ГлавнаяСтихиКрупные формыПоэмы → Баллада о заржавевшем рыцаре

Баллада о заржавевшем рыцаре

4 октября 2017 - Makarenkoff-&-Smirnova Co.

Взметните, скальды, кверху мандолины,
Разбейте их о головы ашугов,
Влепите бубны в лица менестрелей,
Начните праздник диких вакханалий,
Собой посмейте сцену осквернить!
 
История вся эта началась,
Когда проснулся я на сеновале,
С похмелья, но - закованный в броню.
И голубь исполнительный почтовый
Нагадил мне в открытое забрало,
Добавив каки в мой иссохший рот...
 
Не сразу разобрался, что к чему.
Он нёс письмо... не так... он нёс депешу
От моего приёмного отца,
Который мне сосватал ратный подвиг-
Сесть на коня, и к замку прикативши
Принцессу из темницы умыкнуть.
 
Казалось бы - для рыцаря пустяк.
На завтрак мы их пачками спасаем!
Так думал я. Так думал мой отец.
Но позабыли мы спросить принцессу,
Которая и спряталась в темнице,
Мужей настырных дабы избежать.
 
Но, по порядку. Был сначала пир.
Обычное дворянское занятье.
И декалитры доброго вина
Вливались в глотки в честь меня - героя.
Девицы млели и вздыхали томно.
И чествовали в принципе меня.
 
Но память меня часто подводила.
Смешалось всё в искрящуюся кучу.
Забралом лязгал мой железный шлем.
И я мечом махал неаккуратно,
Срубая лихо головы врагам
Зелёным, на копытах и с рогами.
 
Затем я был на лошадь взгромождён.
И дальше лишь о круп лицом опёршись,
Щипал её за толстые бока.
Мне снилась крутобедрая пастушка,
Прижавшая меня грудей холмами
В пахучем свежескошенном стогу.
 
И я её уж было приболтал
Холмы ощупать более подробно,
Как дёрнул чёрт девицу за язык,
И мне она про подвиг намекнула,
Что было б для неё совсем неплохо
Такое что-то тут же совершить.
 
Герой! Принцесса! Вспышки ярких слов
Пастушку от железа отделили,
И я, доспехом латным громыхнув,
Холмы её решительно покинул.
Но так как был на кляче упокоен,
С неё геройски сверзился тотчас.
 
Литавров звон наполнил замка двор!
И возвестил о рыцаря приходе,
Что с подвесного шаткого моста
Продолжил в ров волшебное паденье,
Который опоясывал весь замок,
И пахнул деревенским нужником...
 
Стыдом окутан стал мой верный конь.
И долу опустил печально морду.
Вожжей петлю убогому подав,
Его он потащил из рва наружу,
И затаив дыхание брезгливо,
Явил героя-рыцаря толпе.
 
От замка прочь понуро он побрёл.
Я ж позади, как гроздь консервных банок,
Железом по булыжникам гремел.
Но вдруг из-под шелома я заметил,
Народ с пути учтиво расступался,
И шапки ниц с поклонами снимал.
 
Устав из камня искры высекать,
Поднялся я, как памятник атлантам.
Коня за хвост легко остановил,
И крикнув громогласно: Где принцесса?!
Спасу её сейчас от заточенья!
Просил в её покои проводить.
 
Ко мне почтенный старец подошёл,
И положил ладони мне на плечи.
И молвил, глядя пристально в глаза:
Спаси нас от принцессы, храбрый латник!
Слывёт она давно уж старой девой,
И никому покоя не даёт.
 
Я сразу не почувствовал подвох.
Я был ещё в престранной эйфории,
Почувствовав поддержку от людей.
Заметил в их глазах огни надежды,
Направленной отчаянно мне в душу.
Во мне разбух отваги гордой шар.
 
Спасу я вас, поклонники мои! -
Провозгласил я пафосно, и стукнул
В серёд никелированной груди.
Отбил кулак, конечно, моментально,
Но скрыл конфуз за лицевой решёткой,
Язык от боли чуть не прокусив.
 
Пока был занят раненным собой,
Я не заметил, как переглянулись
Смущённо воздыхатели мои.
А старец почесал седой затылок,
И с духом предварительно собравшись,
Поведал мне предание сие.
 
Она с младых практически ногтей
Затейницей слыла среди семейства.
Всех женщин изучила до себя,
В истории что ярко засветились,
И на себя примерить их наряды
И нравы непременно собралась.
 
Побыть смогла царицей Хатшепсут,
Годивой леди, и Шахерезадой,
Таис Афинской, даже Жанной Д'Арк,
С последней вышла сущая морока,
С кострища еле вытащить успели,
Богам спасибо, вымокли дрова.
 
Принцессе стало чуть за шестьдесят.
И нареклась девица Матой Хари.
От трона отказалась уж давно,
Престолу предпочтя подмостки сцены,
И танцы эротического свойства,
В костюме битых временем телес.
 
И отроков повадилась таскать
На личные приватные просмотры.
Где психику рвала им на корню
Все это нежно трогать заставляя,
Их приближая лицами к морщинам,
И дряблый студень пробовать на вкус.
 
С чертогов стали отроки бежать,
За ними и мужчины потянулись,
И замок постепенно опустел.
Принцесса неприкрытая бродила,
Пугая старцев, женщин и младенцев,
Что плакать стали часто по ночам.
 
Я огляделся и похолодел.
Как будто в богадельне оказался.
И понял, как мой папа был неправ,
Меня на этот подвиг отправляя
В объятия задорной авантюры,
С весёлой шуткой, радостно смеясь.
 
Сквозь жесть не видно бледного лица.
Селяне не заметили испуга.
А старец напоследок подбодрил,
В ворота горе-рыцаря толкая,
Что ей осталось несколько просмотров,
А дальше будет следующая роль.
 
Ну что же, подведите мне коня!
И на него забраться помогите!
Готов старушек выручить в беде,
И ублажить безумную принцессу.
Готов её осматривать хоть вечность!
Ну где ж, девица, прелести твои?
 
Но первым пал безвинной жертвой конь.
Он в ступор впал, и ноги подломились.
Едва увидел белый силуэт
Средь мрачной тьмы оконного проёма,
Покровов кожных пятнами, небрежно,
Размазанный по мутному стеклу.
 
Ликующе раскрытый в крике рот,
Трясущиеся мелко части тела,
Ведь два самца к подножию пришли
Её триумфа, бенефиса, соло.
Её увидеть жаждущие очи!
А может и потрогать повезёт!
 
Когда принцесса побежала вниз,
Я обнаружил - подо мною пусто.
Булыжник мимо уха просвистел,
Копытом лихо выдранный на старте,
И не попал мне в голову случайно -
Валялся я бесформенно уже.
 
Подковий стук предательски затих.
Лишь шлёпали ко мне ступни босые.
И хриплого дыхания фальцет
Морозный воздух нервно нарушая,
Тревожил над моею головою
В тиши воображение моё.
 
Взялась за латы крепкая рука
И на спину меня перевернула.
И неба заслонила мне обзор
Своими аккуратными грудями,
И кроме них я ничего не видел -
Лишь яркие набрякшие сосцы.
 
Затем со скрипом закрутился шлем.
Она с меня сама его снимала,
Чтоб я её сумел увидеть всю.
И это начало ей удаваться.
Шлем загремел, как старая кастрюля,
А надо мной расставилась ОНА.
 
В ней было всё - долины и холмы,
Густые кущи, впадины, озёра,
Лес, водопад, расщелина без дна -
Должно быть что в богатом королевстве.
Но всё это запущено, бесхозно,
Без приложенья работящих рук.
 
Мне улыбался искривлённый рот,
Ну а в глазах отчаянье плескалось.
Желаний нерастраченных набор
Принцессу распирал неодолимо,
И руки жадно к поясу тянулись
Где поножи крепились к животу.
 
И я когда к решению пришёл
Отчаянно с невинностью расстаться,
Срамное вдруг стремительно прикрыв,
Принцесса густо-густо покраснела,
Развратником мгновенно окрестила
Растерянно лежащего меня.
 
Поднявшись, во дворе стоял один
Не ставший принцем заржавевший рыцарь.
К ногам его увядшие цветы
Несли со вздохом пухлые пастушки.
Он стал-таки заслуженным героем,
Лишь от напасти королевство спас.
 
Принцесса образумилась тотчас.
Нести селянам стала добродетель.
Но в келье, где теперь грустит она,
Как память ею бережно хранятся,
В причинном месте выгнутые горкой
Помятые железные трусы...
 

© Copyright: Makarenkoff-&-Smirnova Co., 2017

Регистрационный номер №0398129

от 4 октября 2017

[Скрыть] Регистрационный номер 0398129 выдан для произведения:
Взметните, скальды, кверху мандолины,
Разбейте их о головы ашугов,
Влепите бубны в лица менестрелей,
Начните праздник диких вакханалий,
Собой посмейте сцену осквернить!
 
История вся эта началась,
Когда проснулся я на сеновале,
С похмелья, но - закованный в броню.
И голубь исполнительный почтовый
Нагадил мне в открытое забрало,
Добавив каки в мой иссохший рот...
 
Не сразу разобрался, что к чему.
Он нёс письмо... не так... он нёс депешу
От моего приёмного отца,
Который мне сосватал ратный подвиг-
Сесть на коня, и к замку прикативши
Принцессу из темницы умыкнуть.
 
Казалось бы - для рыцаря пустяк.
На завтрак мы их пачками спасаем!
Так думал я. Так думал мой отец.
Но позабыли мы спросить принцессу,
Которая и спряталась в темнице,
Мужей настырных дабы избежать.
 
Но, по порядку. Был сначала пир.
Обычное дворянское занятье.
И декалитры доброго вина
Вливались в глотки в честь меня - героя.
Девицы млели и вздыхали томно.
И чествовали в принципе меня.
 
Но память меня часто подводила.
Смешалось всё в искрящуюся кучу.
Забралом лязгал мой железный шлем.
И я мечом махал неаккуратно,
Срубая лихо головы врагам
Зелёным, на копытах и с рогами.
 
Затем я был на лошадь взгромождён.
И дальше лишь о круп лицом опёршись,
Щипал её за толстые бока.
Мне снилась крутобедрая пастушка,
Прижавшая меня грудей холмами
В пахучем свежескошенном стогу.
 
И я её уж было приболтал
Холмы ощупать более подробно,
Как дёрнул чёрт девицу за язык,
И мне она про подвиг намекнула,
Что было б для неё совсем неплохо
Такое что-то тут же совершить.
 
Герой! Принцесса! Вспышки ярких слов
Пастушку от железа отделили,
И я, доспехом латным громыхнув,
Холмы её решительно покинул.
Но так как был на кляче упокоен,
С неё геройски сверзился тотчас.
 
Литавров звон наполнил замка двор!
И возвестил о рыцаря приходе,
Что с подвесного шаткого моста
Продолжил в ров волшебное паденье,
Который опоясывал весь замок,
И пахнул деревенским нужником...
 
Стыдом окутан стал мой верный конь.
И долу опустил печально морду.
Вожжей петлю убогому подав,
Его он потащил из рва наружу,
И затаив дыхание брезгливо,
Явил героя-рыцаря толпе.
 
От замка прочь понуро он побрёл.
Я ж позади, как гроздь консервных банок,
Железом по булыжникам гремел.
Но вдруг из-под шелома я заметил,
Народ с пути учтиво расступался,
И шапки ниц с поклонами снимал.
 
Устав из камня искры высекать,
Поднялся я, как памятник атлантам.
Коня за хвост легко остановил,
И крикнув громогласно: Где принцесса?!
Спасу её сейчас от заточенья!
Просил в её покои проводить.
 
Ко мне почтенный старец подошёл,
И положил ладони мне на плечи.
И молвил, глядя пристально в глаза:
Спаси нас от принцессы, храбрый латник!
Слывёт она давно уж старой девой,
И никому покоя не даёт.
 
Я сразу не почувствовал подвох.
Я был ещё в престранной эйфории,
Почувствовав поддержку от людей.
Заметил в их глазах огни надежды,
Направленной отчаянно мне в душу.
Во мне разбух отваги гордой шар.
 
Спасу я вас, поклонники мои! -
Провозгласил я пафосно, и стукнул
В серёд никелированной груди.
Отбил кулак, конечно, моментально,
Но скрыл конфуз за лицевой решёткой,
Язык от боли чуть не прокусив.
 
Пока был занят раненным собой,
Я не заметил, как переглянулись
Смущённо воздыхатели мои.
А старец почесал седой затылок,
И с духом предварительно собравшись,
Поведал мне предание сие.
 
Она с младых практически ногтей
Затейницей слыла среди семейства.
Всех женщин изучила до себя,
В истории что ярко засветились,
И на себя примерить их наряды
И нравы непременно собралась.
 
Побыть смогла царицей Хатшепсут,
Годивой леди, и Шахерезадой,
Таис Афинской, даже Жанной Д'Арк,
С последней вышла сущая морока,
С кострища еле вытащить успели,
Богам спасибо, вымокли дрова.
 
Принцессе стало чуть за шестьдесят.
И нареклась девица Матой Хари.
От трона отказалась уж давно,
Престолу предпочтя подмостки сцены,
И танцы эротического свойства,
В костюме битых временем телес.
 
И отроков повадилась таскать
На личные приватные просмотры.
Где психику рвала им на корню
Все это нежно трогать заставляя,
Их приближая лицами к морщинам,
И дряблый студень пробовать на вкус.
 
С чертогов стали отроки бежать,
За ними и мужчины потянулись,
И замок постепенно опустел.
Принцесса неприкрытая бродила,
Пугая старцев, женщин и младенцев,
Что плакать стали часто по ночам.
 
Я огляделся и похолодел.
Как будто в богадельне оказался.
И понял, как мой папа был неправ,
Меня на этот подвиг отправляя
В объятия задорной авантюры,
С весёлой шуткой, радостно смеясь.
 
Сквозь жесть не видно бледного лица.
Селяне не заметили испуга.
А старец напоследок подбодрил,
В ворота горе-рыцаря толкая,
Что ей осталось несколько просмотров,
А дальше будет следующая роль.
 
Ну что же, подведите мне коня!
И на него забраться помогите!
Готов старушек выручить в беде,
И ублажить безумную принцессу.
Готов её осматривать хоть вечность!
Ну где ж, девица, прелести твои?
 
Но первым пал безвинной жертвой конь.
Он в ступор впал, и ноги подломились.
Едва увидел белый силуэт
Средь мрачной тьмы оконного проёма,
Покровов кожных пятнами, небрежно,
Размазанный по мутному стеклу.
 
Ликующе раскрытый в крике рот,
Трясущиеся мелко части тела,
Ведь два самца к подножию пришли
Её триумфа, бенефиса, соло.
Её увидеть жаждущие очи!
А может и потрогать повезёт!
 
Когда принцесса побежала вниз,
Я обнаружил - подо мною пусто.
Булыжник мимо уха просвистел,
Копытом лихо выдранный на старте,
И не попал мне в голову случайно -
Валялся я бесформенно уже.
 
Подковий стук предательски затих.
Лишь шлёпали ко мне ступни босые.
И хриплого дыхания фальцет
Морозный воздух нервно нарушая,
Тревожил над моею головою
В тиши воображение моё.
 
Взялась за латы крепкая рука
И на спину меня перевернула.
И неба заслонила мне обзор
Своими аккуратными грудями,
И кроме них я ничего не видел -
Лишь яркие набрякшие сосцы.
 
Затем со скрипом закрутился шлем.
Она с меня сама его снимала,
Чтоб я её сумел увидеть всю.
И это начало ей удаваться.
Шлем загремел, как старая кастрюля,
А надо мной расставилась ОНА.
 
В ней было всё - долины и холмы,
Густые кущи, впадины, озёра,
Лес, водопад, расщелина без дна -
Должно быть что в богатом королевстве.
Но всё это запущено, бесхозно,
Без приложенья работящих рук.
 
Мне улыбался искривлённый рот,
Ну а в глазах отчаянье плескалось.
Желаний нерастраченных набор
Принцессу распирал неодолимо,
И руки жадно к поясу тянулись
Где поножи крепились к животу.
 
И я когда к решению пришёл
Отчаянно с невинностью расстаться,
Срамное вдруг стремительно прикрыв,
Принцесса густо-густо покраснела,
Развратником мгновенно окрестила
Растерянно лежащего меня.
 
Поднявшись, во дворе стоял один
Не ставший принцем заржавевший рыцарь.
К ногам его увядшие цветы
Несли со вздохом пухлые пастушки.
Он стал-таки заслуженным героем,
Лишь от напасти королевство спас.
 
Принцесса образумилась тотчас.
Нести селянам стала добродетель.
Но в келье, где теперь грустит она,
Как память ею бережно хранятся,
В причинном месте выгнутые горкой
Помятые железные трусы...
 
Рейтинг: +3 125 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Новости партнеров
Загрузка...

 

Популярные стихи за месяц
99
86
80
76
72
69
67
61
60
59
55
54
54
50
50
50
50
48
46
46
44
43
41
41
41
40
39
Утро 7 июня 2018 (Виктор Лидин)
36
35
31