И род на род восстал…

25 июня 2014 - Геннадий Инюшин

И род на род восстал…

                          1
Пришла    беда.
Боль  расплескалась,                         
слова

                  глотая.
Неясность.
Тишина.
Лишь нить
                      прямая.
Снежинка
падает
             не тая.
Тропинка
               горестью кривая,
к себе в обратное  зовёт….
Но сделать
ничего
        нельзя.
Табу.
Запрет.
Судьба
            такая!



Терпели
                долго.
Как могли!
Но больше
силы
           нет.
Обиды
одна
        к
            одной
все
на сердце
                копились -
и вот!
Дождь
ярости
             прошёл,
и реки
восстанием
                    пролились!
Поля,
          луга -
всю
       землю
кровь
            орошая.
Теперь она
для них
               чужая.



Тут
       час
                настал!
И род
      на  род
                  восстал...

                        2

Встал.
Руки
         заломил.
Рот
        искривился.
Крик
           надломился.
Он рухнул -
ожиданьем,
видно,
             истомился.
И пот
на землю
горестью
                  пролился,
когда дома
                  пылали,
и
вдовы
над
       детьми рыдали…..

От муки
и

страданий,

и

беспрерывных

                        ожиданий:

Он

стал
           Гонцом

в  Неведомо - Куда.

 

Он понял смысл

и

ощутил призванье

и

получил заданье:

Весть

          привести

в Неведомо-Куда.

Гонец

к реке спустился.

Мгновенье -
как стрела
                  помчался
сообщить:
что
       час
                настал!
И род
      на  род
                  восстал...



          
                 3



Гонец
               спешил.
В спине  —
                       стрела.
Река  змеею
                         извивалась
и стерегла
                 его слова,
которые
                  несли уста:
 и род
      на род
                   восстал...

Там
ниже по реке
никто
          не знал,
и род
      на род
                   восстал...

Он
понимал,
что
больше
              так нельзя,                  
а как
          иначе?
Он
      не знал.      

 

Он сердцем

известью

             доверял,

что там
             вначале 
реки-змеи
 и род
       на  род
                       восстал,
крича
в лицо
другому:
ты
     виноват
во
      всём,
что
здесь
           случится…
И
ужас
        мчится,
как бусы,
слова
           перебирая:
судьба
твоя
          такая,
ведь

       час
                настал!
И род
      на  род
                  восстал...




    4


Бояре
и
менялы
засели
           в теремах,
конца волнений
ожидая,
не понимая,
что
народ
          устал.
Восстал.
И
нет
ему удержу!
И
нет
надежды:
что всё
               затихнет
и тихо
в прошлое
сползёт.


Народ
            устал….

Его терпению
пришёл
             конец
и он
на голову
надел
               венец:
страданий
для
          всех
и
для
       всего.


На   род
 в   беспамятстве
основы жизни
рвал.
Он ничего
не
        понимал.
И,
как молитву,
                     повторял:
Помилуй!
и
Прости!
И
Будь,
что
      будет.
Былое
не вернуть!
Всё
    началось:
вино
на скатерть
                     пролилось
   
и меч
            раздора
между
           родами
                        лёг:
моё   -
            твоё.
Кто между ними
межу
проложит?


На род
            спешил
и
в торопливости
своей  —
всё
     растерял
                     на глади вод.
И вот —
             волна взметнулась—
Гонца
           не стало.


Пламя
            вражды
всё
      возрастало.

Гонца
           не стало.

Тут
Ворон объявил:
— Пора настала,
сказать
              как
дело
              было….
ведь

       час
                настал!
И род
      на  род
                  восстал...


                      5
В развилке
повторения
                    времён
всё
ожиданьем
                     стыло
и
                         ныло
сердце,
предвещая
                    бурю…


Касаньем
время
             повторилось,
с  конца
                начавшись
и
кончившись
                        в  начале.
Всё
как всегда:
Менялы,
Чёрту продавши
                              душу,
меняют
жизнь
на крохи бытия,
всё
отнимая
и
кровь
несут
Боярам
               на поклон.
А
склон
всё
     круче,
и
лучше –
это прекратить,
что б жизнь
начать сначала.
Гром
ярости
народной,
как
голос  Бога,
в небе синем
прозвучал.

Все
вдруг
             застыли.
Замолчали….

И
в яркости 
                небес
глазам,
не
веря
          увидали:
Он
       на коне
                     сидел.
С усмешкой
                         на врагов
                                          смотрел.
Судьбы не испытав,
                                 лобзанья смерти
                                                       не боялся.
Навстречу ветер,
                            стрелою
                                         мчался,
и
края тишины
                        сомнением
                                     касался.
А
в
    вышине
                          орёл,
один,
 как
            Он!

Как
          Он -
один…

Ведь рядом

                     никого.

                      
И колыхнулся
весь
       на род  -             
ведь час
                настал!
И род
      на  род
                  восстал...


6

И род смеялся.

Он потешался

который раз

от век

          в век.

Но слаб

соблазном человек.

 

И горько 
             усмехнувшись,
Он
по кручине
памяти
один
впотьмах
                 побрёл.
И там
               нашёл
к чему
             так
                    долго
                      шёл:
плененный
                         красотой:
Люблю,— сказал.
Но время
                  грозно
                              и
                                тревожно
здесь
нужно
           осторожно
слова
без
       смысла
выбирать,
и
            где-то,
пришедший
                    невесть откуда,
оратор,
стал
       призывать,
неведомо
                на что,
мечтал

когда-то

И род
на род
         поднять….

И стала
Птица - Вещая
с
   себя
           слова
                   срывать
и
    их
в огонь
ненависти
                 бросать.
И полыхнуло
                         пламя,
всё на пути
своём
              сжигая.
Пути
в неведомо
                     куда
кому
         идти….

 

Тут
       час
                настал!
И род
      на  род
                  восстал...




                           7
Тоска -
                преддверие
                                      сомненья,
что ожиданье
              радость
                           принесёт…

Но кто

и от чего

в этой кутерьме

себя

        спасёт?

 

 

Настало время,
                         час пробил!
Кувшин поднявши,
Он
глоток  судьбы
                              испил.
Не веря в чудеса,
                             поверил
                                            ей….
И стало
          на душе
                 предчувствием
                                          светлей.
Но кто
узнает,
                отгадает:
как
на
      сердце
                    карта -
Алой
       Меткой
               ляжет…
Кто
об этом
потом,
               расскажет?
                        
Металась
скука
            по    углам:
то
здесь,
то
там.

Что делать  нам?
Змеёю
              скука
                              извивалась.
Она
       огнём
                   себя касалась
и
ручейком
стекла,
указывая
                  Смерть.


 

Фаланга
                ужасом
                          качнулась
и  стала
              пустотой
                             редеть.
Остатки
воев
                   продолжали
песнь
               пораженья
петь.
Петь!
Петь                     
и
не
допеть
и
только
оставалось
им,
застывши
местью
озвереть,
ведь час
                настал!
И род
      на  род
                  восстал...




                                   10
Круты
склоны
                  гор.
Ох,
как   круты!


Красавица
                стояла
                                 и
                                      смотрела,
не видя
в  зеркале
                   себя,
Истомою
измены
               млела
и
Метка
              Алая
на
сердце
заалела….

А за окном
обиды
           тьма
и пробирается
она
от сердца
                к сердцу.
Хлоп!
И закрылась
                        дверца.

И
       месть
как
        весть
весеннею
                грозою
в крышу
               застучала,
напоминая,
что
       час
                настал!
И род
      на  род
                  восстал...


                                   11

Круты
склоны
              гор.
Ох,
как   круты!




Вдруг!
                Круг!
Щит…
Удар…

И
серебром
                    закапал
Иудин
              дар,
шипеньем
слов
     по миру
                  разливаясь,
Красавицы
предательством
                           касаясь,
не
    каясь
и постоянно
в этом
            бренном   мире
повторяясь:
не
на плаху
               шла.
На
постель
               легла.
Не
могила
              жгла,
а
истома.
И
казалось,
                  губ касанье,
было
            ей
             уже знакомо -
но
     во поле
                   Он,
а
      не
            дома...
Страсть
              цветёт.
Глаза
           закрыты.

Ведь
сердца  в бою
поцелую стрел
всегда
          открыты.



Круты
склоны
                  гор.
Ох,
как   круты!



Тут
касания
и
лобзания
всё
               быстрее,
но
Иудин
грех
            тяжелее….
На душе
тоской
            веселее,
ведь
      во тьме
ночей.
Тут
       час
                настал!
И род
      на  род
                  восстал...





                              12


Свирепенилась
                             на войне
                                                война.
Затуманилась
                        у меча
                                      мечта.
Поднимая щит,
                        укрывал её.
Обнажая грудь,
                             обнимал её,
но дымился
                        снег
                                на спине
                                              его…..


Хохотала
                     Смерть,
                                прибочинившись,
говорила так,
                          приосанившись:
— Не жалей себя,
                              полюби меня,
Не возьму тебя,
                            в края дальние….

Отдохнёшь навек
во сне
              сладостном.




И
как лев,
сражался Он
в латах
               ярости,

не согнул спины
                              от усталости,
в сыру
           землю лёг
                             без ненависти.
И
затихла
               боль.
                     Успокоилась.
Для него
вот
       здесь
жизнь
             закончилась!

Тут
       час
                настал!
И род
      на  род
                  восстал...

                  13

Тут
закрылись
                     ставеньки.
Свет
               погас.
Закружился ветер:
— Не дождалась
                                 нас,
не дождалась
                              нас…..
А она с врагом 
                             обнимается,
и, забыв
              про всё,
с ним
                ласкается.
И её
          вина
на лице      
           видна,
                  но
дождём
               она
размывается.

Только
Ночь во тьме
сердцем
            мается
и
о нём
одна
         сокрушается,
причитая
вслух
горько
              горестно:
- Ах,
измена
            в круг
ты
      измена…
А  Красавица
в ответ,
           насмехается:
- Для меня
                         измена
только
             смена
обстоятельств…

            

Тишиной
всё
        разукрасится
и
прошедшим
всё
вмиг
       окрасится.
Ведь
Иуда
встал
и
пошёл
к
Христу
обнимать
его,
целовать
его….

Тут
       час
                настал!
И род
      на  род
                  восстал...

                     

                            14

Дождь
               стучал,
                          стучал.
Опечалился.
                      Приустал.
Утих
              и
                       отчаялся.



День прошёл –
век
        отмучился.
Позабылось
всё,
       постиралось,
а потомкам
то
     досталось,
с чего
всё
тогда,
          начиналось:

наяву
как
         встарь:
всё
      сбывалось
и
как сон
              повторялось,
где
Бояре
и
Менялы
на крови
             наживались,
ведь

 дни раздора
                    приближались…
От

      века

в

     век

 

 

Тут
       час
                настал!
И род
      на  род
                  восстал...



И того
           всего -
будто
            не было!
Поросло
            травой,
травой
             небылью.
И
Герои
            спят -
сны их
               радостны,
а
красавицы
живут
в ночах
              сладостных.
Всё
течёт,
           течёт
не
        меняется.
      

Всё
виной
веков
          повторяется.
Запоёт
            Сова,
жизнь
            сломается,
а слова
              звенят,
завиваются:
вот
и час
       настал,
и
во тьме 
            веков
И род
     на   род
                 восстал ……..

© Copyright: Геннадий Инюшин, 2014

Регистрационный номер №0223212

от 25 июня 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0223212 выдан для произведения:

И род на род восстал…

                          1
Пришла    беда.
Боль  расплескалась,                         
слова

                  глотая.
Неясность.
Тишина.
Лишь нить
                      прямая.
Снежинка
падает
             не тая.
Тропинка
               горестью кривая,
к себе в обратное  зовёт….
Но сделать
ничего
        нельзя.
Табу.
Запрет.
Судьба
            такая!



Терпели
                долго.
Как могли!
Но больше
силы
           нет.
Обиды
одна
        к
            одной
все
на сердце
                копились -
и вот!
Дождь
ярости
             прошёл,
и реки
восстанием
                    пролились!
Поля,
          луга -
всю
       землю
кровь
            орошая.
Теперь она
для них
               чужая.



Тут
       час
                настал!
И род
      на  род
                  восстал...

                        2

Встал.
Руки
         заломил.
Рот
        искривился.
Крик
           надломился.
Он рухнул -
ожиданьем,
видно,
             истомился.
И пот
на землю
горестью
                  пролился,
когда дома
                  пылали,
и
вдовы
над
       детьми рыдали…..

От муки
и

страданий,

и

беспрерывных

                        ожиданий:

Он

стал
           Гонцом

в  Неведомо - Куда.

 

Он понял смысл

и

ощутил призванье

и

получил заданье:

Весть

          привести

в Неведомо-Куда.

Гонец

к реке спустился.

Мгновенье -
как стрела
                  помчался
сообщить:
что
       час
                настал!
И род
      на  род
                  восстал...



          
                 3



Гонец
               спешил.
В спине  —
                       стрела.
Река  змеею
                         извивалась
и стерегла
                 его слова,
которые
                  несли уста:
 и род
      на род
                   восстал...

Там
ниже по реке
никто
          не знал,
и род
      на род
                   восстал...

Он
понимал,
что
больше
              так нельзя,                  
а как
          иначе?
Он
      не знал.      

 

Он сердцем

известью

             доверял,

что там
             вначале 
реки-змеи
 и род
       на  род
                       восстал,
крича
в лицо
другому:
ты
     виноват
во
      всём,
что
здесь
           случится…
И
ужас
        мчится,
как бусы,
слова
           перебирая:
судьба
твоя
          такая,
ведь

       час
                настал!
И род
      на  род
                  восстал...




    4


Бояре
и
менялы
засели
           в теремах,
конца волнений
ожидая,
не понимая,
что
народ
          устал.
Восстал.
И
нет
ему удержу!
И
нет
надежды:
что всё
               затихнет
и тихо
в прошлое
сползёт.


Народ
            устал….

Его терпению
пришёл
             конец
и он
на голову
надел
               венец:
страданий
для
          всех
и
для
       всего.


На   род
 в   беспамятстве
основы жизни
рвал.
Он ничего
не
        понимал.
И,
как молитву,
                     повторял:
Помилуй!
и
Прости!
И
Будь,
что
      будет.
Былое
не вернуть!
Всё
    началось:
вино
на скатерть
                     пролилось
   
и меч
            раздора
между
           родами
                        лёг:
моё   -
            твоё.
Кто между ними
межу
проложит?


На род
            спешил
и
в торопливости
своей  —
всё
     растерял
                     на глади вод.
И вот —
             волна взметнулась—
Гонца
           не стало.


Пламя
            вражды
всё
      возрастало.

Гонца
           не стало.

Тут
Ворон объявил:
— Пора настала,
сказать
              как
дело
              было….
ведь

       час
                настал!
И род
      на  род
                  восстал...


                      5
В развилке
повторения
                    времён
всё
ожиданьем
                     стыло
и
                         ныло
сердце,
предвещая
                    бурю…


Касаньем
время
             повторилось,
с  конца
                начавшись
и
кончившись
                        в  начале.
Всё
как всегда:
Менялы,
Чёрту продавши
                              душу,
меняют
жизнь
на крохи бытия,
всё
отнимая
и
кровь
несут
Боярам
               на поклон.
А
склон
всё
     круче,
и
лучше –
это прекратить,
что б жизнь
начать сначала.
Гром
ярости
народной,
как
голос  Бога,
в небе синем
прозвучал.

Все
вдруг
             застыли.
Замолчали….

И
в яркости 
                небес
глазам,
не
веря
          увидали:
Он
       на коне
                     сидел.
С усмешкой
                         на врагов
                                          смотрел.
Судьбы не испытав,
                                 лобзанья смерти
                                                       не боялся.
Навстречу ветер,
                            стрелою
                                         мчался,
и
края тишины
                        сомнением
                                     касался.
А
в
    вышине
                          орёл,
один,
 как
            Он!

Как
          Он -
один…

Ведь рядом

                     никого.

                      
И колыхнулся
весь
       на род  -             
ведь час
                настал!
И род
      на  род
                  восстал...


6

И род смеялся.

Он потешался

который раз

от век

          в век.

Но слаб

соблазном человек.

 

И горько 
             усмехнувшись,
Он
по кручине
памяти
один
впотьмах
                 побрёл.
И там
               нашёл
к чему
             так
                    долго
                      шёл:
плененный
                         красотой:
Люблю,— сказал.
Но время
                  грозно
                              и
                                тревожно
здесь
нужно
           осторожно
слова
без
       смысла
выбирать,
и
            где-то,
пришедший
                    невесть откуда,
оратор,
стал
       призывать,
неведомо
                на что,
мечтал

когда-то

И род
на род
         поднять….

И стала
Птица - Вещая
с
   себя
           слова
                   срывать
и
    их
в огонь
ненависти
                 бросать.
И полыхнуло
                         пламя,
всё на пути
своём
              сжигая.
Пути
в неведомо
                     куда
кому
         идти….

 

Тут
       час
                настал!
И род
      на  род
                  восстал...




                           7
Тоска -
                преддверие
                                      сомненья,
что ожиданье
              радость
                           принесёт…

Но кто

и от чего

в этой кутерьме

себя

        спасёт?

 

 

Настало время,
                         час пробил!
Кувшин поднявши,
Он
глоток  судьбы
                              испил.
Не веря в чудеса,
                             поверил
                                            ей….
И стало
          на душе
                 предчувствием
                                          светлей.
Но кто
узнает,
                отгадает:
как
на
      сердце
                    карта -
Алой
       Меткой
               ляжет…
Кто
об этом
потом,
               расскажет?
                        
Металась
скука
            по    углам:
то
здесь,
то
там.

Что делать  нам?
Змеёю
              скука
                              извивалась.
Она
       огнём
                   себя касалась
и
ручейком
стекла,
указывая
                  Смерть.


 

Фаланга
                ужасом
                          качнулась
и  стала
              пустотой
                             редеть.
Остатки
воев
                   продолжали
песнь
               пораженья
петь.
Петь!
Петь                     
и
не
допеть
и
только
оставалось
им,
застывши
местью
озвереть,
ведь час
                настал!
И род
      на  род
                  восстал...




                                   10
Круты
склоны
                  гор.
Ох,
как   круты!


Красавица
                стояла
                                 и
                                      смотрела,
не видя
в  зеркале
                   себя,
Истомою
измены
               млела
и
Метка
              Алая
на
сердце
заалела….

А за окном
обиды
           тьма
и пробирается
она
от сердца
                к сердцу.
Хлоп!
И закрылась
                        дверца.

И
       месть
как
        весть
весеннею
                грозою
в крышу
               застучала,
напоминая,
что
       час
                настал!
И род
      на  род
                  восстал...


                                   11

Круты
склоны
              гор.
Ох,
как   круты!




Вдруг!
                Круг!
Щит…
Удар…

И
серебром
                    закапал
Иудин
              дар,
шипеньем
слов
     по миру
                  разливаясь,
Красавицы
предательством
                           касаясь,
не
    каясь
и постоянно
в этом
            бренном   мире
повторяясь:
не
на плаху
               шла.
На
постель
               легла.
Не
могила
              жгла,
а
истома.
И
казалось,
                  губ касанье,
было
            ей
             уже знакомо -
но
     во поле
                   Он,
а
      не
            дома...
Страсть
              цветёт.
Глаза
           закрыты.

Ведь
сердца  в бою
поцелую стрел
всегда
          открыты.



Круты
склоны
                  гор.
Ох,
как   круты!



Тут
касания
и
лобзания
всё
               быстрее,
но
Иудин
грех
            тяжелее….
На душе
тоской
            веселее,
ведь
      во тьме
ночей.
Тут
       час
                настал!
И род
      на  род
                  восстал...





                              12


Свирепенилась
                             на войне
                                                война.
Затуманилась
                        у меча
                                      мечта.
Поднимая щит,
                        укрывал её.
Обнажая грудь,
                             обнимал её,
но дымился
                        снег
                                на спине
                                              его…..


Хохотала
                     Смерть,
                                прибочинившись,
говорила так,
                          приосанившись:
— Не жалей себя,
                              полюби меня,
Не возьму тебя,
                            в края дальние….

Отдохнёшь навек
во сне
              сладостном.




И
как лев,
сражался Он
в латах
               ярости,

не согнул спины
                              от усталости,
в сыру
           землю лёг
                             без ненависти.
И
затихла
               боль.
                     Успокоилась.
Для него
вот
       здесь
жизнь
             закончилась!

Тут
       час
                настал!
И род
      на  род
                  восстал...

                  13

Тут
закрылись
                     ставеньки.
Свет
               погас.
Закружился ветер:
— Не дождалась
                                 нас,
не дождалась
                              нас…..
А она с врагом 
                             обнимается,
и, забыв
              про всё,
с ним
                ласкается.
И её
          вина
на лице      
           видна,
                  но
дождём
               она
размывается.

Только
Ночь во тьме
сердцем
            мается
и
о нём
одна
         сокрушается,
причитая
вслух
горько
              горестно:
- Ах,
измена
            в круг
ты
      измена…
А  Красавица
в ответ,
           насмехается:
- Для меня
                         измена
только
             смена
обстоятельств…

            

Тишиной
всё
        разукрасится
и
прошедшим
всё
вмиг
       окрасится.
Ведь
Иуда
встал
и
пошёл
к
Христу
обнимать
его,
целовать
его….

Тут
       час
                настал!
И род
      на  род
                  восстал...

                     

                            14

Дождь
               стучал,
                          стучал.
Опечалился.
                      Приустал.
Утих
              и
                       отчаялся.



День прошёл –
век
        отмучился.
Позабылось
всё,
       постиралось,
а потомкам
то
     досталось,
с чего
всё
тогда,
          начиналось:

наяву
как
         встарь:
всё
      сбывалось
и
как сон
              повторялось,
где
Бояре
и
Менялы
на крови
             наживались,
ведь

 дни раздора
                    приближались…
От

      века

в

     век

 

 

Тут
       час
                настал!
И род
      на  род
                  восстал...



И того
           всего -
будто
            не было!
Поросло
            травой,
травой
             небылью.
И
Герои
            спят -
сны их
               радостны,
а
красавицы
живут
в ночах
              сладостных.
Всё
течёт,
           течёт
не
        меняется.
      

Всё
виной
веков
          повторяется.
Запоёт
            Сова,
жизнь
            сломается,
а слова
              звенят,
завиваются:
вот
и час
       настал,
и
во тьме 
            веков
И род
     на   род
                 восстал ……..

Рейтинг: 0 122 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!