Судьба России

24 декабря 2011 - Владимир Щербина

 

                 *    *    *

Когда Россия, бедная моя,

Очнётся от кровавого дурмана,

Умолкнут гимны и утихнут раны,

И Богом  вновь осветится Земля.

 

А в поле удивлённые цветы

Глядят на мир глазами убиенных,

Но беспощадно Красная Гиена

Ещё горит над ними с высоты.

 

И кроткая улыбка Ильича

Ещё таится в бронзе извоянья,

Ещё нам не открыло покаянье

В ней чёрное коварство палача.

 

Ещё гвоздики у тяжёлых ног

Кровавят камень жертвоприношенья,

Ещё клокочет злоба поношенья

Над славой наших горестных дорог.

 

Ещё не прикоснулася душа

К страданиям земли моей великой,

Ещё иуда правит многоликий,

Над нами суд неправедный верша.

 

Но наши флаги рвут уже ветра,

И  громче звуки наших русских песен,

И наш орёл двуглавый в поднебесье

Возносит дух великого Петра

                             1990 год 

 

              *    *    *

Над Русской Землёю звезда сатаны

Сияет с крелёвских задумчивых башен,

И плащ его жертвенной кровью окрашен

На древке разодранной в клочья страны.

 

Он злобой слепой разбивает сердца,

Играя в жестокие битвы и беды,

И камни позора на наши победы

Швыряет коварной рукой без конца.

 

Отмечены души людей и дела,

Кокарды солдат, ордена и могилы

Кровавой звздой, сатанинскою силой,

С проклятьем и болью живой пополам.

 

Гремят барабаны, хрипят голоса,

Хоронят Россию вожди и иуды,

Но есть Благодать и спасение будет,

И Крестная Сила хранит Небеса.

                            1988 год

 

             *    *    * 

Плачет в сердце моём почерневшее небо России,

Пали тяжкие громы на тихую святость полей.

Хмурым гаснущим днём мне так больно и  невыносимо

Видеть этот позор, эту глупую тень королей.

 

Как черно на земле! Как ехидно смеётся иуда!

Пышно роза цветёт на священном, на Русском Кресте.

Жадно чавкает сволочь, вкушая заморские блюда,

Да заблудшие души устало текут в темноте.

 

Ах, откуда в мой дом прилетела нечистая сила,

Что ветрами беды шелестит по озябшей траве?...

Плачет в сердце моем почерневшее небо России,

Плачет горестно Мать над беспутством своих сыновей.  

                            август  1991 года

 

                *    *    *

Ах, Россия, скажи, где твои сыновья и герои?

На дорогах твоих всё разбойники и торгаши.

И ни делом они заняты, а постыдной игрою,

И спешат не любить, не любить, а грешить.

 

Среди тихих равнин по селеньям царит запустенье,

Да тоскующий взгляд одиноких забытых старух,

И печалью немой в нём качаются белые стены,

И пугается каждого шороха слух.

 

Их упавшие пряди от боли жестокой седеют.

В их глазах умирает надежды обманчивый свет,

А на всех площадях, как безумцы, кричат лицедеи!

Не увидеть лица, ни понять их безсмысленный бред!

                                     лето 1992 года

                 

                       *    *    *

И покрылась Земля, словно чёрною оспой, изменою,

А над ней Командор моё сердце терзает в крови.

Плачь, Россия моя, над своими детьми убиенными!

Плачь, Россия моя, это лучшие дети твои!

 

Десять дней и ночей в нас стреляли словами и пулями.

Мы остались одни, а Россия в тяжёлом бреду,

Всё не видит она как её обманули посулами,

Как "вожди" и "герои" на смерть её снова ведут.

 

Десять дней и ночей нас чернили недоброю славою.

За колючею проволкой мы не знаем покоя и сна.

Ты избави нас, Господи, и сохрани от лукавого!

Нашу горькую чашу мы выпьем сегодня до дна!

 

Вот уж танки стоят. В наши окна стволы их направлены.

Вот ударил снаряд - разорвалося сердце во мне!

Ах, Россия, ты вновь ядовитой свободой отравлена

И, забывшая Бога, идёшь на поклон к сатане!...

 

И покрылась земля, словно чёрною оспой, изменою,

А над ней Командор моё сердце терзает в крови...

Плачь, Россия моя, над своими детьми убиенными!

Плачь, Россия моя, это лучшие дети твои!

                             октябрь 1993 года

 

                   *    *    *

Не обольщай веселый взор

Ни орденами, ни крестами.

Смотри, кровавыми перстами

К твоей душе крадётся вор.

 

То ни вечерняя заря

Над золотыми куполами!

То смертных мук живое пламя!

То души русские горят!

 

Вконец  измучена страна,

Над ней забвенье и проклятье,

Её разорванное платье

Дождей покрыла пелена.

 

Но льётся, льётся горяча

Молитва тихими слезами,

И перед Божьими глазами

Не гаснет тонкая свеча!

                      1994 год 

 

             Русская земля

Над водой холодной светлого Днестра

Низко расстилается синий дым костра.

Низко расстилается берегом реки,

Думу свою думают братья-казаки.

 

Думу свою думают братья-казаки!

 

Думу свою думают, прогоняя сон.

Ночь к ним подступается с четырёх сторон.

Ночь к ним подступается, травы шевеля.

К сыну обращается Русская Земля.

 

К сыну обращается Русская Земля!

 

К сыну обращается с тихою мольбой:

"Ни оставь сыночек, заслони собой.

Ни отдай, родимый, во полон врагу.

Без тебя на свете жить я не смогу."

 

Без тебя на свете житья я не смогу!

 

И с улыбкой нежной ей ответил сын:

"Не печалься милая, разобьём румын..

Нашу славу старую мы не посрамим!

В поруганье ворогу мать не отдадим!"

 

В поруганье ворогу мать не отдадим!

 

Хмурым утром, в пламени бешеных атак,

Обещанье выполнил молодой казак.

Обещанье выполнил, в клятве не солгал.

Пулею убитый он в бою упал.

 

Пулею убитый он в бою упал!

 

И земля родная сына приняла,

В горе почернела, болью изошла.

Только над погасшими углями костра

Светит Русской Правдою тихий свет Днестра!

 

Светит Русской Правдою тихий свет Днестра!

                                       1992 год

 

               *    *    *

Ни отдам в поруганье иудам

Этих строк, этих дум, этой боли.

Ещё дышит Земля моя волей!

Слово русское слышится всюду!

 

Ещё утро по-детски смеётся

Чистой радостью нашей и силой!

Ещё сердце восторженно бьётся

От заветного слова Россия!

 

Ещё помним мы нашего Бога!

Ещё Правда высокая свята!

Ещё русским открыта дорога,

За которую страшная плата!

                          1991 год

 

             *    *    *

Светились белые снега холодным светом.

Над Чёрной речкою взошла душа поэта

.

Глядит, святая Русь пред ней в цепях из злата,

И уж давно теперь на ней ничто не свято.

 

Здесь мор идёт, и кровь течёт в с тране безвинной,

И спины русские сечёт кнут Жидовина.

 

Здесь никому спасенья нет, он зол и весел...

И Пушкин целит пистолет в лицо Дантэса!

                           1994 год

 

                  *    *    *

Я подданный убитого Царя!

Я прославляю крест его мучений,

Престол, не посрамлённый отреченьем

Над чёрною изменой февраля!

 

Его больной, возлюбленный народ.

Измученный кровавым иудеем,

Всё грезит либеральною идеей

И ей детей невинных отдаёт.

 

Ещё кипит жестокая вражда

У ног его оставленного трона,

Но Богородица хранит его корону

И скипетр его властен на всегда! 

 

                  *    *    *

Продаются венки и гробы:

Воздаянье за Веру и святость.

Наши скорбные души распяты

На крестах нашей Русской судьбы.

 

Под лучами кровавой звезды

Расцвела иудейская роза,

Надвтигаясь жестокой угрозой

Своей чёрной и лютой вражды.

 

Только белые наши кресты

Над  Землёй беззащитной восстали,

Вознося до Господней печали

Непорочность её чистоты.

 

              *    *    *

Молчи, Великий Росс, молчи!

Не возгласи предательского звука!

Ещё тобой ни все испиты муки,

Ещё не насладились палачи.

 

Молчи, Великий Росс, молчи!

 

Да, не умрёт в душе твоей любовь!

От горьких губ не отлетит проклятье,

Когда простёрты руки для распятья

И по гвоздям из ран стекает кровь.

 

Да, не умрёт в душе твоей любовь!

 

И будет лик твой светел, как закат,

Как луч прощальный, небо озаряя,

Когда гроза далёкая играет

И первый грома слышится раскат.

 

Да, будет лик твой светел, как закат!

 

Но в час, когда горячие круги

Твой взгляд последний обожгут страданьем,

Прольётся дождь над миром, как рыданье,

И жизнь взойдёт на ниве состраданья,

И растачатся подлые враги!

 

Молчи, Великий Росс, молчи!

 

              *    *    *

В иудейском духовном плену,

Перед ликом святым Иисуса,

Я в молитве своей помяну

Всех, оплаканных Белою Русью.

 

Помяну голубые ветра,

Утолявшие белые кости,

Всё родное, что было вчера,

Что осталось на русском погосте.

 

Там, встечая горящий Восток,

Над безумным разгулом разбоя

Удивительный белый цветок

Ещё светится чистой любовью!

 

               *    *    *

Визжат и плачут голоса,

Гудит бездумная эстрада,.

Самовлюблённая попса

Сверкает обнажённым задом.

 

И над толпой юнцов безусой,

По всей Земле, куда ни глянь,

Кагал, убивший Иисуса,

Свою протягивает длань.

 

Его бесстыдные глумленья

Над светом русской старины

Покрыли слёзы и моленья,

И боль поруганой страны.

 

              *    *    *

Над Россией горькая беда,

Русский превращается в жида.

 

Ничего ему дороже нет

Тридцати серебрянных монет.

 

Отдал он за это серебро

Всё своё заветное добро:

 

Славу расских доблестных знамён,

Добрый свет родительских имён,

 

Кровь своих обманутых детей,

Боль, в могилах тлеющих костей,

 

Муки убенного Христа,

Тень Животворящего Креста,

 

Веры Православной чистоту

И родного неба высоту.

 

Над Россией горкая беда,

Русский превращается в жида.

 

 

© Copyright: Владимир Щербина, 2011

Регистрационный номер №0008489

от 24 декабря 2011

[Скрыть] Регистрационный номер 0008489 выдан для произведения:

 

                 *    *    *

Когда Россия, бедная моя,

Очнётся от кровавого дурмана,

Умолкнут гимны и утихнут раны,

И Богом  вновь осветится Земля.

 

А в поле удмвлённые цветы

Глядят на мир гоазами убиенных,

Но бспощадно Красная Гиена

Ещё горит над ними с высоты.

 

И кроткая улыбка Ильича

Ещё таится в бронзе исваянья,

Ещё нам не открыло покаянье

В ней чёрное коварство палача.

 

Ещё гвоздики у тяжолых ног

Кровавят камень жертвоприношенья,

Ещё клокочет злоба поношенья

Над славой наших горестных дорог.

 

Ещё не прикаснулася душа

К страданиям земли моей великой,

Ещё иуда правит многоликий,

Над нами суд неправедный верша.

 

Но наши флаги рвут уже ветра

И  гром че звуки наших русских песен,

И наш орёл двуглавый в поднебесье

Возносит дух великого Петра

                             1990 год 

 

              *    *    *

Над Русской Землёю звезда сатаны

Сияет с крелёвских задумчивых башен,

И плащ его жертвенной кровью окрашен

На древке разодранной в клочья страны.

 

Он злобой слепой разбивает сердца,

Играя в жестокие битвы и беды,

И камни позора на наши победы

Швыряет коварной рукой без конца.

 

Отмечены души людей и дела,

Кокарды солдат, ордена и могилы

Кровавой звздой, сатанинскою силой,

С проклятьем и болью живой попалам.

 

Гремят барабаны, хрипят голоса,

Хоронят Рссию вожди и иуды,

Но есть Благодать и спасение будет,

И Крестная Сила хранит Небеса.

                            1988 год

 

             *    *    * 

Плачет в сердце моём почерневшее небо России,

Пали тяжкие громы на тихую святость полей.

Синим гаснущим днём мне так больно и  невыносимо

Видеть этот позор, эту глупую тень королей.

 

Как черно на земле! Как ехидно смеётся иуда!

Пышно роза цветёт на священном, на Русском Кресте.

Жадно чавкает сволочь, вкушая заморские блюда,

Да заблудшие души учтало теут в темноте.

 

Ах, откуда в мой дом прилетела нечистая сила,

Что ветрами беды шелестит по озбшей траве?...

Плачет в сердце моем почерневшее небо России,

Плачет горестно Мать над беспутством своих сыновей.  

                            август  1991 года

 

                *    *    *

Ах, Россия, скажи, где твои сыновья и герои?

На дорогах твоих всё разбойники и торгаши.

И ни делом они заняты, а постыдной игрою,

И спешат не любить, не любить, а гешить.

 

Среди тихих равнин по селеньям царит запустенье,

Да тоскующий взгляд одиноких забытых старух,

И печалью немой в нём качаются белые стены,

И пугается каждого шороха слух.

 

Их упавшие пряди от болижестокой седеют.

В их глазах умирает надежды обманчивый свет,

А на всех площадях как безумцы кричат лицедеи!

Не увидеть лица, ни понять их безсмысленный бред!

                                     лето 1992 года

                 

                       *    *    *

И покрылась Земля, словно чёрою оспой, изменою,

А над ней Командор моё срдце терзает в крови.

Плачь, Россия моя, над своими детьми убиенными!

Плачь, Россия моя, это лучшие дети твои!

 

Десять дней и ночей в нас стреляли словами и пулями.

Мы остались одни, а Россия в тыжёлом бреду,

Всё не видит она как её обманули посулами,

Как "вожди" и "герои" на смерть её снова ведут.

 

Десять дней и ночей нас чернили недоброю славою.

За колючею проволкой мы не знаем покоя и сна.

Ты избави нас, Господи, и сохрани от лукавого!

Нашу горькую чашу мы выпьем сегодня до дна!

 

Вот уж танки стоят. В наши окна стволы их направлены.

Вот ударил снаряд - разорвалося срдце во мне!

Ах, Россия, ты вновь ядовитой свободой отравлена

И, забывшая Бога, идёшь на поклон к сатане!...

 

И прылась земля, словно чёрною оспой, изменою,

А над ней командор моё сердце терзает в крови...

Плачь, Россия моя, над своими детьми убиенными!

Плачь, Россия моя, это лучшие дети твои!

                             октябрь 1993 года

 

                   *    *    *

Не обольщай веселый взор

Ни орденами, ни крестами.

Смотри, кровавыми перстами

К твоей душе крадётся вор.

 

То ни вечерняя заря

Над золотыми куполами!

То смертных мук живое пламя!

То души русские горят!

 

Вконец  измучена страна,

Над ней забвенье и проклятье,

Её разорванное платье

Дождей покрыла пелена.

 

Но льётся, льётся горяча

Молитва тихими слезами,

И перед Божьими глазами

Не гаснет тонкая свеча!

                      1994 год 

Рейтинг: +4 647 просмотров
Комментарии (3)
Константин Качанов # 24 декабря 2011 в 22:48 +1
Владимир,замечательная тема и прекрасное исполнение! Но что происходит с грамматикой?! Отредактируйте пожалуйста. Удачи Вам! С наилучшими пожеланиями!
Константин.
Владимир Щербина # 24 января 2012 в 11:10 +1
Константин, дорогой, здравствуйте!
Простите что не ответил сразу. Просто написанный текст не был
отправлен. Очень Вам благодарен за комментарий. Обнимаю.
Владимир Щербина # 3 февраля 2012 в 22:31 +1

Константин, дорогой, прочти цикл: "Судьба России". Есть новые стихи.
Буду рад прочитать Ваши комментарии. Посмотри "Иронические строчки" и
цикл "Там за рекой". Обнимаю.