ГлавнаяПоэзияКрупные формыПоэмы → ИСТОРИЯ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА, часть седьмая

 

ИСТОРИЯ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА, часть седьмая

17 августа 2012 - Владимир Алексеев
article70461.jpg

 

ИСТОРИЯ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА, ЧАСТЬ VII, гл. LXVII - LXIX
 
 

                                                                                                                          LXVII

         1762-1796 гг. Правление 8-ой императрицы, 16-ой царицы, Екатерины II Алексеевны (1729-1796), немецкой принцессы Софьи Фредерики Августы Анхальт-Цербстской, шестьдесят третьей правительницы Руси.

   Великая императрица
   На трон святой Руси взошла,
   Отчизна может ей гордиться:
   Царица многих превзошла.
   Петра достойной быть хотела,
   Реформы все вводила в срок,
   За армию и флот радела,
   Мужчинам преподав урок.
   Вновь государство расширяла -
   Хотя ошибки все найдут, -
   Но люди, из числа дворянства,
   век ЗОЛОТЫМ тот назовут.*
   ----------------------------------------
   Принцесса Софья Фредерика
   В немецком Штеттине росла,
   В ней не было большого шика,
   Сама до многого дошла.
   Была девчонкой шаловливой,
   Играть любила с детворой
   И поведением игривым
   Родных вводила в шок порой.
   Училась дома, петь любила,
   Немного знала языки…
   Вдруг приглашенье получила:
   Пётр испросил её руки.

   После приезда в Русь чужую
   Русский язык взялась учить -
   Воспринимала как родную
   Страну, где предстояло жить.
   Тодорский, Ланге, Ададуров –
   Вот все её учителя,
   Признаться, что Руси культуре,
   Учили девушку не зря.
   Забыла Софья лютеранство**
   И в православье перешла,
   И этим шагом в нашем царстве
   Приверженцев себе нашла.

   В шестнадцать лет Екатерина
   Была с Петром обручена,
   Но жаль, семейная картина
   Была на крах обречена.
   Царевна занялась наукой,
   Литературой и ездой,
   Охотой, танцами – от скуки,
   Любовью, а скорей – игрой.
   В 54-м сын родился:
   Младенца Павлом нарекли,
   Но с мамой он не находился –
   Его к царице унесли.

   Родился сын, семья распалась,
   Петр на любовниц перешёл,
   Екатерина не стеснялась –
   Сэр Чарлз на помощь к ней пришёл.
   Он свёл царевну с Понятовским,
   Дочь Анна – плод любви былой –
   Предлог подала к шуткам плоским,
   И выслать мать могли домой.***
   Затем сын снова – от Орлова,
   Его Алёшой назовут,
   Пожара ждали все большого –
   Царицу маленьким спасут.****

   На трон вступил Пётр Третий дурно:
   Все земли Пруссии вернул,
   Обряды отменил бравурно,
   На гвардию рукой махнул,
   Любовью не пылал к России,
   Войсками управлять не мог,
   А на Руси без правой силы
   Помочь не может даже Бог.
   Благочестивая супруга
   Решила трон российский взять
   И с помощью Орлова-друга
   Императрицей русской стать.

   Отрёкся Пётр, Екатерина
   Вступила на российский трон,
   Ей помогла её доктрина
   И верноподданных закон.
   Сентябрь 62-го года
   Счастливым для царицы стал,
   В присутствии всего народа
   В Москве её короновал.
   Наследие не стало сладким:
   Финансы все истощены,
   Торговля и закон – в упадке,
   И в армии – одни долги.

   Реформы сей императрицы
   Достойны славного Петра:
   Призвала нацию учиться,
   Полицию в стране ввела,
   Армию с флотом укрепила,
   Соединила с Русью Крым,
   В Европе мы предстали силой –
   Своеобразный третий Рим.
   Губернии образовались,
   Возникли сотни городов,
   А в них купцы обосновались,
   Мещане жили средь садов.

   Госбанк России появился,
   В ход ассигнации пошли,
   Экспорт товаров оживился –
   Полотна прибыль принесли;
   Чугун в Европу продавался,
   В цене подешевела соль,
   Но внешний займ Руси поднялся,
   Что в будущем сыграло роль.
   Профтехучилища создали,
   Открылись школы там и тут,
   И женщинам учится дали –
   Был создан Смольный институт.

   Обсерватория открылась,
   «Анатомичка» и архив,*****
   Библиотека появилась,
   И оспенный был сломлен миф.******
   Вновь развивалась медицина:
   Лечили сифилис и стресс,
   Вдовья казна пришлась по чину,
   Форпосты укрепляли вес.
   В Поволжье немцы появились,
   Кубань досталась казакам,
   Евреи многих прав добились,
   Хотя не обошлось без драм.

   Вновь было поднято дворянство,
   Всех привилегий и не счесть,
   И именитое гражданство
   Смогло поднять былую честь.
   А крепостным жилось не сладко,
   Работорговля вновь цвела,
   И древнеримские повадки
   Знать русская приобрела.
   Под власть попало духовенство,
   Крестьян изъяли у церквей,
   Дышать вольнее стало земство,
   Дела религий шли мудрей.

   Старообрядцев гнать не стали,
   Вернули всех из-за бугра,
   На Иргизе******* им место дали,
   Священник в церкви ждал с утра.
   Вновь процветало лютеранство,
   Киргизам роздан был Коран –
   Поддержано тем мусульманство, -
   И иудейству ход был дан;
   Буддизму помогла царица:
   Пост Хамбо-ламы там ввели,
   И русскую императрицу
   Спасительницей нарекли.********

   Орловым Чумной бунт подавлен,
   И за победу над чумой
   Воротами он был прославлен
   В Царском Селе за подвиг свой.
   Генералиссимус Суворов
   Бунт Пугачёвский усмирял,
   Чем повод дал для разговоров,
   Но чести тем не замарал;
   Столицу спас он от угрозы,
   От Оренбурга свёл беду,
   Конечно, были кровь и слёзы,
   Что у Руси всегда в ходу.

   Границы ширились у царства:
   На юге – Кинбурн, Азов, Керчь,
   У турок не прошло коварство –
   У Буга наши земли есть.
   Поляки Беларусь отдали,
   Отвоевала Русь Литву,
   Курляндию Москве придали,
   Победную продлив канву.
   Прилично Польша пострадала,
   Разделы трижды претерпев,
   Восстание Костюшко пало –
   Суворов укрощал сей гнев.

   На юге турок потрепали,
   Очаков взяли, Измаил,
   И Ясский мир там подписали,
   Где Крым России предан был.
   Кутузов, Ушаков, Суворов
   Здесь славу на века нашли,
   Потёмкин сбил у турок норов,
   Дела в Руси на лад пошли.
   Ираклий с просьбой обратился:
   От турок Грузию спасти,
   Но хан Каджар не согласился –
   Тбилиси смог он извести.

   Вновь Швеция на Русь напала,
   Стараясь земли возвратить,
   Но Мусин-Пушкин правил балом,
   Сумев флот шведов разгромить.
   Дав шведам несколько сражений,
   Под Выборгом пал шведский флаг,
   Опять сказался русский гений,
   И был разбит жестокий враг.
   Лишь шторм коварный всё разрушил,
   При Роченсальме нас разбив,
   Но шведам не досталось суши,
   Верельский договор скрепив.

   Мир с Пруссией был долговечен,
   Он стал основой многих стран,
   Хотя союз и не был вечен,
   Европу защитил от ран.
   А Греческий проект был скомкан:
   Вражда союзников цвела,
   Но буфер – Дакия – был соткан,
   А турок Русь сама свела.
   И в революции не веря,
   Был с Францией расторгнут круг,
   Французам в Русь закрыли двери,
   И русских возвратили вдруг.

   Великой стала Русь державой:
   Успех над Турцией скреплён,
   Крым монументом русской славы
   Был на века провозглашён;
   Речь Посполитая склонила
   Пред нами голову свою,
   Литва Руси признала силу,
   И Беларусь опять в строю.
   Для расширения границы
   На Север взор был устремлён,
   Великая императрица
   Аляску подняла на трон.

   Но как всегда все достиженья
   В себе имеют два конца,
   Век золотой и «Уложенья»
   Блестят не золотом кольца,
   Был Пугачёв, людей гоненья
   И беспредельный гнёт дворян,
   Поэтому все достиженья
   Несут громаднейший изъян.
   Но все реформы процветали,
   Шло просвещение вперёд,
   Жаль, крепостничество не пало,
   Что беспокоило народ.

   Радищев, Новиков унижен,
   Народ Бастилию берёт,
   Дворянин и купец возвышен,
   Полемика в журналах жжёт,
   Библиотека появилась,
   Основан Смольный институт
   И Эрмитаж – нам и не снилось,
   Училища студентов ждут,
   Активность поднята сословий –
   Екатерина помогла,
   И что совсем казалось новым:
   Основы общества ввела.

   Себя считала ученицей*********
   Всех дел великого Петра,
   И за Россию насмерть биться
   Велела с возгласом «УРА!».
   Исаакий чудный защищая,
   К победам Медный Всадник звал,
   Ему, невзгоды презирая,
   «Гром-камень» пьедесталом стал.
   В дань уважения к заслугам
   И наяву, а не во сне,
   На зависть недругам и слугам
   Пётр в вечность мчится на коне!

   * Период её правления часто считают золотым веком Российской империи. Императрица оказалась способной и достойной ученицей Петра I и для решения важнейших вопросов государства частенько прибегала к помощи дневников великого самодержца.
   **28 июня (9 июля) 1744 София Фредерика Августа перешла из лютеранства в православие и получила имя Екатерины Алексеевны (то же имя и отчество, что и у матери Елизаветы — Екатерины I), а на следующий день была обручена с будущим императором.
   *** В связи с незаконнорожденной дочерью Екатерину могли выслать из России или заточить в монастырь.
   ****Беременность свою Екатерина скрывала, а когда пришло время рожать, её преданный камердинер Василий Григорьевич Шкурин поджёг свой дом. Любитель подобных зрелищ Пётр с двором ушли из дворца посмотреть на пожар; в это время Екатерина благополучно родила. Так появился на свет Алексей Бобринский, которому его брат Павел I впоследствии присвоил графский титул.
   *****«Анатомичка» - в медицинской среде так обычно называют анатомический театр.
   ****** Введено обязательное оспопрививание, причём Екатерина первой сделала такую прививку. При Екатерине II борьба с эпидемиями в России стала приобретать характер государственных мероприятий, непосредственно входивших в круг обязанностей императорского Совета, Сената.
   ******* Иргиз – современная Саратовская и Самарская области.
   ******** В 1766 году бурятские ламы признали Екатерину воплощением Бодхисаттвы (спасительницы) Белой Тары за благожелательность к буддизму и гуманное правление.
   ********* В благодарность своему учителю и в дань уважения к его заслугам перед Отечеством на Сенатской площади Санкт-Петербурга по её приказу был возведён знаменитый памятник Петру I с надписью «Петру первому Екатерина вторая» на двух языках – русском и латинском («PETRO primo CATHARINA seсunda»). Таким образом, императрица подчеркнула приверженность петровским реформам.
   Для пьедестала памятника из окрестностей Лахты 26 сентября 1776 года по способу Карбури был доставлен гигантский гранитный валун «Гром-камень» весом 1400 тонн (первоначальный вес – около 2000 тонн). В честь перевозки камня была выбита памятная медаль с надписью «Дерзновению подобно». Памятник был торжественно открыт 7 августа 1782 года. Вес самого памятника – 8 тонн. Высота – более 5-ти метров. Конная статуя выполнена скульптором Этьеном-Морисом Фальконе. Голову Петра лепила ученица Фальконе, Мари-Анна Коло. Змею вылепил Фёдор Гордеев по замыслу Фальконе.
   Своё название «Медный всадник» памятник получил благодаря знаменитой одноимённой поэме А.С. Пушкина.
   В настоящее время памятник является популярным местом для молодожёнов.

                                                                                                                         LXVIII

        1796-1801гг. Правление 9-го императора всероссийского Павла I (1754-1801), 17-го царя, сына Петра III и Екатерины II, шестьдесят четвёртого правителя Руси.

   Был этот первенец желанным -
   Царица девять лет ждала,
   Чтобы осенним утром ранним
   Царевна внука родила.
   Присутствовал весь двор при родах,
   Наследник Павлом окрещён,
   Он окроплён в священных водах
   И… от maman был отстранён.
   Не знал он материнской ласки,
   Отца не видел по утрам,
   По бабушкиным жил подсказкам,
   Но жизнь учить старался сам.

   Учитель, дипломат Бехтеев,
   Муштры был духом одержим,
   А чтобы дело шло быстрее,
   Ввёл в доме уставной режим:
   Солдаты азбукой служили,
   Подъём был утром по трубе,
   Бои и марши жизнью были -
   Сказалось это на судьбе;
   Поступки Павла не забылись,
   В газете отражались дни,
   Мечты, конечно, все не сбылись,
   Забылись сказочные сны.

   Был избран новый воспитатель
   Для шестилетнего юнца –
   Граф Панин, юных душ терзатель,
   Из принца делал молодца.
   «Предметников» назначил строгих:
   Гранже, Миллико и Платон,
   Теплов был поумнее многих,
   Порошин чтил российский трон.
   Латынь знал Павел и немецкий,
   Французский был ему родным,
   Знаком с монархией был шведской,
   И чтил военный Древний Рим.

   Любил царевич строй и танцы,
   И в математике - силён,
   Но в батальоны, пушки, ранцы
   До гроба Павел был влюблён.
   Митрополитом князь обласкан,
   В законе Божьем видел толк,
   Был коврик для молитв затаскан:
   Лишь Богу доверять он мог.
   Блестящее образованье
   В России Павел получил
   И за свои труды, старанье
   В турне с супругой укатил.

   У матери-императрицы
   В любимцах Павел не ходил,
   Терпеть не мог он лести в лицах,
   Да и притворства не любил.
   Хотел дворянство ограничить
   В его бесчисленных правах,
   Закон в России возвеличить,
   Чтоб твёрдым быть в своих делах;
   И жесточайшей дисциплиной
   Дух русской армии поднять:
   Шпицрутенами и дубиной
   Ту вседозволенность унять.

   Императрица не успела
   Трон внуку милому отдать* -
   Общественность не захотела
   Уклад старинный вновь менять,
   Но Павлу смерть maman-царицы
   К престолу путь открыла вмиг,
   Хотя у нас всё измениться
   Могло под натиском интриг.
   Поэтому архив царицы
   Сожжён был сыном в тот же день,
   И все завещанные лица
   Исчезли, словно в полдень тень.

   С указов новых о престоле
   Свой путь на царстве начал он,
   И вопреки Петровской воле
   О троне новый ввёл закон:
   С сего момента царь не волен
   Наследника сам назначать,
   Был старший сын теперь доволен
   Или… хотя бы младший брат;
   И женщинам впредь трон заказан,
   Чтоб путь прикрыть временщикам,
   Ушли перевороты разом,
   Хотя… убит был Павел там.

   Решил сервизы переплавить
   И отчеканить холм монет,
   Руси финансы тем поправить,
   Но воры всё свели на нет.
   Трёхдневной барщины не вышло –
   Зачем крестьянство баловать, -
   Закон в России словно дышло:
   Из трёх дней снова стало пять.
   Толпой гвардейцы увольнялись:
   Муштры боярин не терпел,
   Суворова «склонять» боялись:
   Тот тоже палок не жалел.

   Боялся Павел революций,
   Носить «жилеты» запретил,
   И молодёжь, на всякий случай,
   Он за границу не пустил.
   Был импорт книг прикрыт «навечно»,
   Вход в типографии закрыт,
   И дома жечь огонь беспечно
   Не мог российский эрудит.
   «Отечества» не стало слова,
   Вмиг «гражданин» был отменён,
   и даже «врач», что и не ново,
   на «лекарь» срочно заменён.

   Затем и шляпы отменили,
   Был не в почёте англо-«Клуб»,
   Вальс менуэтом заменили:
   Влюблённые касались губ.
   Коляски форм не соблюдали,
   Извозчики сбивались с ног,
   В столице тех не оставляли,
   Кто соблюсти закон не смог.
   Всё это строго выполнялось,
   Аресты, ссылки шли стеной,
   Такое здесь не приживалось,
   Что предвещало смертный бой.

   Порой был Павел не логичен,
   Чужим был часто средь своих,
   Суворов был аполитичен,
   Но дрался в битвах за двоих:
   В Европе лучший полководец
   На крыльях Альпы перешёл,
   В французский угодил колодец,
   Но выход всё-таки нашёл.
   Он Сен-Готард прошёл с боями
   И Чёртов мост преодолел,
   И Паникс перейдя с богами,
   Врага оставил не у дел.

   На Англию был царь обижен,
   Идти на Индию хотел,
   Хивой за что-то был унижен,
   Но отомстить ей не успел.
   Спасла смерть Павла рать Донскую -
   Двадцать две тыщи казаков,
   А сын не пролил кровь людскую –
   Он отменил поход отцов.
   Магистром ордена был Павел -
   Мальтийцами доверен чин, -
   К несчастью, базу царь не справил,**
   Но в герб добавил крест один.

   В России зрело недовольство:
   Царь русский дух не выносил,
   Не мог терпеть и своевольства,
   Войска гвардейцев распустил.
   Узнал о заговоре вскоре –
   Мещерский Павлу доложил,
   Но с Линденером был царь в ссоре,
   И тот ему не удружил.
   Был против Павла Аракчеев,
   Хотя ему царь доверял,
   Но вот проверить всех лакеев
   Бог Павлу времени не дал.

   Холодной мартовскою ночью
   Был в спальне замка царь забит,
   Затем шарфом придушен прочным
   И табакеркою прибит;***
   Хотя никто не знает точно,
   Как принял Павел смерть свою,
   Приговорён он был заочно…
   Но я Вам сплетни говорю;
   Об этом знал, наверно, Зубов,
   Талызин, Панин, Беннингсен…
   По-русски всё свершилось, грубо,
   И шансов не было совсем.

   Но отпеванье стало честным:
   Синод Святейший не подвёл,
   Митрополит, что было лестным,
   Всё дело до конца довёл:
   Отпели, службу отслужили,
   Как государя погребли,
   Хотя не от души служили,
   Но совершили, что смогли.
   Не помнят Павла государем,
   Не стал российским он царём,
   И мы ему тепло не дарим:
   Австрийский дух стоял при нём.

   * В 1794 году императрица решила устранить своего сына от престола и передать его своему старшему внуку Александру Павловичу, но встретила противодействие со стороны высших государственных сановников. Смерть Екатерины II 6 ноября 1796 года открыла Павлу дорогу на трон.
   ** «Мальтийский проект» был не просто прихотью Павла. Замысел о основании на Мальте русской военно-морской базы был высокой, но дерзкой стратегией. На Российском гербе появилось изображение Мальтийского креста.
   *** Павел I был зверски забит и задушен офицерами в собственной спальне в ночь на 12 марта 1801 года в Михайловском замке. В заговоре участвовали Аграмаков, Н. П. Панин, вице-канцлер, Л. Л. Беннингсен, командир Изюмского легкоконного полка, П. А. Зубов (фаворит Екатерины), Пален, генерал-губернатор Петербурга, командиры гвардейских полков: Семеновского — Н. И. Депрерадович, Кавалергардского — Ф. П. Уваров, Преображенского — П. А. Талызин, а по некоторым данным — флигель-адъютант императора, граф Пётр Васильевич Голенищев-Кутузов, сразу же после переворота назначенный командиром Кавалергардского полка. По одной версии, Павел был убит Николаем Зубовым (зять Суворова, старший брат Платона Зубова), который ударил его золотой табакеркой (при дворе впоследствии имела хождение шутка: «Император скончался апоплексическим ударом табакеркой в висок»). Согласно другой версии, Павел был задушен шарфом или задавлен группой заговорщиков, которые, наваливаясь на императора и друг друга, не знали в точности, что происходит. Приняв одного из убийц за своего сына Константина, Павел закричал: «Ваше Высочество, и вы здесь? Пощадите! Воздуху, Воздуху!.. Что я вам сделал плохого?» Это были его последние слова.

                                                                                                                          LXIX

         1801-1825 гг. Правление 10-го императора всероссийского Александра I (1777-1825), 18-го царя, шестьдесят пятого правителя Руси, официального победителя в войне с Наполеоном (1812-1814 гг.).

   Красавец, бабушкин любимец,
   В честь Невского был наречён,
   Пожалуй, редкий проходимец
   Был в Александра не влюблён.
   Легарп с Руссо царя знакомил,
   С традициями - Салтыков,
   Отец к парадам подготовил
   И к строю ровному штыков,
   К любви душевной к человеку,
   К заботе о своих полках,
   К тому, что дважды в одну реку
   Войти возможно лишь в мечтах.

   В шестнадцать лет был на Луизе
   Марии Августе женат,
   Замешан не был в русском кризе,
   Но к царству не имел преград.
   Был в Гатчинских войсках при Павле,
   От гула пушек стал глухим,
   Но по пути российской травли
   Не стал идти и молодым.
   Царь обязался по закону*
   Страной отныне управлять,
   Поклявшись бабкой и иконой,
   Но… Русь не так-то просто взять.

   Он всех уволенных со службы
   Вернул за первых тридцать дней,
   Дворянам – в виде старой дружбы, -
   Восстановил права князей;
   На ввоз товаров снял запреты,
   Простил ретивых беглецов
   И, запретив, призвал к ответу
   Отделы тайные отцов;
   Был мирный договор подписан**
   С противниками многих лет,
   Но Франции закон не писан,
   У ней на всё не наш ответ.

   В том же году был коронован
   В Успенском храме у Кремля,
   Митрополитом чин дарован
   И вся российская земля.
   Прошло всё также, как и прежде:
   Платон царя короновал,
   И было ясно и невежде,
   Кто правит этот чудный бал;
   Хотя отличие имелось
   (Что на Руси мы часто ждём):
   Царица проявила смелость
   И ниц не пала пред царём.***

   Реформы начал царь с друзьями:
   Граф Строганов, граф Кочубей,
   Граф Чарторыйский думал днями
   И Новосильцев стал мудрей.
   Совет наш Непременным звался,
   Стал Государственным потом,
   Царь председателем являлся,
   Сперанский был секретарём.
   Но для издания законов
   Верховный орган учреждён –
   Сенат… которому поклоны
   Бил только преданный народ.****

   Синод Святейший тоже злился –
   Его чиновник возглавлял, -
   Там обер-прокурор резвился:
   Голицын должность исполнял.
   К тому же граф служил министром,
   Был просвещения он бог,
   Но роспись на листочке чистом
   Поставить наш народ не мог.
   Но разве в этом дело было,
   Вновь министерства вширь пошли,
   Они стране теперь служили,
   Петра коллегии ушли.

   Вновь восемь министерств возникло:
   Финансов, Иностранных дел,
   (Чтобы купечество привыкло) -
   Коммерции, Внутренних дел,
   (Военных всех не обделили) –
   Морских и Сухопутных сил,
   Юстицию чуть не забыли,
   И Просвещения дух был –
   И этот дух живёт доселе,
   Мы жаждой знаний все полны,
   И если б все читать умели,
   Кто знает, были б мы верны;

   Могли бы мы служить Отчизне,
   Коль право знали б наизусть,
   И Русь любили б больше жизни,
   Когда всё затмевала грусть.
   Кто - кроме нас - мог лечь под пушки,
   Коль неприятель у Кремля,
   Когда горели деревушки,
   И кровью харкала земля.
   Зато все доверялись слухам,
   Пока писал царь свой указ –
   Земля для многих стала пухом,
   Пока он доходил до нас.

   Зачем нам азбука и знанья,
   Коль батюшка всё сам решит:
   Кому подвластно мирозданье,
   А кто наглеет и грешит.
   Мы просто Родину любили,
   И проживали на Авось,
   Веками словно в кельях жили,
   Хотя… и видели насквозь.
   Никто не понял Русь слепую –
   Понять нас, честно, мудрено, -
   Но так любить страну родную,
   Наверно, только нам дано!

   Мы отвлеклись, друзья, от темы,
   Прошу меня за то простить,
   Но нашей внутренней дилеммы
   Нам всё равно не разрешить.
   Враги нам не простят победы,
   И супостаты вновь придут,
   А то, что сотворили деды,
   Потомки как-нибудь поймут.
   Засим продолжим нашу повесть
   О министерствах и царях,
   И всё-таки пока есть совесть
   Россия не потерпит крах.

   Преобразован план России,
   Сперанский снова на коне,
   И Думы разные вновь в силе,
   А вот губернии – на дне.
   Наш внешний долг – сто миллионов,
   Ползёт громадный дефицит,
   Правительство, как свод законов,
   Налоги повышать грозит.
   Образованье в силу входит,
   Учиться можно в приходском,
   Но как дойти всем до гимназий –
   Никто не думает о том.

   Лицей основан Царскосельский,
   Дорогу Пушкину он дал,
   Затем открыли Ришельевский,
   Элиту Нежинский набрал.*****
   Раздачу крепостных закрыли,
   О хлебопашцах был закон,
   Ссылать в Сибирь всех запретили,
   Коль маловажный был урон.
   Хотел царь крепостное право
   Собственноручно отменить,
   Но вместо этого Устава
   Лишь ссылку смог восстановить.

   Внедрить военные селенья
   Задумал русский государь,
   И Аракчеев без сомненья
   Исполнил, что задумал царь.
   От моря Чёрного до Польши
   Произрастали округа,
   Полмиллиона, даже больше,
   Решили бросить на врага.
   Но взбунтовались все крестьяне,
   Их поддержали казаки,
   Вопрос об этих поселеньях
   Народ воспринял наш в штыки.

   Бунт вспыхнул в Харькове вначале,
   Вмиг полыхнуло на Дону,
   И там, где не было печали,
   Всё превратилось вдруг в войну.
   Затем и армия восстала:
   Семёновцы подали иск,
   Но роты Головной не стало,
   И прекращён был всякий писк.
   Зачинщиков сквозь строй прогнали,
   Других сослали по полкам,
   Но прокламации читали
   В войсках столичных тут и там.

   А между тем на внешнем фронте
   Война гремела за войной,
   Но вы, друзья, меня увольте
   Решать о том, кто был герой.
   Хотел быть царь наш полководцем,
   Стал за Кутузова решать,
   Но даже до захода солнца
   Аустерлиц смог проиграть.
   Но меры приняты мгновенно,
   В России – не без дураков,
   Был Ланжерон уволен верно,
   Под суд был отдан Лошаков.

   Но Беннингсен не принял славы,
   И вновь сраженье проиграл,
   И Александр не для забавы
   Переговоры начинал.
   Со шведами повоевали –
   Багратион там был герой,
   Финляндию отвоевали
   И Англию втянули в бой.
   Тильзитский мир не стал уроком,
   Все вновь играли в поддавки,
   Но Турция нам стала роком
   До Бонапартовой руки.

   Был прерван бал у Беннингсена:
   Наполеон напал на Русь,
   По договору - то измена,
   А для политика – аншлюс.
   Но подавился враг Россией,
   Намяли мы ему бока,
   Бородино осталось в силе,
   И процветает Русь пока.
   Сдержал царь слово манифеста:
   Солдат французский был разбит,
   Россия с помощью Гефеста
   Наполеона сокрушит.

   Страна при Александре Первом
   Расширила земельный фонд,
   И шведам потрепала нервы,
   Французов победил народ,
   Финляндию завоевала,
   И Грузия вся в Русь вошла,
   И Польша русской снова стала,
   Мингрелия к нам отошла,
   Вновь Бессарабию добыли,
   До Руси Гурия дошла,
   Врага везде тогда добили,
   Звезда российская взошла.

   Нам Александр интересен,
   Он государь был не простой,
   В Европе был весьма известен,
   Хотя на трон вступил младой.
   Красавец, сдержанный политик,
   Аристократ и либерал,
   Своеобразный аналитик,
   Прекрасно роль свою играл.
   Владел свободно языками,
   Блестяще образован был,
   Умел командовать полками,
   Но славы этим не добыл.

   Наполеон звал византийцем
   И даже северным Тальма,
   А при дворе был прозван сфинксом –
   Крепка российская зима.
   Порою был меланхоличен,
   Экстравагантен в час лихой,
   Нельзя сказать, что безразличен,
   Но необычен был порой.
   Реформы – вот его стихия
   И молодых друзей союз,
   И даже в годы те лихие
   Всегда чурался брачных уз.

   Скорбел о варварстве России,
   Снять крепостничество желал,
   И пока был здоров и в силе,
   Лагарпу царь не изменял.******
   Остался в памяти народа,
   Как победитель Бонапарта,
   Хотя и матушка-природа
   Русь не оставила без фарта.
   Конечно, этим не прославим,
   Но Пушкина стихом добавим:
   «Всю жизнь свою провёл в дороге,
   Простыл и умер в Таганроге».

   * Официально вступил на престол 12 марта 1801 года после дворцового переворота.
   ** 5 (17) июня 1801 года в Петербурге была подписана русско-английская конвенция, завершившая межгосударственный кризис, а 10 мая — восстановлена русская миссия в Вене. 29 сентября (8 октября) 1801 года был подписан мирный договор с Францией, 29 сентября (11 октября) заключена секретная конвенция.
   *** 15 сентября (по старому стилю) 1801 года в Успенском соборе Москвы Александр Первый был коронован митрополитом Московским Платоном (Левшиным); было использовано то же чинопоследование коронования, что и при Павле I, но отличием было то, что императрица Елизавета Алексеевна «при короновании своём не становилась пред своим супругом на колени, а стоя приняла на свою голову корону»
   **** Сенат объявлялся верховным органом в империи, сосредотачивающим в себе высшую административную, судебную и контролирующую власть, но по своему составу он остался собранием далеко не первых сановников империи.
   ***** Были основаны привилегированные средние учебные заведения — лицеи: в 1811 году — Царскосельский, в 1817 году — Ришельевский в Одессе, в 1820 — Нежинский.
   ****** Главным воспитателем наследника стал швейцарский республиканец Федерик Сезар Лагарп. В соответствии со своими убеждениями, он проповедовал могущество разума, равенство людей, нелепость деспотизма, гнусность рабства. Влияние его на Александра I было огромно. В 1812 году император признавался: «Если бы не было Лагарпа, не было бы и Александра».

                                                                                                                                      Продолжение следует

© Copyright: Владимир Алексеев, 2012

Регистрационный номер №0070461

от 17 августа 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0070461 выдан для произведения:

 

ИСТОРИЯ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА, ЧАСТЬ VII, гл. LXVII - LXIX
 
 

                                                                                                                          LXVII

         1762-1796 гг. Правление 8-ой императрицы, 16-ой царицы, Екатерины II Алексеевны (1729-1796), немецкой принцессы Софьи Фредерики Августы Анхальт-Цербстской, шестьдесят третьей правительницы Руси.

   Великая императрица
   На трон святой Руси взошла,
   Отчизна может ей гордиться:
   Царица многих превзошла.
   Петра достойной быть хотела,
   Реформы все вводила в срок,
   За армию и флот радела,
   Мужчинам преподав урок.
   Вновь государство расширяла -
   Хотя ошибки все найдут, -
   Но люди, из числа дворянства,
   век ЗОЛОТЫМ тот назовут.*
   ----------------------------------------
   Принцесса Софья Фредерика
   В немецком Штеттине росла,
   В ней не было большого шика,
   Сама до многого дошла.
   Была девчонкой шаловливой,
   Играть любила с детворой
   И поведением игривым
   Родных вводила в шок порой.
   Училась дома, петь любила,
   Немного знала языки…
   Вдруг приглашенье получила:
   Пётр испросил её руки.

   После приезда в Русь чужую
   Русский язык взялась учить -
   Воспринимала как родную
   Страну, где предстояло жить.
   Тодорский, Ланге, Ададуров –
   Вот все её учителя,
   Признаться, что Руси культуре,
   Учили девушку не зря.
   Забыла Софья лютеранство**
   И в православье перешла,
   И этим шагом в нашем царстве
   Приверженцев себе нашла.

   В шестнадцать лет Екатерина
   Была с Петром обручена,
   Но жаль, семейная картина
   Была на крах обречена.
   Царевна занялась наукой,
   Литературой и ездой,
   Охотой, танцами – от скуки,
   Любовью, а скорей – игрой.
   В 54-м сын родился:
   Младенца Павлом нарекли,
   Но с мамой он не находился –
   Его к царице унесли.

   Родился сын, семья распалась,
   Петр на любовниц перешёл,
   Екатерина не стеснялась –
   Сэр Чарлз на помощь к ней пришёл.
   Он свёл царевну с Понятовским,
   Дочь Анна – плод любви былой –
   Предлог подала к шуткам плоским,
   И выслать мать могли домой.***
   Затем сын снова – от Орлова,
   Его Алёшой назовут,
   Пожара ждали все большого –
   Царицу маленьким спасут.****

   На трон вступил Пётр Третий дурно:
   Все земли Пруссии вернул,
   Обряды отменил бравурно,
   На гвардию рукой махнул,
   Любовью не пылал к России,
   Войсками управлять не мог,
   А на Руси без правой силы
   Помочь не может даже Бог.
   Благочестивая супруга
   Решила трон российский взять
   И с помощью Орлова-друга
   Императрицей русской стать.

   Отрёкся Пётр, Екатерина
   Вступила на российский трон,
   Ей помогла её доктрина
   И верноподданных закон.
   Сентябрь 62-го года
   Счастливым для царицы стал,
   В присутствии всего народа
   В Москве её короновал.
   Наследие не стало сладким:
   Финансы все истощены,
   Торговля и закон – в упадке,
   И в армии – одни долги.

   Реформы сей императрицы
   Достойны славного Петра:
   Призвала нацию учиться,
   Полицию в стране ввела,
   Армию с флотом укрепила,
   Соединила с Русью Крым,
   В Европе мы предстали силой –
   Своеобразный третий Рим.
   Губернии образовались,
   Возникли сотни городов,
   А в них купцы обосновались,
   Мещане жили средь садов.

   Госбанк России появился,
   В ход ассигнации пошли,
   Экспорт товаров оживился –
   Полотна прибыль принесли;
   Чугун в Европу продавался,
   В цене подешевела соль,
   Но внешний займ Руси поднялся,
   Что в будущем сыграло роль.
   Профтехучилища создали,
   Открылись школы там и тут,
   И женщинам учится дали –
   Был создан Смольный институт.

   Обсерватория открылась,
   «Анатомичка» и архив,*****
   Библиотека появилась,
   И оспенный был сломлен миф.******
   Вновь развивалась медицина:
   Лечили сифилис и стресс,
   Вдовья казна пришлась по чину,
   Форпосты укрепляли вес.
   В Поволжье немцы появились,
   Кубань досталась казакам,
   Евреи многих прав добились,
   Хотя не обошлось без драм.

   Вновь было поднято дворянство,
   Всех привилегий и не счесть,
   И именитое гражданство
   Смогло поднять былую честь.
   А крепостным жилось не сладко,
   Работорговля вновь цвела,
   И древнеримские повадки
   Знать русская приобрела.
   Под власть попало духовенство,
   Крестьян изъяли у церквей,
   Дышать вольнее стало земство,
   Дела религий шли мудрей.

   Старообрядцев гнать не стали,
   Вернули всех из-за бугра,
   На Иргизе******* им место дали,
   Священник в церкви ждал с утра.
   Вновь процветало лютеранство,
   Киргизам роздан был Коран –
   Поддержано тем мусульманство, -
   И иудейству ход был дан;
   Буддизму помогла царица:
   Пост Хамбо-ламы там ввели,
   И русскую императрицу
   Спасительницей нарекли.********

   Орловым Чумной бунт подавлен,
   И за победу над чумой
   Воротами он был прославлен
   В Царском Селе за подвиг свой.
   Генералиссимус Суворов
   Бунт Пугачёвский усмирял,
   Чем повод дал для разговоров,
   Но чести тем не замарал;
   Столицу спас он от угрозы,
   От Оренбурга свёл беду,
   Конечно, были кровь и слёзы,
   Что у Руси всегда в ходу.

   Границы ширились у царства:
   На юге – Кинбурн, Азов, Керчь,
   У турок не прошло коварство –
   У Буга наши земли есть.
   Поляки Беларусь отдали,
   Отвоевала Русь Литву,
   Курляндию Москве придали,
   Победную продлив канву.
   Прилично Польша пострадала,
   Разделы трижды претерпев,
   Восстание Костюшко пало –
   Суворов укрощал сей гнев.

   На юге турок потрепали,
   Очаков взяли, Измаил,
   И Ясский мир там подписали,
   Где Крым России предан был.
   Кутузов, Ушаков, Суворов
   Здесь славу на века нашли,
   Потёмкин сбил у турок норов,
   Дела в Руси на лад пошли.
   Ираклий с просьбой обратился:
   От турок Грузию спасти,
   Но хан Каджар не согласился –
   Тбилиси смог он извести.

   Вновь Швеция на Русь напала,
   Стараясь земли возвратить,
   Но Мусин-Пушкин правил балом,
   Сумев флот шведов разгромить.
   Дав шведам несколько сражений,
   Под Выборгом пал шведский флаг,
   Опять сказался русский гений,
   И был разбит жестокий враг.
   Лишь шторм коварный всё разрушил,
   При Роченсальме нас разбив,
   Но шведам не досталось суши,
   Верельский договор скрепив.

   Мир с Пруссией был долговечен,
   Он стал основой многих стран,
   Хотя союз и не был вечен,
   Европу защитил от ран.
   А Греческий проект был скомкан:
   Вражда союзников цвела,
   Но буфер – Дакия – был соткан,
   А турок Русь сама свела.
   И в революции не веря,
   Был с Францией расторгнут круг,
   Французам в Русь закрыли двери,
   И русских возвратили вдруг.

   Великой стала Русь державой:
   Успех над Турцией скреплён,
   Крым монументом русской славы
   Был на века провозглашён;
   Речь Посполитая склонила
   Пред нами голову свою,
   Литва Руси признала силу,
   И Беларусь опять в строю.
   Для расширения границы
   На Север взор был устремлён,
   Великая императрица
   Аляску подняла на трон.

   Но как всегда все достиженья
   В себе имеют два конца,
   Век золотой и «Уложенья»
   Блестят не золотом кольца,
   Был Пугачёв, людей гоненья
   И беспредельный гнёт дворян,
   Поэтому все достиженья
   Несут громаднейший изъян.
   Но все реформы процветали,
   Шло просвещение вперёд,
   Жаль, крепостничество не пало,
   Что беспокоило народ.

   Радищев, Новиков унижен,
   Народ Бастилию берёт,
   Дворянин и купец возвышен,
   Полемика в журналах жжёт,
   Библиотека появилась,
   Основан Смольный институт
   И Эрмитаж – нам и не снилось,
   Училища студентов ждут,
   Активность поднята сословий –
   Екатерина помогла,
   И что совсем казалось новым:
   Основы общества ввела.

   Себя считала ученицей*********
   Всех дел великого Петра,
   И за Россию насмерть биться
   Велела с возгласом «УРА!».
   Исаакий чудный защищая,
   К победам Медный Всадник звал,
   Ему, невзгоды презирая,
   «Гром-камень» пьедесталом стал.
   В дань уважения к заслугам
   И наяву, а не во сне,
   На зависть недругам и слугам
   Пётр в вечность мчится на коне!

   * Период её правления часто считают золотым веком Российской империи. Императрица оказалась способной и достойной ученицей Петра I и для решения важнейших вопросов государства частенько прибегала к помощи дневников великого самодержца.
   **28 июня (9 июля) 1744 София Фредерика Августа перешла из лютеранства в православие и получила имя Екатерины Алексеевны (то же имя и отчество, что и у матери Елизаветы — Екатерины I), а на следующий день была обручена с будущим императором.
   *** В связи с незаконнорожденной дочерью Екатерину могли выслать из России или заточить в монастырь.
   ****Беременность свою Екатерина скрывала, а когда пришло время рожать, её преданный камердинер Василий Григорьевич Шкурин поджёг свой дом. Любитель подобных зрелищ Пётр с двором ушли из дворца посмотреть на пожар; в это время Екатерина благополучно родила. Так появился на свет Алексей Бобринский, которому его брат Павел I впоследствии присвоил графский титул.
   *****«Анатомичка» - в медицинской среде так обычно называют анатомический театр.
   ****** Введено обязательное оспопрививание, причём Екатерина первой сделала такую прививку. При Екатерине II борьба с эпидемиями в России стала приобретать характер государственных мероприятий, непосредственно входивших в круг обязанностей императорского Совета, Сената.
   ******* Иргиз – современная Саратовская и Самарская области.
   ******** В 1766 году бурятские ламы признали Екатерину воплощением Бодхисаттвы (спасительницы) Белой Тары за благожелательность к буддизму и гуманное правление.
   ********* В благодарность своему учителю и в дань уважения к его заслугам перед Отечеством на Сенатской площади Санкт-Петербурга по её приказу был возведён знаменитый памятник Петру I с надписью «Петру первому Екатерина вторая» на двух языках – русском и латинском («PETRO primo CATHARINA seсunda»). Таким образом, императрица подчеркнула приверженность петровским реформам.
   Для пьедестала памятника из окрестностей Лахты 26 сентября 1776 года по способу Карбури был доставлен гигантский гранитный валун «Гром-камень» весом 1400 тонн (первоначальный вес – около 2000 тонн). В честь перевозки камня была выбита памятная медаль с надписью «Дерзновению подобно». Памятник был торжественно открыт 7 августа 1782 года. Вес самого памятника – 8 тонн. Высота – более 5-ти метров. Конная статуя выполнена скульптором Этьеном-Морисом Фальконе. Голову Петра лепила ученица Фальконе, Мари-Анна Коло. Змею вылепил Фёдор Гордеев по замыслу Фальконе.
   Своё название «Медный всадник» памятник получил благодаря знаменитой одноимённой поэме А.С. Пушкина.
   В настоящее время памятник является популярным местом для молодожёнов.

                                                                                                                         LXVIII

        1796-1801гг. Правление 9-го императора всероссийского Павла I (1754-1801), 17-го царя, сына Петра III и Екатерины II, шестьдесят четвёртого правителя Руси.

   Был этот первенец желанным -
   Царица девять лет ждала,
   Чтобы осенним утром ранним
   Царевна внука родила.
   Присутствовал весь двор при родах,
   Наследник Павлом окрещён,
   Он окроплён в священных водах
   И… от maman был отстранён.
   Не знал он материнской ласки,
   Отца не видел по утрам,
   По бабушкиным жил подсказкам,
   Но жизнь учить старался сам.

   Учитель, дипломат Бехтеев,
   Муштры был духом одержим,
   А чтобы дело шло быстрее,
   Ввёл в доме уставной режим:
   Солдаты азбукой служили,
   Подъём был утром по трубе,
   Бои и марши жизнью были -
   Сказалось это на судьбе;
   Поступки Павла не забылись,
   В газете отражались дни,
   Мечты, конечно, все не сбылись,
   Забылись сказочные сны.

   Был избран новый воспитатель
   Для шестилетнего юнца –
   Граф Панин, юных душ терзатель,
   Из принца делал молодца.
   «Предметников» назначил строгих:
   Гранже, Миллико и Платон,
   Теплов был поумнее многих,
   Порошин чтил российский трон.
   Латынь знал Павел и немецкий,
   Французский был ему родным,
   Знаком с монархией был шведской,
   И чтил военный Древний Рим.

   Любил царевич строй и танцы,
   И в математике - силён,
   Но в батальоны, пушки, ранцы
   До гроба Павел был влюблён.
   Митрополитом князь обласкан,
   В законе Божьем видел толк,
   Был коврик для молитв затаскан:
   Лишь Богу доверять он мог.
   Блестящее образованье
   В России Павел получил
   И за свои труды, старанье
   В турне с супругой укатил.

   У матери-императрицы
   В любимцах Павел не ходил,
   Терпеть не мог он лести в лицах,
   Да и притворства не любил.
   Хотел дворянство ограничить
   В его бесчисленных правах,
   Закон в России возвеличить,
   Чтоб твёрдым быть в своих делах;
   И жесточайшей дисциплиной
   Дух русской армии поднять:
   Шпицрутенами и дубиной
   Ту вседозволенность унять.

   Императрица не успела
   Трон внуку милому отдать* -
   Общественность не захотела
   Уклад старинный вновь менять,
   Но Павлу смерть maman-царицы
   К престолу путь открыла вмиг,
   Хотя у нас всё измениться
   Могло под натиском интриг.
   Поэтому архив царицы
   Сожжён был сыном в тот же день,
   И все завещанные лица
   Исчезли, словно в полдень тень.

   С указов новых о престоле
   Свой путь на царстве начал он,
   И вопреки Петровской воле
   О троне новый ввёл закон:
   С сего момента царь не волен
   Наследника сам назначать,
   Был старший сын теперь доволен
   Или… хотя бы младший брат;
   И женщинам впредь трон заказан,
   Чтоб путь прикрыть временщикам,
   Ушли перевороты разом,
   Хотя… убит был Павел там.

   Решил сервизы переплавить
   И отчеканить холм монет,
   Руси финансы тем поправить,
   Но воры всё свели на нет.
   Трёхдневной барщины не вышло –
   Зачем крестьянство баловать, -
   Закон в России словно дышло:
   Из трёх дней снова стало пять.
   Толпой гвардейцы увольнялись:
   Муштры боярин не терпел,
   Суворова «склонять» боялись:
   Тот тоже палок не жалел.

   Боялся Павел революций,
   Носить «жилеты» запретил,
   И молодёжь, на всякий случай,
   Он за границу не пустил.
   Был импорт книг прикрыт «навечно»,
   Вход в типографии закрыт,
   И дома жечь огонь беспечно
   Не мог российский эрудит.
   «Отечества» не стало слова,
   Вмиг «гражданин» был отменён,
   и даже «врач», что и не ново,
   на «лекарь» срочно заменён.

   Затем и шляпы отменили,
   Был не в почёте англо-«Клуб»,
   Вальс менуэтом заменили:
   Влюблённые касались губ.
   Коляски форм не соблюдали,
   Извозчики сбивались с ног,
   В столице тех не оставляли,
   Кто соблюсти закон не смог.
   Всё это строго выполнялось,
   Аресты, ссылки шли стеной,
   Такое здесь не приживалось,
   Что предвещало смертный бой.

   Порой был Павел не логичен,
   Чужим был часто средь своих,
   Суворов был аполитичен,
   Но дрался в битвах за двоих:
   В Европе лучший полководец
   На крыльях Альпы перешёл,
   В французский угодил колодец,
   Но выход всё-таки нашёл.
   Он Сен-Готард прошёл с боями
   И Чёртов мост преодолел,
   И Паникс перейдя с богами,
   Врага оставил не у дел.

   На Англию был царь обижен,
   Идти на Индию хотел,
   Хивой за что-то был унижен,
   Но отомстить ей не успел.
   Спасла смерть Павла рать Донскую -
   Двадцать две тыщи казаков,
   А сын не пролил кровь людскую –
   Он отменил поход отцов.
   Магистром ордена был Павел -
   Мальтийцами доверен чин, -
   К несчастью, базу царь не справил,**
   Но в герб добавил крест один.

   В России зрело недовольство:
   Царь русский дух не выносил,
   Не мог терпеть и своевольства,
   Войска гвардейцев распустил.
   Узнал о заговоре вскоре –
   Мещерский Павлу доложил,
   Но с Линденером был царь в ссоре,
   И тот ему не удружил.
   Был против Павла Аракчеев,
   Хотя ему царь доверял,
   Но вот проверить всех лакеев
   Бог Павлу времени не дал.

   Холодной мартовскою ночью
   Был в спальне замка царь забит,
   Затем шарфом придушен прочным
   И табакеркою прибит;***
   Хотя никто не знает точно,
   Как принял Павел смерть свою,
   Приговорён он был заочно…
   Но я Вам сплетни говорю;
   Об этом знал, наверно, Зубов,
   Талызин, Панин, Беннингсен…
   По-русски всё свершилось, грубо,
   И шансов не было совсем.

   Но отпеванье стало честным:
   Синод Святейший не подвёл,
   Митрополит, что было лестным,
   Всё дело до конца довёл:
   Отпели, службу отслужили,
   Как государя погребли,
   Хотя не от души служили,
   Но совершили, что смогли.
   Не помнят Павла государем,
   Не стал российским он царём,
   И мы ему тепло не дарим:
   Австрийский дух стоял при нём.

   * В 1794 году императрица решила устранить своего сына от престола и передать его своему старшему внуку Александру Павловичу, но встретила противодействие со стороны высших государственных сановников. Смерть Екатерины II 6 ноября 1796 года открыла Павлу дорогу на трон.
   ** «Мальтийский проект» был не просто прихотью Павла. Замысел о основании на Мальте русской военно-морской базы был высокой, но дерзкой стратегией. На Российском гербе появилось изображение Мальтийского креста.
   *** Павел I был зверски забит и задушен офицерами в собственной спальне в ночь на 12 марта 1801 года в Михайловском замке. В заговоре участвовали Аграмаков, Н. П. Панин, вице-канцлер, Л. Л. Беннингсен, командир Изюмского легкоконного полка, П. А. Зубов (фаворит Екатерины), Пален, генерал-губернатор Петербурга, командиры гвардейских полков: Семеновского — Н. И. Депрерадович, Кавалергардского — Ф. П. Уваров, Преображенского — П. А. Талызин, а по некоторым данным — флигель-адъютант императора, граф Пётр Васильевич Голенищев-Кутузов, сразу же после переворота назначенный командиром Кавалергардского полка. По одной версии, Павел был убит Николаем Зубовым (зять Суворова, старший брат Платона Зубова), который ударил его золотой табакеркой (при дворе впоследствии имела хождение шутка: «Император скончался апоплексическим ударом табакеркой в висок»). Согласно другой версии, Павел был задушен шарфом или задавлен группой заговорщиков, которые, наваливаясь на императора и друг друга, не знали в точности, что происходит. Приняв одного из убийц за своего сына Константина, Павел закричал: «Ваше Высочество, и вы здесь? Пощадите! Воздуху, Воздуху!.. Что я вам сделал плохого?» Это были его последние слова.

                                                                                                                          LXIX

         1801-1825 гг. Правление 10-го императора всероссийского Александра I (1777-1825), 18-го царя, шестьдесят пятого правителя Руси, официального победителя в войне с Наполеоном (1812-1814 гг.).

   Красавец, бабушкин любимец,
   В честь Невского был наречён,
   Пожалуй, редкий проходимец
   Был в Александра не влюблён.
   Легарп с Руссо царя знакомил,
   С традициями - Салтыков,
   Отец к парадам подготовил
   И к строю ровному штыков,
   К любви душевной к человеку,
   К заботе о своих полках,
   К тому, что дважды в одну реку
   Войти возможно лишь в мечтах.

   В шестнадцать лет был на Луизе
   Марии Августе женат,
   Замешан не был в русском кризе,
   Но к царству не имел преград.
   Был в Гатчинских войсках при Павле,
   От гула пушек стал глухим,
   Но по пути российской травли
   Не стал идти и молодым.
   Царь обязался по закону*
   Страной отныне управлять,
   Поклявшись бабкой и иконой,
   Но… Русь не так-то просто взять.

   Он всех уволенных со службы
   Вернул за первых тридцать дней,
   Дворянам – в виде старой дружбы, -
   Восстановил права князей;
   На ввоз товаров снял запреты,
   Простил ретивых беглецов
   И, запретив, призвал к ответу
   Отделы тайные отцов;
   Был мирный договор подписан**
   С противниками многих лет,
   Но Франции закон не писан,
   У ней на всё не наш ответ.

   В том же году был коронован
   В Успенском храме у Кремля,
   Митрополитом чин дарован
   И вся российская земля.
   Прошло всё также, как и прежде:
   Платон царя короновал,
   И было ясно и невежде,
   Кто правит этот чудный бал;
   Хотя отличие имелось
   (Что на Руси мы часто ждём):
   Царица проявила смелость
   И ниц не пала пред царём.***

   Реформы начал царь с друзьями:
   Граф Строганов, граф Кочубей,
   Граф Чарторыйский думал днями
   И Новосильцев стал мудрей.
   Совет наш Непременным звался,
   Стал Государственным потом,
   Царь председателем являлся,
   Сперанский был секретарём.
   Но для издания законов
   Верховный орган учреждён –
   Сенат… которому поклоны
   Бил только преданный народ.****

   Синод Святейший тоже злился –
   Его чиновник возглавлял, -
   Там обер-прокурор резвился:
   Голицын должность исполнял.
   К тому же граф служил министром,
   Был просвещения он бог,
   Но роспись на листочке чистом
   Поставить наш народ не мог.
   Но разве в этом дело было,
   Вновь министерства вширь пошли,
   Они стране теперь служили,
   Петра коллегии ушли.

   Вновь восемь министерств возникло:
   Финансов, Иностранных дел,
   (Чтобы купечество привыкло) -
   Коммерции, Внутренних дел,
   (Военных всех не обделили) –
   Морских и Сухопутных сил,
   Юстицию чуть не забыли,
   И Просвещения дух был –
   И этот дух живёт доселе,
   Мы жаждой знаний все полны,
   И если б все читать умели,
   Кто знает, были б мы верны;

   Могли бы мы служить Отчизне,
   Коль право знали б наизусть,
   И Русь любили б больше жизни,
   Когда всё затмевала грусть.
   Кто - кроме нас - мог лечь под пушки,
   Коль неприятель у Кремля,
   Когда горели деревушки,
   И кровью харкала земля.
   Зато все доверялись слухам,
   Пока писал царь свой указ –
   Земля для многих стала пухом,
   Пока он доходил до нас.

   Зачем нам азбука и знанья,
   Коль батюшка всё сам решит:
   Кому подвластно мирозданье,
   А кто наглеет и грешит.
   Мы просто Родину любили,
   И проживали на Авось,
   Веками словно в кельях жили,
   Хотя… и видели насквозь.
   Никто не понял Русь слепую –
   Понять нас, честно, мудрено, -
   Но так любить страну родную,
   Наверно, только нам дано!

   Мы отвлеклись, друзья, от темы,
   Прошу меня за то простить,
   Но нашей внутренней дилеммы
   Нам всё равно не разрешить.
   Враги нам не простят победы,
   И супостаты вновь придут,
   А то, что сотворили деды,
   Потомки как-нибудь поймут.
   Засим продолжим нашу повесть
   О министерствах и царях,
   И всё-таки пока есть совесть
   Россия не потерпит крах.

   Преобразован план России,
   Сперанский снова на коне,
   И Думы разные вновь в силе,
   А вот губернии – на дне.
   Наш внешний долг – сто миллионов,
   Ползёт громадный дефицит,
   Правительство, как свод законов,
   Налоги повышать грозит.
   Образованье в силу входит,
   Учиться можно в приходском,
   Но как дойти всем до гимназий –
   Никто не думает о том.

   Лицей основан Царскосельский,
   Дорогу Пушкину он дал,
   Затем открыли Ришельевский,
   Элиту Нежинский набрал.*****
   Раздачу крепостных закрыли,
   О хлебопашцах был закон,
   Ссылать в Сибирь всех запретили,
   Коль маловажный был урон.
   Хотел царь крепостное право
   Собственноручно отменить,
   Но вместо этого Устава
   Лишь ссылку смог восстановить.

   Внедрить военные селенья
   Задумал русский государь,
   И Аракчеев без сомненья
   Исполнил, что задумал царь.
   От моря Чёрного до Польши
   Произрастали округа,
   Полмиллиона, даже больше,
   Решили бросить на врага.
   Но взбунтовались все крестьяне,
   Их поддержали казаки,
   Вопрос об этих поселеньях
   Народ воспринял наш в штыки.

   Бунт вспыхнул в Харькове вначале,
   Вмиг полыхнуло на Дону,
   И там, где не было печали,
   Всё превратилось вдруг в войну.
   Затем и армия восстала:
   Семёновцы подали иск,
   Но роты Головной не стало,
   И прекращён был всякий писк.
   Зачинщиков сквозь строй прогнали,
   Других сослали по полкам,
   Но прокламации читали
   В войсках столичных тут и там.

   А между тем на внешнем фронте
   Война гремела за войной,
   Но вы, друзья, меня увольте
   Решать о том, кто был герой.
   Хотел быть царь наш полководцем,
   Стал за Кутузова решать,
   Но даже до захода солнца
   Аустерлиц смог проиграть.
   Но меры приняты мгновенно,
   В России – не без дураков,
   Был Ланжерон уволен верно,
   Под суд был отдан Лошаков.

   Но Беннингсен не принял славы,
   И вновь сраженье проиграл,
   И Александр не для забавы
   Переговоры начинал.
   Со шведами повоевали –
   Багратион там был герой,
   Финляндию отвоевали
   И Англию втянули в бой.
   Тильзитский мир не стал уроком,
   Все вновь играли в поддавки,
   Но Турция нам стала роком
   До Бонапартовой руки.

   Был прерван бал у Беннингсена:
   Наполеон напал на Русь,
   По договору - то измена,
   А для политика – аншлюс.
   Но подавился враг Россией,
   Намяли мы ему бока,
   Бородино осталось в силе,
   И процветает Русь пока.
   Сдержал царь слово манифеста:
   Солдат французский был разбит,
   Россия с помощью Гефеста
   Наполеона сокрушит.

   Страна при Александре Первом
   Расширила земельный фонд,
   И шведам потрепала нервы,
   Французов победил народ,
   Финляндию завоевала,
   И Грузия вся в Русь вошла,
   И Польша русской снова стала,
   Мингрелия к нам отошла,
   Вновь Бессарабию добыли,
   До Руси Гурия дошла,
   Врага везде тогда добили,
   Звезда российская взошла.

   Нам Александр интересен,
   Он государь был не простой,
   В Европе был весьма известен,
   Хотя на трон вступил младой.
   Красавец, сдержанный политик,
   Аристократ и либерал,
   Своеобразный аналитик,
   Прекрасно роль свою играл.
   Владел свободно языками,
   Блестяще образован был,
   Умел командовать полками,
   Но славы этим не добыл.

   Наполеон звал византийцем
   И даже северным Тальма,
   А при дворе был прозван сфинксом –
   Крепка российская зима.
   Порою был меланхоличен,
   Экстравагантен в час лихой,
   Нельзя сказать, что безразличен,
   Но необычен был порой.
   Реформы – вот его стихия
   И молодых друзей союз,
   И даже в годы те лихие
   Всегда чурался брачных уз.

   Скорбел о варварстве России,
   Снять крепостничество желал,
   И пока был здоров и в силе,
   Лагарпу царь не изменял.******
   Остался в памяти народа,
   Как победитель Бонапарта,
   Хотя и матушка-природа
   Русь не оставила без фарта.
   Конечно, этим не прославим,
   Но Пушкина стихом добавим:
   «Всю жизнь свою провёл в дороге,
   Простыл и умер в Таганроге».

   * Официально вступил на престол 12 марта 1801 года после дворцового переворота.
   ** 5 (17) июня 1801 года в Петербурге была подписана русско-английская конвенция, завершившая межгосударственный кризис, а 10 мая — восстановлена русская миссия в Вене. 29 сентября (8 октября) 1801 года был подписан мирный договор с Францией, 29 сентября (11 октября) заключена секретная конвенция.
   *** 15 сентября (по старому стилю) 1801 года в Успенском соборе Москвы Александр Первый был коронован митрополитом Московским Платоном (Левшиным); было использовано то же чинопоследование коронования, что и при Павле I, но отличием было то, что императрица Елизавета Алексеевна «при короновании своём не становилась пред своим супругом на колени, а стоя приняла на свою голову корону»
   **** Сенат объявлялся верховным органом в империи, сосредотачивающим в себе высшую административную, судебную и контролирующую власть, но по своему составу он остался собранием далеко не первых сановников империи.
   ***** Были основаны привилегированные средние учебные заведения — лицеи: в 1811 году — Царскосельский, в 1817 году — Ришельевский в Одессе, в 1820 — Нежинский.
   ****** Главным воспитателем наследника стал швейцарский республиканец Федерик Сезар Лагарп. В соответствии со своими убеждениями, он проповедовал могущество разума, равенство людей, нелепость деспотизма, гнусность рабства. Влияние его на Александра I было огромно. В 1812 году император признавался: «Если бы не было Лагарпа, не было бы и Александра».

                                                                                                                                      Продолжение следует

Рейтинг: 0 634 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Популярная поэзия
+328 + 281 = 609
+312 + 204 = 516
+259 + 194 = 453
+243 + 198 = 441
+211 + 167 = 378
+201 + 173 = 374
+206 + 158 = 364
+175 + 145 = 320
+185 + 124 = 309
+159 + 145 = 304
+168 + 122 = 290
+154 + 135 = 289
+145 + 121 = 266
+160 + 100 = 260
+139 + 116 = 255
+135 + 117 = 252
+133 + 109 = 242
+140 + 102 = 242
+129 + 107 = 236
+152 + 83 = 235
+133 + 97 = 230
Все пройдет. 22 января 2012 (чудо Света)
+135 + 91 = 226
+133 + 92 = 225
+127 + 97 = 224
+118 + 105 = 223
+128 + 95 = 223
+133 + 81 = 214
+126 + 88 = 214
+114 + 98 = 212
ВЫБОР26 июня 2015 (Елена Бурханова)
+107 + 104 = 211
+122 + 86 = 208
ЗВОНОК25 октября 2013 (Елена Бурханова)
+118 + 86 = 204
+108 + 95 = 203
+113 + 89 = 202
+110 + 91 = 201
+111 + 90 = 201
+106 + 95 = 201
+116 + 81 = 197
+107 + 87 = 194
+152 + 41 = 193
+110 + 83 = 193
+106 + 84 = 190
+110 + 79 = 189
Де жа вю4 декабря 2013 (Alexander Ivanov)
+107 + 78 = 185
+108 + 76 = 184
+107 + 75 = 182
+110 + 66 = 176
+107 + 69 = 176
+116 + 60 = 176
+146 + 18 = 164