ХХХIII - ХХХV

         ХХХIII
Тогда ценил веселья плеск,
Живой характер, волос темный,
Прекрасных глазок жадный блеск
И разговор ленивый, томный.
Любил и глупость даже я,
Сносила всё душа моя.
Срывал ночные поцелуи,
Ценил подлунные амуры
И, убивая время  всуе,
Любил наивность, шуры-муры.
Ввернул б зефира легкий бег,
Да вот беда - не выношу я нег,
И мне писать трудней в сто раз,
Хоть был и у меня когда-то час.
       ХХХIV
Быть может, я тогда любил?
Нам это не узнать.
И скольким глазкам грубо льстил?
Мне было свойственно играть,
Безумством скучным всех пугать,
И долго про себя ж себя ругать.
Но кровь холодная шипела,
Как недозрелое вино,
И пена винная летела,
Но не смиряла кровь оно,
А мой характер многих уж пленял,
А волю я себе давал,
Чужие слезы проливал,
И так, помалу, остывал.
       ХХХV
Аркадий моей, мне не чета:
Он не молился жидкому амуру,
Что в те далекие года
Не пёр, как я, такую дуру,
Но от компаний не отстал,
Но реже с ними всё бывал.
Учебой тронутый он мало-
В день курсовые всё ж писал-
И на экзамен брёл устало,
Так как оценок не считал:
О будущем он не вздыхал,
Подмёток на ходу не рвал.
А институт он бросить и хотел,
Но, как и я, он это не посмел.

© Copyright: Игорь Николаевич Макаров, 2014

Регистрационный номер №0245665

от 15 октября 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0245665 выдан для произведения:          ХХХIII
Тогда ценил веселья плеск,
Живой характер, волос темный,
Прекрасных глазок жадный блеск
И разговор ленивый, томный.
Любил и глупость даже я,
Сносила всё душа моя.
Срывал ночные поцелуи,
Ценил подлунные амуры
И, убивая время  всуе,
Любил наивность, шуры-муры.
Ввернул б зефира легкий бег,
Да вот беда - не выношу я нег,
И мне писать трудней в сто раз,
Хоть был и у меня когда-то час.
       ХХХIV
Быть может, я тогда любил?
Нам это не узнать.
И скольким глазкам грубо льстил?
Мне было свойственно играть,
Безумством скучным всех пугать,
И долго про себя ж себя ругать.
Но кровь холодная шипела,
Как недозрелое вино,
И пена винная летела,
Но не смиряла кровь оно,
А мой характер многих уж пленял,
А волю я себе давал,
Чужие слезы проливал,
И так, помалу, остывал.
       ХХХV
Аркадий моей, мне не чета:
Он не молился жидкому амуру,
Что в те далекие года
Не пёр, как я, такую дуру,
Но от компаний не отстал,
Но реже с ними всё бывал.
Учебой тронутый он мало-
В день курсовые всё ж писал-
И на экзамен брёл устало,
Так как оценок не считал:
О будущем он не вздыхал,
Подмёток на ходу не рвал.
А институт он бросить и хотел,
Но, как и я, он это не посмел.
Рейтинг: 0 171 просмотр
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Популярные стихи за месяц
126
96
91
91
87
НАРЦИСС... 30 мая 2017 (Анна Гирик)
82
81
80
66
66
65
65
65
64
59
59
58
55
55
55
54
52
52
50
49
46
46
45
45
40