ГлавнаяПоэзияКрупные формыПоэмы → Из цикла «Не мной придуманные судьбы». "ПРИВИДЕНИЕ"

 

Из цикла «Не мной придуманные судьбы». "ПРИВИДЕНИЕ"

article56500.jpg

Дорогие друзья это стихи по реальной судьбе женщины написаны они на рассказ моей хорошей знакомой с её согласия.

Из цикла «Не мной придуманные судьбы».

"ПРИВИДЕНИЕ"

« I »

Война сорок первого года,

Нет, нельзя нам о ней забывать.

Погибло в ней столько народа,

Что трудно их всех сосчитать.

 

Вот этот рассказ тронул душу,

Не смог мимо фактов пройти.

Ты, поколение, послушай,

А может быть, лучше прочти.

 

Полтавщина, на Украине,

Особняк дореволюционный.

Райком располагался, ныне,

Немецкий штаб, допросы , стоны.

 

Два этажа и в каждом кабинете,

Стучат машинки, телефон звенит.

И с вечера и до рассвета,

В права  вступает там немецкий быт.

 

Допросы стариков и малых,

Идут и каждый день, им нет конца.

Аду вот, на улице  поймали,

Убили ранее и маму, и отца.

 

Еврейской девочке куда деваться,

Приют и кров никто ей не дает.

Грозит расстрел, и все боятся,

Ведь неминуемо расправа  ждет.

 

И так вот месяц бедная без крова,

Бродила, и некуда было идти.

Двенадцать лет! К чему она готова?

Ребенку выход просто не найти.

 

Два офицера в комнате сидели,

Один вдруг поднял на неё глаза.

И слова грозные из уст слетели.

Как будто это страшная гроза:

 

- Кто ты есть, еврейская свинья?............................(-Wer du das ju"dische Schwein)

В бумаги углубился снова.

Не знала речь и не могла понять,

Но вот « ju"din» еврейка, это слово.

 

Ей раньше слышать довелось,

Что ожидает, она точно знала.

Сердечко пионерское зашлось,

От страха она к двери побежала.

 

За ней никто не поспешил,

Значения даже не придали.

Куда бежать, она без сил,

В решетки окна заковали.

 

И у дверей стоит охрана,

Мимо неё не проскользнуть.

Но только Ада как не странно,

Не выбирала легкий путь.

 

У первой двери внутрь вбежала,

Для немцев началась игра.

Толпа по комнатам искала,

Для Ады страшная пора.

 

- Тефощка. Ау! Кто ты есть?....................... (-Das Ma"dchen. Ау. Wer bist du?)

Иди «кляйне юдише швайн!"…………………....( kleine ju"dische Schwein!)

Тебе сейчас не скрыться здесь, ………………….(Dir, hier nicht zu fliehen)

Везде отыщем так, и знай…………………………..(Wir werden als auch wisse .)

 

И комнату за комнатою все,

Они неспешно обошли.

Там два часа крутилась карусель,

Но девочки еврейки не нашли.

 

Когда, уже обшарив все на свете,

Единственный был вывод оглашен.

Через окошко то, что в туалете,

Беглянка и сбежала вон.

 

Какие же головы мелкие,………………………… (Welche Ko"pfe klein,)

У подлых еврейских детей………………………. (Bei den schuftigen ju"dischen Kindern)

Найдем это дело времени,………………………..( Wir werden nach Ablauf von der Zeit finden, )

От нас не укрыться ей…………………………….….( Von uns ihr nicht zu fliehen).

 

На решетку закрепили перемычку,

На этом поиск завершен.

И потихоньку в ритм привычный,

Быт штаба, кажется, вошел.

 

 

« II »

Ночь наступила в штабе тишина,

Офицеры удалились по домам.

И только Ада, в тишине одна,

В камине старом укрывалась там.

 

Охрана, что-то говорит у входа,

Ей не уйти и как ей дальше быть?

Как птичке в клетке без свободы,

Придется здесь в камине жить.

 

Камин огромною дырою,

Посреди комнаты зиял.

Он пол стены занял собою,

И просто украшением стал.

 

До революции топился,

Потом сочли, что барство это.

И он уже не пригодился,

Заложен был он при "советах".

 

Причем заложен был удачно,

На высоте примерно с метр.

Образовалась полка, значит,

Укрыться есть где, вот ответ.

 

Куда смогла исчезнуть Ада,

И где сейчас дрожит она?

И в черноту пугливым взглядом,

Глядит, бедняге не до сна.

 

Боится даже шевельнуться,

И дышит тихо через раз.

А вдруг сейчас за ней вернутся,

А вдруг расстрел и вот весь сказ.

 

И в эту ночь она бедняжка,

Убежища не покидала.

А на душе так было тяжко,

Как дальше быть не понимала…

 

« III »

 

Ночь пролетела, наступило утро,

Работа в штабе вновь кипит.

Все в прежнем ритме и как будто,

Вчерашний инцидент забыт.

 

Для всех, но только не для Ады,

Как мышь, забившись в уголок.

Она душой сквозь страхи ада,

Биением сердца отмеряет срок.

 

День показался просто годом,

И наконец, погашен свет.

«Мышонок» вышел на свободу,

И приведением в туалет.

 

Любой не может без него,

Сознание уже мутится.

И это день прошел всего,

А сколько всё так будет длиться?

 

Испив воды, бегом опять,

Туда в укрытие обратно.

Что бы себя не выдавать,

Ходила очень аккуратно.

 

По запаху нашла в столе,

Печенье и взяла немного.

Малышка, но понятно ей,

Все забери, заметить могут.

 

А это означает смерть,

Опять в камине затаилась,

Чтоб в темноту весь день смотреть,

И верить только в божью милость.

 

 

« IV »

 

И так, из ночи в ночь она,

По старому особняку бродила.

Ей помогала тишина,

Дарила ей немного силы.

 

У Ады даже получалось,

В буфете отыскать еду.

Немного хлеба, но не сала,

Возьмет, заметят, так найдут.

 

Ещё с собаками обыщут,

Тогда уж ей несдобровать.

Но только человек без пищи

Не проживет, что ж умирать?

 

Она сама уже похожа,

Была на дикую собаку.

Мышонок, косточки и кожа,

Но выжить главная задача.

 

И её чувства обострились,

Не видя, она точно знала.

Где сколько немцев находилось,

По голосам их узнавала.

 

А по шагам определяла,

Какой этаж, где сколько их.

Мышонком на день, затихала,

В муках потребностей своих.

 

Днем не спала, боясь пошевелиться,

Все затекало и немело.

Ночами умудрялась даже мыться,

Белье стирала, но сушила телом.

 

Но страшным еженощным испытанием,

Был в туалете слив воды.

Дежурили охранники у здания,

Услышат, если, жди беды.

 

Со временем привыкла так она,

К размеренности быта своего.

Ночная не пугала тишина,

И день, он не сулил ей ничего.

 

Никто её совсем не замечал,

По внутренним часам определяла.

Когда штаб после ночи оживал,

Охрана на обход всегда шагала.

 

Так ведь у них, слоновьи шаги,

Их громче просто не бывает.

Когда вокруг тебя одни враги,

Человек ко всему привыкает.

 

« VI »

 

И Ада приведением просто стала,

О котором, не ходило слухов...

Со временем немецкий понимала,

К нему уже давно привыкло ухо.

 

Интуитивно знала, о чем речь,

Так жизнь её размеренно текла.

А чтоб её не потерять сберечь,

Она шестое чувство обрела.

 

Чтоб не сойти с ума ночами,

Общалась мысленно с родными.

И обращалась к папе, к маме,

Болтая с ними как с живыми.

 

Однажды, ночью по привычке,

Она прокралась в туалет.

Там было все не как обычно,

Раскрыт, раскрыт её секрет.

 

На умывальнике лежали,

Кусочек хлеба, и немного мыла.

О ней, как видимо, узнали,

От страха покидали силы.

 

Пусть, туалет не офицерский,

А может мыло кто забыл.

Но хлеб? Тут разум детский,

Одно сейчас определил.

 

А вдруг ловушка, западня,

Не трогай ты богатство это.

Кого ты станешь обвинять,

Когда возьмут тебя с рассветом.

 

« VII »

 

Но следующей ночью вновь,

Все повторилось, что же делать?

Будь, что будет, в конце концов,

Взяла она кусочек смело.

 

Педанты немцы это так,

И если, что не мылом привлекали.

Давно бы привели собак.

С овчарками все обыскали.

 

Через неделю Ада поняла,

Это уборщица о ней узнала.

Промашка где-то видимо была,

И тетя Зина это разгадала.

 

Может по маленьким следам,

Что оставались в туалете.

Она ж ночами мылась там,

А тетя Зина убиралась на рассвете.

 

С тех пор у маленького «приведения»

Настала жизнь, как во дворце.

И тетя Зина без сомненья,

Как фея, радость на лице.

 

На целый день кусочек хлеба,

А иногда и сахар был.

Благодарила Ада небо,

Что Бог ей чудо сотворил.

 

Так тетя Зина помогала,

Бедняжке Аде как могла.

Но вдруг всё по-иному стало,

Она однажды не пришла.

 

И в штабе все сменилось утром,

Другие запахи и речь не та.

По-русски говорят как будто,

Сбылась, сбылась её мечта.

 

Но Ада, выйти не решалась,

Три дня ещё в камине сидя.

Она со страхами прощалась,

Всё, думая, а вдруг обидят.

 

Был сорок третий год тогда,

Два года провела в камине.

Четырнадцать, но не беда,

Свободная она отныне.

 

 

« VIII »

Вначале детский дом в Полтаве,

Потом во Львове, стены интерната.

Здоровье только не поправить,

За жизнь каминную расплата.

 

Диагноз прост детей не будет,

Но Ада нет, не унывала.

Была добра терпима к людям,

Чужих детишек привечала.

 

Меня с ней часто оставляли,

Она соседкою нашею была.

Когда в игрушки с ней играли,

Беседы дивные вела.

 

Когда постарше стала я,

Она про жизнь мне рассказала.

История ещё не вся,

Почти добрались до финала.

 

А он таков, в семидесятых,

На Полтавщину уехала она

Уборщица Зина «десятку»,

Уже отмотала сполна.

 

И тетя Ада, бабу Зину,

Смогла по голосу узнать.

Пусть вышла грустная картина,

Её не стоит забывать…

 

 

© Copyright: Валерий Расторгуев, 2012

Регистрационный номер №0056500

от 17 июня 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0056500 выдан для произведения:

Дорогие друзья это стихи по реальной судьбе женщины написаны они на рассказ моей хорошей знакомой с её согласия.

Из цикла «Не мной придуманные судьбы».

"ПРИВИДЕНИЕ"

« I »

Война сорок первого года,

Нет, нельзя нам о ней забывать.

Погибло в ней столько народа,

Что трудно их всех сосчитать.

 

Вот этот рассказ тронул душу,

Не смог мимо фактов пройти.

Ты, поколение, послушай,

А может быть, лучше прочти.

 

Полтавщина, на Украине,

Особняк дореволюционный.

Райком располагался, ныне,

Немецкий штаб, допросы , стоны.

 

Два этажа и в каждом кабинете,

Стучат машинки, телефон звенит.

И с вечера и до рассвета,

В права  вступает там немецкий быт.

 

Допросы стариков и малых,

Идут и каждый день, им нет конца.

Аду вот, на улице  поймали,

Убили ранее и маму, и отца.

 

Еврейской девочке куда деваться,

Приют и кров никто ей не дает.

Грозит расстрел, и все боятся,

Ведь неминуемо расправа  ждет.

 

И так вот месяц бедная без крова,

Бродила, и некуда было идти.

Двенадцать лет! К чему она готова?

Ребенку выход просто не найти.

 

Два офицера в комнате сидели,

Один вдруг поднял на неё глаза.

И слова грозные из уст слетели.

Как будто это страшная гроза:

 

- Кто ты есть, еврейская свинья?............................(-Wer du das ju"dische Schwein)

В бумаги углубился снова.

Не знала речь и не могла понять,

Но вот « ju"din» еврейка, это слово.

 

Ей раньше слышать довелось,

Что ожидает, она точно знала.

Сердечко пионерское зашлось,

От страха она к двери побежала.

 

За ней никто не поспешил,

Значения даже не придали.

Куда бежать, она без сил,

В решетки окна заковали.

 

И у дверей стоит охрана,

Мимо неё не проскользнуть.

Но только Ада как не странно,

Не выбирала легкий путь.

 

У первой двери внутрь вбежала,

Для немцев началась игра.

Толпа по комнатам искала,

Для Ады страшная пора.

 

- Тефощка. Ау! Кто ты есть?....................... (-Das Ma"dchen. Ау. Wer bist du?)

Иди «кляйне юдише швайн!"…………………....( kleine ju"dische Schwein!)

Тебе сейчас не скрыться здесь, ………………….(Dir, hier nicht zu fliehen)

Везде отыщем так, и знай…………………………..(Wir werden als auch wisse .)

 

И комнату за комнатою все,

Они неспешно обошли.

Там два часа крутилась карусель,

Но девочки еврейки не нашли.

 

Когда, уже обшарив все на свете,

Единственный был вывод оглашен.

Через окошко то, что в туалете,

Беглянка и сбежала вон.

 

Какие же головы мелкие,………………………… (Welche Ko"pfe klein,)

У подлых еврейских детей………………………. (Bei den schuftigen ju"dischen Kindern)

Найдем это дело времени,………………………..( Wir werden nach Ablauf von der Zeit finden, )

От нас не укрыться ей…………………………….….( Von uns ihr nicht zu fliehen).

 

На решетку закрепили перемычку,

На этом поиск завершен.

И потихоньку в ритм привычный,

Быт штаба, кажется, вошел.

 

 

« II »

Ночь наступила в штабе тишина,

Офицеры удалились по домам.

И только Ада, в тишине одна,

В камине старом укрывалась там.

 

Охрана, что-то говорит у входа,

Ей не уйти и как ей дальше быть?

Как птичке в клетке без свободы,

Придется здесь в камине жить.

 

Камин огромною дырою,

Посреди комнаты зиял.

Он пол стены занял собою,

И просто украшением стал.

 

До революции топился,

Потом сочли, что барство это.

И он уже не пригодился,

Заложен был он при "советах".

 

Причем заложен был удачно,

На высоте примерно с метр.

Образовалась полка, значит,

Укрыться есть где, вот ответ.

 

Куда смогла исчезнуть Ада,

И где сейчас дрожит она?

И в черноту пугливым взглядом,

Глядит, бедняге не до сна.

 

Боится даже шевельнуться,

И дышит тихо через раз.

А вдруг сейчас за ней вернутся,

А вдруг расстрел и вот весь сказ.

 

И в эту ночь она бедняжка,

Убежища не покидала.

А на душе так было тяжко,

Как дальше быть не понимала…

 

« III »

 

Ночь пролетела, наступило утро,

Работа в штабе вновь кипит.

Все в прежнем ритме и как будто,

Вчерашний инцидент забыт.

 

Для всех, но только не для Ады,

Как мышь, забившись в уголок.

Она душой сквозь страхи ада,

Биением сердца отмеряет срок.

 

День показался просто годом,

И наконец, погашен свет.

«Мышонок» вышел на свободу,

И приведением в туалет.

 

Любой не может без него,

Сознание уже мутится.

И это день прошел всего,

А сколько всё так будет длиться?

 

Испив воды, бегом опять,

Туда в укрытие обратно.

Что бы себя не выдавать,

Ходила очень аккуратно.

 

По запаху нашла в столе,

Печенье и взяла немного.

Малышка, но понятно ей,

Все забери, заметить могут.

 

А это означает смерть,

Опять в камине затаилась,

Чтоб в темноту весь день смотреть,

И верить только в божью милость.

 

 

« IV »

 

И так, из ночи в ночь она,

По старому особняку бродила.

Ей помогала тишина,

Дарила ей немного силы.

 

У Ады даже получалось,

В буфете отыскать еду.

Немного хлеба, но не сала,

Возьмет, заметят, так найдут.

 

Ещё с собаками обыщут,

Тогда уж ей несдобровать.

Но только человек без пищи

Не проживет, что ж умирать?

 

Она сама уже похожа,

Была на дикую собаку.

Мышонок, косточки и кожа,

Но выжить главная задача.

 

И её чувства обострились,

Не видя, она точно знала.

Где сколько немцев находилось,

По голосам их узнавала.

 

А по шагам определяла,

Какой этаж, где сколько их.

Мышонком на день, затихала,

В муках потребностей своих.

 

Днем не спала, боясь пошевелиться,

Все затекало и немело.

Ночами умудрялась даже мыться,

Белье стирала, но сушила телом.

 

Но страшным еженощным испытанием,

Был в туалете слив воды.

Дежурили охранники у здания,

Услышат, если, жди беды.

 

Со временем привыкла так она,

К размеренности быта своего.

Ночная не пугала тишина,

И день, он не сулил ей ничего.

 

Никто её совсем не замечал,

По внутренним часам определяла.

Когда штаб после ночи оживал,

Охрана на обход всегда шагала.

 

Так ведь у них, слоновьи шаги,

Их громче просто не бывает.

Когда вокруг тебя одни враги,

Человек ко всему привыкает.

 

« VI »

 

И Ада приведением просто стала,

О котором, не ходило слухов...

Со временем немецкий понимала,

К нему уже давно привыкло ухо.

 

Интуитивно знала, о чем речь,

Так жизнь её размеренно текла.

А чтоб её не потерять сберечь,

Она шестое чувство обрела.

 

Чтоб не сойти с ума ночами,

Общалась мысленно с родными.

И обращалась к папе, к маме,

Болтая с ними как с живыми.

 

Однажды, ночью по привычке,

Она прокралась в туалет.

Там было все не как обычно,

Раскрыт, раскрыт её секрет.

 

На умывальнике лежали,

Кусочек хлеба, и немного мыла.

О ней, как видимо, узнали,

От страха покидали силы.

 

Пусть, туалет не офицерский,

А может мыло кто забыл.

Но хлеб? Тут разум детский,

Одно сейчас определил.

 

А вдруг ловушка, западня,

Не трогай ты богатство это.

Кого ты станешь обвинять,

Когда возьмут тебя с рассветом.

 

« VII »

 

Но следующей ночью вновь,

Все повторилось, что же делать?

Будь, что будет, в конце концов,

Взяла она кусочек смело.

 

Педанты немцы это так,

И если, что не мылом привлекали.

Давно бы привели собак.

С овчарками все обыскали.

 

Через неделю Ада поняла,

Это уборщица о ней узнала.

Промашка где-то видимо была,

И тетя Зина это разгадала.

 

Может по маленьким следам,

Что оставались в туалете.

Она ж ночами мылась там,

А тетя Зина убиралась на рассвете.

 

С тех пор у маленького «приведения»

Настала жизнь, как во дворце.

И тетя Зина без сомненья,

Как фея, радость на лице.

 

На целый день кусочек хлеба,

А иногда и сахар был.

Благодарила Ада небо,

Что Бог ей чудо сотворил.

 

Так тетя Зина помогала,

Бедняжке Аде как могла.

Но вдруг всё по-иному стало,

Она однажды не пришла.

 

И в штабе все сменилось утром,

Другие запахи и речь не та.

По-русски говорят как будто,

Сбылась, сбылась её мечта.

 

Но Ада, выйти не решалась,

Три дня ещё в камине сидя.

Она со страхами прощалась,

Всё, думая, а вдруг обидят.

 

Был сорок третий год тогда,

Два года провела в камине.

Четырнадцать, но не беда,

Свободная она отныне.

 

 

« VIII »

Вначале детский дом в Полтаве,

Потом во Львове, стены интерната.

Здоровье только не поправить,

За жизнь каминную расплата.

 

Диагноз прост детей не будет,

Но Ада нет, не унывала.

Была добра терпима к людям,

Чужих детишек привечала.

 

Меня с ней часто оставляли,

Она соседкою нашею была.

Когда в игрушки с ней играли,

Беседы дивные вела.

 

Когда постарше стала я,

Она про жизнь мне рассказала.

История ещё не вся,

Почти добрались до финала.

 

А он таков, в семидесятых,

На Полтавщину уехала она

Уборщица Зина «десятку»,

Уже отмотала сполна.

 

И тетя Ада, бабу Зину,

Смогла по голосу узнать.

Пусть вышла грустная картина,

Её не стоит забывать…

 

 

Рейтинг: +3 526 просмотров
Комментарии (2)
АБСОЛЮТ МЫСЛИ # 17 июня 2012 в 21:50 0
отлично super
Валерий Расторгуев # 18 июня 2012 в 13:27 0
Спасибо.
Популярная поэзия
+326 + 280 = 606
+311 + 203 = 514
+257 + 193 = 450
+243 + 198 = 441
+210 + 167 = 377
+200 + 172 = 372
+206 + 158 = 364
+175 + 145 = 320
+164 + 146 = 310
+185 + 124 = 309
+159 + 145 = 304
+167 + 122 = 289
+154 + 135 = 289
+145 + 121 = 266
+160 + 100 = 260
+139 + 116 = 255
+135 + 117 = 252
+133 + 109 = 242
+140 + 102 = 242
+128 + 107 = 235
+152 + 83 = 235
+133 + 97 = 230
Все пройдет. 22 января 2012 (чудо Света)
+135 + 91 = 226
+133 + 92 = 225
+127 + 97 = 224
+118 + 105 = 223
+128 + 95 = 223
+133 + 81 = 214
+126 + 88 = 214
+114 + 98 = 212
ВЫБОР26 июня 2015 (Елена Бурханова)
+107 + 104 = 211
+122 + 86 = 208
ЗВОНОК25 октября 2013 (Елена Бурханова)
+118 + 86 = 204
+108 + 95 = 203
+112 + 89 = 201
+110 + 91 = 201
+111 + 90 = 201
+116 + 81 = 197
+107 + 87 = 194
+152 + 41 = 193
+110 + 83 = 193
+106 + 84 = 190
+109 + 78 = 187
Де жа вю4 декабря 2013 (Alexander Ivanov)
+108 + 76 = 184
+106 + 77 = 183
+107 + 75 = 182
+110 + 66 = 176
+116 + 60 = 176
+107 + 68 = 175
+146 + 18 = 164