ГлавнаяПоэзияКрупные формыПоэмы → Бездна бездн

 

Бездна бездн

3 ноября 2014 - Сергей Аксёненко
article250291.jpg

                 Бездна бездн

                                   Поэма

 

 

                                          И пресёк мою дорогу

                                         Чёрный город Сатаны…

                                                    Р.Киплинг.

                                                (пер. М.Фромана)

 

                                           У Сатаны

                                            Нет вины.

                  Часть 1.

Я залетал в Бездну бездн –

И, конечно же, знал, – зачем это делаю,

А на дне бездны лес –

Бесконечный – за деревом дерево.

 

Было блёкло там всё

И, пропахший сыревшими листьями

Воздух, бил мне в лицо,

Когда я пролетал слишком низко.

 

В облака я взмывал,

В их густые свинцовые мантии

И полёт продолжал

В бесконечной и вязкой туманности.

 

Выше туч видел я

Свод неровный, свод влажный, свод каменный –

Я полёт замедлял –

Любовался налипшими каплями.

 

В пустоте я завис –

Подо мной синий пар с беловатостью –

Капля падает вниз,

Поражая своею реальностью.

 

Виден метра на три

Свод пещеры… а дальше, лишь марево –

Подо мной нет земли –

Я отчётливо понимаю.

 

И я ринулся прочь,

К дну пещеры – к селениям   Умерших –

В этой бездне не ночь –

В ней всегда лишь туманные сумерки.

 

Вновь внизу виден лес –

Лес во власти могильного ветра –

Высота Бездны бездн,

Понял я - где-то три километрА,

 

Правда, лес уходил

Вниз по склону сплошными порогами

И, теряясь вдали,

Был един с фиолетовым облаком…

 

Вновь над лесом летел,

Повторяя рельефа падение.

Воздух всё холодел –

Пахло прелым сыреющим деревом.

 

Вдруг закончился лес,

Заменившись глухими болотами.

До сих пор в Бездне бездн

Не встречал даже мёртвых животных я…

 

А болотная грязь

Кое-где просекалась тропинками,

Здесь берёза и вяз,

Тополя, как на мрачных картинках…

 

Вдруг грунтовка пошла –

В лужах вся, вся в ухабах и ямах,

В лужах тех тополя –

Отражались, подёрнувшись рябью.

 

И, внезапно – вблизи,

Я увидел, в немом изумлении,

Белый «пазик» в грязи…

Рядом с ним, словно серые тени.

 

В грязь автобус завяз –

Был он старый, был в ржавых пробоинах.

И в грязи приземлясь, -

Понял я – предо мною – покойники,

 

На траве все стоят,

Под дождём, под холодною моросью,

Лишь один лёг на грязь –

Копошился у борта автобуса.

 

Безучастно глядят,

Но в потухших глазах их страдание.

Меж собой говорят,

В голосах их я слышал рыдание.


                                                              Жуть, из сердца, прогнав,

Обратился с вопросом к покойникам - 

Где живёт Сатана?!!!

Там живёт, – мне ответили коротко.

 

Я полёт продолжал,

Только не было более лёгкости,

Встречный ветер визжал,

Набивая мне льдинками лёгкие.

 

Был туман подо мной –

Из тумана лишь дерево, изредка,

Вдруг проступит порой

И отступит немым  серым призраком.

 

Налету я дремал,

Понимая, - вредны приземления,

В полусне вспоминал

Яркий блеск своего окрыления.

 


           Часть 2.

Началось всё с Горы –

Я стоял на ней светом отмеченный

И увидел миры,

Простирающиеся в бесконечности.

 

Хоть стоял высоко,

Горный склон уходил в высь небесную –

За сияньем снегов –

Я не видел конца этой Лестницы.

 

Облака подо мной,

Но под ними – кромешное месиво –

Чернота чернотой –

Я не видел конца этой Лестницы.

 

А вокруг шапки гор,

Сверху видел вершины их снежные,

Этот свежий простор –

Мир земной, мир людской, мир надежды

 

Между  Ними лежит –

В нём пасутся барашики,

В нём господствует жизнь –

Всё такое домашнее…

 

Но под звуки трубы

Отошли приземлённые помыслы –

Я почувствовал – быть –

Мне орудием высшего промысла,

 

Я почувствовал – стать –

Мне невиданным прежде мессиею -

Я почувствовал власть –

Власть безмерную над стихиями.

 

Ко мне сила пришла,

Вместе с силой небесная лёгкость -

И четыре крыла

Мне, отныне, даны для полёта.

 

На груди засиял

Прочный панцирь из платины с золотом.

Яркий шлем увенчал

Мою голову…

 

Безупречным лучом

Перерезались дали морозные

И мне меч был вручён

С рукоятью украшенной звёздами.

 

В небеса я  взглянул

И поверил – смогу, без сомнения,

Победить Сатану

В бездне чёрного подземелия...

 

Вот и в воздухе я –

Как давно ждал я этого часа –

Воздух   Обнял меня

И я вниз вдоль по склону помчался.

 

В тот же миг ощутил

Бесконечность немыслимой радости

И тогда по пути

Я в полёте полётом игрался –

 

Я парил в вышине

И смотрел, на далёкие дали,

Прижимался к земле,

Наблюдая, как камни мелькали.

 

Вновь взлетал высоко,

А потом падал к склону скалистому –

Цепь седых облаков

Пересёк я со скоростью выстрела…

 

Радость резко ушла

И явилась сосредоточенность –

Чёрным  солнцем взошла

Предо мною бездонная пропасть,

 

Приближаясь, росла –

Становилась черней и громаднее

И глядела в глаза…

Не мигая.

 

Я мельком видел –

                                 склон

Подо мной покрывали растения

И могилой сырой

Из громадной пещеры повеяло.

 

Склон   Горы уходил

Под другую – обычную, меньшую,

Та гора, как настил,

Прикрывала кромешную трещину.

 

По бокам две скалы,

Вход зарос летаргическим лесом

И деревьев стволы

Поглощались бездонною бездной.

 

Я замедлил полёт

Пред границей подземного царства –

Оглядел небосвод…

Мне хотелось остаться…

 

Когда я залетал в Бездну бездн,

Я, конечно же, знал, зачем это делаю,

Мрак пещеры исчез,

Заменившись унылою серостью,

 

Было блёкло там всё

И пропахший сыревшими листьями

Воздух бил мне в лицо,

Когда я пролетал слишком низко…

 


             Часть 3.

Прерываю свой сон –

Я лечу возле самой поверхности,

В эти листья лицом,

Налету, чуть не врезался.

 

Я рванул резко ввысь –

Огляделся – по-прежнему марево,

Мимо ветки неслись

И скрывались в молочном тумане.

 

Показалось, на миг –

От рождения я в этом мареве –

Рядом нету живых –

Я отчётливо понимаю…

 

Я летел и летел

И конца не предвиделось этому…

Вдруг туман побледнел

И наполнился бликами светлыми,

 

И разверзлась стена.

И тумана куски стали тучами –

Здесь вблизи Сатана –

Его личность я кожей почувствовал.

 


                  Часть 4.

И возник предо мной

Белый город в долине светящейся –

Он пугал красотой

И зловещим звенящим молчанием.

 

И я бросился вниз –

В белый город, с отчаянной скоростью

И увидел вдали

Побережье морское…

 

Вот конечная цель –

Я стою перед бьющими волнами –

Я – на белой плите,

А морская вода сине-черная

 

Чернотой горизонт

Был, как будто, рукой чьей-то врезанный

И я был поражён

Его резкостью.

 

Было небо над ним

(Если «небом», конечно, оно называется)

Цветом точно таким

И я был удивлён тем, что две черноты не сливаются.

 

А плита под углом

Уходила в глубины бездонные

И казалась стеклом

Идеально отполированным,


                                                             Был весь берег покрыт,

Словно панцирем, плитами этими

И, казалось, от плит

Исходило сияние бледное…

 


             Часть 5.

И являя собой

Мощь громадного мрачного царства –

Башня белой стрелой

Расколола пространство.

 

В нижней части она

Колизею подобна размером –

Высотою была

Больше чем двадцать пять Колизеев.

 

Безупречен контраст

Белых стен с чёрным бархатным фоном,

Но темней в сотни раз

Темнота из проёмов оконных,

 

В этих бойницах я

Темноту абсолютную видел.

И смотрел на меня

Сотней глаз темноты повелитель…

 

Я не мог вынуть меч мой,

Я от окон не мог оторваться

И узрел бесконечность

В самом сердце подземного царства –

 

Она бЫла живою

И из бойниц мерцала,

И своей пустотою

Взгляд мой как бы глотала,

 

Взгляд не мог оторваться

И не мог никуда упереться –

Он пытался остаться.

Я не сдвинулся с места,

 

Но как будто бы падал,

А падение вечно

Осязание ада –

Тем, кто чувствовал вечность…

 


              Часть 6.

Всё же пОднял свой меч

И разрушил им чары гипноза –

Воздух рухнул на плечи –

Я мечом взрезал воздух –

 

Я добрался до дна –

Я пришёл к сердцу ада

Предо мной Сатана –

Мне сразить его надо.

 

Переполнен огня –

Я молитву шепчу на бегу…

Вдруг почувствовал я…

Что я больше лететь не могу…

 

                          23.10.2000.

                        (Аксёненко С.И.)

 

 

 


 

 


 

 

   

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

© Copyright: Сергей Аксёненко, 2014

Регистрационный номер №0250291

от 3 ноября 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0250291 выдан для произведения:

                 Бездна бездн

                                   Поэма

 

 

                                          И пресёк мою дорогу

                                         Чёрный город Сатаны…

                                                    Р.Киплинг.

                                                (пер. М.Фромана)

 

                                           У Сатаны

                                            Нет вины.

                  Часть 1.

Я залетал в Бездну бездн –

И, конечно же, знал, – зачем это делаю,

А на дне бездны лес –

Бесконечный – за деревом дерево.

 

Было блёкло там всё

И, пропахший сыревшими листьями

Воздух, бил мне в лицо,

Когда я пролетал слишком низко.

 

В облака я взмывал,

В их густые свинцовые мантии

И полёт продолжал

В бесконечной и вязкой туманности.

 

Выше туч видел я

Свод неровный, свод влажный, свод каменный –

Я полёт замедлял –

Любовался налипшими каплями.

 

В пустоте я завис –

Подо мной синий пар с беловатостью –

Капля падает вниз,

Поражая своею реальностью.

 

Виден метра на три

Свод пещеры… а дальше, лишь марево –

Подо мной нет земли –

Я отчётливо понимаю.

 

И я ринулся прочь,

К дну пещеры – к селениям   Умерших –

В этой бездне не ночь –

В ней всегда лишь туманные сумерки.

 

Вновь внизу виден лес –

Лес во власти могильного ветра –

Высота Бездны бездн,

Понял я - где-то три километрА,

 

Правда, лес уходил

Вниз по склону сплошными порогами

И, теряясь вдали,

Был един с фиолетовым облаком…

 

Вновь над лесом летел,

Повторяя рельефа падение.

Воздух всё холодел –

Пахло прелым сыреющим деревом.

 

Вдруг закончился лес,

Заменившись глухими болотами.

До сих пор в Бездне бездн

Не встречал даже мёртвых животных я…

 

А болотная грязь

Кое-где просекалась тропинками,

Здесь берёза и вяз,

Тополя, как на мрачных картинках…

 

Вдруг грунтовка пошла –

В лужах вся, вся в ухабах и ямах,

В лужах тех тополя –

Отражались, подёрнувшись рябью.

 

И, внезапно – вблизи,

Я увидел, в немом изумлении,

Белый «пазик» в грязи…

Рядом с ним, словно серые тени.

 

В грязь автобус завяз –

Был он старый, был в ржавых пробоинах.

И в грязи приземлясь, -

Понял я – предо мною – покойники,

 

На траве все стоят,

Под дождём, под холодною моросью,

Лишь один лёг на грязь –

Копошился у борта автобуса.

 

Безучастно глядят,

Но в потухших глазах их страдание.

Меж собой говорят,

В голосах их я слышал рыдание.

                                                                         Жуть, из сердца, прогнав,

Обратился с вопросом к покойникам - 

Где живёт Сатана?!!!

Там живёт, – мне ответили коротко.

 

Я полёт продолжал,

Только не было более лёгкости,

Встречный ветер визжал,

Набивая мне льдинками лёгкие.

 

Был туман подо мной –

Из тумана лишь дерево, изредка,

Вдруг проступит порой

И отступит немым  серым призраком.

 

Налету я дремал,

Понимая, - вредны приземления,

В полусне вспоминал

Яркий блеск своего окрыления.

 

 

 

 

 

 

           Часть 2.

Началось всё с Горы –

Я стоял на ней светом отмеченный

И увидел миры,

Простирающиеся в бесконечности.

 

Хоть стоял высоко,

Горный склон уходил в высь небесную –

За сияньем снегов –

Я не видел конца этой Лестницы.

 

Облака подо мной,

Но под ними – кромешное месиво –

Чернота чернотой –

Я не видел конца этой Лестницы.

 

А вокруг шапки гор,

Сверху видел вершины их снежные,

Этот свежий простор –

Мир земной, мир людской, мир надежды

 

Между  Ними лежит –

В нём пасутся барашики,

В нём господствует жизнь –

Всё такое домашнее…

 

Но под звуки трубы

Отошли приземлённые помыслы –

Я почувствовал – быть –

Мне орудием высшего промысла,

 

Я почувствовал – стать –

Мне невиданным прежде мессиею -

Я почувствовал власть –

Власть безмерную над стихиями.

 

Ко мне сила пришла,

Вместе с силой небесная лёгкость -

И четыре крыла

Мне, отныне, даны для полёта.

 

На груди засиял

Прочный панцирь из платины с золотом.

Яркий шлем увенчал

Мою голову…

 

Безупречным лучом

Перерезались дали морозные

И мне меч был вручён

С рукоятью украшенной звёздами.

 

В небеса я  взглянул

И поверил – смогу, без сомнения,

Победить Сатану

В бездне чёрного подземелия...

 

Вот и в воздухе я –

Как давно ждал я этого часа –

Воздух   Обнял меня

И я вниз вдоль по склону помчался.

 

В тот же миг ощутил

Бесконечность немыслимой радости

И тогда по пути

Я в полёте полётом игрался –

 

Я парил в вышине

И смотрел, на далёкие дали,

Прижимался к земле,

Наблюдая, как камни мелькали.

 

Вновь взлетал высоко,

А потом падал к склону скалистому –

Цепь седых облаков

Пересёк я со скоростью выстрела…

 

Радость резко ушла

И явилась сосредоточенность –

Чёрным  солнцем взошла

Предо мною бездонная пропасть,

 

Приближаясь, росла –

Становилась черней и громаднее

И глядела в глаза…

Не мигая.

 

Я мельком видел –

                                 склон

Подо мной покрывали растения

И могилой сырой

Из громадной пещеры повеяло.

 

Склон   Горы уходил

Под другую – обычную, меньшую,

Та гора, как настил,

Прикрывала кромешную трещину.

 

По бокам две скалы,

Вход зарос летаргическим лесом

И деревьев стволы

Поглощались бездонною бездной.

 

Я замедлил полёт

Пред границей подземного царства –

Оглядел небосвод…

Мне хотелось остаться…

 

Когда я залетал в Бездну бездн,

Я, конечно же, знал, зачем это делаю,

Мрак пещеры исчез,

Заменившись унылою серостью,

 

Было блёкло там всё

И пропахший сыревшими листьями

Воздух бил мне в лицо,

Когда я пролетал слишком низко…

 

 

 

 

 

             Часть 3.

Прерываю свой сон –

Я лечу возле самой поверхности,

В эти листья лицом,

Налету, чуть не врезался.

 

Я рванул резко ввысь –

Огляделся – по-прежнему марево,

Мимо ветки неслись

И скрывались в молочном тумане.

 

Показалось, на миг –

От рождения я в этом мареве –

Рядом нету живых –

Я отчётливо понимаю…

 

Я летел и летел

И конца не предвиделось этому…

Вдруг туман побледнел

И наполнился бликами светлыми,

 

И разверзлась стена.

И тумана куски стали тучами –

Здесь вблизи Сатана –

Его личность я кожей почувствовал.

 

                  Часть 4.

И возник предо мной

Белый город в долине светящейся –

Он пугал красотой

И зловещим звенящим молчанием.

 

И я бросился вниз –

В белый город, с отчаянной скоростью

И увидел вдали

Побережье морское…

 

Вот конечная цель –

Я стою перед бьющими волнами –

Я – на белой плите,

А морская вода сине-черная

 

Чернотой горизонт

Был, как будто, рукой чьей-то врезанный

И я был поражён

Его резкостью.

 

Было небо над ним

(Если «небом», конечно, оно называется)

Цветом точно таким

И я был удивлён тем, что две черноты не сливаются.

 

А плита под углом

Уходила в глубины бездонные

И казалась стеклом

Идеально отполированным,

 

 

 

                                                                          Был весь берег покрыт,

Словно панцирем, плитами этими

И, казалось, от плит

Исходило сияние бледное…

 

             Часть 5.

И являя собой

Мощь громадного мрачного царства –

Башня белой стрелой

Расколола пространство.

 

В нижней части она

Колизею подобна размером –

Высотою была

Больше чем двадцать пять Колизеев.

 

Безупречен контраст

Белых стен с чёрным бархатным фоном,

Но темней в сотни раз

Темнота из проёмов оконных,

 

В этих бойницах я

Темноту абсолютную видел.

И смотрел на меня

Сотней глаз темноты повелитель…

 

Я не мог вынуть меч мой,

Я от окон не мог оторваться

И узрел бесконечность

В самом сердце подземного царства –

 

Она бЫла живою

И из бойниц мерцала,

И своей пустотою

Взгляд мой как бы глотала,

 

Взгляд не мог оторваться

И не мог никуда упереться –

Он пытался остаться.

Я не сдвинулся с места,

 

Но как будто бы падал,

А падение вечно

Осязание ада –

Тем, кто чувствовал вечность…

 

              Часть 6.

Всё же пОднял свой меч

И разрушил им чары гипноза –

Воздух рухнул на плечи –

Я мечом взрезал воздух –

 

Я добрался до дна –

Я пришёл к сердцу ада

Предо мной Сатана –

Мне сразить его надо.

 

 

 

 

Переполнен огня –

Я молитву шепчу на бегу…

Вдруг почувствовал я…

Что я больше лететь не могу…

 

                          23.10.2000.

                        (Аксёненко С.И.)

 

 

 

 

 

 

 


 

 


 

 

   

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Рейтинг: 0 207 просмотров
Комментарии (1)
0 # 29 ноября 2014 в 13:28 0
что один я стою на снегу Вам надо писать прозу таким свободным языком но вот было бы о чем Не фантези, это убого, а реализм в духе современной реалистической фантастики, реализма Худор Вулкан Жароворнки поют над полем, почитайте