ХХII - XXIV

     ХХII
Жена его спокойная старушка:
Весь век в мытарствах и труде,
Но жалобы одна подушка
Слыхала и порой была в воде.
По юности как бы мечталось,
И радужнее всё казалось,
И замуж вышла как-то так,
И притерпелась к мужику с годами,
Хоть и казалось: всё не так,
И утешалась в болтовне словами.
Так успокоилась она,
И, всуе, старилась сама,
И как-то быстро отцветала,
Лишь на себя глядя, вздыхала.
     ХХIII
А душу детям отдавала,
Но тем же их и укоряла,
Любви она и не знавала,
И между дел детей не замечала.
Ведь наша добрая старушка
В земных делах была простушка,
А в воспитании детей
Не многим больше понимала
Прабабушки какой-нибудь своей:
Их лишь кормила, одевала,
Другой методы не знавала,
Макаренко и не читала.
Не нужен был он ей совсем,
А думать-то порой зачем?
       XXIV
Но детям участи иной желая,
На жизнь свою убогую взирая,
О пользе только полагая
Им об учебе мысль внушая,
Учится всех направила она.
А Ольга пробивалась далее сама:
И в институт с тем  поступила,
Учась прилежно дале в нём-
Хоть может тяжко ей и было-
Тверда была в решении своем.
На курсе третьем иль четвертом
(Так тянет рифму: пахнет чертом)
Она как женщина созрела
И всех прилежно оглядела.

© Copyright: Игорь Николаевич Макаров, 2015

Регистрационный номер №0272479

от 19 февраля 2015

[Скрыть] Регистрационный номер 0272479 выдан для произведения:      ХХII
Жена его спокойная старушка:
Весь век в мытарствах и труде,
Но жалобы одна подушка
Слыхала и порой была в воде.
По юности как бы мечталось,
И радужнее всё казалось,
И замуж вышла как-то так,
И притерпелась к мужику с годами,
Хоть и казалось: всё не так,
И утешалась в болтовне словами.
Так успокоилась она,
И, всуе, старилась сама,
И как-то быстро отцветала,
Лишь на себя глядя, вздыхала.
     ХХIII
А душу детям отдавала,
Но тем же их и укоряла,
Любви она и не знавала,
И между дел детей не замечала.
Ведь наша добрая старушка
В земных делах была простушка,
А в воспитании детей
Не многим больше понимала
Прабабушки какой-нибудь своей:
Их лишь кормила, одевала,
Другой методы не знавала,
Макаренко и не читала.
Не нужен был он ей совсем,
А думать-то порой зачем?
       XXIV
Но детям участи иной желая,
На жизнь свою убогую взирая,
О пользе только полагая
Им об учебе мысль внушая,
Учится всех направила она.
А Ольга пробивалась далее сама:
И в институт с тем  поступила,
Учась прилежно дале в нём-
Хоть может тяжко ей и было-
Тверда была в решении своем.
На курсе третьем иль четвертом
(Так тянет рифму: пахнет чертом)
Она как женщина созрела
И всех прилежно оглядела.
Рейтинг: 0 117 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!