ХХХ - ХХХIII

     ХХХ
Сначала делом он занялся
И разбираться даже стал,
Но белою вороною казался,
И намекали: нос, чтоб не совал..
Его никто не поддержал,
А он ломиться далее не стал.
Но должно все-таки сказать:
Упорства он не воспитал.
Здесь нужно было бы ломать,
Но жизни свою он прошагал
Под строгим оком разных нянь,
Хоть лучше видел нову грань 2
И сложность предстоящих дел,
Но сам в душе их не хотел.
        ХХХI
А цели в жизни он не знал:
Поскольку власть он презирал,
И вверх ползти он не желал
И за тщеславье он карьеру почитал;
За деньги биться он не мог,
Поскольку в них не видел толк.
Но, впрочем, их он не имел,
Предпочитая книжек ряд,
И потому и думать не хотел,
И вещи новой был не рад,
И славе цену тоже знал,
Так ничего и не желал.
Семью ещё он презирал,
Под юбкою приюта не искал.
       ХХХII
Глупец? Но глупость более оруча:
Она всегда своё возьмет.
Пускай она пуста, звонка, трескуча-
Она всё знает, танком прёт,
Не различает честь и подлость,
Не ведает про слово гордость.
Он может воли не имеет,
И цену не познал себе?
Перечить никому не смеет-
Итог: сгорит он, как в огне,
Иль тихо отойдет в сторонку,
Боясь ввязаться в эту гонку.
Таков закон у жизни всей,
Немало здесь лежит костей.

© Copyright: Игорь Николаевич Макаров, 2014

Регистрационный номер №0254908

от 24 ноября 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0254908 выдан для произведения:      ХХХ
Сначала делом он занялся
И разбираться даже стал,
Но белою вороною казался,
И намекали: нос, чтоб не совал..
Его никто не поддержал,
А он ломиться далее не стал.
Но должно все-таки сказать:
Упорства он не воспитал.
Здесь нужно было бы ломать,
Но жизни свою он прошагал
Под строгим оком разных нянь,
Хоть лучше видел нову грань 2
И сложность предстоящих дел,
Но сам в душе их не хотел.
        ХХХI
А цели в жизни он не знал:
Поскольку власть он презирал,
И вверх ползти он не желал
И за тщеславье он карьеру почитал;
За деньги биться он не мог,
Поскольку в них не видел толк.
Но, впрочем, их он не имел,
Предпочитая книжек ряд,
И потому и думать не хотел,
И вещи новой был не рад,
И славе цену тоже знал,
Так ничего и не желал.
Семью ещё он презирал,
Под юбкою приюта не искал.
       ХХХII
Глупец? Но глупость более оруча:
Она всегда своё возьмет.
Пускай она пуста, звонка, трескуча-
Она всё знает, танком прёт,
Не различает честь и подлость,
Не ведает про слово гордость.
Он может воли не имеет,
И цену не познал себе?
Перечить никому не смеет-
Итог: сгорит он, как в огне,
Иль тихо отойдет в сторонку,
Боясь ввязаться в эту гонку.
Таков закон у жизни всей,
Немало здесь лежит костей.
Рейтинг: 0 146 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!