ГлавнаяСтихиКрупные формыПоэмы → ДЫХАНИЕ ОГНЯ (поэма-катарсис)

ДЫХАНИЕ ОГНЯ (поэма-катарсис)

 

 

 

 Два посвящения 

*** 
Книга Небесная, 
Книга Земная. – 
Обе читаемы, обе открыты, 
Обе, едино сопереживая, 
Жизнью как нитью крепкой прошиты. 
Что ж, что рукой не коснуться обложек, – 
В них сомневаться причины не вижу: 
Если Земная жить не поможет, 
Может быть, станет Небесная ближе. 
Трудные вёрсты я шёл, обжигаясь 
Дальним лучом и костром придорожным…
Прожито. 
Помнится. 
Я усмехаюсь, 
Искренне мучаясь о невозможном. 
Мир кристаллически чистый, не сирый 
Виделся мне на дорогах эпохи. – 
Из четырёх составляющих мира • 
Только огонь озаряет дороги… 
Нас покоряют пространство и время.
В нас кратковременно чудо пространства. 
…Книга Земная – вечная тема,
В Книге Небесной – мечта постоянства.
 

• Пространство, Время, Тьма, Свет.

*** 
Читай огонь!
Летящий почерк
Не ставил нудный каллиграф…
Повествованием без точек,
Во всём стремительностью прав,
Все смыслы азбук всех постигнув,
Собой являя высший смысл, – 
Живёт огонь, поленья выгнув 
И одеревенелость смыв.



Нитка-луч, пробивший мирозданье,
От звезды попавший в телескоп, – 
Принимает глаз твоё мерцанье,
Странный путь осмысливает лоб… 
Что теперь со мной должно случиться,
Если этот самый звёздный час 
До меня всей бездною лучится 
И во мне смеркается тотчас?! 

II 
Ах, если б гены говорили, – 
О чём сказал бы их язык,
Каким причастности и силе
Передался б мой слабый лик? 
Слух повесть бы ловил с волненьем,
Как бы во мгле далёкий луч,
И места не было б забвеньям
Найдись ко мне он – древний ключ. 
И странно осознанье это 
Хранить таинственным в себе, 
Плывя живой частицей света
По уготованной судьбе 
Так, словно всемогущий некто, 
Меня с потоком разлуча, 
В смещенье видимого спектра 
Кусок отторгнул от луча, 
И я, неся все свойства рода
В глубоко вызревшем стволе,
Передаюсь безвестным кодом
Себе подобным на Земле. 

III 
Сегодня – свидетель огня
И в будущем – долгого мрака, 
Не вправе ль задуматься я: 
Что – истина-самость моя,
Моя мировая бродяга? 
Энергию брошенных слов 
Уносит порывами ветра. 
Ах, тени, хотя б, голосов!..
Но кроме разбоя часов 
Всё тихо тут. Нет всё ответа.
Какого звучания свет? – 
Расслышать мучительно силюсь. 
Он светит, а отзвука нет…
Не мы ли нам памятный след 
На отзвук ловить разучились?

IV
…Но что над тем судьба творит, 
Чей век и так недолог! 

Его сразил метеорит – 
Космический осколок.
Размером в несколько микрон
Сквозь тубус телескопный 
Проник в зрачок со светом он, 
Убийца бесподобный…

Знать, в этот миг коллега был
У истины на грани,
Но всё со смертью позабыл,
Упал, раскинув длани,
И не успел мне передать
То, до чего он дожил,
Посмев на небе увидать,
Что видеть был не должен.


Настроил микроб телескоп
И глазиком в небо полез.
Он это проделывал, чтоб 
Добиться разгадки небес.
А после микробной толпе 
Он молвил, что неба сильней, 
Что звёзды в его скорлупе
Сплотили всесилье огней…
Скорлупка болталась по тьме,
Бахвалился глупый микроб, 
Толпа, помутившись в уме,
Хвалила микроба взахлёб. 

VI
Спрятал я огонь земной
В побрякушку из железа. 
И лишил железо веса.
И подвесил над собой.
На вершине бытия
Под изящной оболочкой
Сконцентрированной точкой
Пребывает смерть моя. 
А вокруг меня скрипит,
Словно пасынок безродный,
Без энергий мир голодный 
И энергии копит,
Чтобы огненной волной
Сокрушить себя бездарно, 
Разложив на атомарный 
Колоссальный облик свой.
Значит, накрепко забыт 
Гордый миф о Прометее.
Зрел огонь и вызрел, злея. 
И пропитан страхом быт, 
Самоодурью сильнее.

VII
Прамояродина, матерь моя! 
Дышишь удушливым дымом нависшим.
Огненновысшие смыслы тая, 
Стелешься под ноги жизненнонизшим. 
А происходит с тобою беда 
Долго готовящейся катастрофы 
Столоборьбы, безразличья, вреда,
Не умещающегося в строфы. 
«Красные Книги» подходят к концу 
Перед короткостью серого мига…
Я ли?..
Будь проклят я, если внесу
Имя праматери в чёрную книгу!

VIII
Ничто меня не сотворит
Опять для жизни лучшей. 
Но ты лети ко мне, гори
Во мне, мой звёздный лучик! 
С тобой – душа моя чиста
И полон мир героев…
До дыр себя не зачитав,
Я книгу не закрою. 
Пусть будут истина и ложь – 
В борьбе, пока неравной.
Но со страниц ты соскользнёшь – 
И это станет правдой…
За шаг земной и трудный вдох 
Пошли ж мне лёгкий выдох,
Кинь душу через сто эпох,
Где – ни хапуг, ни выжиг.
Пускай за гранью дней она
Гармонии коснётся
И, сутью огненной полна, 
Сюда опять вернётся. 

IX
Тёмной ночью выбросил огонь
Страстную горячую ладонь,
Выхватил подножье диких скал,
Словно тайны их перелистал,
И взлетел к вершине-вышине,
То излом рождая, то зигзаг! – 
В световой полуночной волне
Чей-то жест разбужен, чей-то зрак…

Ах, огонь, - агония и гость,
Миг, энергий яростный резерв,
Соглядатай, видящий насквозь,
Жизнеобнажающийся нерв,
Грация и бешенство ума,
Гибель и начало,
Свет и тьма.

© Copyright: Александр Лихолёт, 2013

Регистрационный номер №0143394

от 22 июня 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0143394 выдан для произведения:

 

 

 

 Два посвящения 

*** 
Книга Небесная, 
Книга Земная. – 
Обе читаемы, обе открыты, 
Обе, едино сопереживая, 
Жизнью как нитью крепкой прошиты. 
Что ж, что рукой не коснуться обложек, – 
В них сомневаться причины не вижу: 
Если Земная жить не поможет, 
Может быть, станет Небесная ближе. 
Трудные вёрсты я шёл, обжигаясь 
Дальним лучом и костром придорожным…
Прожито. 
Помнится. 
Я усмехаюсь, 
Искренне мучаясь о невозможном. 
Мир кристаллически чистый, не сирый 
Виделся мне на дорогах эпохи. – 
Из четырёх составляющих мира • 
Только огонь озаряет дороги… 
Нас покоряют пространство и время.
В нас кратковременно чудо пространства. 
…Книга Земная – вечная тема,
В Книге Небесной – мечта постоянства.
 

• Пространство, Время, Тьма, Свет.

*** 
Читай огонь!
Летящий почерк
Не ставил нудный каллиграф…
Повествованием без точек,
Во всём стремительностью прав,
Все смыслы азбук всех постигнув,
Собой являя высший смысл, – 
Живёт огонь, поленья выгнув 
И одеревенелость смыв.



Нитка-луч, пробивший мирозданье,
От звезды попавший в телескоп, – 
Принимает глаз твоё мерцанье,
Странный путь осмысливает лоб… 
Что теперь со мной должно случиться,
Если этот самый звёздный час 
До меня всей бездною лучится 
И во мне смеркается тотчас?! 

II 
Ах, если б гены говорили, – 
О чём сказал бы их язык,
Каким причастности и силе
Передался б мой слабый лик? 
Слух повесть бы ловил с волненьем,
Как бы во мгле далёкий луч,
И места не было б забвеньям
Найдись ко мне он – древний ключ. 
И странно осознанье это 
Хранить таинственным в себе, 
Плывя живой частицей света
По уготованной судьбе 
Так, словно всемогущий некто, 
Меня с потоком разлуча, 
В смещенье видимого спектра 
Кусок отторгнул от луча, 
И я, неся все свойства рода
В глубоко вызревшем стволе,
Передаюсь безвестным кодом
Себе подобным на Земле. 

III 
Сегодня – свидетель огня
И в будущем – долгого мрака, 
Не вправе ль задуматься я: 
Что – истина-самость моя,
Моя мировая бродяга? 
Энергию брошенных слов 
Уносит порывами ветра. 
Ах, тени, хотя б, голосов!..
Но кроме разбоя часов 
Всё тихо тут. Нет всё ответа.
Какого звучания свет? – 
Расслышать мучительно силюсь. 
Он светит, а отзвука нет…
Не мы ли нам памятный след 
На отзвук ловить разучились?

IV
…Но что над тем судьба творит, 
Чей век и так недолог! 

Его сразил метеорит – 
Космический осколок.
Размером в несколько микрон
Сквозь тубус телескопный 
Проник в зрачок со светом он, 
Убийца бесподобный…

Знать, в этот миг коллега был
У истины на грани,
Но всё со смертью позабыл,
Упал, раскинув длани,
И не успел мне передать
То, до чего он дожил,
Посмев на небе увидать,
Что видеть был не должен.


Настроил микроб телескоп
И глазиком в небо полез.
Он это проделывал, чтоб 
Добиться разгадки небес.
А после микробной толпе 
Он молвил, что неба сильней, 
Что звёзды в его скорлупе
Сплотили всесилье огней…
Скорлупка болталась по тьме,
Бахвалился глупый микроб, 
Толпа, помутившись в уме,
Хвалила микроба взахлёб. 

VI
Спрятал я огонь земной
В побрякушку из железа. 
И лишил железо веса.
И подвесил над собой.
На вершине бытия
Под изящной оболочкой
Сконцентрированной точкой
Пребывает смерть моя. 
А вокруг меня скрипит,
Словно пасынок безродный,
Без энергий мир голодный 
И энергии копит,
Чтобы огненной волной
Сокрушить себя бездарно, 
Разложив на атомарный 
Колоссальный облик свой.
Значит, накрепко забыт 
Гордый миф о Прометее.
Зрел огонь и вызрел, злея. 
И пропитан страхом быт, 
Самоодурью сильнее.

VII
Прамояродина, матерь моя! 
Дышишь удушливым дымом нависшим.
Огненновысшие смыслы тая, 
Стелешься под ноги жизненнонизшим. 
А происходит с тобою беда 
Долго готовящейся катастрофы 
Столоборьбы, безразличья, вреда,
Не умещающегося в строфы. 
«Красные Книги» подходят к концу 
Перед короткостью серого мига…
Я ли?..
Будь проклят я, если внесу
Имя праматери в чёрную книгу!

VIII
Ничто меня не сотворит
Опять для жизни лучшей. 
Но ты лети ко мне, гори
Во мне, мой звёздный лучик! 
С тобой – душа моя чиста
И полон мир героев…
До дыр себя не зачитав,
Я книгу не закрою. 
Пусть будут истина и ложь – 
В борьбе, пока неравной.
Но со страниц ты соскользнёшь – 
И это станет правдой…
За шаг земной и трудный вдох 
Пошли ж мне лёгкий выдох,
Кинь душу через сто эпох,
Где – ни хапуг, ни выжиг.
Пускай за гранью дней она
Гармонии коснётся
И, сутью огненной полна, 
Сюда опять вернётся. 

IX
Тёмной ночью выбросил огонь
Страстную горячую ладонь,
Выхватил подножье диких скал,
Словно тайны их перелистал,
И взлетел к вершине-вышине,
То излом рождая, то зигзаг! – 
В световой полуночной волне
Чей-то жест разбужен, чей-то зрак…

Ах, огонь, - агония и гость,
Миг, энергий яростный резерв,
Соглядатай, видящий насквозь,
Жизнеобнажающийся нерв,
Грация и бешенство ума,
Гибель и начало,
Свет и тьма.

Рейтинг: 0 241 просмотр
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

 

Популярные стихи за месяц
98
81
77
70
67
62
58
57
56
54
54
54
52
51
51
49
49
48
48
47
47
47
45
44
44
44
43
Лесное озеро 4 августа 2017 (Тая Кузмина)
39
37
35