ГлавнаяПоэзияКрупные формыПоэмы → Христос воскресе!!! (окончание)

 

Христос воскресе!!! (окончание)

12 февраля 2012 - Лев Гущин

 Упали духом. И тогда пропали,

Став жертвой Беспредельной Глубины.

Сердца пучину ужаса познали

И хладом бездны были сожжены.

 

Огонь ее был жгуч, как снег зимой и колок.

Он хладным пламенем испепелил сердца.

Их выжег изнутри и Мраком их заполнил.

И светом Тьмы их изнутри питал.

 

Нет света Тьмы – нас упрекнет невежда.

Так то не свет! То есть обратный ход,

Когда в Антипространственной Вселенной

Летит вовнутрь все задом наперед.

 

То Поглощенья мир. Вампирский он до жути.

Царит в нем тот, кто может забирать.

Кто Хищник по рожденью и по сути,

Кто первый средь хотящих получать.

 

Там выглядит сюжет вполне пристойно.

Тьма испускает дивный яркий свет.

И в ней живущие ведут себя достойно,

Но все в обратном ходе дней и лет.

 

Все вспять течет, и Время и Пространство

В том мире, что направлен в глубину,

Стремится внутрь. Вглубь расширяет Царство,

Стремится все вокруг в себя втянуть.

 

И свет его ему лишь только виден.

Для остального мира свет тот Тьма.

Суть Антимира тем и очевидна,

Что для других он – Черная Дыра.

 

Антимиры, бывает, процветают,

Когда добро дает Верховный План.

Несовершенство Яви поглощают,

Вбирают весь негодный матерьял.

 

То допускается. Дается им свобода

В пределах неких, неких рубежах.

Но так случается, что большего охота

Владыкам, что царят в Антимирах.

 

Идут они ва-банк, желая большей власти.

Вторгаясь в заповедные миры 

Творят и Зло чинят, усердствуя в коварстве,

Чтоб Силу получить для черных дел своих.

 

 

 

 

 

 

 

 

Но есть герои, что стоят на страже

Порядка в неподвластных им мирах.

Кто пресечет набеги и накажет

За дерзость их, за подлые дела.

 

И в этот раз поставлены препоны

Атаке были. Сложный вышел бой.

Объединились темные колонны.

Владыка знатный вел их за собой.

 

Однако был разбит. Бежало Мрака войско

И затаилось в Темных областях.

Владыка Мрака  улизнул проворно.

Но где он скрылся? То никто не знал.

 

Но знаки есть, что спутники свершений.

И следопыт узнает лиса путь.

Вели следы на Матушку, на Землю.

Там затаился Враг. Озлоблен был и лют.

 

Но тих, как агнец. Совершал злодейство

Исподтишка. Имел коварный план

Вовлечь землян в мир похоти и секса,

Поставить кайф на трон и во главу угла.

 

Построить мир на ложе Лжесвободы.

Открыть пред людом Темные Пути.

Заставить отказаться от Закона,

Канал в Антимиры себе открыть.

 

31.07.2011 г.

                          

 

Почти удался план. Однако закавыка

Свершилась в нем. Посеян крепкий дух

Во многих был по той Земле ходивших.

Святой Любви огонь в них не потух.

 

Не смог Порок в них затушить то пламя,

Не смог Свет Вышний в душах подменить

Горячим темным пламенем желанья,

Что лишь умеет взять и поглотить.

 

Велик Господь и велика в нем сила!

Его Огонь всегда лишь отдает,

Но и не тухнет. Наполненьем жив он,

Что от Огня Верховного идет.

 

А тот Источник вечен и бескраен.

Иссякнуть он не может Никогда.

Его Огонь доходит до окраин

Во всех мирах, пространствах и краях.

 

 

 

 

 

 

Великой глупостью или бескрайним Эго

Восстанье против Вышнего Творца

Лишь объяснить возможно. Разум трезвый

Не в силах то понять и осознать.

 

Всегда исход один подобным бунтам.

Армады Света встанут на пути

И отразят атаку на мир светлый,

Врага загонят в крепкие силки.

 

А там уж все. Конец восставшей силе.

Не бойня будет. Справедлив Отец.

Герой с Врагом сойдется в поединке

И обретет Венец или Конец.

 

Но испокон такого не случалось,

Чтоб побеждал, поднявший силы Тьмы.

Бывало долго битва продолжалась,

Но не сносил, вражина, головы.

 

Настал и в этот раз черед расплаты.

Был найден, затаившийся злодей.

Верховным Гоем и Святейшим назван

Он ложей тайной. Царь и иудей

 

В тринадцатом колене. Чистой крови.

Но та темна, как деготь иль смола.

Служили Тьме все, кто касался рода,

Во всех скрывалась темная душа.

 

Но тут иное было. Тут подмена

Произошла в один из мрачных дней.

Свою он душу бесу заповедал.

Из тела вышел сущностью своей

 

В тот день. Был заселен во Мраке.

А тело занял Темный Господин.

И стал Хозяином он ложи и всей власти

Над миром бранным в рубежах Земли.

 

Недюжинным умом вершил свое он дело.

Свод темных правил людям насаждал.

Не силой. Хитростью и Подлостью умело

Он из себя Христа изображал.

 

Пришел на трон в годину муки смертной.

Земля тряслась. Вершился Катаклизм.

Никто не знал, что корчится от скверны

Планета наша, проходя сей криз.

                                   

 

 

 

 

 

 

 

Уж суждена была Земле иная доля.

Окружена была святым Огнем.

Окутало ее огромной силы поле,

Чтоб изменить со всем ее живьем.

 

Но тайной было се. Об этом все молчали.

Запрет наложен был Владыкой на уста.

Зато писаки со страниц кричали,

Истошным воплем исходил экран

 

О том, что рушится на Землю Немезида,

Небиру скоро всех с Земли слизнет.

И террористы истребят полмира,

А остальная часть от СПИДа перемрет.

 

Но вдруг пришел Спаситель! Все затихло!

Америка прошла, как сон, лихой дефолт.

Затихли войны. Смолкли террористы.

Настал Великой Эры первый год.

 

Спокоен мир под бдительной десницей.

Его трясет и мучит ураган.

Но крепок воз, могуч на нем возница.

Рукой уверенной он правит свой корабль.

 

Перекроил он карту по понятьям.

Установил незыблемый закон.

Открыл пути к потокам необъятным

Энергий неизвестных из Пустот.

 

Коллайдер дал ответ на сто вопросов.

Открыл Пространства-Времени секрет.

Дал выход он на самый дальний космос,

Помог узнать о том, чего на свете нет.

 

Век Изобилья снизошел на Землю.

Наука воплотила все мечты.

Не стало нищеты, нужды, болезней.

Был всяк в довольстве, обогрет и сыт.

 

Осталась у людей одна забота:

       Как время скоротать и чувства насладить.

И тут Верховный проявил заботу.

Создал он Церковь Счастья и Любви.

 

И лучшие умы трудились над созданьем

Новейшей Церкви. Споро дело шло!

Охотно люди в храмы устремлялись.

Где обретали счастие свое.

 

 

 

 

 

 

 

Всяк счастлив был под куполом святейшим.

Убогий там вниманье получал.

Ущербный телом шел за исцеленье.

Умом  ущербный рай свой обретал.

 

Любили в храме всякого буквально.

Там культ любви всемерно процветал.

Чтоб не было деленья на неравных

При входе всякий тело обнажал.

 

Ходил там наг хоть старый, хоть увечный.

Стыда не ведал всяк, кто в храм входил.

Стыд признан был, как рудимент. Отсечен

Искусно он при входе полем был.

 

Наука потрудилась над затеей.

Частотно перестоен всякий мозг

Был каждому, кто принял ньюкрещенье,

Кто душу в Церковь Новую принес.

 

А паствы было много миллиардов.

Подобной Церкви не было вовек.

Всяк получал, чего душа желала.

В земном раю он проводил свой век.

 

Доступным стало все. Запрет лишь на насилье

Для всех единым был и был для всех табу.

Зато Свободы Чувств хлебнули в изобилье.

Кипение страстей превысило черту

 

О коей и не думали помыслить

Ни год, ни два, ни несколько назад.

Как оргии все мессы походили

И тряс экстаз лежащую толпу.

 

Обыденным стал акт совокупленья.

Мир изобрел бескрайний ряд забав,

Чтоб обновить от секса впечатленья.

Чтоб как-то в себе силы поддержать.

 

Наука тут трудилась. Медицина

Внедряла сексуальный препарат.

Генетика зажгла свои светила,

Чтоб стимулировать природный аппарат.

 

Достиг Владыка Темный нужной цели.

Потушен в людях Огненосный дух.

Телесной радостью сердца теперь кипели,

Собою освещая Пустоту.

 

 

 

 

 

 

 

 

О, если б видеть мог, живущий плотью смертный

Что в самом деле в жизни он творит!

Как пламенем сердец своих нетленных

Род Человеческий дорогу в Ад творит!

 

Как стонут души, в похоти погрязших

Тел смертных, прожигающих года.

Как тухнут искры тех костров пылавших,

Что залила зловонная вода.

 

Рекою темной льется Сила в Пропасть

И полнит Мрак все больше каждый день.

Густеет Тьма на бренною Землею,

Все дальше уводя планету в Тень.

 

И близок час Свершения! Так близок!

Откроется лазейка и тогда

Владыка Темный в недрах Мрака сгинет

И распахнет Бездонные Врата.

 

В них Явное Творенье может рухнуть,

С собою увлекая Мир и Твердь.

Сиянье звездное обречено потухнуть

В Небытии.То не Покой, а Смерть.

 

Нельзя подобному произойти в Пространстве!

Нет в планах Вышнего для Смерти перспектив!

И силы Света не на пир собрались

Чтобы сразиться, чтобы победить.

 

Но что есть битва между Тьмой и Светом?

Не конный вал, не танковый удар.

Подспудный труд и духа высветленье

Лежит в основе ратного труда.

 

Бывает дело медленно вершиться

И занимает годы и века.

Но тут иное дело. Зреет битва

На многих планах, многих плоскостях.

 

Но во главе угла все ж будет поединок,

Коль примет то условие Князь Тьмы.

Свершится бой. Сойдутся он и инок,

Что чист душой и жаждет победить.

 

Коль победит, то Князь на милость сдастся

И сложит все оружье беса рать.

Пройдет через черед рекомбинаций

Всяк в плен попавший мраконосный враг.

 

 

 

 

 

 

 

 

Но коль падет дружинник в поединке.

Что ж… Коль такое суждено

Пребудет Тьма хозяйкою в сем мире,

А Свет для битвы силы наберет.

 

Случается такое очень редко

И погружается весь Явный мир во Тьму.

И пребывает в ней тысячелетья,

Пока герои Света не придут.

 

И замерли во всех пределах рати.

Остановилась битва, замерла.

Ждет Поединок всякий в ней участник,

У коего в руках его судьба.

 

Но Поединок – это лишь названье.

Не будет выстрелов, сверкания мечей.

Все будет тихо, мирно и без драки.

Но сам накал той битвы горячей

 

Пребудет раскаленного металла.

И боль душевная превыше боли тел.

И подвиг поединщика предстанет

Превыше подвига сгоревшего в огне.

 

Не знал Герой, что он Судьбою выбран.

А как узнал, немного оробел.

Готов он не был к подвигам былинным.

Считал, что слаб для судьбоносных дел.

 

Но согласился он с таким решеньем.

Коль избран, то сумеет послужить.

Лишь попросил немного в одолженье

Оставить памяти. Совсем чтоб не глушить.

 

Но так нельзя. Условья поединка

Гласят о том, что с чистого листа

Все начинает в поединке Инок.

Неведома идущему стезя.

 

Противнику, напротив, все известно.

Его задача инока свернуть

С Пути его на путь, ведущий в Бездну.

Иль соблазнить, иль просто обмануть.

 

Был возвращен герой жить в прежнем теле.

И память он о виденном хранил.

Не понимал пока он Высшей Цели,

Но понимал, что Миссию вершил.

 

 

 

 

 

 

 

 

И снова в келье монастырской  оказался.

Как будто бы совсем не уходил.

Но как-то стало вдруг все изменяться.

Его к себе владыка пригласил.

 

Сказал владыка: - Что ж, пробыл ты в схиме

Премного лет. Молился славно ты.

Достигли видно Господа молитвы

Святых людей и между них твои.

 

Послал Господь на Землю свое семя.

Теперь в раю живем и нет нужды в мольбе.

В монастыре тащить нет смысла бремя

Иное предначертано тебе.

 

Ты призван Пастырем. Быть подле, в его свите,

Отныне подвиг твой, твое служенье, честь.

Не знаю как сумел тебя увидеть

Верховный наш! Предивно это есть!!!

 

Но время таково. Дивимся каждый день мы.

Свершений множество и множество чудес.

Что тайным было – стало очевидно.

А невозможное обыденно теперь.

 

Лишь только откровенность нас смущает,

Что непривычно нам на первый взгляд.

Но он ведь Пастырь и наверно знает

Куда вести, куда нас направлять.

 

А мы пойдем в надежде и смиренье.

Не зря учились множество веков.

Пришла пора любви и наслажденья.

То видно дар за подвиг наш таков.

 

Ну ты ступай. Мне тоже собираться

Пришла пора. Распущен монастырь.

Мне выбор дан: на месте оставаться

Иль край избрать, где мне в усладе жить.

 

Простились так. Андрей собрался быстро

И в путь отправился к далеким берегам.

В Верховный Храм, куда он ныне призван,

Путь пролегал чрез Тихий Океан.

 

Дивился ль он, пока в пути был долгом?

Скорей немел от срама и греха.

Не будь готов, сражен был, словно током,

От мира нового, что перед ним предстал.

 

 

 

 

 

 

 

 

Роскошен мир, но бога в нем не видно.

Богатство есть и сытость и экстаз.

Но нет Любви – ему то очевидно.

Лишь похотью глаза вокруг горят.

 

Тепло окрест. Ни холодно, ни жарко.

Всяк наг вокруг, как будто в банный день.

На стюардессе в лайнере лишь фартук,

Как поясок иль небольшой ремень.

 

Да ладно б то! Иное было шоком!

Совокуплялся всякий, с кем хотел.

Андрей среди того сидел порока

Словно в аду. Он в ужасе смотрел

 

Как рядышком совокуплялась пара.

И стюардесса отдавалась вновь

Двум молодцам по внешности армянам,

В оргазме плача: «Здравствует любовь!»

 

Оргазм был бог. А культ – совокупленье.

И истово всяк рвенье проявлял.

Андрей же пребывал в недоуменье.

Ужель на Землю снова он попал!?

 

Как так случилось? Сделаться могло как,

Что мир погряз в разврате и грехе!?

За краткий срок все попраны уроки,

Что в мир несли, живущие в Христе!!!

 

Извращены понятья и каноны.

Подменены понятья о любви.

Иные в мире властвуют законы,

Что блуд и грех на Землю принесли.

 

И тут он вспомнил все, что видел ране,

О чем он знал, но временно забыл.

Вся проявилась истина о Плане,

Что Темный Лорд творил, по мере сил.

 

И миссию он вспомнил, с коей прибыл

В сей мир опять, но в прежнем житии.

Собрал в кулак свои он духа силы

И постарался в образ свой войти.

 

И думал долго, трудно и упрямо

Зачем призвал к себе треклятый Лорд.

Теперь уже Андрей не сомневался

Кто правит ныне и куда ведет.

 

 

 

 

 

 

 

 

Он видел все иным, открытым взглядом.

И ясно сознавал Причины и Исход.

Он видел четко – огненным фонтаном

Во тьму кромешную чистейший Свет течет.

 

При каждом акте изливалось пламя,

Темнело сразу, направлялось вниз,

Сливалось с бесконечными ручьями,

Что в Бездну Беспросветную неслись.

 

Котилось где-то там, подобно магме,

И сохранялось так до времени, когда

Тот консервант послужит силам Мрака,

Чтоб одолеть врага, осаду чтоб прорвать.

 

Умен был Лорд. Он рассчитал все точно.

Энергий вал сумел он получить,

За счет того, что сутью он порочной

В Учениях Основы подменил.

 

Он ведал суть греха и был дитя порока.

И видел в людях Темный Лорд изъян.

Он знал наверняка, что хочет всяк двуногий:

Под кайфом жить, не сея и не жня.

 

В довольстве жить, ничуть не отдавая.

Испытывать блаженство и экстаз.

При этом быть уверенным – в сем Правда.

Таков для всех удел и Высший то Наказ.

 

И он пришел. И дал им, что хотели.

Принес он в свет учение о том,

Что нет для Жизни в мире выше цели,

Чем жить в экстазе каждый день за днем.

 

И дал Свободу им. Свободу чувств и нравов.

И дал Энергию, чтоб не было нужды.

Науку дал, чтоб обрели каналы

Для удовольствий острых и иных.

 

Они ж схватили данность, как игрушку.

И увлеклись, как малое дитя.

И понеслась!!! Толпою став бездушной

Цель обрела бесстыжая орда.

 

Он близок был к успеху в своем Плане.

Но и противник светлый был умен.

И он прислал Бойца на поле брани,

Чтоб тот сей план решительно пресек.

 

 

 

 

 

 

 

 

Был договор меж Сил. Коль Инок сдюжит

И пред соблазном сможет устоять,

То Демон Темный сам знамена сложит.

И на века он низойдет во Мрак.

 

Коль одолеет Инока, то будет

Он в Яви Царь определенный срок.

Так порешили. Битвы многотрудной

Сим разрешится без потерь исход.

 

И вот настал черед для Поединка.

В столицу мира прибыл наш герой.

Его встречали с помпой, важно, пышно,

Как будто прибыл шах, иль царь, или король.

 

И во дворец помчалась кавалькада.

Он в лимузине ехал. Много дев

Его при переезде привечало,

Своим беспутством крайне надоев.

 

Он отгонял их. Те в недоуменье

Процессии смотрели долго вслед.

Читались в их глазах страх с удивленьем.

Им непонятен был сей человек.

 

Но не пытались более ластиться.

Не досаждать был строгий дан наказ.

Так и доехали. Андрей мог поселиться

В любом дворце, какой бы он избрал.

 

Не выбирал. И поселился скромно.

Сказал, что хочет видеть океан.

Чтоб людно не было, чтоб ветер был и волны.

И чтоб ему никто не досаждал.

 

Отель был скромен. Чист и малолюден.

Но чувствовал Андрей вокруг себя накал.

Он видел явно, как не просто людям

В нем соблюдать морали ритуал.

 

Следы одежд их явно всех стесняли,

Сидели словно на быке седло.

Как видно по веленью одевались,

Чтоб не смущать по первости его.

 

Но не изменишь суть. Едва не мог он видеть

Страсть вырывалась из узды ума.

И слышал он, как акты содомии

Творились в приоткрытых номерах.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

И на себе ловил он сотни взглядов,

Что изливали похоти поток.

Его желали страстно, безоглядно.

Как устоять пред тем!? Помилуй бог!!!

 

Ведь он живой! Из плоти и из крови!

Еще он млад! И бьет в главу гормон!

Как выдержать средь дев, текущих томным соком!?

Как не отдаться в сладостный полон!?

 

Но понимал, что в этом Испытанье.

В том Искушенье – замысел Врага.

Тот одержал победу в плотном плане

На слабостях людских шутя сыграв.

 

Ему ж нельзя поддаться искушенью.

Не шутки то и велика цена

Его страстям. Сверши грехопаденье,

Считай, что Поединок проиграл.

 

Он страсти подавил. Смотрел бесстрастно.

И чистый взгляд мог видеть скрытый смысл.

И лики милые вдруг стали плотоядны,

Как будто кто-то маски заменил.

 

Он видел души тех, что плоть его желали.

Стенали души, корчились от мук,

С мольбою души к людям воззывали

В себя прийти, войти во Света круг.

 

Но те не слышали. Они волной желанья

Насытить плоть на тот момент полны.

Какие могут быть слышны воззванья,

Когда кипит эндоморфин в крови,

 

Гормонов смесь, пилюль, медикаментов,

Присадок разных малых и больших,

Что стимулируют, продляют что моменты,

Для коих в этой жизни рождены!?

 

- Даешь экстаз!!! – и более не слышно

Ни слуху, чувствам, сердцу и уму.

Зачем жизнь осложнять моралью  лишней,

Когда и без нее я в кайф по ней иду!?

 

В какой-то миг и наш Андрей чуть дрогнул,

Когда с утра, едва открыл глаза,

Увидел в номере иль нимфу, иль мадонну,

Что по звонку прислугой подошла.

 

 

 

 

 

 

 

Почти нага была. Лишь фартук в две ладошки

Плоть молодую снизу прикрывал.

И взгляд ее невинный и порочный

Его как будто насквозь прожигал.

 

Он вспыхнул вмиг. Практически забылся.

И тело двинулось на столь призывный взгляд.

Но он был Воин. Ниспосланный Инок.

Остановил порыв. Сумел себя сдержать.

 

Он отослал ее, чем ввергнул в изумленье.

Оделся быстро и спустился в холл.

Не ждали рано. Вызвал изумленье

У свиты ожидающей приход.

 

Смолчали те и повели на завтрак.

А уж затем отправились в дворец,

Где пожелал увидеть спозаранку

Его Верховный Пастырь и Отец.

 

Он воин был, но был и человеком.

Забилось сердце, как набат в груди.

Уверен не был, что готов ко встрече,

Не знал что ожидает впереди.

 

Но все прошло обыденно и просто.

Навстречу шел радушный человек.

Был славным он. Могуч фигурой, ростом.

В движеньях плавен. Щегольски одет.

 

Одежда, правда, несколько условна.

Прозрачна та. Он был одет, но наг.

Андрей подумал: - Также вероломна

Та суть, что в теле сем. Не друг то – враг!

 

Тот мысль прочел: - За что коришь, не знаешь.

Я чист душой и не желаю зла.

Я Созидаю! Как не понимаешь,

Что мир люблю я, что здесь воссоздал!

 

И здесь любовь царит! Бескрайне, безраздельно.

Я Царство Божье сотворил, мой друг.

Земля сия - Любви сад заповедный.

И ты готов разрушить все себя вокруг?

 

Не торопись. Повремени с ответом.

Побудь в гостях, потрогай, посмотри.

Хочу, чтоб оценил сполна и то, и это,

А там уж делай выводы свои.

 

 

 

 

 

 

 

 

Я помню, что ты с Миссией высокой

Пришел сюда. И слово сохраню.

В бой вступим мы, как пожелаешь только.

Не торопись. Смотри. Я подожду.

 

       Но знай! Не враг тебе я по крови и сути.

Течет в тебе отчасти та же кровь.

Мой мир не чужд тебе и мил он многим людям.

Едва ль претит тебе иметь здесь стол и кров?

 

Сознайся, друг. И ты б не отказался

Прожить в сем мире свой остаток лет?

Не отвечай. И так наверно знаю,

Что дашь ты на вопрос не от души ответ.

 

Да ладно! Не неволю. Ты подумай.

Я предлагаю вместе тут царить.

И властью поделюсь. И волю дам любую.

Согласен ты со мною Сотворить?

 

И понял тут Андрей, что в темные тенета

Все глубже попадает каждый миг.

С себя в единый миг он скинул темный морок

И облегченье сразу ощутил.

 

Ну, нет! – ответил он, - С тобой я не попутчик!

И вижу я, куда идет сей мир.

Не будем тратить время.  Думай лучше

Как нам быстрей окончить наш турнир.

 

- Не торопись, - промолвил Темный пастырь.

- Еще успеешь жизнь ты потерять.

Ты отдохни и сил не трать напрасно.

Пришел ведь ты не пасть, а побеждать?

 

Давай с тобою биться через месяц.

Пока же погости и посмотри.

Но обещай! Ты примешь мой гостинец,

Что я пришлю от всей своей души.

 

С тобой мы воины и мне ты не откажешь.

Бестактно будет это для тебя.

Я ж покажу что здесь ты потеряешь,

Коль дар откажешь власти ты принять.

 

На том и порешили с ним. Для Павла

Настали дни, что век не позабыть.

Всех искушений плотских и соблазнов,

Всех обольщений чашу мог испить.

 

 

 

 

 

 

 

 

Бескрайним морем бремя славы пало.

И водопад обрушился утех.

Его восторженно толпа встречала

И на руках несли десятки страстных дев.

 

Желанье всякое воплощено мгновенно

Могло быть ими, только пожелай!

Был он иконой для толпы нетленной,

Кумиром, что пред смертными предстал.

 

Он говорил, что не кумир он вовсе,

Что человек простой, такой же, как они.

Но те слова рождали лишь восторги

И вопли о желанье и любви.

 

Его хотели, жаждали, стремились.

Страсть овладела множеством умов.

Узнал случайно – сотня отравилась

Вколов себе смертельный передоз.

 

Дрались в толпе, не поделив пространства,

С которого могли за ним смотреть.

В лечебницу попали с диссонансом

Душевным многие. Пред ним стояла смерть,

 

Что Враг родил своею темной силой.

И выставил его приманкой для толпы.

Так двух убил он выстрелом единым:

Себя потешить мог и Инока прельстить.

 

Но не был слабым он. Могуч был - Воин Духа.

Оправился и заточился сам.

Чрез месяц же явился ко Врагу он

Спокоен и силен. – Ну что ж, пора к делам

 

Нам прейти. Довольно прохлаждаться.

Ристалище уж заросло травой.

Я не за тем пришел, чтоб только наслаждаться.

Противник ты и нам пора на бой!

 

- Ну, полно все ж! Какой же я противник!?

Ты посмотри. Ведь я творю любовь!

Признайся ты, ведь это очевидно,

Что я добро творю, волнуя людям кровь.

 

Несу я радость им, даю им наслажденье.

И радостью сердца людей полны!

- Ты лжешь, коварный! Это наважденье!

То не любовь и дни их сочтены!

 

 

 

 

 

 

 

 

Не ведают они, отравлены дурманом,

Что дан тобой под видом сладкой лжи.

Заполнил ты сердца самообманом.

Во Тьму ведут Заветы все твои.

 

Я вижу Свет, что от людей исходит,

Но тут же попадает в полон к Тьме.

Я вижу все. Накоплен он в тенетах,

Что сплетены под твердью в глубине.

 

И замысел мне твой теперь предельно ясен.

Ты – Мрака суть. И нет в делах любви.

Корыстью лишь полны твои деянья.

И нет в них ни заботы, ни любви.

 

Умом силен ты, в этом не откажешь.

Так извратить, испортить Истин суть!

Силен, силен! Чего уж больше скажешь!?

Но, мыслю я, не всех ты смог свернуть

 

С Пути Основ, что людям дал Господь наш.

Ответь мне честно, что такие есть.

Пообещай, что мне ты их покажешь

Людей, что сохранили Дух и Честь.

 

- Да нет таких. Давно уж нет в помине.

То были импотенты и скопцы.

Себя самих они со свету сжили,

Когда увидели, что Царствие Любви

 

Пришло на Землю. Беды победило.

И Век Златой  повсюду наступил.

Сокрылись в склепах нелюди от мира.

Ушли и ладно. Я про них забыл.

 

- Не верю я! Ты лжешь и нет тут правды!

Я чувствую нутром, наверняка.

Ты сам укажешь мне, где праведников шахты

Иль мне их самому по всей Земле искать?

 

- Да леший знает, где они, те склепы!

Не знаю этого и знать то не хотел.

Дались они тебе! Ведь это же нелепо!

Забудь про них! Мы отвлеклись от дел.

 

Ну, нет! Есть дело мне. Хочу я их увидеть.

Ты не препятствуй мне. Таков наш договор.

Я должен знать. Хочу найти обитель

Людей, что Свет нести смогли до этих пор.

 

 

 

 

 

 

 

 

- Ищи, коль хочешь! Вольному ведь воля.

Тебя неволить мне ведь не резон.

Но как нам быть? Ведь мы сошлись для боя.

Иль, может  быть, изменим договор?

 

- Не вправе я решать. Верховная то Воля.

Я лишь боец, его Посланник здесь.

Но, мыслю я, изменит Он условья,

Коль я найду хранивших души здесь.

 

Искал он долго. Прятались, таились

Изгои мира Похоти в земле.

Ходы подземные изгои тайно рыли

Чтоб от греха уйти, душою уцелеть.

 

Преследовал нечистый их нещадно.

Пси-излучатели и газы создавал.

Проникла глубоко в укрытия зараза.

Немногим удавалось побеждать.

 

Лечили, как могли. Иль отпускали с миром.

Иные предпочли и смерть принять.

Лишь только бы не пасть. Не сделать секс кумиром.

И бога не предать, душою не упасть.

 

Учитель был у них. Ни стар, ни млад годами.

Вполне обычный вроде, молодой.

Но верил он. И был напитан знаньем

О сути дел, грядущем и былом.

 

Он говорил о том, что будет Время,

Когда придет сей час и Темный Господин

Предстанет Вестником. Облегчит многих бремя,

Чтоб обольстить и души погубить.

 

Свершилось так. Еще же предрекал он,

Что мир падет, наступит время Тьмы,

Великий срок продлится Тьма, немалый.

Но есть спасение! В руках оно живых.

 

Коль десять тысяч душ спасут себя от мрази,

Свет сохранят и смогут не упасть,

И не дадут увлечь себя заразе,

То явится с небес Святая Света Рать.

 

И сгинет Темный Пастырь, словно не был.

И мир воскреснет, как воскрес Христос.

И Царство Божье снизойдет к ним с неба.

И воцарится до конца веков.

 

 

 

 

 

 

 

 

Был убедителен призыв его душевный.

И десять тысяч избранных нашлось.

Был тяжек труд подземный, каждодневный.

Но, слава богу, все им удалось.

 

Себя хранили во плоти и в духе.

И сохраняли веру и мораль.

Блюли семью, не распускали руки,

Молились Господу и в радость, и в печаль.

 

Когда нашел их племя в катакомбах

Душою Павел светлой воссиял.

Увидел, что их женщины – мадонны,

Мужчины – духоборцев идеал.

 

Жилища их светились божьим светом.

Сияние лучили лики их.

       Святые люди выжили в вертепе,

В грех падшем мире, душу сохранив.

 

Готовы, как один, и жизнь отдать за Правду,

За Веру, за Каноны бытия.

Но делать что – того они не знали.

Не ведали, как Веру защищать.

 

Лишь верили, что явится посланник,

Укажет Путь, с собою поведет.

А уж они готовы для восстанья.

Готовы вырваться из вражеских тенет.

 

Когда ж явился он, они возликовали!

Настал тот День и пробил Судный час.

Остыли, правда, пыл свой потеряли,

Когда поведал он об истинных делах.

 

Растеряны все были. Он – Посланник,

Не знает делать что? Как может это быть!

Быть может он – не Он, а самозванец?

Явился к ним чтоб смуту насадить?

 

Но разрешилось все. Нагрянули злодеи.

Отслежен был Врагом Посланца светлый путь.

И тот наслал войска сгубить всех в колыбели,

Чтоб разом истребить, успех себе вернуть.

 

Но прогадал Князь Тьмы! Нарушил уговор он.

Не вправе был насилие творить,

Коль прежде не было победы иль позора

В ристалище. Пока противник жив.

 

 

 

 

 

 

 

 

Ошибся он. Эмоциям поддался.

И руки Силам Света развязал.

В момент единый флот с позиций снялся,

В строй боевой кулак армады сжал.

 

Была атака краткой и успешной.

Армагеддона стал последним бой.

Бежал противник в панике поспешно

В глубинах тверди пряча облик свой.

 

Но вал атаки был настолько мощен,

Что высветлил до основанья твердь.

И микромира изменил основы.

Преобразил. Все сущее теперь

 

Иным уж стало. Светом изливалось.

Сокрытое переродилось в Явь.

Что ранее в глубинах укрывалось

Явилось в мир во всех своих чертах.

 

И всяк увидел Что из Тьмы иль Света,

Кто свет родит, а кто, как паразит,

Живет, крадя его, у тех, кто безответно

Бесцельно в мир роняет, не хранит.

 

И явным стал удел за Тьмою шедших.

Подобным пламени притушенных лампад

Был свет от них. Горевших  иль чадивших

Их больше было? Трудно разобрать.

 

Удел один был им. Подобно головешке

Им догореть осталось до конца.

Отдать Хозяину остатки душ поспешно

И раствориться призрачно впотьмах.

 

И вздрогнул мир от ужаса обмана.

И возвопили неофиты в глас:

Прости, Господь Отец, детей неправых!

Прости нас, Отче, и помилуй нас!

 

Мы предали тебя! Свершили грех Иудин!

Но ныне мы раскаяньем полны!

Грешны перед тобой, но таковы мы люди,

Покаемся, лишь только согрешив…

 

Прости ты нас! Прими же покаянье!

Освободи от власти темных сил!

Жить впредь мы будем чутко крайне.

Впредь по Законам данным будем жить!

 

 

 

 

 

 

 

 

Услышал ли Господь и принял покаянье

Не ведомо, однако, никому

Но только с той поры окутана сияньем

Планета голубая. Равно как звезду

 

Отныне видят в космосе планету

И направляют корабли свои,

Чтоб приобщиться к чуду Царства Света

И получить заряд Святой Любви.

 

31.07-15.08.2011  Дивноморск, ВДО «Баргузин»

 

Царит там Дух Святой всецело, безраздельно.

И люди, словно ангелы живут.

Ученье чтут, что дал Господь в владенье.

С Закона буквой свой сверяют Путь.

 

Живут не догмою. Фанатиков не сыщешь.

Синхронно с сердцем ум сверяет шаг.

Воссоздают свой мир, свою обитель,

По крохам малым строят Идеал.

 

Полет души – здесь главная утеха.

Мечтатели, поэты здесь в цене.

И день, и ночь Земля залита Светом,

Что излучают братья во Христе.

 

15-16.08.2011 поезд № 494 Новороссийск – Пермь.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

      

© Copyright: Лев Гущин, 2012

Регистрационный номер №0025366

от 12 февраля 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0025366 выдан для произведения:

 Упали духом. И тогда пропали,

Став жертвой Беспредельной Глубины.

Сердца пучину ужаса познали

И хладом бездны были сожжены.

 

Огонь ее был жгуч, как снег зимой и колок.

Он хладным пламенем испепелил сердца.

Их выжег изнутри и Мраком их заполнил.

И светом Тьмы их изнутри питал.

 

Нет света Тьмы – нас упрекнет невежда.

Так то не свет! То есть обратный ход,

Когда в Антипространственной Вселенной

Летит вовнутрь все задом наперед.

 

То Поглощенья мир. Вампирский он до жути.

Царит в нем тот, кто может забирать.

Кто Хищник по рожденью и по сути,

Кто первый средь хотящих получать.

 

Там выглядит сюжет вполне пристойно.

Тьма испускает дивный яркий свет.

И в ней живущие ведут себя достойно,

Но все в обратном ходе дней и лет.

 

Все вспять течет, и Время и Пространство

В том мире, что направлен в глубину,

Стремится внутрь. Вглубь расширяет Царство,

Стремится все вокруг в себя втянуть.

 

И свет его ему лишь только виден.

Для остального мира свет тот Тьма.

Суть Антимира тем и очевидна,

Что для других он – Черная Дыра.

 

Антимиры, бывает, процветают,

Когда добро дает Верховный План.

Несовершенство Яви поглощают,

Вбирают весь негодный матерьял.

 

То допускается. Дается им свобода

В пределах неких, неких рубежах.

Но так случается, что большего охота

Владыкам, что царят в Антимирах.

 

Идут они ва-банк, желая большей власти.

Вторгаясь в заповедные миры 

Творят и Зло чинят, усердствуя в коварстве,

Чтоб Силу получить для черных дел своих.

 

 

 

 

 

 

 

 

Но есть герои, что стоят на страже

Порядка в неподвластных им мирах.

Кто пресечет набеги и накажет

За дерзость их, за подлые дела.

 

И в этот раз поставлены препоны

Атаке были. Сложный вышел бой.

Объединились темные колонны.

Владыка знатный вел их за собой.

 

Однако был разбит. Бежало Мрака войско

И затаилось в Темных областях.

Владыка Мрака  улизнул проворно.

Но где он скрылся? То никто не знал.

 

Но знаки есть, что спутники свершений.

И следопыт узнает лиса путь.

Вели следы на Матушку, на Землю.

Там затаился Враг. Озлоблен был и лют.

 

Но тих, как агнец. Совершал злодейство

Исподтишка. Имел коварный план

Вовлечь землян в мир похоти и секса,

Поставить кайф на трон и во главу угла.

 

Построить мир на ложе Лжесвободы.

Открыть пред людом Темные Пути.

Заставить отказаться от Закона,

Канал в Антимиры себе открыть.

 

31.07.2011 г.

                          

 

Почти удался план. Однако закавыка

Свершилась в нем. Посеян крепкий дух

Во многих был по той Земле ходивших.

Святой Любви огонь в них не потух.

 

Не смог Порок в них затушить то пламя,

Не смог Свет Вышний в душах подменить

Горячим темным пламенем желанья,

Что лишь умеет взять и поглотить.

 

Велик Господь и велика в нем сила!

Его Огонь всегда лишь отдает,

Но и не тухнет. Наполненьем жив он,

Что от Огня Верховного идет.

 

А тот Источник вечен и бескраен.

Иссякнуть он не может Никогда.

Его Огонь доходит до окраин

Во всех мирах, пространствах и краях.

 

 

 

 

 

 

Великой глупостью или бескрайним Эго

Восстанье против Вышнего Творца

Лишь объяснить возможно. Разум трезвый

Не в силах то понять и осознать.

 

Всегда исход один подобным бунтам.

Армады Света встанут на пути

И отразят атаку на мир светлый,

Врага загонят в крепкие силки.

 

А там уж все. Конец восставшей силе.

Не бойня будет. Справедлив Отец.

Герой с Врагом сойдется в поединке

И обретет Венец или Конец.

 

Но испокон такого не случалось,

Чтоб побеждал, поднявший силы Тьмы.

Бывало долго битва продолжалась,

Но не сносил, вражина, головы.

 

Настал и в этот раз черед расплаты.

Был найден, затаившийся злодей.

Верховным Гоем и Святейшим назван

Он ложей тайной. Царь и иудей

 

В тринадцатом колене. Чистой крови.

Но та темна, как деготь иль смола.

Служили Тьме все, кто касался рода,

Во всех скрывалась темная душа.

 

Но тут иное было. Тут подмена

Произошла в один из мрачных дней.

Свою он душу бесу заповедал.

Из тела вышел сущностью своей

 

В тот день. Был заселен во Мраке.

А тело занял Темный Господин.

И стал Хозяином он ложи и всей власти

Над миром бранным в рубежах Земли.

 

Недюжинным умом вершил свое он дело.

Свод темных правил людям насаждал.

Не силой. Хитростью и Подлостью умело

Он из себя Христа изображал.

 

Пришел на трон в годину муки смертной.

Земля тряслась. Вершился Катаклизм.

Никто не знал, что корчится от скверны

Планета наша, проходя сей криз.

                                   

 

 

 

 

 

 

 

Уж суждена была Земле иная доля.

Окружена была святым Огнем.

Окутало ее огромной силы поле,

Чтоб изменить со всем ее живьем.

 

Но тайной было се. Об этом все молчали.

Запрет наложен был Владыкой на уста.

Зато писаки со страниц кричали,

Истошным воплем исходил экран

 

О том, что рушится на Землю Немезида,

Небиру скоро всех с Земли слизнет.

И террористы истребят полмира,

А остальная часть от СПИДа перемрет.

 

Но вдруг пришел Спаситель! Все затихло!

Америка прошла, как сон, лихой дефолт.

Затихли войны. Смолкли террористы.

Настал Великой Эры первый год.

 

Спокоен мир под бдительной десницей.

Его трясет и мучит ураган.

Но крепок воз, могуч на нем возница.

Рукой уверенной он правит свой корабль.

 

Перекроил он карту по понятьям.

Установил незыблемый закон.

Открыл пути к потокам необъятным

Энергий неизвестных из Пустот.

 

Коллайдер дал ответ на сто вопросов.

Открыл Пространства-Времени секрет.

Дал выход он на самый дальний космос,

Помог узнать о том, чего на свете нет.

 

Век Изобилья снизошел на Землю.

Наука воплотила все мечты.

Не стало нищеты, нужды, болезней.

Был всяк в довольстве, обогрет и сыт.

 

Осталась у людей одна забота:

       Как время скоротать и чувства насладить.

И тут Верховный проявил заботу.

Создал он Церковь Счастья и Любви.

 

И лучшие умы трудились над созданьем

Новейшей Церкви. Споро дело шло!

Охотно люди в храмы устремлялись.

Где обретали счастие свое.

 

 

 

 

 

 

 

Всяк счастлив был под куполом святейшим.

Убогий там вниманье получал.

Ущербный телом шел за исцеленье.

Умом  ущербный рай свой обретал.

 

Любили в храме всякого буквально.

Там культ любви всемерно процветал.

Чтоб не было деленья на неравных

При входе всякий тело обнажал.

 

Ходил там наг хоть старый, хоть увечный.

Стыда не ведал всяк, кто в храм входил.

Стыд признан был, как рудимент. Отсечен

Искусно он при входе полем был.

 

Наука потрудилась над затеей.

Частотно перестоен всякий мозг

Был каждому, кто принял ньюкрещенье,

Кто душу в Церковь Новую принес.

 

А паствы было много миллиардов.

Подобной Церкви не было вовек.

Всяк получал, чего душа желала.

В земном раю он проводил свой век.

 

Доступным стало все. Запрет лишь на насилье

Для всех единым был и был для всех табу.

Зато Свободы Чувств хлебнули в изобилье.

Кипение страстей превысило черту

 

О коей и не думали помыслить

Ни год, ни два, ни несколько назад.

Как оргии все мессы походили

И тряс экстаз лежащую толпу.

 

Обыденным стал акт совокупленья.

Мир изобрел бескрайний ряд забав,

Чтоб обновить от секса впечатленья.

Чтоб как-то в себе силы поддержать.

 

Наука тут трудилась. Медицина

Внедряла сексуальный препарат.

Генетика зажгла свои светила,

Чтоб стимулировать природный аппарат.

 

Достиг Владыка Темный нужной цели.

Потушен в людях Огненосный дух.

Телесной радостью сердца теперь кипели,

Собою освещая Пустоту.

 

 

 

 

 

 

 

 

О, если б видеть мог, живущий плотью смертный

Что в самом деле в жизни он творит!

Как пламенем сердец своих нетленных

Род Человеческий дорогу в Ад творит!

 

Как стонут души, в похоти погрязших

Тел смертных, прожигающих года.

Как тухнут искры тех костров пылавших,

Что залила зловонная вода.

 

Рекою темной льется Сила в Пропасть

И полнит Мрак все больше каждый день.

Густеет Тьма на бренною Землею,

Все дальше уводя планету в Тень.

 

И близок час Свершения! Так близок!

Откроется лазейка и тогда

Владыка Темный в недрах Мрака сгинет

И распахнет Бездонные Врата.

 

В них Явное Творенье может рухнуть,

С собою увлекая Мир и Твердь.

Сиянье звездное обречено потухнуть

В Небытии.То не Покой, а Смерть.

 

Нельзя подобному произойти в Пространстве!

Нет в планах Вышнего для Смерти перспектив!

И силы Света не на пир собрались

Чтобы сразиться, чтобы победить.

 

Но что есть битва между Тьмой и Светом?

Не конный вал, не танковый удар.

Подспудный труд и духа высветленье

Лежит в основе ратного труда.

 

Бывает дело медленно вершиться

И занимает годы и века.

Но тут иное дело. Зреет битва

На многих планах, многих плоскостях.

 

Но во главе угла все ж будет поединок,

Коль примет то условие Князь Тьмы.

Свершится бой. Сойдутся он и инок,

Что чист душой и жаждет победить.

 

Коль победит, то Князь на милость сдастся

И сложит все оружье беса рать.

Пройдет через черед рекомбинаций

Всяк в плен попавший мраконосный враг.

 

 

 

 

 

 

 

 

Но коль падет дружинник в поединке.

Что ж… Коль такое суждено

Пребудет Тьма хозяйкою в сем мире,

А Свет для битвы силы наберет.

 

Случается такое очень редко

И погружается весь Явный мир во Тьму.

И пребывает в ней тысячелетья,

Пока герои Света не придут.

 

И замерли во всех пределах рати.

Остановилась битва, замерла.

Ждет Поединок всякий в ней участник,

У коего в руках его судьба.

 

Но Поединок – это лишь названье.

Не будет выстрелов, сверкания мечей.

Все будет тихо, мирно и без драки.

Но сам накал той битвы горячей

 

Пребудет раскаленного металла.

И боль душевная превыше боли тел.

И подвиг поединщика предстанет

Превыше подвига сгоревшего в огне.

 

Не знал Герой, что он Судьбою выбран.

А как узнал, немного оробел.

Готов он не был к подвигам былинным.

Считал, что слаб для судьбоносных дел.

 

Но согласился он с таким решеньем.

Коль избран, то сумеет послужить.

Лишь попросил немного в одолженье

Оставить памяти. Совсем чтоб не глушить.

 

Но так нельзя. Условья поединка

Гласят о том, что с чистого листа

Все начинает в поединке Инок.

Неведома идущему стезя.

 

Противнику, напротив, все известно.

Его задача инока свернуть

С Пути его на путь, ведущий в Бездну.

Иль соблазнить, иль просто обмануть.

 

Был возвращен герой жить в прежнем теле.

И память он о виденном хранил.

Не понимал пока он Высшей Цели,

Но понимал, что Миссию вершил.

 

 

 

 

 

 

 

 

И снова в келье монастырской  оказался.

Как будто бы совсем не уходил.

Но как-то стало вдруг все изменяться.

Его к себе владыка пригласил.

 

Сказал владыка: - Что ж, пробыл ты в схиме

Премного лет. Молился славно ты.

Достигли видно Господа молитвы

Святых людей и между них твои.

 

Послал Господь на Землю свое семя.

Теперь в раю живем и нет нужды в мольбе.

В монастыре тащить нет смысла бремя

Иное предначертано тебе.

 

Ты призван Пастырем. Быть подле, в его свите,

Отныне подвиг твой, твое служенье, честь.

Не знаю как сумел тебя увидеть

Верховный наш! Предивно это есть!!!

 

Но время таково. Дивимся каждый день мы.

Свершений множество и множество чудес.

Что тайным было – стало очевидно.

А невозможное обыденно теперь.

 

Лишь только откровенность нас смущает,

Что непривычно нам на первый взгляд.

Но он ведь Пастырь и наверно знает

Куда вести, куда нас направлять.

 

А мы пойдем в надежде и смиренье.

Не зря учились множество веков.

Пришла пора любви и наслажденья.

То видно дар за подвиг наш таков.

 

Ну ты ступай. Мне тоже собираться

Пришла пора. Распущен монастырь.

Мне выбор дан: на месте оставаться

Иль край избрать, где мне в усладе жить.

 

Простились так. Андрей собрался быстро

И в путь отправился к далеким берегам.

В Верховный Храм, куда он ныне призван,

Путь пролегал чрез Тихий Океан.

 

Дивился ль он, пока в пути был долгом?

Скорей немел от срама и греха.

Не будь готов, сражен был, словно током,

От мира нового, что перед ним предстал.

 

 

 

 

 

 

 

 

Роскошен мир, но бога в нем не видно.

Богатство есть и сытость и экстаз.

Но нет Любви – ему то очевидно.

Лишь похотью глаза вокруг горят.

 

Тепло окрест. Ни холодно, ни жарко.

Всяк наг вокруг, как будто в банный день.

На стюардессе в лайнере лишь фартук,

Как поясок иль небольшой ремень.

 

Да ладно б то! Иное было шоком!

Совокуплялся всякий, с кем хотел.

Андрей среди того сидел порока

Словно в аду. Он в ужасе смотрел

 

Как рядышком совокуплялась пара.

И стюардесса отдавалась вновь

Двум молодцам по внешности армянам,

В оргазме плача: «Здравствует любовь!»

 

Оргазм был бог. А культ – совокупленье.

И истово всяк рвенье проявлял.

Андрей же пребывал в недоуменье.

Ужель на Землю снова он попал!?

 

Как так случилось? Сделаться могло как,

Что мир погряз в разврате и грехе!?

За краткий срок все попраны уроки,

Что в мир несли, живущие в Христе!!!

 

Извращены понятья и каноны.

Подменены понятья о любви.

Иные в мире властвуют законы,

Что блуд и грех на Землю принесли.

 

И тут он вспомнил все, что видел ране,

О чем он знал, но временно забыл.

Вся проявилась истина о Плане,

Что Темный Лорд творил, по мере сил.

 

И миссию он вспомнил, с коей прибыл

В сей мир опять, но в прежнем житии.

Собрал в кулак свои он духа силы

И постарался в образ свой войти.

 

И думал долго, трудно и упрямо

Зачем призвал к себе треклятый Лорд.

Теперь уже Андрей не сомневался

Кто правит ныне и куда ведет.

 

 

 

 

 

 

 

 

Он видел все иным, открытым взглядом.

И ясно сознавал Причины и Исход.

Он видел четко – огненным фонтаном

Во тьму кромешную чистейший Свет течет.

 

При каждом акте изливалось пламя,

Темнело сразу, направлялось вниз,

Сливалось с бесконечными ручьями,

Что в Бездну Беспросветную неслись.

 

Котилось где-то там, подобно магме,

И сохранялось так до времени, когда

Тот консервант послужит силам Мрака,

Чтоб одолеть врага, осаду чтоб прорвать.

 

Умен был Лорд. Он рассчитал все точно.

Энергий вал сумел он получить,

За счет того, что сутью он порочной

В Учениях Основы подменил.

 

Он ведал суть греха и был дитя порока.

И видел в людях Темный Лорд изъян.

Он знал наверняка, что хочет всяк двуногий:

Под кайфом жить, не сея и не жня.

 

В довольстве жить, ничуть не отдавая.

Испытывать блаженство и экстаз.

При этом быть уверенным – в сем Правда.

Таков для всех удел и Высший то Наказ.

 

И он пришел. И дал им, что хотели.

Принес он в свет учение о том,

Что нет для Жизни в мире выше цели,

Чем жить в экстазе каждый день за днем.

 

И дал Свободу им. Свободу чувств и нравов.

И дал Энергию, чтоб не было нужды.

Науку дал, чтоб обрели каналы

Для удовольствий острых и иных.

 

Они ж схватили данность, как игрушку.

И увлеклись, как малое дитя.

И понеслась!!! Толпою став бездушной

Цель обрела бесстыжая орда.

 

Он близок был к успеху в своем Плане.

Но и противник светлый был умен.

И он прислал Бойца на поле брани,

Чтоб тот сей план решительно пресек.

 

 

 

 

 

 

 

 

Был договор меж Сил. Коль Инок сдюжит

И пред соблазном сможет устоять,

То Демон Темный сам знамена сложит.

И на века он низойдет во Мрак.

 

Коль одолеет Инока, то будет

Он в Яви Царь определенный срок.

Так порешили. Битвы многотрудной

Сим разрешится без потерь исход.

 

И вот настал черед для Поединка.

В столицу мира прибыл наш герой.

Его встречали с помпой, важно, пышно,

Как будто прибыл шах, иль царь, или король.

 

И во дворец помчалась кавалькада.

Он в лимузине ехал. Много дев

Его при переезде привечало,

Своим беспутством крайне надоев.

 

Он отгонял их. Те в недоуменье

Процессии смотрели долго вслед.

Читались в их глазах страх с удивленьем.

Им непонятен был сей человек.

 

Но не пытались более ластиться.

Не досаждать был строгий дан наказ.

Так и доехали. Андрей мог поселиться

В любом дворце, какой бы он избрал.

 

Не выбирал. И поселился скромно.

Сказал, что хочет видеть океан.

Чтоб людно не было, чтоб ветер был и волны.

И чтоб ему никто не досаждал.

 

Отель был скромен. Чист и малолюден.

Но чувствовал Андрей вокруг себя накал.

Он видел явно, как не просто людям

В нем соблюдать морали ритуал.

 

Следы одежд их явно всех стесняли,

Сидели словно на быке седло.

Как видно по веленью одевались,

Чтоб не смущать по первости его.

 

Но не изменишь суть. Едва не мог он видеть

Страсть вырывалась из узды ума.

И слышал он, как акты содомии

Творились в приоткрытых номерах.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

И на себе ловил он сотни взглядов,

Что изливали похоти поток.

Его желали страстно, безоглядно.

Как устоять пред тем!? Помилуй бог!!!

 

Ведь он живой! Из плоти и из крови!

Еще он млад! И бьет в главу гормон!

Как выдержать средь дев, текущих томным соком!?

Как не отдаться в сладостный полон!?

 

Но понимал, что в этом Испытанье.

В том Искушенье – замысел Врага.

Тот одержал победу в плотном плане

На слабостях людских шутя сыграв.

 

Ему ж нельзя поддаться искушенью.

Не шутки то и велика цена

Его страстям. Сверши грехопаденье,

Считай, что Поединок проиграл.

 

Он страсти подавил. Смотрел бесстрастно.

И чистый взгляд мог видеть скрытый смысл.

И лики милые вдруг стали плотоядны,

Как будто кто-то маски заменил.

 

Он видел души тех, что плоть его желали.

Стенали души, корчились от мук,

С мольбою души к людям воззывали

В себя прийти, войти во Света круг.

 

Но те не слышали. Они волной желанья

Насытить плоть на тот момент полны.

Какие могут быть слышны воззванья,

Когда кипит эндоморфин в крови,

 

Гормонов смесь, пилюль, медикаментов,

Присадок разных малых и больших,

Что стимулируют, продляют что моменты,

Для коих в этой жизни рождены!?

 

- Даешь экстаз!!! – и более не слышно

Ни слуху, чувствам, сердцу и уму.

Зачем жизнь осложнять моралью  лишней,

Когда и без нее я в кайф по ней иду!?

 

В какой-то миг и наш Андрей чуть дрогнул,

Когда с утра, едва открыл глаза,

Увидел в номере иль нимфу, иль мадонну,

Что по звонку прислугой подошла.

 

 

 

 

 

 

 

Почти нага была. Лишь фартук в две ладошки

Плоть молодую снизу прикрывал.

И взгляд ее невинный и порочный

Его как будто насквозь прожигал.

 

Он вспыхнул вмиг. Практически забылся.

И тело двинулось на столь призывный взгляд.

Но он был Воин. Ниспосланный Инок.

Остановил порыв. Сумел себя сдержать.

 

Он отослал ее, чем ввергнул в изумленье.

Оделся быстро и спустился в холл.

Не ждали рано. Вызвал изумленье

У свиты ожидающей приход.

 

Смолчали те и повели на завтрак.

А уж затем отправились в дворец,

Где пожелал увидеть спозаранку

Его Верховный Пастырь и Отец.

 

Он воин был, но был и человеком.

Забилось сердце, как набат в груди.

Уверен не был, что готов ко встрече,

Не знал что ожидает впереди.

 

Но все прошло обыденно и просто.

Навстречу шел радушный человек.

Был славным он. Могуч фигурой, ростом.

В движеньях плавен. Щегольски одет.

 

Одежда, правда, несколько условна.

Прозрачна та. Он был одет, но наг.

Андрей подумал: - Также вероломна

Та суть, что в теле сем. Не друг то – враг!

 

Тот мысль прочел: - За что коришь, не знаешь.

Я чист душой и не желаю зла.

Я Созидаю! Как не понимаешь,

Что мир люблю я, что здесь воссоздал!

 

И здесь любовь царит! Бескрайне, безраздельно.

Я Царство Божье сотворил, мой друг.

Земля сия - Любви сад заповедный.

И ты готов разрушить все себя вокруг?

 

Не торопись. Повремени с ответом.

Побудь в гостях, потрогай, посмотри.

Хочу, чтоб оценил сполна и то, и это,

А там уж делай выводы свои.

 

 

 

 

 

 

 

 

Я помню, что ты с Миссией высокой

Пришел сюда. И слово сохраню.

В бой вступим мы, как пожелаешь только.

Не торопись. Смотри. Я подожду.

 

       Но знай! Не враг тебе я по крови и сути.

Течет в тебе отчасти та же кровь.

Мой мир не чужд тебе и мил он многим людям.

Едва ль претит тебе иметь здесь стол и кров?

 

Сознайся, друг. И ты б не отказался

Прожить в сем мире свой остаток лет?

Не отвечай. И так наверно знаю,

Что дашь ты на вопрос не от души ответ.

 

Да ладно! Не неволю. Ты подумай.

Я предлагаю вместе тут царить.

И властью поделюсь. И волю дам любую.

Согласен ты со мною Сотворить?

 

И понял тут Андрей, что в темные тенета

Все глубже попадает каждый миг.

С себя в единый миг он скинул темный морок

И облегченье сразу ощутил.

 

Ну, нет! – ответил он, - С тобой я не попутчик!

И вижу я, куда идет сей мир.

Не будем тратить время.  Думай лучше

Как нам быстрей окончить наш турнир.

 

- Не торопись, - промолвил Темный пастырь.

- Еще успеешь жизнь ты потерять.

Ты отдохни и сил не трать напрасно.

Пришел ведь ты не пасть, а побеждать?

 

Давай с тобою биться через месяц.

Пока же погости и посмотри.

Но обещай! Ты примешь мой гостинец,

Что я пришлю от всей своей души.

 

С тобой мы воины и мне ты не откажешь.

Бестактно будет это для тебя.

Я ж покажу что здесь ты потеряешь,

Коль дар откажешь власти ты принять.

 

На том и порешили с ним. Для Павла

Настали дни, что век не позабыть.

Всех искушений плотских и соблазнов,

Всех обольщений чашу мог испить.

 

 

 

 

 

 

 

 

Бескрайним морем бремя славы пало.

И водопад обрушился утех.

Его восторженно толпа встречала

И на руках несли десятки страстных дев.

 

Желанье всякое воплощено мгновенно

Могло быть ими, только пожелай!

Был он иконой для толпы нетленной,

Кумиром, что пред смертными предстал.

 

Он говорил, что не кумир он вовсе,

Что человек простой, такой же, как они.

Но те слова рождали лишь восторги

И вопли о желанье и любви.

 

Его хотели, жаждали, стремились.

Страсть овладела множеством умов.

Узнал случайно – сотня отравилась

Вколов себе смертельный передоз.

 

Дрались в толпе, не поделив пространства,

С которого могли за ним смотреть.

В лечебницу попали с диссонансом

Душевным многие. Пред ним стояла смерть,

 

Что Враг родил своею темной силой.

И выставил его приманкой для толпы.

Так двух убил он выстрелом единым:

Себя потешить мог и Инока прельстить.

 

Но не был слабым он. Могуч был - Воин Духа.

Оправился и заточился сам.

Чрез месяц же явился ко Врагу он

Спокоен и силен. – Ну что ж, пора к делам

 

Нам прейти. Довольно прохлаждаться.

Ристалище уж заросло травой.

Я не за тем пришел, чтоб только наслаждаться.

Противник ты и нам пора на бой!

 

- Ну, полно все ж! Какой же я противник!?

Ты посмотри. Ведь я творю любовь!

Признайся ты, ведь это очевидно,

Что я добро творю, волнуя людям кровь.

 

Несу я радость им, даю им наслажденье.

И радостью сердца людей полны!

- Ты лжешь, коварный! Это наважденье!

То не любовь и дни их сочтены!

 

 

 

 

 

 

 

 

Не ведают они, отравлены дурманом,

Что дан тобой под видом сладкой лжи.

Заполнил ты сердца самообманом.

Во Тьму ведут Заветы все твои.

 

Я вижу Свет, что от людей исходит,

Но тут же попадает в полон к Тьме.

Я вижу все. Накоплен он в тенетах,

Что сплетены под твердью в глубине.

 

И замысел мне твой теперь предельно ясен.

Ты – Мрака суть. И нет в делах любви.

Корыстью лишь полны твои деянья.

И нет в них ни заботы, ни любви.

 

Умом силен ты, в этом не откажешь.

Так извратить, испортить Истин суть!

Силен, силен! Чего уж больше скажешь!?

Но, мыслю я, не всех ты смог свернуть

 

С Пути Основ, что людям дал Господь наш.

Ответь мне честно, что такие есть.

Пообещай, что мне ты их покажешь

Людей, что сохранили Дух и Честь.

 

- Да нет таких. Давно уж нет в помине.

То были импотенты и скопцы.

Себя самих они со свету сжили,

Когда увидели, что Царствие Любви

 

Пришло на Землю. Беды победило.

И Век Златой  повсюду наступил.

Сокрылись в склепах нелюди от мира.

Ушли и ладно. Я про них забыл.

 

- Не верю я! Ты лжешь и нет тут правды!

Я чувствую нутром, наверняка.

Ты сам укажешь мне, где праведников шахты

Иль мне их самому по всей Земле искать?

 

- Да леший знает, где они, те склепы!

Не знаю этого и знать то не хотел.

Дались они тебе! Ведь это же нелепо!

Забудь про них! Мы отвлеклись от дел.

 

Ну, нет! Есть дело мне. Хочу я их увидеть.

Ты не препятствуй мне. Таков наш договор.

Я должен знать. Хочу найти обитель

Людей, что Свет нести смогли до этих пор.

 

 

 

 

 

 

 

 

- Ищи, коль хочешь! Вольному ведь воля.

Тебя неволить мне ведь не резон.

Но как нам быть? Ведь мы сошлись для боя.

Иль, может  быть, изменим договор?

 

- Не вправе я решать. Верховная то Воля.

Я лишь боец, его Посланник здесь.

Но, мыслю я, изменит Он условья,

Коль я найду хранивших души здесь.

 

Искал он долго. Прятались, таились

Изгои мира Похоти в земле.

Ходы подземные изгои тайно рыли

Чтоб от греха уйти, душою уцелеть.

 

Преследовал нечистый их нещадно.

Пси-излучатели и газы создавал.

Проникла глубоко в укрытия зараза.

Немногим удавалось побеждать.

 

Лечили, как могли. Иль отпускали с миром.

Иные предпочли и смерть принять.

Лишь только бы не пасть. Не сделать секс кумиром.

И бога не предать, душою не упасть.

 

Учитель был у них. Ни стар, ни млад годами.

Вполне обычный вроде, молодой.

Но верил он. И был напитан знаньем

О сути дел, грядущем и былом.

 

Он говорил о том, что будет Время,

Когда придет сей час и Темный Господин

Предстанет Вестником. Облегчит многих бремя,

Чтоб обольстить и души погубить.

 

Свершилось так. Еще же предрекал он,

Что мир падет, наступит время Тьмы,

Великий срок продлится Тьма, немалый.

Но есть спасение! В руках оно живых.

 

Коль десять тысяч душ спасут себя от мрази,

Свет сохранят и смогут не упасть,

И не дадут увлечь себя заразе,

То явится с небес Святая Света Рать.

 

И сгинет Темный Пастырь, словно не был.

И мир воскреснет, как воскрес Христос.

И Царство Божье снизойдет к ним с неба.

И воцарится до конца веков.

 

 

 

 

 

 

 

 

Был убедителен призыв его душевный.

И десять тысяч избранных нашлось.

Был тяжек труд подземный, каждодневный.

Но, слава богу, все им удалось.

 

Себя хранили во плоти и в духе.

И сохраняли веру и мораль.

Блюли семью, не распускали руки,

Молились Господу и в радость, и в печаль.

 

Когда нашел их племя в катакомбах

Душою Павел светлой воссиял.

Увидел, что их женщины – мадонны,

Мужчины – духоборцев идеал.

 

Жилища их светились божьим светом.

Сияние лучили лики их.

       Святые люди выжили в вертепе,

В грех падшем мире, душу сохранив.

 

Готовы, как один, и жизнь отдать за Правду,

За Веру, за Каноны бытия.

Но делать что – того они не знали.

Не ведали, как Веру защищать.

 

Лишь верили, что явится посланник,

Укажет Путь, с собою поведет.

А уж они готовы для восстанья.

Готовы вырваться из вражеских тенет.

 

Когда ж явился он, они возликовали!

Настал тот День и пробил Судный час.

Остыли, правда, пыл свой потеряли,

Когда поведал он об истинных делах.

 

Растеряны все были. Он – Посланник,

Не знает делать что? Как может это быть!

Быть может он – не Он, а самозванец?

Явился к ним чтоб смуту насадить?

 

Но разрешилось все. Нагрянули злодеи.

Отслежен был Врагом Посланца светлый путь.

И тот наслал войска сгубить всех в колыбели,

Чтоб разом истребить, успех себе вернуть.

 

Но прогадал Князь Тьмы! Нарушил уговор он.

Не вправе был насилие творить,

Коль прежде не было победы иль позора

В ристалище. Пока противник жив.

 

 

 

 

 

 

 

 

Ошибся он. Эмоциям поддался.

И руки Силам Света развязал.

В момент единый флот с позиций снялся,

В строй боевой кулак армады сжал.

 

Была атака краткой и успешной.

Армагеддона стал последним бой.

Бежал противник в панике поспешно

В глубинах тверди пряча облик свой.

 

Но вал атаки был настолько мощен,

Что высветлил до основанья твердь.

И микромира изменил основы.

Преобразил. Все сущее теперь

 

Иным уж стало. Светом изливалось.

Сокрытое переродилось в Явь.

Что ранее в глубинах укрывалось

Явилось в мир во всех своих чертах.

 

И всяк увидел Что из Тьмы иль Света,

Кто свет родит, а кто, как паразит,

Живет, крадя его, у тех, кто безответно

Бесцельно в мир роняет, не хранит.

 

И явным стал удел за Тьмою шедших.

Подобным пламени притушенных лампад

Был свет от них. Горевших  иль чадивших

Их больше было? Трудно разобрать.

 

Удел один был им. Подобно головешке

Им догореть осталось до конца.

Отдать Хозяину остатки душ поспешно

И раствориться призрачно впотьмах.

 

И вздрогнул мир от ужаса обмана.

И возвопили неофиты в глас:

Прости, Господь Отец, детей неправых!

Прости нас, Отче, и помилуй нас!

 

Мы предали тебя! Свершили грех Иудин!

Но ныне мы раскаяньем полны!

Грешны перед тобой, но таковы мы люди,

Покаемся, лишь только согрешив…

 

Прости ты нас! Прими же покаянье!

Освободи от власти темных сил!

Жить впредь мы будем чутко крайне.

Впредь по Законам данным будем жить!

 

 

 

 

 

 

 

 

Услышал ли Господь и принял покаянье

Не ведомо, однако, никому

Но только с той поры окутана сияньем

Планета голубая. Равно как звезду

 

Отныне видят в космосе планету

И направляют корабли свои,

Чтоб приобщиться к чуду Царства Света

И получить заряд Святой Любви.

 

31.07-15.08.2011  Дивноморск, ВДО «Баргузин»

 

Царит там Дух Святой всецело, безраздельно.

И люди, словно ангелы живут.

Ученье чтут, что дал Господь в владенье.

С Закона буквой свой сверяют Путь.

 

Живут не догмою. Фанатиков не сыщешь.

Синхронно с сердцем ум сверяет шаг.

Воссоздают свой мир, свою обитель,

По крохам малым строят Идеал.

 

Полет души – здесь главная утеха.

Мечтатели, поэты здесь в цене.

И день, и ночь Земля залита Светом,

Что излучают братья во Христе.

 

15-16.08.2011 поезд № 494 Новороссийск – Пермь.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

      

Рейтинг: 0 204 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!