ГлавнаяПоэзияКрупные формыПоэмы → ДЫХАНИЕ ОГНЯ (поэма-катарсис)

 

ДЫХАНИЕ ОГНЯ (поэма-катарсис)

 

 

 

 Два посвящения 

*** 
Книга Небесная, 
Книга Земная. – 
Обе читаемы, обе открыты, 
Обе, едино сопереживая, 
Жизнью как нитью крепкой прошиты. 
Что ж, что рукой не коснуться обложек, – 
В них сомневаться причины не вижу: 
Если Земная жить не поможет, 
Может быть, станет Небесная ближе. 
Трудные вёрсты я шёл, обжигаясь 
Дальним лучом и костром придорожным…
Прожито. 
Помнится. 
Я усмехаюсь, 
Искренне мучаясь о невозможном. 
Мир кристаллически чистый, не сирый 
Виделся мне на дорогах эпохи. – 
Из четырёх составляющих мира • 
Только огонь озаряет дороги… 
Нас покоряют пространство и время.
В нас кратковременно чудо пространства. 
…Книга Земная – вечная тема,
В Книге Небесной – мечта постоянства.
 

• Пространство, Время, Тьма, Свет.

*** 
Читай огонь!
Летящий почерк
Не ставил нудный каллиграф…
Повествованием без точек,
Во всём стремительностью прав,
Все смыслы азбук всех постигнув,
Собой являя высший смысл, – 
Живёт огонь, поленья выгнув 
И одеревенелость смыв.



Нитка-луч, пробивший мирозданье,
От звезды попавший в телескоп, – 
Принимает глаз твоё мерцанье,
Странный путь осмысливает лоб… 
Что теперь со мной должно случиться,
Если этот самый звёздный час 
До меня всей бездною лучится 
И во мне смеркается тотчас?! 

II 
Ах, если б гены говорили, – 
О чём сказал бы их язык,
Каким причастности и силе
Передался б мой слабый лик? 
Слух повесть бы ловил с волненьем,
Как бы во мгле далёкий луч,
И места не было б забвеньям
Найдись ко мне он – древний ключ. 
И странно осознанье это 
Хранить таинственным в себе, 
Плывя живой частицей света
По уготованной судьбе 
Так, словно всемогущий некто, 
Меня с потоком разлуча, 
В смещенье видимого спектра 
Кусок отторгнул от луча, 
И я, неся все свойства рода
В глубоко вызревшем стволе,
Передаюсь безвестным кодом
Себе подобным на Земле. 

III 
Сегодня – свидетель огня
И в будущем – долгого мрака, 
Не вправе ль задуматься я: 
Что – истина-самость моя,
Моя мировая бродяга? 
Энергию брошенных слов 
Уносит порывами ветра. 
Ах, тени, хотя б, голосов!..
Но кроме разбоя часов 
Всё тихо тут. Нет всё ответа.
Какого звучания свет? – 
Расслышать мучительно силюсь. 
Он светит, а отзвука нет…
Не мы ли нам памятный след 
На отзвук ловить разучились?

IV
…Но что над тем судьба творит, 
Чей век и так недолог! 

Его сразил метеорит – 
Космический осколок.
Размером в несколько микрон
Сквозь тубус телескопный 
Проник в зрачок со светом он, 
Убийца бесподобный…

Знать, в этот миг коллега был
У истины на грани,
Но всё со смертью позабыл,
Упал, раскинув длани,
И не успел мне передать
То, до чего он дожил,
Посмев на небе увидать,
Что видеть был не должен.


Настроил микроб телескоп
И глазиком в небо полез.
Он это проделывал, чтоб 
Добиться разгадки небес.
А после микробной толпе 
Он молвил, что неба сильней, 
Что звёзды в его скорлупе
Сплотили всесилье огней…
Скорлупка болталась по тьме,
Бахвалился глупый микроб, 
Толпа, помутившись в уме,
Хвалила микроба взахлёб. 

VI
Спрятал я огонь земной
В побрякушку из железа. 
И лишил железо веса.
И подвесил над собой.
На вершине бытия
Под изящной оболочкой
Сконцентрированной точкой
Пребывает смерть моя. 
А вокруг меня скрипит,
Словно пасынок безродный,
Без энергий мир голодный 
И энергии копит,
Чтобы огненной волной
Сокрушить себя бездарно, 
Разложив на атомарный 
Колоссальный облик свой.
Значит, накрепко забыт 
Гордый миф о Прометее.
Зрел огонь и вызрел, злея. 
И пропитан страхом быт, 
Самоодурью сильнее.

VII
Прамояродина, матерь моя! 
Дышишь удушливым дымом нависшим.
Огненновысшие смыслы тая, 
Стелешься под ноги жизненнонизшим. 
А происходит с тобою беда 
Долго готовящейся катастрофы 
Столоборьбы, безразличья, вреда,
Не умещающегося в строфы. 
«Красные Книги» подходят к концу 
Перед короткостью серого мига…
Я ли?..
Будь проклят я, если внесу
Имя праматери в чёрную книгу!

VIII
Ничто меня не сотворит
Опять для жизни лучшей. 
Но ты лети ко мне, гори
Во мне, мой звёздный лучик! 
С тобой – душа моя чиста
И полон мир героев…
До дыр себя не зачитав,
Я книгу не закрою. 
Пусть будут истина и ложь – 
В борьбе, пока неравной.
Но со страниц ты соскользнёшь – 
И это станет правдой…
За шаг земной и трудный вдох 
Пошли ж мне лёгкий выдох,
Кинь душу через сто эпох,
Где – ни хапуг, ни выжиг.
Пускай за гранью дней она
Гармонии коснётся
И, сутью огненной полна, 
Сюда опять вернётся. 

IX
Тёмной ночью выбросил огонь
Страстную горячую ладонь,
Выхватил подножье диких скал,
Словно тайны их перелистал,
И взлетел к вершине-вышине,
То излом рождая, то зигзаг! – 
В световой полуночной волне
Чей-то жест разбужен, чей-то зрак…

Ах, огонь, - агония и гость,
Миг, энергий яростный резерв,
Соглядатай, видящий насквозь,
Жизнеобнажающийся нерв,
Грация и бешенство ума,
Гибель и начало,
Свет и тьма.

© Copyright: Александр Лихолёт, 2013

Регистрационный номер №0143394

от 22 июня 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0143394 выдан для произведения:

 

 

 

 Два посвящения 

*** 
Книга Небесная, 
Книга Земная. – 
Обе читаемы, обе открыты, 
Обе, едино сопереживая, 
Жизнью как нитью крепкой прошиты. 
Что ж, что рукой не коснуться обложек, – 
В них сомневаться причины не вижу: 
Если Земная жить не поможет, 
Может быть, станет Небесная ближе. 
Трудные вёрсты я шёл, обжигаясь 
Дальним лучом и костром придорожным…
Прожито. 
Помнится. 
Я усмехаюсь, 
Искренне мучаясь о невозможном. 
Мир кристаллически чистый, не сирый 
Виделся мне на дорогах эпохи. – 
Из четырёх составляющих мира • 
Только огонь озаряет дороги… 
Нас покоряют пространство и время.
В нас кратковременно чудо пространства. 
…Книга Земная – вечная тема,
В Книге Небесной – мечта постоянства.
 

• Пространство, Время, Тьма, Свет.

*** 
Читай огонь!
Летящий почерк
Не ставил нудный каллиграф…
Повествованием без точек,
Во всём стремительностью прав,
Все смыслы азбук всех постигнув,
Собой являя высший смысл, – 
Живёт огонь, поленья выгнув 
И одеревенелость смыв.



Нитка-луч, пробивший мирозданье,
От звезды попавший в телескоп, – 
Принимает глаз твоё мерцанье,
Странный путь осмысливает лоб… 
Что теперь со мной должно случиться,
Если этот самый звёздный час 
До меня всей бездною лучится 
И во мне смеркается тотчас?! 

II 
Ах, если б гены говорили, – 
О чём сказал бы их язык,
Каким причастности и силе
Передался б мой слабый лик? 
Слух повесть бы ловил с волненьем,
Как бы во мгле далёкий луч,
И места не было б забвеньям
Найдись ко мне он – древний ключ. 
И странно осознанье это 
Хранить таинственным в себе, 
Плывя живой частицей света
По уготованной судьбе 
Так, словно всемогущий некто, 
Меня с потоком разлуча, 
В смещенье видимого спектра 
Кусок отторгнул от луча, 
И я, неся все свойства рода
В глубоко вызревшем стволе,
Передаюсь безвестным кодом
Себе подобным на Земле. 

III 
Сегодня – свидетель огня
И в будущем – долгого мрака, 
Не вправе ль задуматься я: 
Что – истина-самость моя,
Моя мировая бродяга? 
Энергию брошенных слов 
Уносит порывами ветра. 
Ах, тени, хотя б, голосов!..
Но кроме разбоя часов 
Всё тихо тут. Нет всё ответа.
Какого звучания свет? – 
Расслышать мучительно силюсь. 
Он светит, а отзвука нет…
Не мы ли нам памятный след 
На отзвук ловить разучились?

IV
…Но что над тем судьба творит, 
Чей век и так недолог! 

Его сразил метеорит – 
Космический осколок.
Размером в несколько микрон
Сквозь тубус телескопный 
Проник в зрачок со светом он, 
Убийца бесподобный…

Знать, в этот миг коллега был
У истины на грани,
Но всё со смертью позабыл,
Упал, раскинув длани,
И не успел мне передать
То, до чего он дожил,
Посмев на небе увидать,
Что видеть был не должен.


Настроил микроб телескоп
И глазиком в небо полез.
Он это проделывал, чтоб 
Добиться разгадки небес.
А после микробной толпе 
Он молвил, что неба сильней, 
Что звёзды в его скорлупе
Сплотили всесилье огней…
Скорлупка болталась по тьме,
Бахвалился глупый микроб, 
Толпа, помутившись в уме,
Хвалила микроба взахлёб. 

VI
Спрятал я огонь земной
В побрякушку из железа. 
И лишил железо веса.
И подвесил над собой.
На вершине бытия
Под изящной оболочкой
Сконцентрированной точкой
Пребывает смерть моя. 
А вокруг меня скрипит,
Словно пасынок безродный,
Без энергий мир голодный 
И энергии копит,
Чтобы огненной волной
Сокрушить себя бездарно, 
Разложив на атомарный 
Колоссальный облик свой.
Значит, накрепко забыт 
Гордый миф о Прометее.
Зрел огонь и вызрел, злея. 
И пропитан страхом быт, 
Самоодурью сильнее.

VII
Прамояродина, матерь моя! 
Дышишь удушливым дымом нависшим.
Огненновысшие смыслы тая, 
Стелешься под ноги жизненнонизшим. 
А происходит с тобою беда 
Долго готовящейся катастрофы 
Столоборьбы, безразличья, вреда,
Не умещающегося в строфы. 
«Красные Книги» подходят к концу 
Перед короткостью серого мига…
Я ли?..
Будь проклят я, если внесу
Имя праматери в чёрную книгу!

VIII
Ничто меня не сотворит
Опять для жизни лучшей. 
Но ты лети ко мне, гори
Во мне, мой звёздный лучик! 
С тобой – душа моя чиста
И полон мир героев…
До дыр себя не зачитав,
Я книгу не закрою. 
Пусть будут истина и ложь – 
В борьбе, пока неравной.
Но со страниц ты соскользнёшь – 
И это станет правдой…
За шаг земной и трудный вдох 
Пошли ж мне лёгкий выдох,
Кинь душу через сто эпох,
Где – ни хапуг, ни выжиг.
Пускай за гранью дней она
Гармонии коснётся
И, сутью огненной полна, 
Сюда опять вернётся. 

IX
Тёмной ночью выбросил огонь
Страстную горячую ладонь,
Выхватил подножье диких скал,
Словно тайны их перелистал,
И взлетел к вершине-вышине,
То излом рождая, то зигзаг! – 
В световой полуночной волне
Чей-то жест разбужен, чей-то зрак…

Ах, огонь, - агония и гость,
Миг, энергий яростный резерв,
Соглядатай, видящий насквозь,
Жизнеобнажающийся нерв,
Грация и бешенство ума,
Гибель и начало,
Свет и тьма.

Рейтинг: 0 214 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!