Возмездие

11 февраля 2012 - Олег Сорокин
article25162.jpg

 

Возмездие

              ВОЗМЕЗДИЕ.

         


                   ПРОЛОГ

Парни, смеясь, терзали её плоть,
Казалось, будто время недвижимо.
Она взмолилась: - Смерть пошли, ГОСПОДЬ,
Но, видимо, судьба неумолима.
А вакханалии всё не было конца,
Её рыданья трогали едва ли
Их старшего, красавца - подлеца
Скорее, даже больше распаляли.
Но вот сознанье выбрало предел,
Чтоб нравственные прекратить мученья.
- У нас сегодня ещё много дел,-
Промолвил он,- закончить развлеченье.
Взревел мотор, они умчались прочь,
Оставив её просто на асфальте.
И утешала сумрачная ночь
Прохладой  тело,  отворив объятья.
С тупой брезгливостью пульсировала боль,
Хотелось выполоскать кожу,  сняв как платье.
А память возвращала вновь и вновь
Гадливые и мерзкие объятья.
Прощай надежда, грёзы и мечты,
Растоптано святое чувство веры.
Душа лишилась света, красоты,
А безысходность сеяла химеры.
…У тумбочки дремала медсестра,
Вот шанс избавиться от гнёта наваждений.
А в подсознанье билась мысль:
- Пора….
Она привстала, подавив смятенье…
…Биенье пульса вторило едва, Осколочному стуку метронома.
Потупив взгляд, врач вымолвил слова:
-Я сделал всё что мог, простите кома…

           ГЛАВА 1
     МЕТАМОРФОЗА.
            ЧАСТЬ 1
 
-Ну что на вечер? Снова в ресторан?
-Сейчас поправлюсь, погоди немножко.
Распространяя сладостный дурман,
Слившись с дыханьем, таяла «дорожка».
Кайф растворял тревожной ломки след,
В сознании взрываясь, как обычно.
Озноб прошёл, он встал, откинул плед,
По ходу пнув собаку безразлично.
…И вновь кромсали фары полумрак,
Мотор будил и будоражил чувства.
Сто метров, поворот, фонарь, кабак,
Вот только на душе привычно пусто…

…Они зашли внезапно, взмах, удар,
И в мутном угасающем сознанье
Как кадры киносъёмки: страх, кошмар….
Его «друзёй» «месили» со стараньем.
…Боль в подсознанье пробивалась жалом,
Душа под тесным сводом плоти сжалась.
И злобный пульс по клеткам как кинжалом,
Опустошенье смерти нёс, казалось.
…Взмолившись позабытому им БОГУ,
Сознанье отдалял, боясь мученья.
Страданья, проникая понемногу,
Терзали каждый член без исключенья…
Ежеминутно отключался разум,
И волю к жизни рвал на части страх.
Удушливой волною раз за разом,
Боль чередой накатывала в пах.
…Инстинкты взяли верх, он всё ж очнулся,
Пыталась память пазлы дум собрать.
Преодолев страданья, шевельнулся,
И окунулся в забытьё опять.
Безвременья тугая пелена,
Сковала мышцы, подавляя волю.
Но крови обжигающей волна
Из плоти метастазы гнало боли.

                 ЧАСТЬ 2

…Кровать, палата, белый потолок,
На вене капельница, аппарат дыханья.
Собрал все силы, страх свой превозмог,
На грани ускользающей  сознанья.
Из горла полушёпот – полукрик,
В халатах двое:- Кажется, очнулся…
Над ним склонился врач, седой старик,
И, пульс проверив, к двери обернулся.
-Он должен жить, я щедро заплачу,
Надеюсь, Вы довольны гонораром?
Второй промолвил, обратясь к врачу.
-Да я бы сделал это и задаром,-
В почтении склоняясь, ответил тот,
-Я Вам обязан,- это ли услуга.
Вся наша жизнь сплошной круговорот,
И мы в беде должны помочь друг другу.
…Он понял, что спасён не просто так,
А видимо, чтобы продлить мученье.
Но для кого чужая жизнь пустяк,
Кто заказал такое развлеченье?
Подбрасывая с гадливостью сюжет,
Память припомнила с десяток эпизодов.
А мозг искал с опаскою ответ,
Ну, мало ли обидел он народа.
Закрылась дверь, а всполохи шагов,
Набатом отдались в больном сознанье.
Он всё припомнить силился врагов,
Не подпуская к сердцу покаянья.
Его душа, увязшая во лжи,
Ещё не досягаема для света.
Она от злобы мстительной дрожит,
И жаждет продолжения банкета.
Пытаясь сесть, он путы ощутил:
Враги предусмотрительны в деталях.
Стонал и рвался из последних сил,
Но они, видно, всё предугадали.
Змеёй тоскливой путал сердце страх,
И оборону разум вдруг ослабил.
А стон, что рвался, сжался на устах,
С сознанием, как видно, не поладив.
…Безвременье корёжило виски
Свирепой и невысказанной болью.
Хотелось плакать от тупой тоски,
И он униженно смирился с новой ролью.
Уже не злость ему мутила взор,
И пусть не покаянные, но слёзы.
А разум, что в суждениях был скор,
Понять никак не мог метаморфозы.
Вот голос вдруг срывается в фальцет,
Бинты вздымает грудь, и в паху жженье.
Мозг лихорадит, ищет он ответ,
Вдруг зарождая жуткие сомненья.
Медбрат теперь дежурил день и ночь
В его палате, уходя на время.
Во взоре - лишь стремление помочь,
Словно не в тягость было ему бремя.
Безвестность до предела довела,
И он к нему воззвал:- Скажи хоть слово.
Я от неведенья почти сошёл с ума,
Ну, сжалься же, ради всего святого.
Медбрат, краснея, вдруг потупил взор,
Мне жаль Вас, Вы прекрасны без сомненья.
Я не могу нарушить договор,
И обсуждать болезни проявленье.
-Что ты несёшь, как смеешь ты хамить?-
Хотел он крикнуть, только сердце сжалось.
И до него вдруг стало доходить,
Какая месть ему ужасная досталась.
Он выл три дня, в беспамятство как в сон
Впадая от душевного смятенья.
Но безысходность- тоже приговор,
И он, страдая, принял измененья.

                 ЧАСТЬ 3.

О, любопытство, ты грызёшь сердца,
Червём сомненья душу истончаешь.
И даже у преддверия конца
Опасности в упор не замечаешь.
Троянский конь, ну как с ним совладать,
Оно огнём и лестью разум гложет.
И если уж отпор не смог создать,
Никто не остановит, не поможет.

Прошла неделя, бинт последний снят,
И только путы, как ограниченье.
Да в восхищенье замерший медбрат,
Будит в душе неясное томленье.
И вот уже проломлен хрупкий лёд,
И он в смятенье вымолвил, волнуясь: 
- Меня хозяин, может быть ,убьёт,
Но Вами я давно уже любуюсь.
И где, простите, шрамы от огня?
Попыток к суициду я не вижу.
А ведь хранить приставили меня,
Взяв клятву, что Вас пальцем не обижу.
Я Вашей красотою покорён,
И не пойму, к чему такие страсти.
О ГОСПОДИ, я, кажется, влюблён,
И сердце разрывается на части.
Как странно, но слова его в тиши,
Не вызвали негодования и боли.
Скорей бальзамом стали для души,
Истерзанной отсутствием Любови.
И он решился свой задать вопрос… 
- Как я попала в эту переделку?
После аварии Вас брат сюда принёс,
И меня к Вам приставил, как сиделку.
Сознанье зацепилось за рассказ,
Быть может, этот шанс, его спасенье.
Он не погибнет, нет, не в этот раз,
Используем медбрата увлеченье.
Для достиженья цели хороши
Все средства, чувства; подлость ликовала.
И возраженья робкие души
Покаяться, она не принимала.
Он день за днём разжечь пытался страсть,
Осознавая: сроки поджимают.
Иначе на свободу не попасть,
А что <<ОНИ>> задумали… кто знает?

                      ЧАСТЬ 4

Он прав был, в части той, что близок срок,
Его переводили из палаты.
Трюмо, косметика, зеркальный потолок,
Служанка, заменившая медбрата.
Холодный, настороженный взгляд,
Как цербер она узницу закрыла.
О, как бы он вернуться был бы рад
В свою палату, да не тут- то было. Сменить бельё Вам велено тот час,
Направо душ, здесь - гардероб с одеждой.
Ну что ж, придётся выполнить приказ,
А разум всё цеплялся за надежду.
Но в душевой просторной нет окна,
Зато зеркал не счесть, как в наказанье.
Раздевшись, он опешил... и сполна,
Вдруг оценил своё очарованье.
...Хирург был мастер: грудь полнит слегка,
Он к зеркалу придвинулся поближе.
К промежности придвинулась рука,
Чтоб с любопытством изучить, что ниже.
В другое время смертная тоска
Его бы разум точно обуяла.
Но перед ним, печальная слегка,
Девица симпатичная стояла.
И понял он: былого не вернуть,
Душ принял и опять пришлось смутиться.
Долго пытался лифчик застегнуть,
Но отложил, всему надо учиться.
Все платья были сшиты на заказ,
С глубоким декольте, ... так непривычно.
И грудь рвалась, как будто на показ,
Но выглядело будто бы отлично.
Ну что ж, он примет правила игры,
А дальше - как судьба на кон положит.
Смирившись, затаится до поры,
И улыбнётся случай вдруг, быть может.


                   ЧАСТЬ 5.

Служанка наложила макияж,
Черты лица совсем преобразились.
А он всё больше ощущал кураж,
Истомой сладостною сердце вдруг забилось.
Жила надежда: эту красоту
Воссоздавали не для поруганья.
Но страх точил и разбивал мечту,
И он уже боялся наказанья.
Кто знает, что придумали враги,
А жить хотелось всё сильней, до боли.
И он взмолился:- БОЖЕ, помоги,
Молю тебя с Надеждой и Любовью.
И вот, когда последний сердца вскрик
В полубреду растаял, как в тумане,
К нему зашёл седой хирург - старик,
И вымолвил:- Я буду краток с Вами.
Вчера <<заказчика>> инфаркт <<унёс>>,
Он финансировал здесь Ваше содержанье.
Передо мной внезапно встал вопрос,
Достойны ль Вы дальнейшего <<вниманья>>.
Полиция взяла, наверно, след,
Я не хочу причастным быть к подлогу.
Во избежание дальнейших бед,
Прошу, сударыня, готовиться в дорогу.
Он испытал эмоциональный шок,
И чудом лишь сознанья не лишился.
Вновь поворот судьбы давал урок,
В который раз он БОГУ помолился.
Сборы недолги, маска на глаза,
Мотора звук, пустынная дорога.
-Повязку не снимать,- голос сказал,
- Покуда не отъедем мы немного.
Ещё никак не веря в чудеса,
Рукою снял повязку он несмело.
И снова благодарность небесам
Восторженно воздал и неумело.

                             ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

иллюстрация взята с интернета...благодарю автора.
 

© Copyright: Олег Сорокин, 2012

Регистрационный номер №0025162

от 11 февраля 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0025162 выдан для произведения:

 

Возмездие

              ВОЗМЕЗДИЕ.

         


                   ПРОЛОГ

Парни, смеясь, терзали её плоть,
Казалось, будто время недвижимо.
Она взмолилась: - Смерть пошли, ГОСПОДЬ,
Но, видимо, судьба неумолима.
А вакханалии всё не было конца,
Её рыданья трогали едва ли
Их старшего, красавца - подлеца
Скорее, даже больше распаляли.
Но вот сознанье выбрало предел,
Чтоб нравственные прекратить мученья.
- У нас сегодня ещё много дел,-
Промолвил он,- закончить развлеченье.
Взревел мотор, они умчались прочь,
Оставив её просто на асфальте.
И утешала сумрачная ночь
Прохладой  тело,  отворив объятья.
С тупой брезгливостью пульсировала боль,
Хотелось выполоскать кожу,  сняв как платье.
А память возвращала вновь и вновь
Гадливые и мерзкие объятья.
Прощай надежда, грёзы и мечты,
Растоптано святое чувство веры.
Душа лишилась света, красоты,
А безысходность сеяла химеры.
…У тумбочки дремала медсестра,
Вот шанс избавиться от гнёта наваждений.
А в подсознанье билась мысль:
- Пора….
Она привстала, подавив смятенье…
…Биенье пульса вторило едва, Осколочному стуку метронома.
Потупив взгляд, врач вымолвил слова:
-Я сделал всё что мог, простите кома…

           ГЛАВА 1
     МЕТАМОРФОЗА.
            ЧАСТЬ 1
 
-Ну что на вечер? Снова в ресторан?
-Сейчас поправлюсь, погоди немножко.
Распространяя сладостный дурман,
Слившись с дыханьем, таяла «дорожка».
Кайф растворял тревожной ломки след,
В сознании взрываясь, как обычно.
Озноб прошёл, он встал, откинул плед,
По ходу пнув собаку безразлично.
…И вновь кромсали фары полумрак,
Мотор будил и будоражил чувства.
Сто метров, поворот, фонарь, кабак,
Вот только на душе привычно пусто…

…Они зашли внезапно, взмах, удар,
И в мутном угасающем сознанье
Как кадры киносъёмки: страх, кошмар….
Его «друзёй» «месили» со стараньем.
…Боль в подсознанье пробивалась жалом,
Душа под тесным сводом плоти сжалась.
И злобный пульс по клеткам как кинжалом,
Опустошенье смерти нёс, казалось.
…Взмолившись позабытому им БОГУ,
Сознанье отдалял, боясь мученья.
Страданья, проникая понемногу,
Терзали каждый член без исключенья…
Ежеминутно отключался разум,
И волю к жизни рвал на части страх.
Удушливой волною раз за разом,
Боль чередой накатывала в пах.
…Инстинкты взяли верх, он всё ж очнулся,
Пыталась память пазлы дум собрать.
Преодолев страданья, шевельнулся,
И окунулся в забытьё опять.
Безвременья тугая пелена,
Сковала мышцы, подавляя волю.
Но крови обжигающей волна
Из плоти метастазы гнало боли.

                 ЧАСТЬ 2

…Кровать, палата, белый потолок,
На вене капельница, аппарат дыханья.
Собрал все силы, страх свой превозмог,
На грани ускользающей  сознанья.
Из горла полушёпот – полукрик,
В халатах двое:- Кажется, очнулся…
Над ним склонился врач, седой старик,
И, пульс проверив, к двери обернулся.
-Он должен жить, я щедро заплачу,
Надеюсь, Вы довольны гонораром?
Второй промолвил, обратясь к врачу.
-Да я бы сделал это и задаром,-
В почтении склоняясь, ответил тот,
-Я Вам обязан,- это ли услуга.
Вся наша жизнь сплошной круговорот,
И мы в беде должны помочь друг другу.
…Он понял, что спасён не просто так,
А видимо, чтобы продлить мученье.
Но для кого чужая жизнь пустяк,
Кто заказал такое развлеченье?
Подбрасывая с гадливостью сюжет,
Память припомнила с десяток эпизодов.
А мозг искал с опаскою ответ,
Ну, мало ли обидел он народа.
Закрылась дверь, а всполохи шагов,
Набатом отдались в больном сознанье.
Он всё припомнить силился врагов,
Не подпуская к сердцу покаянья.
Его душа, увязшая во лжи,
Ещё не досягаема для света.
Она от злобы мстительной дрожит,
И жаждет продолжения банкета.
Пытаясь сесть, он путы ощутил:
Враги предусмотрительны в деталях.
Стонал и рвался из последних сил,
Но они, видно, всё предугадали.
Змеёй тоскливой путал сердце страх,
И оборону разум вдруг ослабил.
А стон, что рвался, сжался на устах,
С сознанием, как видно, не поладив.
…Безвременье корёжило виски
Свирепой и невысказанной болью.
Хотелось плакать от тупой тоски,
И он униженно смирился с новой ролью.
Уже не злость ему мутила взор,
И пусть не покаянные, но слёзы.
А разум, что в суждениях был скор,
Понять никак не мог метаморфозы.
Вот голос вдруг срывается в фальцет,
Бинты вздымает грудь, и в паху жженье.
Мозг лихорадит, ищет он ответ,
Вдруг зарождая жуткие сомненья.
Медбрат теперь дежурил день и ночь
В его палате, уходя на время.
Во взоре - лишь стремление помочь,
Словно не в тягость было ему бремя.
Безвестность до предела довела,
И он к нему воззвал:- Скажи хоть слово.
Я от неведенья почти сошёл с ума,
Ну, сжалься же, ради всего святого.
Медбрат, краснея, вдруг потупил взор,
Мне жаль Вас, Вы прекрасны без сомненья.
Я не могу нарушить договор,
И обсуждать болезни проявленье.
-Что ты несёшь, как смеешь ты хамить?-
Хотел он крикнуть, только сердце сжалось.
И до него вдруг стало доходить,
Какая месть ему ужасная досталась.
Он выл три дня, в беспамятство как в сон
Впадая от душевного смятенья.
Но безысходность- тоже приговор,
И он, страдая, принял измененья.

                 ЧАСТЬ 3.

О, любопытство, ты грызёшь сердца,
Червём сомненья душу истончаешь.
И даже у преддверия конца
Опасности в упор не замечаешь.
Троянский конь, ну как с ним совладать,
Оно огнём и лестью разум гложет.
И если уж отпор не смог создать,
Никто не остановит, не поможет.

Прошла неделя, бинт последний снят,
И только путы, как ограниченье.
Да в восхищенье замерший медбрат,
Будит в душе неясное томленье.
И вот уже проломлен хрупкий лёд,
И он в смятенье вымолвил, волнуясь: 
- Меня хозяин, может быть ,убьёт,
Но Вами я давно уже любуюсь.
И где, простите, шрамы от огня?
Попыток к суициду я не вижу.
А ведь хранить приставили меня,
Взяв клятву, что Вас пальцем не обижу.
Я Вашей красотою покорён,
И не пойму, к чему такие страсти.
О ГОСПОДИ, я, кажется, влюблён,
И сердце разрывается на части.
Как странно, но слова его в тиши,
Не вызвали негодования и боли.
Скорей бальзамом стали для души,
Истерзанной отсутствием Любови.
И он решился свой задать вопрос… 
- Как я попала в эту переделку?
После аварии Вас брат сюда принёс,
И меня к Вам приставил, как сиделку.
Сознанье зацепилось за рассказ,
Быть может, этот шанс, его спасенье.
Он не погибнет, нет, не в этот раз,
Используем медбрата увлеченье.
Для достиженья цели хороши
Все средства, чувства; подлость ликовала.
И возраженья робкие души
Покаяться, она не принимала.
Он день за днём разжечь пытался страсть,
Осознавая: сроки поджимают.
Иначе на свободу не попасть,
А что <<ОНИ>> задумали… кто знает?

                      ЧАСТЬ 4

Он прав был, в части той, что близок срок,
Его переводили из палаты.
Трюмо, косметика, зеркальный потолок,
Служанка, заменившая медбрата.
Холодный, настороженный взгляд,
Как цербер она узницу закрыла.
О, как бы он вернуться был бы рад
В свою палату, да не тут- то было. Сменить бельё Вам велено тот час,
Направо душ, здесь - гардероб с одеждой.
Ну что ж, придётся выполнить приказ,
А разум всё цеплялся за надежду.
Но в душевой просторной нет окна,
Зато зеркал не счесть, как в наказанье.
Раздевшись, он опешил... и сполна,
Вдруг оценил своё очарованье.
...Хирург был мастер: грудь полнит слегка,
Он к зеркалу придвинулся поближе.
К промежности придвинулась рука,
Чтоб с любопытством изучить, что ниже.
В другое время смертная тоска
Его бы разум точно обуяла.
Но перед ним, печальная слегка,
Девица симпатичная стояла.
И понял он: былого не вернуть,
Душ принял и опять пришлось смутиться.
Долго пытался лифчик застегнуть,
Но отложил, всему надо учиться.
Все платья были сшиты на заказ,
С глубоким декольте, ... так непривычно.
И грудь рвалась, как будто на показ,
Но выглядело будто бы отлично.
Ну что ж, он примет правила игры,
А дальше - как судьба на кон положит.
Смирившись, затаится до поры,
И улыбнётся случай вдруг, быть может.


                   ЧАСТЬ 5.

Служанка наложила макияж,
Черты лица совсем преобразились.
А он всё больше ощущал кураж,
Истомой сладостною сердце вдруг забилось.
Жила надежда: эту красоту
Воссоздавали не для поруганья.
Но страх точил и разбивал мечту,
И он уже боялся наказанья.
Кто знает, что придумали враги,
А жить хотелось всё сильней, до боли.
И он взмолился:- БОЖЕ, помоги,
Молю тебя с Надеждой и Любовью.
И вот, когда последний сердца вскрик
В полубреду растаял, как в тумане,
К нему зашёл седой хирург - старик,
И вымолвил:- Я буду краток с Вами.
Вчера <<заказчика>> инфаркт <<унёс>>,
Он финансировал здесь Ваше содержанье.
Передо мной внезапно встал вопрос,
Достойны ль Вы дальнейшего <<вниманья>>.
Полиция взяла, наверно, след,
Я не хочу причастным быть к подлогу.
Во избежание дальнейших бед,
Прошу, сударыня, готовиться в дорогу.
Он испытал эмоциональный шок,
И чудом лишь сознанья не лишился.
Вновь поворот судьбы давал урок,
В который раз он БОГУ помолился.
Сборы недолги, маска на глаза,
Мотора звук, пустынная дорога.
-Повязку не снимать,- голос сказал,
- Покуда не отъедем мы немного.
Ещё никак не веря в чудеса,
Рукою снял повязку он несмело.
И снова благодарность небесам
Восторженно воздал и неумело.

                             ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

иллюстрация взята с интернета...благодарю автора.
 
Рейтинг: +1 930 просмотров
Комментарии (4)
сергей ляшенко # 11 февраля 2012 в 23:59 0
жду продолжения !
apl
Олег Сорокин # 12 февраля 2012 в 05:55 +1
ORIT GOLDMANN # 17 февраля 2012 в 18:37 0
ОДНОЗНАЧНО ИДУ К ПРОДОЛЖЕНИЮ,СПАСИБО!
Олег Сорокин # 17 февраля 2012 в 21:06 0
Популярная поэзия
+326 + 280 = 606
+312 + 203 = 515
+257 + 193 = 450
+243 + 198 = 441
+210 + 167 = 377
+200 + 172 = 372
+206 + 158 = 364
+175 + 145 = 320
+164 + 146 = 310
+185 + 124 = 309
+159 + 145 = 304
+167 + 122 = 289
+154 + 135 = 289
+145 + 121 = 266
+160 + 100 = 260
+139 + 116 = 255
+135 + 117 = 252
+133 + 109 = 242
+140 + 102 = 242
+128 + 107 = 235
+152 + 83 = 235
+133 + 97 = 230
Все пройдет. 22 января 2012 (чудо Света)
+135 + 91 = 226
+133 + 92 = 225
+127 + 97 = 224
+118 + 105 = 223
+128 + 95 = 223
+133 + 81 = 214
+126 + 88 = 214
+114 + 98 = 212
ВЫБОР26 июня 2015 (Елена Бурханова)
+107 + 104 = 211
+122 + 86 = 208
ЗВОНОК25 октября 2013 (Елена Бурханова)
+118 + 86 = 204
+108 + 95 = 203
+113 + 89 = 202
+110 + 91 = 201
+111 + 90 = 201
+116 + 81 = 197
+107 + 87 = 194
+152 + 41 = 193
+110 + 83 = 193
+106 + 84 = 190
+110 + 79 = 189
Де жа вю4 декабря 2013 (Alexander Ivanov)
+108 + 76 = 184
+106 + 77 = 183
+107 + 75 = 182
+110 + 66 = 176
+116 + 60 = 176
+107 + 68 = 175
+146 + 18 = 164