ГлавнаяПоэзияКрупные формыПоэмы → ИСТОРИЯ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА, часть шестая

 

ИСТОРИЯ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА, часть шестая

21 апреля 2012 - Владимир Алексеев
article44045.jpg

 

ИСТОРИЯ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА, часть VI, гл. LXI - LXVI.
 
 



                                                                                     LXI

       1725-1727 гг. Правление второй императрицы всероссийской, 10-ой царицы, Екатерины I Алексеевны (1684-1727), Марты Самуиловны Скавронской, второй жены Петра I, пятьдесят седьмой правительницы Руси.

   Не трудно было Лаперузу
   Давать проливам имена,
   А мы по году ищем музу
   С глоточком старого вина.
   Вот так теперь с Екатериной:
   Что можем мы о ней сказать?*
   Возможно ль, в трудную годину
   Картину маслом написать?
   Но нет былого вдохновенья,
   Нам нелегко Петра бросать,
   Дай, Боже, мудрого терпенья…
   Что ж, будем дальше продолжать.

   Да, повезло Скавронской Марте
   И, как увидите, не раз,
   Но если говорить о фарте,
   То не об этом наш рассказ.
   И быть бы ей простой крестьянкой,
   Вдовой драгуна шведских войск,
   Когда бы русский спозаранку,
   Её насильно не увёз.
   Но у других – губа не дура,
   И Алексашка был ходок,
   У князя-старца, самодура,**
   Девчонку эту уволок.

   Петр Марту тоже заприметил,
   Когда у друга он гостил,
   Её царь красоту отметил
   И ночью в спальню пригласил.
   Наутро Марта знаменитой
   Проснулась в спальне у Петра,
   И вмиг великою царицей
   Ушла с боярского двора.
   В тот вечер всё было едино:
   Глазища чёрные, стол, дом…
   И Первою Екатериной***
   Назвал царь девушку потом.

   Официальное венчанье
   Прошло в двенадцатом году,
   И, говорят, её молчанье
   Сравнимо с рыбками в пруду;
   А голос нежный и негромкий
   Тёк, как журчание ручья…
   И сон Петра - глубокий, долгий –
   Мог длиться без пилюль врача;
   Царь затихал в одно мгновенье
   Сходила головная боль…
   Екатерины рук творенье,
   Волшебную играло роль.

   Анюта и Елизавета
   До брака были рождены,
   Нам незачем искать ответа -
   Одна царицей кончит дни;
   Хотя и ждать придётся долго –
   Тринадцать с гаком лет пройдёт, –
   Но верную войскам и долгу
   Елизавету трон найдёт.
   Хоть Анна не была на троне
   И жизнь прожила без венца,
   Потомки были не в уроне:
   Страной царили до конца.****
   Тайный Совет державой правил,
   Вельможи вздорили за власть,
   Данилыч всё в стране возглавил…
   Поворовал он тоже всласть.
   Царица править не умела,
   Хозяйкой Царского Села
   Всего лишь быть всегда хотела
   И тем… развалу помогла.
   Цвело в России казнокрадство,
   Царил повсюду произвол –
   Хотя поныне в нашем царстве
   Каждый второй гол, как сокол.

   Шёл по морям великий Беринг,
   Был орден Невского введён,
   И Меншиков себе был верен:
   Указ им хитрый проведён.
   Толстой с компанией уехал,
   Как враг, осваивать Сибирь,
   А кто до Тулы не доехал,
   Тому дорога в монастырь.
   Следить за всем, что было скрыто,
   Конечно, не хватало рук,
   Хотя тогда была открыта
   И Академия Наук.

   Недолго правила царица:
   Балы, застолья, кутежи…
   Да и доверенные лица
   Не отвечали за режим.
   Здоровье резко подорвалось:
   Мокрота, кашель, часто кровь,
   Возможно, лёгкое «сорвалось»,*****
   А это, господа, не новь.
   Слабела бедная царица,
   Данилыч явно огорчён,
   Наследник должен был явиться
   На славный всероссийский трон.

   Князь Меншиков призвал к ответу,
   Что первый в списке - внук Петра,
   И в стан врагов Елизаветы
   Переметнулся до утра.
   Второй быть Анну все просили,
   Елизавете быть за ней…
   Вопросы эти утвердили,
   Как и дошло до наших дней.
   Итак, Второй Пётр появился,
   Взойдя мальчишкой на престол,
   Народ, естественно, смирился –
   Он и тогда был в меру зол.

   Не будем женщину мы хаять,
   Она царила, как могла,
   Мы можем сохранить лишь память
   О преданной жене Петра.
   За труд и мужество в походах
   Петр женский орден учредил
   И в память о прошедших годах
   Супруге дорогой вручил.
   Дворец в Царском Селе в честь мамы
   Елизаветой назван был,
   И город поздней царской драмы
   Царицу тоже не забыл.******

   * Фактически страной руководил Верховный тайный совет во главе с князем А.Д. Меншиковым. Императрицу интересовали только дела флота.
   ** Александр Данилович Меншиков забрал Марту у престарелого фельдмаршала Шереметева, сильно поссорившись со стариком.
   *** Пётр Первый, находясь в гостях у А.Д. Меншикова, попросил Марту посветить ему в спальне. Она осталась у государя на всю ночь, а утром проснулась любовницей царя и будущей императрицей.
   *** Игра слов, имеющая двойной смысл: назвал Екатериной впервые и Екатериной Первой потом.
   **** Прямые потомки Анны Петровны правили Россией до 1917 года.
   ****** Скорее всего, у Екатерины Первой был рак лёгкого.
   ***** В её честь Петром учреждён орден Святой Екатерины и Екатеринбург на Урале. Екатерининский дворец в Царском Селе тоже был назван в честь Екатерины Первой её дочерью Елизаветой.

                                                                                     LXII

       1727-1730 гг. Правление третьего императора всероссийского, 11-го царя, Петра II (1715-1730), пятьдесят восьмого правителя Руси. Сын царевича Алексея Петровича.

   Был круглым сиротой царевич,
   Вернее, стал он им с трёх лет,
   Нельзя сказать, что был Пётр неуч -
   Немецких нянек выгнал дед.
   Бил дед и Марвина с Зейканом,
   Учивших внука кое-как:
   Пётр говорил на русском… пьяном,
   Но вот ругаться был мастак.
   Так воспитателей приличных
   Пётр Первый внуку не нашёл,
   И был бы фатом внук отличным,
   Но… трон Руси сам в руки шёл.

   Не отличаясь кротким нравом,
   Был своенравен Пётр и груб,
   Любил носиться по канавам,
   И власть попробовал «на зуб».
   Ленив в науках был и в деле,
   На интеллект обижен был,
   Любил понежиться в постели,
   Не усмирял при людях пыл,
   Капризничал, дерзил он старшим,
   И возражений не терпел,
   Любил сестру свою – Наташу,
   А к остальным он охладел.

   Став императором российским,
   Пётр править сам почти не мог,*
   И предпочёл ветрам балтийским
   Москвы старинной ветерок.**
   Князь Меншиков недурно правил,
   Генералиссимусом стал,
   Троих фельдмаршалов добавил
   И главковерхом всем предстал.***
   Царя князь в собственных покоях
   Собственноручно разместил,
   Тайный совет в дому устроил,
   На заседанья не ходил.

   Учить царя по всем предметам
   Андрей принялся - Остерман,
   Но больше царь любил лафеты
   И гарнизонный барабан.
   Историю же знал по сплетням,
   Брал математику слегка,
   Зато привык к забавам летним
   Преображенского полка;
   Моря, материки и страны
   На глобусе он находил,
   А в основном, как все тираны,
   Царь на охоте проводил.

   Был Пётр с Марией обручён –
   На Меншикова старшей дочке, -
   Но этот брак был обречён,
   И дело вовсе не в годочках.
   Заносчив Меншиков с царём
   Был часто при честном народе,
   Да и Петра «поводырём»
   Стал Долгорукий в неком роде:
   В Екатерину, князя дочь,
   Влюбился венценосец юный
   Взять в жёны был совсем не прочь,
   Но приближался день тот судный.

   Приехав во дворец с охоты,
   Гвардейцам царь послал наказ:
   Снять Меншиковские заботы,
   Лишь царский исполнять приказ.
   Был пойман казнокрадства гений:
   Князь Меншиков с поста смещён
   И в государственной измене
   Советом тут же обвинён.
   С семьёй (и в том числе – с Марией)
   В Тобольский край отправлен был,
   Никто не посчитал стихией,
   Что князь в Берёзове почил.****

   Боярин стал до денег падок –
   Забит донельзя был народ,
   Вся армия пришла в упадок,
   Всецело обносился флот,
   Лефорт – Саксонии посланник –
   Сравнил Россию тех времён
   С тем, «как большой корабль-странник
   Летит по ветру в воле волн:
   Спит капитан в своей каюте,
   Сбит с румба старый рулевой,
   Команда пьянствует на юте,
   Никто не борется с волной».

   Пожары в Слободе случались,
   В Поволжье процветал разбой,
   Лихие люди разгулялись
   И в Пензе учинили бой;
   В Алатыре сожгли поместье,
   Две церкви опустошены,
   Возможно, это - из-за мести,
   Но все защиты лишены.
   Начался суд над адмиралом:
   Змаевич расхищал казну,
   Хитрец взял взятку крупным налом,
   И говорят, что не одну.

   Для «облегчения народа»
   Налоги снизили с продаж,
   Но от «забот» такого рода
   Остался лишь один мираж.
   На Украине порешили
   Оставить гетманство… пока,
   В Лифляндии вновь сейм открыли –
   Чтоб не валяли дурака.
   И даже в то, что Витус Беринг
   Пролив с Америкой открыл,
   Царь по инерции не верил,
   А коль поверил – позабыл.

   Политика была активной:
   Союз с австрийцами введён –
   Для войн с Османией противной
   Он был в работу приведён,-
   С поляками не поделили
   Курляндию и пару мест,
   Вопрос немедленно решили
   О том, чтоб не давать невест.
   Китай Сибирь забрать пытался,
   А с ней и русский град Тобольск,
   Но Рагузинский разобрался,
   И дело не дошло до войск.

   Зато датчане были рады
   В пришествие Петра на трон,
   Голштинскому - жена в награду:
   Женат на царской тётке он.
   Вновь Выборг требовали шведы,
   Грозясь Петра не признавать,
   Но этим было до победы
   Ещё прилично воевать.
   Узнав о том, что флот наш дышит,
   И армия ещё живёт,
   Швед понял: Выборгскую нишу
   Пока он точно не займёт.

   В Кремле был царь наш коронован:
   Собор Успенский – образец,
   Знак для России продиктован:
   Здесь одевать царям венец.
   Не доходя чуть до престола,
   Пётр причастился в алтаре,
   И чашу с даром русским новым
   Он пригубляет в феврале.*****
   Архиепископ Новгородский
   Тем торжеством руководил,
   И этот праздник всероссийский
   Народ, конечно, не забыл.

   Богоявления был праздник:
   Тридцатый год, январь, мороз,
   И венценосный наш проказник
   На торжестве в тот день замёрз.
   Как только Пётр домой вернулся
   Жар оспенный случился вдруг,
   Лишь только раз монарх очнулся…
   И жизненный замкнулся круг.******
   В Кремле, в Архангельском соборе
   Был похоронен отрок сей -
   А чтобы Вы были в фаворе -
   Последним из Руси царей.

   * Реальная власть находилась в руках Верховного тайного совета. Фактически страной правил князь А.Д. Меншиков, а после его свержения – Долгоруковы. Царь мог править самостоятельно только по достижении им 16-летнего возраста.
   ** Во время правления Петра Второго столицей вновь стала Москва.
   *** Князьям Трубецкому, Долгорукову и Бурхарду Миниху давалось звание генерал-фельдмарашала[2], а последнему, кроме того, даровался титул графа. Сам же Меншиков стал генералиссимусом и главнокомандующим всей русской армии.
   **** Александр Данилович Меншиков скончался от оспы 12 ноября 1729 года в городе Берёзове Тобольского края.
   ***** Пребывание Петра II в Москве началось с коронации в Успенском соборе Московского Кремля 25 февраля (8 марта) 1728 года. Чашу со Святыми дарами ему подал архиепископ Новгородский Феофан Прокопович[9].
   ****** В первом часу ночи с 18 на 19 (30) января 1730 года Пётр Второй умер в возрасте 14 лет от оспы.

                                                                                     LXIII

       1730–1740 гг. Правление 4-ой императрицы всероссийской, 12-ой царицы, Анны Ивановны (1693-1740), племянницы Петра I, герцогини Курляндской, пятьдесят девятой правительницы Руси.

   В Совете Тайном совещались:
   Смерть государя – это крах,
   Из всех Романовых остались
   Лишь дамы в царственных домах.
   Елизавету не хотели:
   Непредсказуема, легка;
   Бояре знатные шипели:
   Продаст отчизну с молотка,
   Дочь государевой служанки,
   И молода ещё совсем,
   Возвысим семя иностранки,
   Потом придётся плакать всем.

   Голицин, князь, совет дал дельный,
   Пока сидели до утра:
   «Не обратиться ль нам, бояре,
   Всем к соправителю Петра?
   Дочь младшая Ивана – Анна
   В Курляндии уж двадцать лет,
   Нет фаворита, партий пана,
   И мужа-иностранца нет».
   Казалась Анна всем послушной,
   От деспотизма далека,
   «Кондиции» вручили дружно -
   Пускай подпишет на века.

   «Кондициям» согласно этим
   Вся власть Совету отдана,
   А Анна – как, друзья, отметим, -
   На троне восседать должна,
   Ещё обязана всецело
   Казну российскую хранить,
   Не может для отчизны дела
   Полковникам чины дарить,

   А также, что совсем негоже,
   Налоги не должна вводить,
   Наследника назвать не может
   И даже… замуж выходить.

   В Успенском собравшись соборе,
   Войска и высшие чины
   На этом всероссийском сборе
   К присяге все приведены.
   Отечеству все присягали,
   И государыне родной,
   «Самодержавие» убрали,
   Что раньше делалось… порой.
   Широкие круги дворянства
   И все, кто за державцев был,
   Не приняли такого царства -
   Им фарс с царицей был не мил.

   И офицерам поручили
   Толпой явиться во дворец,
   Царице грамоту вручили,
   Чтоб полным власти был венец.
   Пункты кондиции просили
   Из коронации изъять,
   И полное самодержавье
   Безотлагательно принять.
   Вторично принята присяга,
   Страна ликует и поёт,
   Императрице нашей шпагой
   Власть полную «народ» даёт.

   В Руси державной наступала
   Эпоха всех императриц,
   Им клятву верности давала
   Одна из мировых столиц.
   До восемнадцатого века
   Лишь женщине покорен трон,
   За исключеньем человека:
   Остерман-Миних-Пётр-Бирон.**
   С бояр высокого решенья
   Им много прав было дано,
   А с Анниного повеленья -
   И казней не совершено.

   Но Анна править не хотела,
   Бирону власть всю отдала,
   Фельдмаршал Миних не без дела,
   И Остермана прибрала.
   Кадетский корпус учредила,
   Срок службы ограничен был,
   Совет Верховный отдалила,
   Но… поумерила свой пыл:
   На заседанья не являлась,
   К делам охладевая вмиг,
   И больше править не старалась:
   Был пройден властвованья пик.

   Ввёл Миних прусскую систему,
   Мундир немецкий - у солдат,
   Но рассуждать на эту тему
   Был русский человек не рад.
   Полки гвардейские создали,***
   Вновь укрепляли рубежи,
   Петра, конечно, вспоминали –
   Он мощь России заложил.
   Был крымский хан вконец разгромлен,
   Град Азов русским возвращён,
   Конгресс султаном подготовлен,
   Но не был всеми утверждён.

   Бирон за дело взялся твёрдо:****
   Он тайный розыск учредил,
   Богатых брал, лихих и гордых,
   И двадцать тысяч посадил.
   Одних ссылали на Камчатку,
   Других к Уралу и в Сибирь,
   Вельможам кинули перчатку,
   Великих превращая в пыль;
   Князь Долгорукий умер в ссылке,
   Сыны лишились головы,
   А кабинет-министр Волынский –
   И языка, и головы.

   Царица Анна – по рассказам -
   Простой помещицей была,
   Балы любила и проказы,
   Без сплетен кушать не могла.
   Шутов, болтушек обожала,
   В нарядах ярких знала толк,
   Друзей вокруг себя сажала,
   Льстецов, конечно, целый полк;
   Была довольно суеверна,
   По птицам пострелять могла,
   Скучала по любви, наверно,
   И ненавидела… дела.

   Расходы на увеселенья
   И содержание двора
   С царициного повеленья
   Перекрывали все дела.
   Всё шло на свадьбы шутовские
   И ледяные городки,
   Победы минули морские,
   Поблекли русские штыки.
   Русь не терпела поражений,
   Победы тоже не пришли,
   И все поля былых сражений
   Давно в историю ушли.

   Семнадцатого октября*****
   Семьсот сорокового года,
   Нашли мы нового царя,
   Что делать… матушка-природа.
   Вопрос с наследником решён:
   Ивана назвала царица,
   И Остерман был извещён:
   Бирон на регентство садится.
   И в Петропавловском соборе
   Был прах царицы освящён,
   И при честном Руси народе
   В гробницу царскую внесён.
   * 1 (12) марта 1730 года народ вторично принёс присягу императрице Анне Иоанновне на условиях полного самодержавия.
   ** Имеется ввиду тот факт, что почти до конца XVIII века Россией правили одни женщины, не считая неофициальных правителей, фаворитов и Петра Третьего, бывшего на престоле всего несколько месяцев.
   *** Было создано два новых гвардейских полка – Конногвардейский и Измайловский.
   **** Фактическим правителем был Э.И. Бирон.
   ***** В 9 часов вечера 17 (28) октября 1740 года Анна Иоанновна скончалась на 48-м году жизни. Врачи причиной смерти объявили «подагру в соединении с каменной болезнью».

                                                                                     LXIV

       1740-1741 гг. Правление 5-го императора всероссийского, 13-го царя, Ивана VI Антоновича (1740-1764) и правительницы Анны Леопольдовны (при малолетнем сыне императоре Иване VI Антоновиче), шестидесятого правителе Руси.

   Двухмесячный Иван четвёртый
   Наследником объявлен был,
   Но старый Миних – калач тёртый
   Бирона быстро посадил,
   А фаворит былой царицы -
   Нам всем знакомый Остерман –
   Не стал со всем этим мириться
   И тоже совершил обман:
   Отправил Миниха в отставку,
   Вновь опекуншей стала мать…
   Но надо сделать нам поправку:
   Не смог страной он управлять.

   Да, во дворце Елизаветы
   Иван с семейством был пленён,
   И, несмотря на все заветы,
   Наш Остерман был отстранён.
   Провозгласив себя царицей,
   Елизавета шлёт приказ:
   Юнца отправить за границу,
   Но не спускать с семейства глаз!
   Затем – вновь мудрое решенье:
   Мальца отправить в Раненбург,
   Но капитан Вындомский с рвеньем
   Чуть не завёз их в Оренбург.

   Барону Корфу – предписанье:
   Вести Ивана в Соловки;
   Но он не выполнил заданье:
   Семью скрыть было не с руки.
   Малыш был сослан в Холмогоры
   И пробыл там двенадцать лет,
   Майора Миллера с дозором
   Приставили, чтоб знал ответ.
   В 56-м году в темницу
   Иван отправлен – в Шлиссельбург,
   И охранявшим его лицам
   Предписано: не спускать с рук.

   Над государем зрели тучи,
   Но он не мог их упредить,
   Мирович, славный подпоручик,
   Решил царя освободить.
   Арестовал он коменданта,
   Охрану пушкой припугнул,
   Но пристав был большим педантом
   И он инструкцию хранил.
   Иван Четвёртый был заколот,*
   Жизнь проведя, как страшный сон,
   Руси не нужен, хоть и молод -
   Мирович позже был казнён.

   * В 1764 году в возрасте 24 лет Иван Четвёртый Антонович был заколот стражниками (согласно секретной инструкции императрицы) во время попытки его освобождения подпоручиком Василием Яковлевичем Мировичем.

                                                                                   LXV

       1741-1761 гг. Правление 6-ой императрицы всероссийской, 14-ой царицы, Елизаветы I Петровны (1709-1761), третьей дочери Петра I и Екатерины I, шестьдесят первой правительницы Руси.

   В день торжества Руси над шведом
   Елизавета родилась.
   Пётр праздновать свою победу
   Решил среди московских масс,
   Но при вступлении в столицу,
   Узнал царь радостную весть,
   Пошёл к жене он объясниться
   И тотчас понял: праздник здесь!
   Нашёл супругу Пётр здоровой,
   Дочурка – маленький кумир,
   И царь, семьи поддавшись зову,
   В Коломенском устроил пир.

   Воспитана была… немного -
   Maman безграмотной была, –
   Ей снилась дальняя дорога
   В Париж… амурные дела.
   Красавицей считалось русской,
   Легка, и в танцах знала толк,
   Месье Леви, посол французский,
   Её красу отметить смог:
   «Её мне красота присниться
   Могла бы, - я в плену у грёз, -
   Когда бы с рыжинкой смириться
   И подравнять курносый нос».

   Политикой не занималась,
   Над книгой не сидела ночь,
   Охоты, гребли не гнушалась,
   Посплетничать была не прочь,
   Искусством танца восхищала,
   Фигуры новые плела,
   Все ассамблеи посещала…
   Ну, развлекалась, как могла.
   Могла увлечься ледоходом,
   С Петрушей - верховой ездой*
   И многочасовым уходом
   За собственною красотой.

   В период царствования Анны
   Елизавета в счёт не шла,
   На трон Руси, такой желанный,
   Она, конечно, не взошла,
   Но годы мчались, жизнь летела,
   На троне пришлый вновь юнец,
   И коль сейчас не сделать дела,
   Престолу царскому – конец.
   В ночь цесаревна поднимает**
   Людей, ей верных на века,
   И триста восемь гренадеров
   Преображенского полка.

   Провозгласив себя царицей,
   Елизавета шлёт приказ:
   Ивана и семьи всей лица
   Убрать навеки с Наших глаз!
   Приверженцев Ивана разных
   Сейчас же в крепость заточить,
   А фаворитов к смертной казни
   Немедленно приговорить.
   Но чтобы показать терпимость,
   Души императрицы ширь,
   Казнь заменяется на милость:
   Навечной ссылкою в Сибирь.

   Грязнее дела нет на свете,
   Чем политический котёл,
   И чтобы заниматься этим,
   Век фаворитов подошёл.
   Князь Разумовский и Шувалов,
   Бестужев-Рюмин, Воронцов -
   Немедленно пришли к штурвалу
   И роль продолжили отцов.
   Елизавета не дремала,
   К делам отца вернулась вновь,
   Хотя всего не понимала,
   Но «свежую пустила кровь».

   Роль восстановлена Сената,
   Вновь ожил Главный магистрат,
   И укреплению Синода
   Был каждый христианин рад;
   По повелению царицы
   Был Конференциям дан ход,
   И Библии Императрицы
   Славянский сделан перевод.***
   Буддийским ламам разрешили
   В России вечно проживать
   И, приняв подданство, просили
   Учение своё читать.

   Всех иудеев высылали –
   Кто христианству был не рад,
   Народ опять переписали,
   Основан был российский банк,
   Езду по-русски запретили,
   Штраф узаконили за мат,
   Налог на сделки наложили,
   И соли был не каждый рад.
   С рубля тринадцать брать копеек
   Стали налог вместо пяти -
   Спустя три века эти деньги
   Ты, милый, также уплати.

   Права расширили дворянам:
   Владей крестьянами, землёй;
   В Сибирь отправить можно рьяных –
   Вместо солдат, идущих в бой.****
   Казнь вечной ссылкой заменили,
   На пытки дан везде запрет,
   Гимназии в Москве открыли
   И даже университет.
   Был создан памятник культуры –
   Екатерининский дворец,
   И даже Ломоносов хмурый
   Поддержан, как поэт-творец.

   Со Швецией повоевали,
   Ништадтский закрепили мир,
   В состав Руси казахов взяли,
   В честь Оренбурга справлен пир;
   Фридрих II с Россией дрался,
   Сперва Апраксина разбил,
   Затем с Фермором разобрался,
   Но Салтыкову уступил.
   Был взят Берлин, вернее, склады –
   Их корпус Чернышёва взял,
   Ключу Берлина были рады -
   Казанскому собору дан.*****

   Но все Руси завоеванья
   Отдал Пётр III за три дня,
   И все российские старанья
   Пропали… мягко говоря.
   Конечно, Пётр не мог быть русским,
   Готовился на шведский трон,
   И подношеньем этим прусским
   Нанёс Руси большой урон.
   И лишь приход Екатерины
   На всероссийский наш престол
   Позволил изменить картину
   И сесть с союзником за стол.

   В церковном браке с Разумовским
   Царица русская жила,
   С фельдмаршалом имела сына,
   Дочь от Шувалова была.
   Рой самозванцев объявился,
   Где Тараканова цвела,
   Но князь Орлов не поленился
   Любви накинуть удила;
   «Княжну» в Ливорно он похитил,
   В Санкт-Петербург тайком привёз,
   Конец, конечно, он предвидел,
   Но не сдержал горючих слёз.

   Правление Елизаветы –
   Сплошной дворцовый маскарад:
   В мужское - женщины одеты,
   А кавалер быть дамой рад.
   Елизавета – заводила,
   На бале задавала тон,
   Конечно, только платьев было
   Сорок пять тысяч – эшелон!
   Так десять лет почти промчались,
   Эпоха танцев в тень ушла,
   Года балов на всех сказались,
   Пора наследников пришла.

   Её наследником престола
   Герцог Голштинский назван был,
   Естественно, для протокола
   «Петра Внук» титул он носил,
   Его жена, Екатерина,
   Прославила в дальнейшем Русь,
   А что до будущего сына,
   Я чуть пониже разберусь.
   Ключевский – мудрый наш историк –
   Царицу описал нам так:
   «Её путь был весьма не горек,
   а жизнь – приятный кавардак.******

   Не кровожадна, беззаботна,
   Но побеждала всех врагов,
   Правление вела невнятно,
   Но обошлось без дураков.
   Солдат в сраженьях не жалела,
   Берлин, играючи, брала,
   Жила, конечно, как хотела,
   Но мудрой, здравою была.
   При жизни все её бранили
   За своенравие, разврат,
   Посмертно многие хвалили -
   В России мёртвых долго чтят».

   * Имеется в виду племянник Елизаветы Пётр Второй.
   ** В ночь на 25 ноября (6 декабря) 1741 года 32-летняя Елизавета в сопровождении графа М. И. Воронцова, лейб-медика Лестока и своего учителя музыки Шварца совершает переворот и объявляет себя царицей.
   *** «Елизаветинская Библия», вышедшая в 1751 году, по настоящее время с незначительными изменениями используется в богослужении Русской православной церкви.
   **** В 1760 году помещики получили право ссылать крестьян в Сибирь с зачётом их вместо рекрутов.
   ***** Символический ключ от Берлина позже был передан на вечное хранение в Казанский собор Петербурга.
   ****** Присказка времён Елизаветы: «Весёлая царица была Елисавет: поёт и веселится, порядка только нет».



                                                                                    LXVI

       1761-1762 гг. Правление 7-го императора Всероссийского, 15-го царя Петра III Фёдоровича (1728-1762), немецкого принца Карла Петра Ульриха, внука Петра I, шестьдесят второго правителя Руси.

   Петра мать, цесаревна Анна,
   Недолго, бедная, жила:
   Был фейерверк задуман рано –
   Вмиг простудилась и слегла.
   Отец чуть позже свет оставил,
   Мальчонка в доме дяди жил,
   И пастор Хосманн, честных правил,
   Петра с трёх лет всему учил.
   И юный герцог, скажем честно,
   В науках точных заблистал,
   Латынь, немецкий знал, известно
   Что на французском он читал.

   Прекрасно знал архитектуру,
   Был превосходным скрипачом,
   Учил и римскую культуру,
   Неплохо действовал мечом.
   В двенадцать лет был лейтенантом
   И членом гильдии стрелков,
   Мог быть отличным музыкантом -
   По слухам многих знатоков.
   Но Брюммер и Верхгольц, к несчастью,
   Жестоко мальчика секли,
   И по нелепейшей напасти
   Горох советам предпочли.*

   Пётр по велению царицы
   В Россию вскоре привезён,
   И тётушкой-императрицей
   Наследником провозглашён.
   Его женили на принцессе –
   Великой, в будущем, жене,**
   Конец, возможно, Вам известен,
   Но неизвестен был стране.
   Новый учитель, Якоб Штелин,
   Учил Петра всему всерьёз,
   И, к удовольствию всех фрейлин,
   Был ликвидирован фимоз.

   Брак совершён с Екатериной,
   Затмивший свадьбы всех времён,
   Но не любуйтесь сей картиной:
   В супругу не был Пётр влюблён.
   Императрице внук был нужен
   Для восхожденья на престол,
   И компромисс был обнаружен:
   Наследник без любви пришёл.
   Царица отняла внучонка, –
   У папы новый был роман –
   И воспитанием ребёнка
   Grandmother занялась сама.

   Пётр загорелся Воронцовой,
   С царевной Понятовский жил,
   Единственно, что было новым:
   Квартет премиленько дружил.
   Царевич не любил гвардейцев,
   Голштинских выписал солдат,
   И эти преданные немцы
   Оберегали Петерштадт;
   А императорских гвардейцев,
   Любивших низвергать царей,
   Хотел Пётр выгнать с резиденций
   И выслать в армию взашей.

   Любил Пётр музыку безмерно,
   Им создан музыкальный театр,
   Руководителем примерным
   Являлся венценосный мэтр.
   Но был Пётр изгнан из Сената
   И вмиг отставлен от двора -
   За антирусские дебаты
   Чуть не лишился он пера.***
   Отставка смягчена царицей:
   Шляхетский корпус дан Петру,
   Там за науку он садится
   И чертит карты по утру.

   Был императором объявлен,
   Как только тётя умерла,****
   И на престол Руси отправлен -
   Полгода власть его текла.
   Делами сразу Пётр занялся:
   Вмиг Канцелярию убрал,
   За внешнюю торговлю взялся,
   Банк государства основал,
   Велел леса беречь безмерно –
   Богатство главное страны,
   Что сохранить сейчас, наверно,
   Нам с Вами силы не даны.

   Ткать парусное полотно в Сибири
   Всем фабрикам Пётр разрешил;
   Крестьян казнить, как мух в квартире,
   Помещикам он запретил;
   Свободу вероисповеданья
   В России царь провозгласил,
   И травлю тем старообрядцев
   По всей державе запретил.
   Дал волю полную дворянству
   И привилегии не взял,
   Вздохнуть дал русскому крестьянству,
   Но бунты строго подавлял.

   Помиловал вельмож опальных,
   Друзей голштинских пригласил,
   Но в подношениях скандальных
   Царь всё-таки замечен был:
   За герцогство и дружбу с немцем
   Пётр полстраны ему вернул,
   Войну профукал иноземцам
   И Пруссию отдать дерзнул.
   Но многие сейчас готовы
   Тот мир, конечно, оправдать -
   Генсеки в девяностых снова
   Всё немцам помогли отдать.

   Спасли, возможно, от коллапса,
   Россию подняли с колен,
   Но мы и без бутылки шнапса
   Частенько попадаем в плен:
   Не раз Германию простили,
   Крым в никуда смогли отдать,
   Ребят в Афгане хоронили…
   Всё нынче можно оправдать.
   Страна у нас весьма большая,
   Жить можем с Пруссией… и без, (с нефтью, да и без…)
   Но вот Петра я уважаю
   За то, что сберегал наш лес.

   Давайте вновь о государе
   Продолжим, граждане, рассказ,
   Что толку говорить о даре,
   Раз отдали не в первый раз.
   Итак, реформы Пётр затеял,
   И обществом поддержан был,
   Перед гвардейцами не блеял…
   За что Орлов его добил.
   Любовь гвардейца и царицы
   Низвергла прусского Петра,
   И новую императрицу
   Россия обрести смогла.

   Лишь два полка пошли за нею -
   Преображенский против был, -
   И эту страшную затею
   Народ, конечно, не забыл.
   Гвардейцам море по колено,
   Тем более что все пьяны,
   Заговорили об измене –
   Не все Петру были верны.
   За бочку пива царь был продан,
   С престола тихо низведён,
   Императрице новой отдан,
   Свой в Ропше путь закончил он.*****

   Но памятник, покрытый златом,
   Воздвигнуть возжелал Сенат,
   Жаль, не был государь солдатом
   И умер без Руси наград.
   Отверг Пётр это предложенье,
   Сказав, что золото в цене,
   И это жертвоприношенье
   Он отдаёт родной стране.
   Был этот царь у нас не модным,
   Забитым и… недолго жил,
   Но жаль, что в памяти народной
   И бюста он не заслужил.

   Без почестей был похоронен
   Пётр в Невской Лавре в первый раз,
   Но Павел Первый был не склонен
   Отца оставить в тяжкий час;
   Был в Петропавловском соборе
   Монарх вторично погребён,
   Семья соединилась в горе,
   Союз семейный был «спасён».
   Так в усыпальнице великой
   Екатерина спит с Петром,
   И пусть не кажется Вам диким,
   Что погребли их одним днём.******
   -----------------------------------------------
   Но «голь на выдумку хитра»,
   Сказал бы гражданин России,
   И сотворить вновь Лже-Петра
   У нас любой ребёнок в силе.
   При Пушкине их было пять,
   Сейчас насчитывают сорок,
   И самозванцем можно стать,
   Коль так народу царь сей дорог.
   «Петром» купец был Асланбеков
   Метёлко, Кретов, Чернышёв…
   Но самым славным человеком
   Был, несомненно, Пугачёв.*******

   * Новые воспитатели - О. Ф. Брюммер и Ф. В. Берхгольц - не отличались высокими нравственным качествами и не раз жестоко наказывали ребёнка. Наследного принца шведской короны неоднократно секли; множество раз мальчика ставили коленями на горох, причём надолго — так, что у мальчика распухали колени, и он с трудом мог передвигаться.
   ** В 1745 году Карла Петера Ульриха (Петра Фёдоровича) женили на принцессе Екатерине Алексеевне (урождённой Софии Фредерике Августе) Ангальт-Цербстской, будущей императрице Екатерине II.
   *** Фактически, Великий князь оказался в своем Ораниенбауме под негласным арестом.
   **** После смерти императрицы Елизаветы Петровны 25 декабря 1761 (5 января 1762 по новому стилю) был провозглашён императором. Правил 186 дней. Не короновался (был коронован посмертно Павлом Первым).
   ***** Низложенный император тотчас после переворота в сопровождении караула гвардейцев во главе с А. Г. Орловым был отправлен в Ропшу, находящуюся в 30 верстах от Петербурга, где через неделю погиб.
   ****** В изголовных плитах погребённых стоит одна и та же дата погребения (18 декабря 1796), отчего складывается впечатление, что Пётр III и Екатерина II прожили вместе долгие годы и умерли в один день.
   ******* Самым великим самозванцем, выдававшем себя за Петра Фёдоровича (всего этих самозванцев насчитывалось около 40 человек) был Емельян Пугачёв.

                                                                         Продолжение следует.

© Copyright: Владимир Алексеев, 2012

Регистрационный номер №0044045

от 21 апреля 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0044045 выдан для произведения:

 

ИСТОРИЯ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА, часть VI, гл. LXI - LXVI.
 
 



                                                                                     LXI

       1725-1727 гг. Правление второй императрицы всероссийской, 10-ой царицы, Екатерины I Алексеевны (1684-1727), Марты Самуиловны Скавронской, второй жены Петра I, пятьдесят седьмой правительницы Руси.

   Не трудно было Лаперузу
   Давать проливам имена,
   А мы по году ищем музу
   С глоточком старого вина.
   Вот так теперь с Екатериной:
   Что можем мы о ней сказать?*
   Возможно ль, в трудную годину
   Картину маслом написать?
   Но нет былого вдохновенья,
   Нам нелегко Петра бросать,
   Дай, Боже, мудрого терпенья…
   Что ж, будем дальше продолжать.

   Да, повезло Скавронской Марте
   И, как увидите, не раз,
   Но если говорить о фарте,
   То не об этом наш рассказ.
   И быть бы ей простой крестьянкой,
   Вдовой драгуна шведских войск,
   Когда бы русский спозаранку,
   Её насильно не увёз.
   Но у других – губа не дура,
   И Алексашка был ходок,
   У князя-старца, самодура,**
   Девчонку эту уволок.

   Петр Марту тоже заприметил,
   Когда у друга он гостил,
   Её царь красоту отметил
   И ночью в спальню пригласил.
   Наутро Марта знаменитой
   Проснулась в спальне у Петра,
   И вмиг великою царицей
   Ушла с боярского двора.
   В тот вечер всё было едино:
   Глазища чёрные, стол, дом…
   И Первою Екатериной***
   Назвал царь девушку потом.

   Официальное венчанье
   Прошло в двенадцатом году,
   И, говорят, её молчанье
   Сравнимо с рыбками в пруду;
   А голос нежный и негромкий
   Тёк, как журчание ручья…
   И сон Петра - глубокий, долгий –
   Мог длиться без пилюль врача;
   Царь затихал в одно мгновенье
   Сходила головная боль…
   Екатерины рук творенье,
   Волшебную играло роль.

   Анюта и Елизавета
   До брака были рождены,
   Нам незачем искать ответа -
   Одна царицей кончит дни;
   Хотя и ждать придётся долго –
   Тринадцать с гаком лет пройдёт, –
   Но верную войскам и долгу
   Елизавету трон найдёт.
   Хоть Анна не была на троне
   И жизнь прожила без венца,
   Потомки были не в уроне:
   Страной царили до конца.****
   Тайный Совет державой правил,
   Вельможи вздорили за власть,
   Данилыч всё в стране возглавил…
   Поворовал он тоже всласть.
   Царица править не умела,
   Хозяйкой Царского Села
   Всего лишь быть всегда хотела
   И тем… развалу помогла.
   Цвело в России казнокрадство,
   Царил повсюду произвол –
   Хотя поныне в нашем царстве
   Каждый второй гол, как сокол.

   Шёл по морям великий Беринг,
   Был орден Невского введён,
   И Меншиков себе был верен:
   Указ им хитрый проведён.
   Толстой с компанией уехал,
   Как враг, осваивать Сибирь,
   А кто до Тулы не доехал,
   Тому дорога в монастырь.
   Следить за всем, что было скрыто,
   Конечно, не хватало рук,
   Хотя тогда была открыта
   И Академия Наук.

   Недолго правила царица:
   Балы, застолья, кутежи…
   Да и доверенные лица
   Не отвечали за режим.
   Здоровье резко подорвалось:
   Мокрота, кашель, часто кровь,
   Возможно, лёгкое «сорвалось»,*****
   А это, господа, не новь.
   Слабела бедная царица,
   Данилыч явно огорчён,
   Наследник должен был явиться
   На славный всероссийский трон.

   Князь Меншиков призвал к ответу,
   Что первый в списке - внук Петра,
   И в стан врагов Елизаветы
   Переметнулся до утра.
   Второй быть Анну все просили,
   Елизавете быть за ней…
   Вопросы эти утвердили,
   Как и дошло до наших дней.
   Итак, Второй Пётр появился,
   Взойдя мальчишкой на престол,
   Народ, естественно, смирился –
   Он и тогда был в меру зол.

   Не будем женщину мы хаять,
   Она царила, как могла,
   Мы можем сохранить лишь память
   О преданной жене Петра.
   За труд и мужество в походах
   Петр женский орден учредил
   И в память о прошедших годах
   Супруге дорогой вручил.
   Дворец в Царском Селе в честь мамы
   Елизаветой назван был,
   И город поздней царской драмы
   Царицу тоже не забыл.******

   * Фактически страной руководил Верховный тайный совет во главе с князем А.Д. Меншиковым. Императрицу интересовали только дела флота.
   ** Александр Данилович Меншиков забрал Марту у престарелого фельдмаршала Шереметева, сильно поссорившись со стариком.
   *** Пётр Первый, находясь в гостях у А.Д. Меншикова, попросил Марту посветить ему в спальне. Она осталась у государя на всю ночь, а утром проснулась любовницей царя и будущей императрицей.
   *** Игра слов, имеющая двойной смысл: назвал Екатериной впервые и Екатериной Первой потом.
   **** Прямые потомки Анны Петровны правили Россией до 1917 года.
   ****** Скорее всего, у Екатерины Первой был рак лёгкого.
   ***** В её честь Петром учреждён орден Святой Екатерины и Екатеринбург на Урале. Екатерининский дворец в Царском Селе тоже был назван в честь Екатерины Первой её дочерью Елизаветой.

                                                                                     LXII

       1727-1730 гг. Правление третьего императора всероссийского, 11-го царя, Петра II (1715-1730), пятьдесят восьмого правителя Руси. Сын царевича Алексея Петровича.

   Был круглым сиротой царевич,
   Вернее, стал он им с трёх лет,
   Нельзя сказать, что был Пётр неуч -
   Немецких нянек выгнал дед.
   Бил дед и Марвина с Зейканом,
   Учивших внука кое-как:
   Пётр говорил на русском… пьяном,
   Но вот ругаться был мастак.
   Так воспитателей приличных
   Пётр Первый внуку не нашёл,
   И был бы фатом внук отличным,
   Но… трон Руси сам в руки шёл.

   Не отличаясь кротким нравом,
   Был своенравен Пётр и груб,
   Любил носиться по канавам,
   И власть попробовал «на зуб».
   Ленив в науках был и в деле,
   На интеллект обижен был,
   Любил понежиться в постели,
   Не усмирял при людях пыл,
   Капризничал, дерзил он старшим,
   И возражений не терпел,
   Любил сестру свою – Наташу,
   А к остальным он охладел.

   Став императором российским,
   Пётр править сам почти не мог,*
   И предпочёл ветрам балтийским
   Москвы старинной ветерок.**
   Князь Меншиков недурно правил,
   Генералиссимусом стал,
   Троих фельдмаршалов добавил
   И главковерхом всем предстал.***
   Царя князь в собственных покоях
   Собственноручно разместил,
   Тайный совет в дому устроил,
   На заседанья не ходил.

   Учить царя по всем предметам
   Андрей принялся - Остерман,
   Но больше царь любил лафеты
   И гарнизонный барабан.
   Историю же знал по сплетням,
   Брал математику слегка,
   Зато привык к забавам летним
   Преображенского полка;
   Моря, материки и страны
   На глобусе он находил,
   А в основном, как все тираны,
   Царь на охоте проводил.

   Был Пётр с Марией обручён –
   На Меншикова старшей дочке, -
   Но этот брак был обречён,
   И дело вовсе не в годочках.
   Заносчив Меншиков с царём
   Был часто при честном народе,
   Да и Петра «поводырём»
   Стал Долгорукий в неком роде:
   В Екатерину, князя дочь,
   Влюбился венценосец юный
   Взять в жёны был совсем не прочь,
   Но приближался день тот судный.

   Приехав во дворец с охоты,
   Гвардейцам царь послал наказ:
   Снять Меншиковские заботы,
   Лишь царский исполнять приказ.
   Был пойман казнокрадства гений:
   Князь Меншиков с поста смещён
   И в государственной измене
   Советом тут же обвинён.
   С семьёй (и в том числе – с Марией)
   В Тобольский край отправлен был,
   Никто не посчитал стихией,
   Что князь в Берёзове почил.****

   Боярин стал до денег падок –
   Забит донельзя был народ,
   Вся армия пришла в упадок,
   Всецело обносился флот,
   Лефорт – Саксонии посланник –
   Сравнил Россию тех времён
   С тем, «как большой корабль-странник
   Летит по ветру в воле волн:
   Спит капитан в своей каюте,
   Сбит с румба старый рулевой,
   Команда пьянствует на юте,
   Никто не борется с волной».

   Пожары в Слободе случались,
   В Поволжье процветал разбой,
   Лихие люди разгулялись
   И в Пензе учинили бой;
   В Алатыре сожгли поместье,
   Две церкви опустошены,
   Возможно, это - из-за мести,
   Но все защиты лишены.
   Начался суд над адмиралом:
   Змаевич расхищал казну,
   Хитрец взял взятку крупным налом,
   И говорят, что не одну.

   Для «облегчения народа»
   Налоги снизили с продаж,
   Но от «забот» такого рода
   Остался лишь один мираж.
   На Украине порешили
   Оставить гетманство… пока,
   В Лифляндии вновь сейм открыли –
   Чтоб не валяли дурака.
   И даже в то, что Витус Беринг
   Пролив с Америкой открыл,
   Царь по инерции не верил,
   А коль поверил – позабыл.

   Политика была активной:
   Союз с австрийцами введён –
   Для войн с Османией противной
   Он был в работу приведён,-
   С поляками не поделили
   Курляндию и пару мест,
   Вопрос немедленно решили
   О том, чтоб не давать невест.
   Китай Сибирь забрать пытался,
   А с ней и русский град Тобольск,
   Но Рагузинский разобрался,
   И дело не дошло до войск.

   Зато датчане были рады
   В пришествие Петра на трон,
   Голштинскому - жена в награду:
   Женат на царской тётке он.
   Вновь Выборг требовали шведы,
   Грозясь Петра не признавать,
   Но этим было до победы
   Ещё прилично воевать.
   Узнав о том, что флот наш дышит,
   И армия ещё живёт,
   Швед понял: Выборгскую нишу
   Пока он точно не займёт.

   В Кремле был царь наш коронован:
   Собор Успенский – образец,
   Знак для России продиктован:
   Здесь одевать царям венец.
   Не доходя чуть до престола,
   Пётр причастился в алтаре,
   И чашу с даром русским новым
   Он пригубляет в феврале.*****
   Архиепископ Новгородский
   Тем торжеством руководил,
   И этот праздник всероссийский
   Народ, конечно, не забыл.

   Богоявления был праздник:
   Тридцатый год, январь, мороз,
   И венценосный наш проказник
   На торжестве в тот день замёрз.
   Как только Пётр домой вернулся
   Жар оспенный случился вдруг,
   Лишь только раз монарх очнулся…
   И жизненный замкнулся круг.******
   В Кремле, в Архангельском соборе
   Был похоронен отрок сей -
   А чтобы Вы были в фаворе -
   Последним из Руси царей.

   * Реальная власть находилась в руках Верховного тайного совета. Фактически страной правил князь А.Д. Меншиков, а после его свержения – Долгоруковы. Царь мог править самостоятельно только по достижении им 16-летнего возраста.
   ** Во время правления Петра Второго столицей вновь стала Москва.
   *** Князьям Трубецкому, Долгорукову и Бурхарду Миниху давалось звание генерал-фельдмарашала[2], а последнему, кроме того, даровался титул графа. Сам же Меншиков стал генералиссимусом и главнокомандующим всей русской армии.
   **** Александр Данилович Меншиков скончался от оспы 12 ноября 1729 года в городе Берёзове Тобольского края.
   ***** Пребывание Петра II в Москве началось с коронации в Успенском соборе Московского Кремля 25 февраля (8 марта) 1728 года. Чашу со Святыми дарами ему подал архиепископ Новгородский Феофан Прокопович[9].
   ****** В первом часу ночи с 18 на 19 (30) января 1730 года Пётр Второй умер в возрасте 14 лет от оспы.

                                                                                     LXIII

       1730–1740 гг. Правление 4-ой императрицы всероссийской, 12-ой царицы, Анны Ивановны (1693-1740), племянницы Петра I, герцогини Курляндской, пятьдесят девятой правительницы Руси.

   В Совете Тайном совещались:
   Смерть государя – это крах,
   Из всех Романовых остались
   Лишь дамы в царственных домах.
   Елизавету не хотели:
   Непредсказуема, легка;
   Бояре знатные шипели:
   Продаст отчизну с молотка,
   Дочь государевой служанки,
   И молода ещё совсем,
   Возвысим семя иностранки,
   Потом придётся плакать всем.

   Голицин, князь, совет дал дельный,
   Пока сидели до утра:
   «Не обратиться ль нам, бояре,
   Всем к соправителю Петра?
   Дочь младшая Ивана – Анна
   В Курляндии уж двадцать лет,
   Нет фаворита, партий пана,
   И мужа-иностранца нет».
   Казалась Анна всем послушной,
   От деспотизма далека,
   «Кондиции» вручили дружно -
   Пускай подпишет на века.

   «Кондициям» согласно этим
   Вся власть Совету отдана,
   А Анна – как, друзья, отметим, -
   На троне восседать должна,
   Ещё обязана всецело
   Казну российскую хранить,
   Не может для отчизны дела
   Полковникам чины дарить,

   А также, что совсем негоже,
   Налоги не должна вводить,
   Наследника назвать не может
   И даже… замуж выходить.

   В Успенском собравшись соборе,
   Войска и высшие чины
   На этом всероссийском сборе
   К присяге все приведены.
   Отечеству все присягали,
   И государыне родной,
   «Самодержавие» убрали,
   Что раньше делалось… порой.
   Широкие круги дворянства
   И все, кто за державцев был,
   Не приняли такого царства -
   Им фарс с царицей был не мил.

   И офицерам поручили
   Толпой явиться во дворец,
   Царице грамоту вручили,
   Чтоб полным власти был венец.
   Пункты кондиции просили
   Из коронации изъять,
   И полное самодержавье
   Безотлагательно принять.
   Вторично принята присяга,
   Страна ликует и поёт,
   Императрице нашей шпагой
   Власть полную «народ» даёт.

   В Руси державной наступала
   Эпоха всех императриц,
   Им клятву верности давала
   Одна из мировых столиц.
   До восемнадцатого века
   Лишь женщине покорен трон,
   За исключеньем человека:
   Остерман-Миних-Пётр-Бирон.**
   С бояр высокого решенья
   Им много прав было дано,
   А с Анниного повеленья -
   И казней не совершено.

   Но Анна править не хотела,
   Бирону власть всю отдала,
   Фельдмаршал Миних не без дела,
   И Остермана прибрала.
   Кадетский корпус учредила,
   Срок службы ограничен был,
   Совет Верховный отдалила,
   Но… поумерила свой пыл:
   На заседанья не являлась,
   К делам охладевая вмиг,
   И больше править не старалась:
   Был пройден властвованья пик.

   Ввёл Миних прусскую систему,
   Мундир немецкий - у солдат,
   Но рассуждать на эту тему
   Был русский человек не рад.
   Полки гвардейские создали,***
   Вновь укрепляли рубежи,
   Петра, конечно, вспоминали –
   Он мощь России заложил.
   Был крымский хан вконец разгромлен,
   Град Азов русским возвращён,
   Конгресс султаном подготовлен,
   Но не был всеми утверждён.

   Бирон за дело взялся твёрдо:****
   Он тайный розыск учредил,
   Богатых брал, лихих и гордых,
   И двадцать тысяч посадил.
   Одних ссылали на Камчатку,
   Других к Уралу и в Сибирь,
   Вельможам кинули перчатку,
   Великих превращая в пыль;
   Князь Долгорукий умер в ссылке,
   Сыны лишились головы,
   А кабинет-министр Волынский –
   И языка, и головы.

   Царица Анна – по рассказам -
   Простой помещицей была,
   Балы любила и проказы,
   Без сплетен кушать не могла.
   Шутов, болтушек обожала,
   В нарядах ярких знала толк,
   Друзей вокруг себя сажала,
   Льстецов, конечно, целый полк;
   Была довольно суеверна,
   По птицам пострелять могла,
   Скучала по любви, наверно,
   И ненавидела… дела.

   Расходы на увеселенья
   И содержание двора
   С царициного повеленья
   Перекрывали все дела.
   Всё шло на свадьбы шутовские
   И ледяные городки,
   Победы минули морские,
   Поблекли русские штыки.
   Русь не терпела поражений,
   Победы тоже не пришли,
   И все поля былых сражений
   Давно в историю ушли.

   Семнадцатого октября*****
   Семьсот сорокового года,
   Нашли мы нового царя,
   Что делать… матушка-природа.
   Вопрос с наследником решён:
   Ивана назвала царица,
   И Остерман был извещён:
   Бирон на регентство садится.
   И в Петропавловском соборе
   Был прах царицы освящён,
   И при честном Руси народе
   В гробницу царскую внесён.
   * 1 (12) марта 1730 года народ вторично принёс присягу императрице Анне Иоанновне на условиях полного самодержавия.
   ** Имеется ввиду тот факт, что почти до конца XVIII века Россией правили одни женщины, не считая неофициальных правителей, фаворитов и Петра Третьего, бывшего на престоле всего несколько месяцев.
   *** Было создано два новых гвардейских полка – Конногвардейский и Измайловский.
   **** Фактическим правителем был Э.И. Бирон.
   ***** В 9 часов вечера 17 (28) октября 1740 года Анна Иоанновна скончалась на 48-м году жизни. Врачи причиной смерти объявили «подагру в соединении с каменной болезнью».

                                                                                     LXIV

       1740-1741 гг. Правление 5-го императора всероссийского, 13-го царя, Ивана VI Антоновича (1740-1764) и правительницы Анны Леопольдовны (при малолетнем сыне императоре Иване VI Антоновиче), шестидесятого правителе Руси.

   Двухмесячный Иван четвёртый
   Наследником объявлен был,
   Но старый Миних – калач тёртый
   Бирона быстро посадил,
   А фаворит былой царицы -
   Нам всем знакомый Остерман –
   Не стал со всем этим мириться
   И тоже совершил обман:
   Отправил Миниха в отставку,
   Вновь опекуншей стала мать…
   Но надо сделать нам поправку:
   Не смог страной он управлять.

   Да, во дворце Елизаветы
   Иван с семейством был пленён,
   И, несмотря на все заветы,
   Наш Остерман был отстранён.
   Провозгласив себя царицей,
   Елизавета шлёт приказ:
   Юнца отправить за границу,
   Но не спускать с семейства глаз!
   Затем – вновь мудрое решенье:
   Мальца отправить в Раненбург,
   Но капитан Вындомский с рвеньем
   Чуть не завёз их в Оренбург.

   Барону Корфу – предписанье:
   Вести Ивана в Соловки;
   Но он не выполнил заданье:
   Семью скрыть было не с руки.
   Малыш был сослан в Холмогоры
   И пробыл там двенадцать лет,
   Майора Миллера с дозором
   Приставили, чтоб знал ответ.
   В 56-м году в темницу
   Иван отправлен – в Шлиссельбург,
   И охранявшим его лицам
   Предписано: не спускать с рук.

   Над государем зрели тучи,
   Но он не мог их упредить,
   Мирович, славный подпоручик,
   Решил царя освободить.
   Арестовал он коменданта,
   Охрану пушкой припугнул,
   Но пристав был большим педантом
   И он инструкцию хранил.
   Иван Четвёртый был заколот,*
   Жизнь проведя, как страшный сон,
   Руси не нужен, хоть и молод -
   Мирович позже был казнён.

   * В 1764 году в возрасте 24 лет Иван Четвёртый Антонович был заколот стражниками (согласно секретной инструкции императрицы) во время попытки его освобождения подпоручиком Василием Яковлевичем Мировичем.

                                                                                   LXV

       1741-1761 гг. Правление 6-ой императрицы всероссийской, 14-ой царицы, Елизаветы I Петровны (1709-1761), третьей дочери Петра I и Екатерины I, шестьдесят первой правительницы Руси.

   В день торжества Руси над шведом
   Елизавета родилась.
   Пётр праздновать свою победу
   Решил среди московских масс,
   Но при вступлении в столицу,
   Узнал царь радостную весть,
   Пошёл к жене он объясниться
   И тотчас понял: праздник здесь!
   Нашёл супругу Пётр здоровой,
   Дочурка – маленький кумир,
   И царь, семьи поддавшись зову,
   В Коломенском устроил пир.

   Воспитана была… немного -
   Maman безграмотной была, –
   Ей снилась дальняя дорога
   В Париж… амурные дела.
   Красавицей считалось русской,
   Легка, и в танцах знала толк,
   Месье Леви, посол французский,
   Её красу отметить смог:
   «Её мне красота присниться
   Могла бы, - я в плену у грёз, -
   Когда бы с рыжинкой смириться
   И подравнять курносый нос».

   Политикой не занималась,
   Над книгой не сидела ночь,
   Охоты, гребли не гнушалась,
   Посплетничать была не прочь,
   Искусством танца восхищала,
   Фигуры новые плела,
   Все ассамблеи посещала…
   Ну, развлекалась, как могла.
   Могла увлечься ледоходом,
   С Петрушей - верховой ездой*
   И многочасовым уходом
   За собственною красотой.

   В период царствования Анны
   Елизавета в счёт не шла,
   На трон Руси, такой желанный,
   Она, конечно, не взошла,
   Но годы мчались, жизнь летела,
   На троне пришлый вновь юнец,
   И коль сейчас не сделать дела,
   Престолу царскому – конец.
   В ночь цесаревна поднимает**
   Людей, ей верных на века,
   И триста восемь гренадеров
   Преображенского полка.

   Провозгласив себя царицей,
   Елизавета шлёт приказ:
   Ивана и семьи всей лица
   Убрать навеки с Наших глаз!
   Приверженцев Ивана разных
   Сейчас же в крепость заточить,
   А фаворитов к смертной казни
   Немедленно приговорить.
   Но чтобы показать терпимость,
   Души императрицы ширь,
   Казнь заменяется на милость:
   Навечной ссылкою в Сибирь.

   Грязнее дела нет на свете,
   Чем политический котёл,
   И чтобы заниматься этим,
   Век фаворитов подошёл.
   Князь Разумовский и Шувалов,
   Бестужев-Рюмин, Воронцов -
   Немедленно пришли к штурвалу
   И роль продолжили отцов.
   Елизавета не дремала,
   К делам отца вернулась вновь,
   Хотя всего не понимала,
   Но «свежую пустила кровь».

   Роль восстановлена Сената,
   Вновь ожил Главный магистрат,
   И укреплению Синода
   Был каждый христианин рад;
   По повелению царицы
   Был Конференциям дан ход,
   И Библии Императрицы
   Славянский сделан перевод.***
   Буддийским ламам разрешили
   В России вечно проживать
   И, приняв подданство, просили
   Учение своё читать.

   Всех иудеев высылали –
   Кто христианству был не рад,
   Народ опять переписали,
   Основан был российский банк,
   Езду по-русски запретили,
   Штраф узаконили за мат,
   Налог на сделки наложили,
   И соли был не каждый рад.
   С рубля тринадцать брать копеек
   Стали налог вместо пяти -
   Спустя три века эти деньги
   Ты, милый, также уплати.

   Права расширили дворянам:
   Владей крестьянами, землёй;
   В Сибирь отправить можно рьяных –
   Вместо солдат, идущих в бой.****
   Казнь вечной ссылкой заменили,
   На пытки дан везде запрет,
   Гимназии в Москве открыли
   И даже университет.
   Был создан памятник культуры –
   Екатерининский дворец,
   И даже Ломоносов хмурый
   Поддержан, как поэт-творец.

   Со Швецией повоевали,
   Ништадтский закрепили мир,
   В состав Руси казахов взяли,
   В честь Оренбурга справлен пир;
   Фридрих II с Россией дрался,
   Сперва Апраксина разбил,
   Затем с Фермором разобрался,
   Но Салтыкову уступил.
   Был взят Берлин, вернее, склады –
   Их корпус Чернышёва взял,
   Ключу Берлина были рады -
   Казанскому собору дан.*****

   Но все Руси завоеванья
   Отдал Пётр III за три дня,
   И все российские старанья
   Пропали… мягко говоря.
   Конечно, Пётр не мог быть русским,
   Готовился на шведский трон,
   И подношеньем этим прусским
   Нанёс Руси большой урон.
   И лишь приход Екатерины
   На всероссийский наш престол
   Позволил изменить картину
   И сесть с союзником за стол.

   В церковном браке с Разумовским
   Царица русская жила,
   С фельдмаршалом имела сына,
   Дочь от Шувалова была.
   Рой самозванцев объявился,
   Где Тараканова цвела,
   Но князь Орлов не поленился
   Любви накинуть удила;
   «Княжну» в Ливорно он похитил,
   В Санкт-Петербург тайком привёз,
   Конец, конечно, он предвидел,
   Но не сдержал горючих слёз.

   Правление Елизаветы –
   Сплошной дворцовый маскарад:
   В мужское - женщины одеты,
   А кавалер быть дамой рад.
   Елизавета – заводила,
   На бале задавала тон,
   Конечно, только платьев было
   Сорок пять тысяч – эшелон!
   Так десять лет почти промчались,
   Эпоха танцев в тень ушла,
   Года балов на всех сказались,
   Пора наследников пришла.

   Её наследником престола
   Герцог Голштинский назван был,
   Естественно, для протокола
   «Петра Внук» титул он носил,
   Его жена, Екатерина,
   Прославила в дальнейшем Русь,
   А что до будущего сына,
   Я чуть пониже разберусь.
   Ключевский – мудрый наш историк –
   Царицу описал нам так:
   «Её путь был весьма не горек,
   а жизнь – приятный кавардак.******

   Не кровожадна, беззаботна,
   Но побеждала всех врагов,
   Правление вела невнятно,
   Но обошлось без дураков.
   Солдат в сраженьях не жалела,
   Берлин, играючи, брала,
   Жила, конечно, как хотела,
   Но мудрой, здравою была.
   При жизни все её бранили
   За своенравие, разврат,
   Посмертно многие хвалили -
   В России мёртвых долго чтят».

   * Имеется в виду племянник Елизаветы Пётр Второй.
   ** В ночь на 25 ноября (6 декабря) 1741 года 32-летняя Елизавета в сопровождении графа М. И. Воронцова, лейб-медика Лестока и своего учителя музыки Шварца совершает переворот и объявляет себя царицей.
   *** «Елизаветинская Библия», вышедшая в 1751 году, по настоящее время с незначительными изменениями используется в богослужении Русской православной церкви.
   **** В 1760 году помещики получили право ссылать крестьян в Сибирь с зачётом их вместо рекрутов.
   ***** Символический ключ от Берлина позже был передан на вечное хранение в Казанский собор Петербурга.
   ****** Присказка времён Елизаветы: «Весёлая царица была Елисавет: поёт и веселится, порядка только нет».



                                                                                    LXVI

       1761-1762 гг. Правление 7-го императора Всероссийского, 15-го царя Петра III Фёдоровича (1728-1762), немецкого принца Карла Петра Ульриха, внука Петра I, шестьдесят второго правителя Руси.

   Петра мать, цесаревна Анна,
   Недолго, бедная, жила:
   Был фейерверк задуман рано –
   Вмиг простудилась и слегла.
   Отец чуть позже свет оставил,
   Мальчонка в доме дяди жил,
   И пастор Хосманн, честных правил,
   Петра с трёх лет всему учил.
   И юный герцог, скажем честно,
   В науках точных заблистал,
   Латынь, немецкий знал, известно
   Что на французском он читал.

   Прекрасно знал архитектуру,
   Был превосходным скрипачом,
   Учил и римскую культуру,
   Неплохо действовал мечом.
   В двенадцать лет был лейтенантом
   И членом гильдии стрелков,
   Мог быть отличным музыкантом -
   По слухам многих знатоков.
   Но Брюммер и Верхгольц, к несчастью,
   Жестоко мальчика секли,
   И по нелепейшей напасти
   Горох советам предпочли.*

   Пётр по велению царицы
   В Россию вскоре привезён,
   И тётушкой-императрицей
   Наследником провозглашён.
   Его женили на принцессе –
   Великой, в будущем, жене,**
   Конец, возможно, Вам известен,
   Но неизвестен был стране.
   Новый учитель, Якоб Штелин,
   Учил Петра всему всерьёз,
   И, к удовольствию всех фрейлин,
   Был ликвидирован фимоз.

   Брак совершён с Екатериной,
   Затмивший свадьбы всех времён,
   Но не любуйтесь сей картиной:
   В супругу не был Пётр влюблён.
   Императрице внук был нужен
   Для восхожденья на престол,
   И компромисс был обнаружен:
   Наследник без любви пришёл.
   Царица отняла внучонка, –
   У папы новый был роман –
   И воспитанием ребёнка
   Grandmother занялась сама.

   Пётр загорелся Воронцовой,
   С царевной Понятовский жил,
   Единственно, что было новым:
   Квартет премиленько дружил.
   Царевич не любил гвардейцев,
   Голштинских выписал солдат,
   И эти преданные немцы
   Оберегали Петерштадт;
   А императорских гвардейцев,
   Любивших низвергать царей,
   Хотел Пётр выгнать с резиденций
   И выслать в армию взашей.

   Любил Пётр музыку безмерно,
   Им создан музыкальный театр,
   Руководителем примерным
   Являлся венценосный мэтр.
   Но был Пётр изгнан из Сената
   И вмиг отставлен от двора -
   За антирусские дебаты
   Чуть не лишился он пера.***
   Отставка смягчена царицей:
   Шляхетский корпус дан Петру,
   Там за науку он садится
   И чертит карты по утру.

   Был императором объявлен,
   Как только тётя умерла,****
   И на престол Руси отправлен -
   Полгода власть его текла.
   Делами сразу Пётр занялся:
   Вмиг Канцелярию убрал,
   За внешнюю торговлю взялся,
   Банк государства основал,
   Велел леса беречь безмерно –
   Богатство главное страны,
   Что сохранить сейчас, наверно,
   Нам с Вами силы не даны.

   Ткать парусное полотно в Сибири
   Всем фабрикам Пётр разрешил;
   Крестьян казнить, как мух в квартире,
   Помещикам он запретил;
   Свободу вероисповеданья
   В России царь провозгласил,
   И травлю тем старообрядцев
   По всей державе запретил.
   Дал волю полную дворянству
   И привилегии не взял,
   Вздохнуть дал русскому крестьянству,
   Но бунты строго подавлял.

   Помиловал вельмож опальных,
   Друзей голштинских пригласил,
   Но в подношениях скандальных
   Царь всё-таки замечен был:
   За герцогство и дружбу с немцем
   Пётр полстраны ему вернул,
   Войну профукал иноземцам
   И Пруссию отдать дерзнул.
   Но многие сейчас готовы
   Тот мир, конечно, оправдать -
   Генсеки в девяностых снова
   Всё немцам помогли отдать.

   Спасли, возможно, от коллапса,
   Россию подняли с колен,
   Но мы и без бутылки шнапса
   Частенько попадаем в плен:
   Не раз Германию простили,
   Крым в никуда смогли отдать,
   Ребят в Афгане хоронили…
   Всё нынче можно оправдать.
   Страна у нас весьма большая,
   Жить можем с Пруссией… и без, (с нефтью, да и без…)
   Но вот Петра я уважаю
   За то, что сберегал наш лес.

   Давайте вновь о государе
   Продолжим, граждане, рассказ,
   Что толку говорить о даре,
   Раз отдали не в первый раз.
   Итак, реформы Пётр затеял,
   И обществом поддержан был,
   Перед гвардейцами не блеял…
   За что Орлов его добил.
   Любовь гвардейца и царицы
   Низвергла прусского Петра,
   И новую императрицу
   Россия обрести смогла.

   Лишь два полка пошли за нею -
   Преображенский против был, -
   И эту страшную затею
   Народ, конечно, не забыл.
   Гвардейцам море по колено,
   Тем более что все пьяны,
   Заговорили об измене –
   Не все Петру были верны.
   За бочку пива царь был продан,
   С престола тихо низведён,
   Императрице новой отдан,
   Свой в Ропше путь закончил он.*****

   Но памятник, покрытый златом,
   Воздвигнуть возжелал Сенат,
   Жаль, не был государь солдатом
   И умер без Руси наград.
   Отверг Пётр это предложенье,
   Сказав, что золото в цене,
   И это жертвоприношенье
   Он отдаёт родной стране.
   Был этот царь у нас не модным,
   Забитым и… недолго жил,
   Но жаль, что в памяти народной
   И бюста он не заслужил.

   Без почестей был похоронен
   Пётр в Невской Лавре в первый раз,
   Но Павел Первый был не склонен
   Отца оставить в тяжкий час;
   Был в Петропавловском соборе
   Монарх вторично погребён,
   Семья соединилась в горе,
   Союз семейный был «спасён».
   Так в усыпальнице великой
   Екатерина спит с Петром,
   И пусть не кажется Вам диким,
   Что погребли их одним днём.******
   -----------------------------------------------
   Но «голь на выдумку хитра»,
   Сказал бы гражданин России,
   И сотворить вновь Лже-Петра
   У нас любой ребёнок в силе.
   При Пушкине их было пять,
   Сейчас насчитывают сорок,
   И самозванцем можно стать,
   Коль так народу царь сей дорог.
   «Петром» купец был Асланбеков
   Метёлко, Кретов, Чернышёв…
   Но самым славным человеком
   Был, несомненно, Пугачёв.*******

   * Новые воспитатели - О. Ф. Брюммер и Ф. В. Берхгольц - не отличались высокими нравственным качествами и не раз жестоко наказывали ребёнка. Наследного принца шведской короны неоднократно секли; множество раз мальчика ставили коленями на горох, причём надолго — так, что у мальчика распухали колени, и он с трудом мог передвигаться.
   ** В 1745 году Карла Петера Ульриха (Петра Фёдоровича) женили на принцессе Екатерине Алексеевне (урождённой Софии Фредерике Августе) Ангальт-Цербстской, будущей императрице Екатерине II.
   *** Фактически, Великий князь оказался в своем Ораниенбауме под негласным арестом.
   **** После смерти императрицы Елизаветы Петровны 25 декабря 1761 (5 января 1762 по новому стилю) был провозглашён императором. Правил 186 дней. Не короновался (был коронован посмертно Павлом Первым).
   ***** Низложенный император тотчас после переворота в сопровождении караула гвардейцев во главе с А. Г. Орловым был отправлен в Ропшу, находящуюся в 30 верстах от Петербурга, где через неделю погиб.
   ****** В изголовных плитах погребённых стоит одна и та же дата погребения (18 декабря 1796), отчего складывается впечатление, что Пётр III и Екатерина II прожили вместе долгие годы и умерли в один день.
   ******* Самым великим самозванцем, выдававшем себя за Петра Фёдоровича (всего этих самозванцев насчитывалось около 40 человек) был Емельян Пугачёв.

                                                                         Продолжение следует.

Рейтинг: 0 325 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Популярная поэзия
+328 + 281 = 609
+312 + 204 = 516
+258 + 194 = 452
+243 + 198 = 441
+210 + 167 = 377
+200 + 172 = 372
+206 + 158 = 364
+175 + 145 = 320
+185 + 124 = 309
+159 + 145 = 304
+168 + 122 = 290
+154 + 135 = 289
+145 + 121 = 266
+160 + 100 = 260
+139 + 116 = 255
+135 + 117 = 252
+133 + 109 = 242
+140 + 102 = 242
+128 + 107 = 235
+152 + 83 = 235
+133 + 97 = 230
Все пройдет. 22 января 2012 (чудо Света)
+135 + 91 = 226
+133 + 92 = 225
+127 + 97 = 224
+118 + 105 = 223
+128 + 95 = 223
+133 + 81 = 214
+126 + 88 = 214
+114 + 98 = 212
ВЫБОР26 июня 2015 (Елена Бурханова)
+107 + 104 = 211
+122 + 86 = 208
ЗВОНОК25 октября 2013 (Елена Бурханова)
+118 + 86 = 204
+108 + 95 = 203
+113 + 89 = 202
+110 + 91 = 201
+111 + 90 = 201
+106 + 95 = 201
+116 + 81 = 197
+107 + 87 = 194
+152 + 41 = 193
+110 + 83 = 193
+106 + 84 = 190
+110 + 79 = 189
Де жа вю4 декабря 2013 (Alexander Ivanov)
+108 + 76 = 184
+106 + 77 = 183
+107 + 75 = 182
+110 + 66 = 176
+116 + 60 = 176
+107 + 68 = 175
+146 + 18 = 164