все: для подражанья
Примеры нужно нам иметь,
Чтобы стремиться все успеть
Осуществить свои желанья,
Трудиться, мыслить, и искать,
И день триумфа с верой ждать.

Конец

© Copyright: алексей страмной, 2012

Регистрационный номер №0045680

от 29 апреля 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0045680 выдан для произведения:
посвящается
моей близкой подруге
Ирине Мирошниченко




Часть первая

1.
Январский холод исчезает
Среди погожих ясных дней.
Теплом природа награждает,
Склоняю голову пред ней.
Душе явилось вдохновенье:
Ловлю я каждое мгновенье
Чтоб написать ещё строку:
Не быть поэтом не могу.
Моя душа полна блаженства:
Я снова вдохновлён строфой,
Рождённой пушкинской душой,
Что для меня – верх совершенства!
Рискну «Онегина» размер
Себе поставить здесь в пример.

2.
Я ненавижу футуристов:
Мне чужды их манеры, стиль.
В моей квартире очень быстро
Слоями нарастает пыль
На сборниках таких поэтов.
В стихах ни строчек, ни куплетов
Я не хочу им посвящать.
Прошу вовек не забывать
Всех наших классиков бесценных,
Что будут вечно жить в сердцах.
Я вдохновенье в их трудах
Черпаю: в строках драгоценных
Встречаюсь часто с музой я,
Скажу, душою не кривя.

3.
Из самых лучших побуждений,
Устав по словарям искать,
Прекрасным именем Арсений
Решил героя я назвать –
Оно в сознании осталось,
Затем нередко вспоминалось
С тех пор, как шоу-небосклон
Молдавский покорил «O-Zone» –
Мальчишек трио, чьи напевы
Сердца пленяли молодых, –
А звали младшего из них –
Арсений или просто Сева .
Но образ создал я иной:
Полёт фантазии со мной.

4.
«Но почему Арсений – Сева? –
Вопрос резонный задают. –
(Как все направо и налево
Оксану Ксюшею зовут,
Забыв, что Ксюша – это Ксеня!)
Ведь должен быть Арсений – Сеня!
Вот так наш “звёздный фабрикант”,
Из “Челси” молодой талант,
Зовется Бородин Арсений». –
Чтоб на вопрос ответ найти,
Хочу цитату привести,
Что «правил нет без исключений»,
И право выбора за мной,
Как будет зваться мой герой.

5.
Мой старый друг Арсений Дроган
Имел характер непростой:
Мог стать примером недотрогам,
В работе отдых небольшой
Любил давать себе нередко!
И лень была ему соседка
В учёбе с самых ранних лет.
Он не смотрел, как был одет,
И забывал почистить брюки,
Лишь обещал всё: «Я сейчас!..»
Но каждый день (в который раз!)
Не доходили снова руки,
Хоть он нерях и не любил,
Но часто сам неряшлив был.

6.
Имел он хилую фигуру.
Так, чтоб по-честному сказать,
С начальных классов физкультуру
Старался Сева пропускать.
Случалось с ним (да не однажды!):
Чихнёт перед уроком дважды
И сразу скажет: «Болен я!
Вся эта ваша беготня
Мне будет только тяжкой мукой!
Присяду лучше у стены:
Силёнки все истощены.
А справка станет мне порукой,
Что пропустил урок не зря!
Скажу вам, честно говоря».

7.
Родился он в семье обычной:
Его родители, врачи,
Из года в год ему привычно
Твердили каждый день: «Учи!
Не трать впустую днями время!
Ведь не познал ещё ты бремя
Всей жизни взрослой непростой,
Когда уйдём мы на покой.
Ты будешь сам решать проблемы,
Что приготовить, что одеть.
Не хватит времени смотреть
По новостям пустые темы!
Готовься скоро взрослым стать!» –
Учил отец, учила мать.

8.
Он не любил мороз и вьюгу,
Зимою часто он болел.
По вешнему шагая лугу,
От счастья Сева просто пел:
Он ждал, когда наступит лето
И будет вся земля согрета,
Придёт короткий душный зной…
Ему была как рай земной
Такая жаркая погода!
Великолепная пора
Была Арсению жара
Две тысячи седьмого года:
Он, не имея много дел,
Как африканец, загорел.

9.
Любил он летними ночами,
Когда уснут отец и мать
(И светят звёзды над домами),
Перед окном открытым встать,
Вдыхая чудный запах ночи.
Её прохладу тоже очень
Приятель мой всегда любил.
О чём-то думая, ловил
Он звуки города ночного…
Молился и ложился спать,
А утром не спешил вставать:
Ему вздремнуть хотелось снова.
Привык он так встречать рассвет
Уже почти семнадцать лет.

10.
Его отец любил рыбачить
По вечерам и по утрам.
Перед работами на даче
Они гуляли по прудам
Или сидели у затона,
Надеясь: будет благосклонна
Удача к ним на этот раз.
Но проходил за часом час,
А так и не было всё клёва,
А если был, то – «мелкота».
В садке была лишь пустота!
И в ожидании улова
Наш Сева, чтоб не загрустить,
Любил с мобильника звонить.

11.
Мобильник стал нам другом верным:
Мы неразлучны с ним навек
(И без него бы в миг, наверно,
Стал одиноким человек).
Пусть и опасен он немного,
Но, не судя уж слишком строго,
Привыкли быстро мы к нему,
Как привыкаем ко всему,
Что так удобно нам и мило.
Хоть поначалу всем чуть-чуть –
Хочу особо подчеркнуть –
Смешно в дороге слушать было:
«Перезвони мне через час:
В маршрутке еду я сейчас!»

12.
Пока отец обратно леску
На шпульку спиннинга мотал,
Очередную SMS-ку
Мой друг приятелю писал.
И как всегда пустые фразы –
Приколы, шутки и проказы:
«Привет, дружище! Как дела?» –
«Ещё пока не родила!..» –
«В эфире Первого канала
Футбольный матч вчера смотрел?» –
«Не смог: по дому много дел…»
Когда на кнопки уставала
Рука давить, лишь «да» и «нет»
Приятель присылал в ответ.

13.
Приятель попросил однажды
Назвать, что есть на DVD.
Решил мой друг, что надо каждый
Фильм в сообщение внести.
Собрал в кулак он всё терпенье,
Составил другу сообщенье,
Минут немало потеряв.
Огромный список прочитав,
Приятель сильно удивился,
В ответ прислал вопрос простой:
«Несчастный палец твой большой
Случайно там не отвалился???..» –
«Да нет, на месте, но не рад
Я всё равно: глаза болят!..»

14.
Эпоха фотоаппарата
С названьем звучным «цифровой»
Пришла. Забыли все ребята
Совсем о «мыльнице» простой.
Подчас забыв про всё на свете,
Так дружно взрослые и дети –
От мала до велика – в миг
Все полюбили «цифровик».
Как много памятных мгновений
Легко заснять им стало вдруг!..
Среди ровесников мой друг
Не стал одним из исключений:
У папы денег попросил
И «цифровик» себе купил.

15.
Лишь только получалось фото
Удачным среди всех других,
Уже для принтера работа
Была готова в тот же миг.
И скоро на стене в квартире
Висел (в формате А4)
Портрет, скриншот или пейзаж
И даже киноперсонаж,
За что порой мой друг ругался
С отцом: «Напрасно тратишь ты
Бумаги глянцевой листы!» –
Бурчал отец, хоть пополнялся
Поменьше фотками альбом
У них обоих день за днём.

16.
Хорошим словом «увлеченье»
(Чтоб только «хобби» не сказать)
Своим друзьям стихотворенье
На разный случай сочинять
Хочу назвать привычку Севы.
И мелодичные напевы,
И сны, и детские мечты,
Пейзажи чудной красоты –
Всё вдохновение дарило
Ему для плохеньких стихов.
Как много чистых им листов
Исписано впустую было!
Но он укоров не любил,
Что стихотворцем слабым был.

17.
Не скрою, что компьютер тоже
Наркотиком для Севы стал:
Когда мой друг был чуть моложе,
То прежде даже не мечтал
Писать свои стихотворенья,
Не тратя чудные мгновенья
На поиск чистого листа.
Он думал: «Просто красота –
В программе Word свои творенья,
Придумав, тут же написать,
Найдя ошибки, исправлять
И распечатать сочиненья,
Не прилагая сил своих
На переписыванье их».

18.
«Чего ещё мне в жизни надо? –
Так думал юный мой поэт. –
Когда со мной компьютер рядом,
То с ним доступен мне весь свет!
Мгновенно пролетев полмира,
Смогу я повстречать кумира
И у него взять интервью…»
Страничку обновив свою,
Наивно думал наш Арсений,
Что всё, что смог он сочинить,
Его кумиры оценить
Сумеют там без промедлений.
Сто раз твердили все ему:
«Мечтать не вредно никому!..»

19.
Найдя случайно сайт кумира,
Письмо отправил как-то раз.
Администратор сайта Ира
Ему ответила тотчас.
Их переписка завязалась
И постепенно развивалась.
Лишь заходил наш Сева в сеть,
Старался поскорей успеть
Он переслать Ирине что-то,
Что нового сумел найти
В просторах мировой сети:
Странички, сканы, ссылки, фото –
Всё это видеть рад был друг
Затем на сайте Иры вдруг.

20.
По интернету переписка
У наших фанов всё росла
Хотя поклонники не близко
Друг к другу жили, но была
Она тем более приятна.
Письмо отправив, ждал обратно
Наш Сева ссылок, новостей,
Посланий милых. Много дней
Готов прождать был, лишь бы Ира
Ему ответила опять;
Стихи задумал написать
На день рождения кумира.
Силёнки все в кулак собрал
И поздравленье написал.

21.
Я думал это поздравленье
Здесь слово в слово повторить.
Плоды большого вдохновенья
В поэмы общий текст включить,
Но, поразмыслив осторожно,
Решил, что для фанатов сложно
Здесь этот текст воспринимать,
Полезней будет рассказать
Об увлечениях героя
Моей поэмы. Так и быть:
Я постараюсь то включить,
Что «не даёт ему покоя».
И впредь ещё не раз потом
Я применю такой приём.

22.
Пускай меня не судят строго,
Что в текст поэмы я включил
Ненужной лирики так много
И, как малыш, наивен был,
Когда писал все строки эти…
Не знаю: что ещё на свете
Точнее сможет передать,
В деталях мелких описать
Поэта пенье звонкой лиры.
Поскольку не хватает слов,
Я озаглавлю много строф,
Где кинофильмы и кумиры,
Которые мой друг любил,
Поклонником годами был.

23. «Кадетство»
Из всех последних сериалов,
Комедий, драм, боевиков,
Что на ТВ так много стало,
Что не найдёшь порою слов,
Чтоб оценить их все, Арсений
Без всяких преувеличений
«Кадетство» сразу полюбил:
Его актёров всех хвалил
И их талантом восхищался,
Смотрел частенько в Интернет
Чтоб только разузнать сюжет,
Того сезона, что снимался
И намечался выйти в свет.
В душе наш Сева стал «кадет».

24. «Кадетство»
Ведь всей душой и сердцем рвутся
Мальчишки Родине служить!
Кадеты на крови клянутся
Горою друг за друга быть:
В жару и холод, дождь и вьюгу
Всегда прийти на помощь другу
И не оставить никогда
Того, в чей дом пришла беда.
Решили все без промедленья
Они в военные пойти.
И вряд ли смог бы я найти
Иной пример для восхваленья:
Я восхищаюсь всем, что дал
Нам этот славный сериал.

25. Илья Синицын
И с нетерпеньем каждый вечер,
Оставив все свои дела,
Наш Сева ждал с «Кадетством» встречи:
Ведь так прекрасна и «светла,
Чиста история» вся эта!
Я здесь цитирую кадета
Илью Синицына: актёр
(В недавнем прошлом репортёр)
Борис Корчевников признался,
Что очень рад Илью играть:
Чтоб яркий персонаж создать,
Он быть самим собой старался –
В итоге появился в свет
Кумир девчонок и «кадет».

26. Андрей Леваков (Лёва)
Был восхищён мой друг, как Лёва
От смерти мать сумел спасти,
Как вместе с дочерью Ноздрёва
Они смогли её найти
В огромном городе жестоком –
О человеке одиноком
Никто не помнит никогда.
И если с ним стряслась беда,
Никто на помощь не примчится –
Лишь тот, кто сам был одинок.
Понять всё это Лёва смог,
Когда в суворовском учиться,
Оставив свой детдом, он стал
И мать в «увале» навещал.

27. Елена Захарова
Когда Захарова Елена
Входила в кадр очередной,
Из обаятельного плена
Её игры приятель мой
Бежать не мог и не пытался…
Да и зачем? Он наслаждался
Её волшебной красотой…
А голос ласковый такой,
Какого в мире больше нету,
Ему во сне порой звучал…
Лишь об одном мой друг вздыхал,
Что обучала этикету
Она «суворовцев» одних…
Как он мечтал быть среди них!

28. Максим Макаров
И в жизни юношей нередки
Истории большой любви,
Как у Максима к «Этикетке»,
Когда мечты и сны свои
Он посвящал одной Полине.
Чуть не разбившись на машине,
Он сохранил в душе любовь
И, подружившись с Ритой, вновь
Искал с учительницей встречи:
Пойдя в очередной «увал»,
На остановке тщетно ждал,
От холодов дрожали плечи…
Средь суматохи будних дней
Сумел он повстречаться с ней.

29. Максим и Рита
Ещё страшней дыханья смерти
Разлука в жизни может стать.
И в мимолётной круговерти
Своей судьбы смог повстречать
Максим опасность и разлуку
С любимой, протянувшей руку
В минуту трудную ему.
Не знал тогда он, почему
Она обман его простила.
Когда он с отравленьем слег
И не на шутку занемог,
В больницу Рита приходила,
Среди родных, семьи, друзей
Была ему всего милей.

30. Марина Левтова
Не только сериал «Кадетство»
Кумиров Севе подарил:
Одну актрису Сева с детства
Всегда душою всей любил.
Как жаль: нет с нами больше ныне
Актрисы этой – о Марине
Погибшей Левтовой пишу,
Строфу закончить не спешу:
Я сам нередко вспоминаю
Актрису эту и скорблю.
Все фильмы с нею я люблю,
Воспоминания читаю
Её коллег, друзей, родных,
Хоть нелегко читать мне их.

31. Марина Левтова
Порою думал Сева: «Даша!
И Юрий… Вся семья Мороз!
Когда погибла мама ваша
Сдержать не смог я горьких слёз!
С той катастрофы снегохода
Зимой двухтысячного года
Так часто вижу я во сне:
Марина улыбнулась мне
И вновь играет роль в картине…
Пусть незаметно пролетят
Года, что не вернуть назад, –
Я не забуду о Марине –
Её улыбке… и глазах…
И сыгранных в кино ролях…»

32. «Отец и сын» А.Н. Сокурова
«Отец и сын»… Любовь и сказка
В кино Сокурова слились:
Здесь вечна жизнь, сурова ласка,
Эпохи разные сошлись,
Как будто бы исчезло время.
Не зная лет бегущих бремя,
Остались лишь отец и сын.
Никто из них прожить один
Уже не смог бы в мире этом…
В плену душевной пустоты
Ушедшей матери черты,
Что согревали нежным светом,
Отец узрел в ребёнке вдруг,
Стал сыну самый лучший друг.

33. «Отец и сын»
Где рай земной?.. Не там, где солнце
В лазури неба круглый год
И ветер ласковый в оконце
Прибою моря гимн поёт.
Не там, где гор седых вершины,
Где пляжи, пальмы, апельсины
И не бывает злой зимы…
Нет, не найдём там рая мы!
Заглянем лучше в ту квартиру,
Где сын с отцом вдвоём живут:
Там есть любовь, покой, уют,
Их удивительному миру
Нам стоит должное отдать
И раем на Земле назвать.

34. «Отец и сын»
Их странный мир красив и нежен,
Каким мог стать он лишь в кино.
Но и финал был неизбежен:
Судьбою всё предрешено.
И как ни грустно расставаться,
Но подошла пора прощаться
И сыну со своим отцом,
Оставить милый отчий дом
И создавать семью другую,
Свой дом построить, наконец…
Но не забыть, что есть отец –
Он не скрывает: «Я тоскую!..
И новой встречи с сыном жду!..
Когда один, я как в аду…»

35. «Отец и сын»
Пускай любовь «Отца и сына»
Нам всем покажется сперва
Банальной сказкой, но картина
(Неважно, что твердит молва!)
Достойна просто восхищенья,
Призов, наград и восхваленья!..
Пусть это фильм-мираж-мечта,
Но в нём секрет и красота
Тех отношений идеальных,
К которым лишь стремимся мы
Средь беспросветной серой тьмы
Сомнений, ссор, обид реальных.
Сокуров всем нам показал,
Каким быть должен идеал.

36.
Для Севы было просто счастье,
Что промелькнули времена,
Как будто на море ненастье,
Когда была у нас одна
Лишь заграница на экранах.
Ведь это было очень странно –
Как если б мы уже давно,
Забыли, как снимать кино.
Как хорошо, что эти годы
Остались лишь кошмарным сном.
И снова стал наш «кинопром»
Давать хорошие доходы.
Средь самых кассовых картин
Мой друг ценил шедевр один:

37. «72 метра»
Картину «72 метра»
Ценил наш Сева потому,
Что сам любил дыханье ветра
Морей, хоть другу моему
Лишь раз пришлось бывать на море.
Ему задело душу горе,
Погибших в фильме моряков:
И новобранцев, и «дедов»,
Что утонули там в пучине.
Хоть спасся сам – своих не спас
Башаров. А Никольский Стас
На потонувшей субмарине
Обрёл надежду и друзей,
Что всех надёжней и храбрей.

38. «72 метра»
«Когда зажжётся свет надежды,
Как в тёмных небесах луна,
Мы разомкнём спокойно вежды,
Сбежав из плена злого сна
Душевных мук, тоски, сомнений…» –
Вот так подумал наш Арсений,
Узнав, чем кончилось кино.
Ведь – право! – было всё равно,
Спаслись ли все или Черненко, –
Надежда морякам дана,
Главней всего для них она.
Киношедевр Хотиненко
В сто первый раз мой друг смотрел,
За моряков душой болел.

39.
Старался Сева с головою
В волшебный мир кино уйти:
Когда вечернею порою
Смотрел новинки DVD,
Он забывал про всё на свете!..
Во всех прокатах на примете
Держал он фильмов по сто штук,
Хотя давно уже мой друг
Из них смотрел – и не однажды! –
(Я знаю точно) большинство.
Но интересен для него
Из фильмов оставался каждый
Спустя немало долгих лет
С момента появленья в свет.

40.
Он был поклонником Джедаев,
Умом и лазерным мечом
Уничтожавших негодяев,
Что правили вселенским злом.
Арнольд Шварцнеггер – «терминатор»,
Калифорнийский губернатор –
Его кумиром также стал.
Наш Сева в прошлое «летал»
На созданной в кино машине
С названием «Делориан».
Он посетил так много стран…
Но – только чудной ночью синей,
В своих подробных, длинных снах –
Оживших лишь на миг мечтах.

41.
«Попсы» он был большой любитель:
По возвращении домой
Его смиренную обитель,
Что без него лишь тишиной
Была полна, вдруг сотрясало
Звучанье громкое вокала
Его любимых групп, певцов –
Чтоб всех назвать, не хватит строф:
Он столько слушал на досуге!
Любил на MTV «стеречь»
Билана, Smash!! и C.C. Catch,
Затем названивал подруге
И посылал ей на e-mail:
«The daytime lovers’ love for sale!»

42. C.C. Catch
Певица Мюллер Каролина
(А по-другому – C.C. Catch),
Как и Ольховская Полина,
В душе у юноши зажечь
Ещё одну любовь сумела.
Когда про ад и небо пела,
Про дом мистических огней,
Про незнакомцев, лишь о ней
Мечтал и думал мой приятель,
Не помня больше ничего…
Но я уверен, что его
Вы не осудите, читатель,
За эти милые мечты
Средь будней скучной суеты.

43. Эдуард Шульжевский
Волшебный голос – Эд Шульжевский,
Вокал мечты, от Бога дар,
Стиль исполненья королевский.
Родной оставив Краснодар,
Стремглав на крышу небоскрёба
Он для того поднялся, чтобы
Войти к любимой в вертолёт
И славный свой начать полёт
Над всем бескрайним нашим миром…
Услышав Эда в первый раз,
Наш Сева осознал тотчас:
Шульжевский стал его кумиром;
Сайт Эдуарда отыскал,
Любимый клип себе скачал.

44. Эдуард Шульжевский
Он рассуждал всерьёз, бывало:
«Когда поёт Шульжевский Эд,
Прекрасней этого вокала
В огромном мире больше нет!
Неподражаемо-хрустальный
У Эдуарда тембр вокальный.
Он дарит миру вновь и вновь
Надежду, радость и любовь.
Какое чудное блаженство
И днём и ночью без конца
Мне слушать юного певца,
Чей голос – просто совершенство!
Пусть будет вечный идеал
Для всех Шульжевского вокал!..»

45. «Modern Talking»
И Сева увлеченье брата
Дуэтом немцев повторил:
Мой друг (как старший брат когда-то
По группе той с ума сходил)
Стал очаровано-безволен
От песен тех, что Дитер Болен
Для Тома Андерса писал,
А Том их чудно исполнял.
Пища фальцетом, «Cheri lady»
Старался Сева подпевать.
Чтоб за едой не заскучать,
Включив погромче, на обеде
Он слушал много раз подряд
Бессмертный шлягер «You’re my heart!..»

46. Сергей Лазарев
Серёжа Лазарев – «смэшонок»,
Танцор на льду и акробат,
Актёр, ди-джей… «Талант с пелёнок» –
Так о Сергее говорят.
Но больше фанов восхищало
Очарование вокала,
Что был Сергею Богом дан.
В турне объездив много стран,
Сумел он покорить полмира…
Видеоролики опять
Старался Севочка скачать
На сайтах медиа кумира,
Хоть мог искать по многу дней
«Avi»-шки с надписью «Sergey…»

47.
Пришла эпоха Интернета:
Почти ко всем он в дом вошёл
Но что дало нам чудо это?
Как ни пытался, не нашёл
Я на вопрос простой ответа:
Так в чём же польза Интернета?
Иль от него один лишь вред?
Когда заходим в Интернет,
Что там найти мы быстро можем?
Кто что сказал, как был одет,
Кого кто вывел в высший свет,
Ну, рефераты, предположим,
Статьи, рекламу, mp3,
А дальше – что ни говори! –

48.
Сплошные слухи и догадки
О жизни многих наших «звёзд»,
Чей мир – секреты и загадки;
Он непонятен и непрост,
О чём читаем мы в газете…
Я не поклонник всяких сплетен
И потому их не терплю.
И чаще в Нете я люблю
Искать всё то, что мне полезно
В работе, в жизни может быть,
Чем я хотел бы дорожить.
Мне так общение любезно:
Я на e-mail люблю писать,
Ответа с нетерпеньем ждать.

49.
«Мои кумиры! Где вы, где вы?..» –
Так друг мой начал новый стих…
Мечтой всей жизни стало Севы
Воочию увидеть их.
Забыв почти про всё на свете,
Сидел часами в интернете:
Искал возможность там мой друг,
Чтоб сам однажды смог он вдруг
Свои стихи отдать «кадетам»
И пусть хотя бы лишь на миг
Реально стать одним из них.
Но не спешил никто с ответом
На все те письма, что подчас
Наш Сева слал в сто первый раз.

50.
И месяцами, как и прежде,
Под монотонный клавиш стук,
Он продолжал писать в надежде,
Что явью станет грёза вдруг.
Хоть укорял себя: «Насколько
Наивен я в мечтах – и только!
Пускай умрёт мечта моя –
Но не умру же с нею я!
А буду дальше жить, мечтая
О чём-то новом. Может быть,
Захочет вдруг судьба вручить
Такой мне дар, что никогда я
Не мог увидеть и во сне…» –
Вот так мечтал мой друг о дне,

51.
Когда все сны начнут сбываться,
И чудной сказкой станет быль,
И все мечты осуществятся.
Стряхнув сомнений тяжких пыль
Со всех своих переживаний,
Наивных милых снов, мечтаний,
Мы вдруг откроем новый мир,
Где руку нам пожмёт кумир,
Где нет тоски и сожаленья
О том, что так и не сбылось…
Что нам, возможно, не пришлось
Узнать все чудные мгновенья,
Что краткий век нам подарил…
Так рассуждать мой друг любил.

52.
Прошло одно, другое лето.
Минула школьная пора.
Под своды университета,
Когда июльская жара
Была в разгаре, наш Арсений
В порыве творческих стремлений
С друзьями школьными вошёл,
Другое званье приобрёл:
Студентом стал он гордо зваться,
Хоть знал, что только впереди
Все трудности его пути,
Что торопились повстречаться.
И, ожиданием томим,
Не знал пока, готов ли к ним.

53.
Ох, не любил вставать он рано!
Да вот пришла ему пора
(Что Севе было чуждо, странно)
Вставать нередко в шесть утра.
Он просыпался, лишь будильник –
Его надёжный друг, мобильник, –
Трезвонил громко раза три.
«Теперь сильней глаза протри
И тут же в ванную умыться!..» –
Вот так мой друг себе шептал
И с неохотою вставал.
Почистить зубы и побриться
Он шёл, дремая на ходу,
Затем садился за еду.

54.
Вот наступило бабье лето –
Незабываемый сезон.
Его теплом, лучами света
Мой друг был снова покорён,
Любуясь осени природой,
Был восхищён такой погодой.
Бурчал он прежде: «Не могу
Забраться на гору ВолГУ!»
Теперь ему легко всё стало:
И даже на гору взойти.
Он наслаждался по пути
Всем тем, чем осень награждала
Мир в эти славные деньки,
Что так прекрасны и легки.

55.
«Ходить пешком всегда полезно!.. –
Спортсмен знакомый дал совет. –
Пускай ходьба не так любезна
Тебе в расцвете юных лет,
Конечно, поначалу будет…
Зато нисколько не убудет
С тебя, мой друг, а лишь пойдёт
Тебе на пользу пеший ход!
Как говорится, “дальше будешь,
Пешком идя”. Ты всё поймёшь,
Когда здоровье разовьёшь,
И мой наказ не позабудешь,
И впредь ещё не раз опять
Прилежно станешь выполнять».

56.
Старался Севочка маршрутку,
Что на гору везла, поймать,
Но утром, как назло, минутку
(А то и двадцать!) не терять
Ему никак не удавалось:
Как ни хотел, не получалось
Всегда из дома выйти в срок.
И чтоб не пропустить урок,
На что угодно он садился.
А чтоб в пути не заскучать,
Любил он радио включать,
Хотя с мобильником возился
В ужасной тесноте порой,
И так же ехал он домой.

57.
Промчался солнечный сентябрь,
Прохладный ветер стал сильней…
Вот наступил уже октябрь,
Окрасив зелень тополей,
Дубов и ясеней в багрянец.
Всё чаще на лице румянец
У Севы появляться стал,
Когда он поутру шагал
На остановку по прохладе.
В душе немного тосковал,
Когда в дороге замечал
Деревья в золотом наряде,
Ковры из листьев во дворах
И птичьи стаи в небесах.

58.
На факультетских стендах ленты
Везде развешаны уже:
«МЫ ПОСВЯЩАЕМ ВАС В СТУДЕНТЫ!!!»
И на четвёртом этаже
Идёт работа полным ходом;
Аудитория народом,
Как никогда, полна сейчас,
Хотя и не учебный час:
Там репетируют ребята,
Что будут скоро посвящать
Всех тех, кому ещё лет пять
Учиться. Парни и девчата,
Играют сценки: там и тут
Они танцуют и поют.

59.
Прошла неделя незаметно.
Для новичков уже настал
День посвящения заветный,
Всех пригласив в огромный зал,
Где доктора, и кандидаты,
И поступившие ребята –
Все ждут, что будет флаг внесён…
На флаге герб изображён
Из непонятных Севе знаков.
Гимн «универа» отзвучал,
И к микрофону ректор стал
Олег Васильевич Иншаков –
Профессор, доктор и поэт.
Глава ВолГУ он много лет.

60.
Вот Лопушанская София
Петровна стала говорить.
И вряд ли бы сумел найти я
Иной пример, чтоб с ним сравнить
Её талант и силу знаний!
Как много славных пожеланий
Для всех она произнесла!
Так восхитительна была
Вся речь её, а в ней – цитата
Из чудных пушкинских стихов.
Волшебной красотою слов
Все очарованы ребята.
Заветы доктора наук
Запомнил навсегда мой друг.

61.
И осознал вдруг мой приятель
На посвящении тогда,
Что прежде был он лишь мечтатель
И мамин сын, и иногда
Предпочитал он полениться, –
Теперь же новая страница…
И даже новая глава
Открылась в жизни. И, едва
Поняв всё это, Сева Дроган,
Взглянул в глаза своей судьбе,
На миг представил он себе:
По непроторенным дорогам
К вершине знаний он идёт
За годом год всегда вперёд.

62.
Итак, наш Сева стал студентом,
Билет, зачётку получил.
Вчерашним абитуриентам
Немного тайны приоткрыл
Мир новый университета.
Благодарить его за это
Не успевал никак мой друг:
Ему всё было недосуг,
Что объяснял простой причиной:
Весь день, все пары до одной
Казались вечностью сплошной.
На перемене самой длинной
По коридорам он бродил,
Себе знакомых находил:

63.
Василий Батькович Кисленко –
Отличник круглый и поэт,
Артём Сергеич Игнатенко –
Романтик-документовед,
А с ним – Серёга Преферансов…
Имел наш Сева много шансов
И новых повстречать друзей,
Не зная, кто ему верней
Был в этом списке длинном, пёстром…
Возможно, Саша Щербаков?
И физик Дима Кузнецов?
Считал мой друг наивно-просто,
Что в дружбе все подряд должны
Быть навсегда ему верны.

64.
Так на каком же факультете
Учиться мой приятель стал?
Я буду искренним в ответе:
Хоть Сева вовсе не мечтал
В «глубоком детстве» стать лингвистом,
К концу учёбы в школе быстро
Понять он смог, что на Физфак
Не поступить ему никак:
Гуманитарий по природе,
Как ни хотел, не смог он сдать
Экзамен на Физфак на «пять».
Но, от уныния свободен,
Знал, что поступит en tout cas
На факультет ЛиМКК.

65.
Французский Севе был не новым:
Учился раньше он ему,
Со школы помнил два-три слова,
Всё удивлялся: «Не пойму:
Зачем так много букв мне надо
Писать в словах похожих рядом,
Чтоб передать один лишь звук?..»
Вот в чём загадка, милый друг!
Язык давался Севе трудно:
Слова зубрил он день и ночь
И говорил: «Уже невмочь!
Как это всё мне стало нудно!»
Вот так, не прекращая ныть,
Он продолжал язык учить.

66.
Не скрою: по другим предметам
Наш Сева тоже не блистал,
Но только говорить об этом
Ни с кем, конечно, не желал.
Уча всё время лишь французский,
Не смог заметить он, как русский
Стал потихоньку забывать:
Не в силах больше был назвать
Никак члены предложенья.
Он разобраться был бы рад,
Что есть субъект, что – предикат.
Сплошные тяжкие мученья
Стал для него родной язык:
Так Сева от него отвык.

67.
Теперь же, в университете,
Уйдя в учёбу с головой,
Он вдруг увидел в новом свете
Процесс ученья непростой
Когда никто не понукает,
Не ставит двойки, не ругает,
Не уточняет: был – не был,
Пришёл на пару, пропустил…
Нет никому и близко дела
Как ты семестр весь провёл,
Как всё усвоил, что прошёл…
Но время быстро пролетело
И всем уже пора сдавать
Экзамены… (хотя б на «пять»!)

68.
«Я “самоперевоспитался”!» –
Изобретя неологизм,
Мой друг тотчас же постарался
Забыть свой прежний «наплевизм» –
Манеру школьную учиться,
Когда часами мог лениться:
С трудом учебник открывал,
В тетради «куропись» писал
И на «авось» всегда в надежде
Он каждый день шёл на урок,
Был рад, что вспомнить что-то смог…
Теперь же всё не так, как прежде.
Всё это Сева осознал,
Когда в ВолГУ учиться стал.

69.
Так потянулись дни учёбы:
За парой пара, семинар…
Не пропуская лекций, чтобы
Несданной сессии кошмар
Не довелось увидеть вскоре
И пересдач ужасных горе
Минуло Севу стороной,
Вернувшись после пар домой,
Поев быстрей, студент садился
Языкознание учить,
Слова французские зубрить,
А в девять вечера ложился.
Он под подушку книгу клал
И моментально засыпал.

70.
У Севы был талант прекрасный
Знакомым нравиться всегда.
Старался Сева не напрасно
Его использовать, когда
Знакомство было очень нужно:
С библиотекарями дружно
Стараясь время проводить,
Искал возможность получить
Свободный доступ к редким книгам,
Чтоб не стоять в очередях,
А, попросив лишь в двух словах,
Найти, что нужно было, мигом
И с лёгкой, радостной душой
Вернуться поскорей домой.

71.
Среди сотрудников немало
Знакомых Сева смог найти,
Теперь ему нетрудно стало
В любое время подойти
И попросить у женщин милых
Всё то, что Севе нужно было.
Он от души благодарил
Всегда тех дам, что он просил:
Ларису, Лидию, Оксану
(Хоть забывал порой студент
Продлить у них абонемент!),
Елену, Юлю и Светлану,
И распечатать с диска вновь
Просил он Кудрину Любовь.

72.
Ох, поболтать он был любитель
В часы свободные всегда!
Для всех друзей своих мучитель
В миг становился он тогда.
У института Лопушанской
Или у кафедры романской
Он замечал издалека,
Как два стояли паренька –
Друзья Серёжка и Артёмка.
Не торопясь, он к ним шагал,
Сначала руки крепко жал,
Затем навязчиво-негромко
И надоедливо… (бог мой!)
Полпары мучил болтовнёй.

73.
Так часто Щербакову Сане
Забавный монолог читал.
Затем Володченкову Ване
Трюк Копперфильда объяснял
(О чём узнал он в интернете).
Старался в университете
Наш Сева веселить друзей,
И много свежих новостей,
Что смог узнать он на досуге,
Он сообщал друзьям всегда.
Когда был весел, никогда
Не забывал о добром друге.
Как говорят: «Раз счастлив сам,
То радость подари друзьям».

74.
Вопросы Косовой Марине
Владимировне задавал;
Порой Мироновой Ирине
Ребячеством надоедал;
Почти на каждой перемене
Читал стихи Смирновой Лене,
Пока её не позовут
Вновь к Лопушанской в институт;
Болтал с Алёшей Сидоренко
В свободный от учёбы час
У деканата и (не раз!) –
У кабинета Фомиченко,
Английской кафедры главы.
Шутя, он звал друзей на «Вы».

75.
И после пар, нередко скучных,
Что Сева очень не любил,
Из коридоров шумных, душных
На свежий воздух выходил.
Тот, правда, свежим был условно:
Толпой курили поголовно
У входа все недалеко…
Встречал Никиту Мартышко
На переменах мой приятель.
И чтобы время скоротать,
Любил с Никитой поболтать,
Как и с другими, наш мечтатель.
Но Сева в жизни не курил,
Противником куренья был.

76.
И каждый день готовил что-то,
Что Сева мог бы записать
И сделать текстом анекдота,
Чтоб всех знакомых забавлять,
Пересказав из жизни случай.
Бывает, как себя ни мучай,
Не удаётся сочинить
Хоть что-то, чем бы рассмешить
Друзей в беседе получилось,
Но жизнь порою подаёт
Такой чудесный анекдот,
Что всем нам даже и не снилось.
Все эти случаи подряд
Он собирать был очень рад.

77.
Вот как-то стенды факультета
Напоминают всем опять:
Для старшекурсников билеты
Настало время продлевать
Но в нашей жизни всё бывает
И кто-нибудь, да забывает
Проверить то, что написал…
Так что же Сева прочитал?
Должно там было быть «бИлеты» –
Но кто-то видно пошутил
Или проверить позабыл
И напечатал там «бАлеты»:
«Должны студенты не забыть
Свои балеты все продлить».

78.
По орфографии проблемы
Возникли как-то (целых три!),
Когда созвучные морфемы,
Приставки то бишь, "пре-" и "при-"
Запоминать пришлось: сначала
(Чтоб от зубов всё отлетало!)
Весь алгоритм, за шагом шаг, –
Решенья правильного маг.
Затем его как можно чаще
Необходимо применять,
Чтоб знать, как правильно писать:
«ПрЕставиться» и «прЕходящий».
А после каждый (всё, как смог!)
Ответить должен был урок.

79.
Преподавателю Елене
Геннадьевне сел отвечать
Из группы парень. На колени
Он положил себе тетрадь,
Где приготовил упражненье.
Преподаватель объясненье
Его лишь смутно поняла,
Вопрос несложный задала:
«Как понимаете значенье
“Преставиться”?» – «Ну… “заявить
Всем о себе”… ну… может быть…» –
И в то же славное мгновенье
Раздался в группе дружный смех:
Значенье рассмешило всех.

80.
«Когда же заявлять? – спросила
Преподаватель у него. –
Уже бы, верно, поздно было
Так заявлять: ведь ничего
От Вас тогда бы не осталось!..»
Когда вся группа просмеялась,
С улыбкой юноша тогда
Запомнил раз и навсегда
У слова верное значенье:
“Уйти из жизни, в мир иной,
Навеки обрести покой”
Забыв секундное смущенье,
Виновник смеха быстро сел
Назад на место, где сидел.

81.
Вот на грамматике французской
У слова женский род назвать
(Перевести затем на русский!)
За пару надо всем раз пять.
Но что-то дремлет мой приятель…
И в этот миг преподаватель
Страницу новую открыл
И друга моего спросил:
«Dites-nous au fеminin “крестьянка”» –
«“Крестьянка”… c’est une “paysanne”» –
«Donc, “courtisan” et “courtisane”?» –
«Ну… “куртизанец” – “куртизанка”» –
«Но слова “куртизанец” нет!..
“Придворный” – правильный ответ!»

82.
Преподаватель засмеялся…
Почти вся группа вместе с ним.
Мой друг не понял, засмущался:
Что мог такого ляпнуть им
Смешного в речи мой приятель?
Но вы-то поняли, читатель,
Что просто-напросто он стал
(Хоть сам и не подозревал!)
Банальной жертвой слова – «друга»,
Который ложным назван был:
Зря переводчикам служил:
Медвежьей та была услуга.
Слова похожи могут быть,
Но смысл их надо уточнить.

83.
«Что означает это слово?» –
Наш Сева у девчат спросил.
Соседка Света Салтыкова,
К которой ближе всех он был,
Ему тихонько объяснила
То, почему всех рассмешило
Значенье, что придумал он,
Из-за чего был так смущён:
«Ну, хоть бы, дурачок, подумал,
Что может слово означать,
Немного раньше, чем сказать
“Неологизм”, что сам придумал:
Эффект известный произвёл:
Как “стрекоза” и “стрекозёл”»

84.
Но СУПЕРанекдот случился
Немного позже всё же с ним
Хоть добросовестно учился,
Однако с «преподом» своим,
Который вёл у них французский,
Никак не мог он даже русский
С ним общий отыскать язык.
Хотя к конфликтам не привык
Мой друг, но избежать им ссоры
В итоге всё ж не удалось.
И другу моему пришлось
Терпеть обиды, разговоры,
Что, дескать, «сразу не пройдёт
Вам по фонетике зачёт!»

85.
А на зачёт дано заданье
Им было басню прочитать.
Её французское названье
Навряд ли кто бы мог сказать,
Пусть и давно учил французский…
Зато её аналог русский
Узнали мы ещё детьми.
C’est «La cigale et la fourmi»,
Что в переводе означает…
Не «Стрекоза и муравей»,
Как нам любой из малышей
Сказать бы мог: ведь умоляет
У Лафонтена муравья…
Кузнечик, горя не тая.

86.
Хоть не был Сева наш актёром
И не хотел им вовсе стать
Но всё ж в своём решенье скором
Комедиантам подражать,
Чтоб стих прочесть, не сомневался
И чтеньем басни увлекался:
Воображал, закрыв глаза,
Как причитала стрекоза,
Как тяжело ей встретить было
Страницы черные в судьбе…
На миг представил он себе,
Как с плачем стрекоза молила.
И так решил он прочитать,
Как будто смог актёром стать.

87.
…Так что с моим случилось другом?
Что на него сейчас нашло?
Не совладал ли он с испугом?
Скорей наоборот: назло,
Чтоб был сердит преподаватель,
Ему наш мстительный мечтатель
Так эту басню рассказал,
Что в группе чуть ли не лежал
От хохота беззвучно каждый.
На тех, что ближе, опускал
И тут же сразу поднимал
Наш Сева взгляд, наверно, дважды,
Пока не дочитал стишок,
Чем произвёл и смех, и… шок!

88.
Тут Сева смолк. Аплодисменты
Ждать не заставили себя.
Вот успокоились студенты,
О бедной стрекозе скорбя,
Чьё горе передал мечтатель,
И в тишине преподаватель
Сказал: «Merci, merci beaucoup!
Je suis content. Asseyez-vous!..» –
«Je pense que tout еtait terrible…» –
«Je vous assure: c’еtait parfait!..» –
«Mais cet еpreuve…» – «Pour vous?.. C’est fait!» –
«Je rеpеterai si c’est possible!..
Avec plaisir!..» – «Pas de besoin:
Bon! Vous avez passе trеs bien!»

89.
И сел на место мой приятель,
Был рад за маленькую месть,
Что оценил преподаватель.
Вернул мой друг обратно честь,
Хотя не сразу убедился,
Что он желанного добился.
Поскольку не уверен был,
У одногруппницы спросил:
«Ну, что, добился я успеха?
Смешною басня вам была?» –
«Я щёки чуть не порвала!
Едва не лопнула от смеха!!!
Ты так читал, что нам подчас
Рыдать хотелось, и не раз!»

90.
Дни как минуты пролетали…
Одну неделю за другой
Листы календарей сменяли.
Не успевал мой друг порой
Отметить быстро выходные
Как снова будни непростые
Преподносили «фронт работ».
(Точней сказать бы: «фронт забот»!)
«Как успевать всё делать к сроку,
Чтоб не бояться отвечать,
Побольше баллов получать,
Всегда готовым быть к уроку?..» –
Так рассуждать любил мой друг,
«Страдая» от учёбы «мук».

91.
Ноябрь, пасмурный, дождливый,
Холодный, ветреный порой,
Уже ушёл, неторопливый,
И, к счастью, унеся с собой
Тоски осенней ощущенье,
Преобразив в одно мгновенье
Весь окружающий пейзаж.
Декабрь встретил Сева наш
Во всём его очарованье:
Любил узоры на стекле,
Деревья в тонком хрустале
И белоснежном одеянье…
Был рад, что вновь пришла сама
Царица холодов зима.

92.
И вскоре сессию впервые
Наш Сева должен был сдавать
И все вопросы непростые
Старался повторить опять
Не мог смотреть телеканалы.
Концерты, клипы, сериалы
Он пропускал по многу раз!..
И не сомкнуть старался глаз,
От чтения уставших, сонных,
Материал не дочитав,
Что Ковалевский Ростислав
На долгих парах лекционных
Семестр целый объяснял,
Рассказывал и диктовал


To be continued…





Часть вторая (наброски)

……………………………

94.
Настало первое апреля…
Как никогда, мой друг хотел,
Чтоб поскорей прошла неделя:
Уже на год он повзрослел
И день рожденья чудный праздник
Отметил вскоре наш проказник
Был очень рад подаркам всем
От мамы с папой, а затем –
От брата, дяди и кузины.
Услышал много добрых слов
И поздравительных звонков
И в интернете от Ирины
Он поздравленье прочитал,
И ей в ответ письмо послал:

…………………………
95.
И изменилось явно что-то
В душе у друга моего
И ни статьи уже, ни фото,
Ни даже фильмы – ничего
Что прежде так его манило
Теперь ему не нужно было:
Так быстро повзрослел мой друг!..
И для себя открыл он вдруг,
Что интересы изменились
Так мимолётно у него.
Не знача больше ничего,
Почти все прежние забылись,
Растаяв, словно лёгкий дым,
И место уступив другим.

96.
В шкафу исчезли диски где-то:
Все mp3 и DVD,
Плакаты каждого «кадета»,
Кассеты, игры и CD…
Не помнил Сева о Полине
Ольховской, Мюллер Каролине –
Сладкоголосой C.C. Catch…
С кем так искал он прежде встреч –
О всех своих кумирах вскоре,
Чьи сайты часто посещал,
Уже почти не вспоминал…
«Микроскопическое» горе
В душе для Севы стало вдруг,
Что забывать их стал мой друг.

97.
Он стал читать статьи учёных –
Профессоров и докторов,
В научных спорах закалённых,
На всё у них ответ готов.
Так часто в университете
У Лопушанской в кабинете
Он диссертации читал
(А перед этим отдавал
Билет Терентьевой Елене
Витальевне). Был очень рад
Наш Сева автореферат
Очередной на перемене
В НИИ внимательно читать
И мысли ценные черпать.

98.
Статьи Олянича Андрея
Владимировича читал.
Шамне, Баталина Сергея,
Оксану Горбань и Шейгал
Елену в сборниках старался
Всегда найти и увлекался
Лингвистикой всё больше он,
Научным словом покорён.
Труды Максимовой Тамары
Владимировны изучал.
От старшекурсников узнал:
«В.И. Карасик семинары
По понедельникам сейчас
Для всех ведёт в вечерний час».

99.
Не позволял себе ни пары
Ни разу в жизни пропустить.
Всегда старался семинары
В Пединституте посетить
Под вечер каждый понедельник.
Почти забыв, какой бездельник
В совсем недавнем прошлом был,
Теперь старательно ловил
Всё, что читал Карасик в Педе:
Советы доктора наук
Законспектировать мой друг
Не забывал. И даже в Меде
Он мог надежду не терять
Свои статьи публиковать.

100.
Но всё же даже на мгновенье
Не мог никак мой друг забыть
Свою любовь стихотворенье
В минуту чудную творить.
Готовясь к парам вечерами,
Порой бессонными ночами
Во мраке спальни в тишине
Стихи писал он в полусне…
И от экрана монитора
Не отрывая долго взгляд,
Очередной строфе был рад,
Хоть появлялась та не скоро,
Поскольку размышлял подчас
Мой друг над рифмой много раз…

101.
Спросил у Щербакова Саши
«Не знаешь ли кого-нибудь
Из преподов-русистов наших
Кто мне помог бы (хоть чуть-чуть!)
Писать стихи и развиваться…
Ну, если нет – куда ж деваться!
Сейчас одна мечта моя –
Узнать: талант иль бездарь я?
Кто вирши оценить успеет
Средь суматохи будних дней?..» –
«Стихи Калашников Сергей
Борисович всегда сумеет
И похвалить, и поругать –
Ему их надо показать!»

……………………………

102.
За первый столик тихо Сева,
О чём-то думая, присел.
Вдруг обратив свой взгляд налево,
На стол соседний посмотрел –
За ним царило оживленье:
Фанатов юных окруженье
Взяло в приятный, шумный плен
Того, чей бравый лик со стен
На фана или на фанатку
С плакатов день и ночь смотрел…
Его «кумир» в кафе сидел.
Расправив на рубашке складку,
Ещё раз посмотрев вокруг,
Опять задумался мой друг:

103.
«Подумать только! Я недавно
Об этой встрече так мечтал!
Как удивительно-бесславно
Конец моим мечтам настал!..
Когда исчезли все кумиры?..
Тогда, когда для милой Иры
Я сочинил свой первый стих?..
Да, в тот момент не стало их!..
Я осознал, что в жизни этой
Никто не нужен больше мне!
Я будто бы в прекрасном сне:
Теплом её любви согретый,
Хочу с одной Ириной быть,
А детские мечты забыть!

104.
Я повзрослел… Как много эти
Слова мне ныне говорят!
Я видеть стал всё в новом свете
И не вернусь уже назад,
Куда уходит быстро детство…
Наскучил сериал «Кадетство»,
Да и другие фильмы мне…
Я наяву, а не во сне
Живу, взрослею, развиваюсь,
Ищу успех и нахожу,
За праздность сам себя сужу
В ошибках совершённых каюсь
И наслаждаюсь вновь и вновь,
Всем тем, что дарит мне любовь!»

105.
Не стал мой друг просить автограф,
(Как раз кумир их раздавал),
Хоть мой приятель был фотограф
И аппарат с собою взял,
Не торопился сделать фото…
Хотел он просто выпить что-то,
Чтоб жажду быстро утолить,
И попросил себе налить
Стаканчик «Пепси». Об Ирине
Подумал и представил вновь,
Как повидать свою любовь
Приедет в Киев на машине…
Допил тихонько «Пепси» он
Счёт оплатил и вышел вон.

106.
Когда домой вернулся Сева
И за компьютер сразу сел,
Вдруг вспомнил строчку из припева
И тихим голосом напел
Про то, как мальчики-кадеты,
Оставив в прошлом детство где-то,
Подвластны времени ветрам,
Смогли навек и здесь, и там
Сберечь кадетской дружбы узы…
Мой друг, в сомненья погружён,
Подумал, что отныне он
Не повстречает больше музы,
Где раньше Севу вдохновлял
Всегда «кадетский» сериал

107.
«Мои кумиры! Где вы, где вы?..» –
Мой друг свой прежний вспомнил стих
И в одночасье всё для Севы
Так прояснилось: в этот миг
Он понял, где его кумиры:
Уже со стен его квартиры
Последний сорван был плакат
(Чему был Сева очень рад!),
Зато вокруг лежали книжки
Журналы, сборники статей –
Науки свежих новостей,
Для повзрослевшего мальчишки
Смогли превыше стать всего
Преподаватели его.

108.
«Не сотвори себе кумира…» –
Мой друг библейский вспомнил стих.
И вот уже умолкла лира
От этих слов в руках моих…
И я, и добрый мой приятель –
Мой персонаж, поэт-мечтатель, –
Всю правоту библейских строк
(Кто раньше, кто чуть позже смог!)
К концу поэмы осознали.
Как я, так и мой лучший друг –
Открыли истину мы вдруг:
Не там кумиров мы искали…
Да и зачем нам их искать?..
Лишь надо чуть взрослее стать,

109.
Чтобы понять, что НЕТ кумира,
Чтоб по нему с ума сходить
И для него пройти полмира –
Таких вообще не может быть!..
Я буду повторять всем снова:
Не стоит даже это слово
Нам лишний раз употреблять.
Лишь об одном не забывать
Должны мы все: для подражанья
Примеры нужно нам иметь,
Чтобы стремиться все успеть
Осуществить свои желанья,
Трудиться, мыслить, и искать,
И день триумфа с верой ждать.

Конец
Рейтинг: 0 431 просмотр
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!