ГлавнаяПоэзияКрупные формыЦиклы стихов → Секстет сентенций

Секстет сентенций

1

Не царевна и не игрушка,
то ль на Каме, а то ль на Эльбе
проживала одна лягушка
и мечтала подняться в небо.

Ей твердили: "Убавь-ка прыти,
и в помине такому не быть.
Нам, рождённым в болоте прыгать,
никогда не взлететь на небо!"

Но болото - кислее клюквы,
но сентенции – хуже рвоты...
Вот, она в журавлином клюве –
жизнь меняет на миг полёта.

2

Я - улитка, весь багаж заплечный -
домик мой, закрученный спиралью.
Спрячусь в нём, и кажется мне, вечно
буду жить без горя и печали.

Мне для счастья многого не нужно,
уместиться в завитках ракушки –
Защищаю и глаза и уши
от чужих проказ и равнодушья.

Нет причин для боли и невроза.
Вмиг захлопну, если что, калитку.
Сложностей жилищного вопроса
знать не знает слизкая улитка.

Но за радость вот такого рая
есть одна невзгода и тоска. Я
вечно за собой его таскаю,
домик свой – от края и до края.

Всё оно прекрасно лишь отчасти –
ничего нет даром в этом мире:
за слепую иллюзорность счастья
я распят на собственной квартире.

3

Разбившись о стекло оконное,
Лежит, поднявши кверху лапы,
Ночная бабочка в агонии –
Не долетевшая до лампы.

Над ней цветёт вазон бегонии,
Но бабочкина песня спета:
На подоконнике – покойная,
Не дотянувшая до света.

И мы, на бабочек похожие,
Друг другу, словно свету, рады.
Надеемся на невозможное,
А лбы разбиты о преграды.

4

В муравейнике жил отважный
И отчаянный муравей.
Вот, решил муравей однажды
Потягаться с судьбой своей.

Муравейник стал в горле комом –
Невозможно любить толпу.
Вместо паруса взял перо он,
Вместо лодочки – скорлупу.

Прошептал он: «Отныне, братцы,
Я не ваш, - вообще ничей!»
По травинке зашел на шканцы
И унёс муравья ручей.

Моросили дожди сквозь сито
Непогожим осенним днём,
В муравейнике были сыты
И молились, но не о нём.

5

Жил я тихо и мирно, ни «против», ни «за»,
Но присела ко мне на плечо стрекоза.
Золотыми глазами взглянула в глаза
И взмахнула крылом – полетели со мной!
В стрекозиной стране в небесах бирюза,
В стрекозиной стране веет ветер степной,
Полетели туда, полетели, родной!
И вспорхнула она, и кружит надо мной,
И стрекочет крылом, словно манит рукой.
Я бы рад за тобой в небеса, стрекоза,
Но с полётами я навсегда опоздал…

Так с тех пор и живу, шелест крыльев храня.
Дай Бог счастья тебе в стрекозиных краях!

6

С утра до ночи в комнате моей
Неугомонный гомон голубей.
И сквозь окно шестого этажа
Я слышу крик весёлого стрижа.
Для птиц не существуют этажи,
Они в пространстве вертят виражи.
Для них не уготована межа,
Они любого выше этажа.
Для птиц не существует несвобод,
Для них открыт простор и небосвод.
А для меня проложена межа
На уровне шестого этажа.
Не надо птицам паспорта и виз,
А я – меж небом и землёй завис
На высоте шестого этажа...
И бьётся о стекло крылом душа.

© Copyright: Необходимо восстановить 2335, 2012

Регистрационный номер №0065939

от 28 июля 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0065939 выдан для произведения:

1

Не царевна и не игрушка,
то ль на Каме, а то ль на Эльбе
проживала одна лягушка
и мечтала подняться в небо.

Ей твердили: "Убавь-ка прыти,
и в помине такому не быть.
Нам, рождённым в болоте прыгать,
никогда не взлететь на небо!"

Но болото - кислее клюквы,
но сентенции – хуже рвоты...
Вот, она в журавлином клюве –
жизнь меняет на миг полёта.

2

Я - улитка, весь багаж заплечный -
домик мой, закрученный спиралью.
Спрячусь в нём, и кажется мне, вечно
буду жить без горя и печали.

Мне для счастья многого не нужно,
уместиться в завитках ракушки –
Защищаю и глаза и уши
от чужих проказ и равнодушья.

Нет причин для боли и невроза.
Вмиг захлопну, если что, калитку.
Сложностей жилищного вопроса
знать не знает слизкая улитка.

Но за радость вот такого рая
есть одна невзгода и тоска. Я
вечно за собой его таскаю,
домик свой – от края и до края.

Всё оно прекрасно лишь отчасти –
ничего нет даром в этом мире:
за слепую иллюзорность счастья
я распят на собственной квартире.

3

Разбившись о стекло оконное,
Лежит, поднявши кверху лапы,
Ночная бабочка в агонии –
Не долетевшая до лампы.

Над ней цветёт вазон бегонии,
Но бабочкина песня спета:
На подоконнике – покойная,
Не дотянувшая до света.

И мы, на бабочек похожие,
Друг другу, словно свету, рады.
Надеемся на невозможное,
А лбы разбиты о преграды.

4

В муравейнике жил отважный
И отчаянный муравей.
Вот, решил муравей однажды
Потягаться с судьбой своей.

Муравейник стал в горле комом –
Невозможно любить толпу.
Вместо паруса взял перо он,
Вместо лодочки – скорлупу.

Прошептал он: «Отныне, братцы,
Я не ваш, - вообще ничей!»
По травинке зашел на шканцы
И унёс муравья ручей.

Моросили дожди сквозь сито
Непогожим осенним днём,
В муравейнике были сыты
И молились, но не о нём.

5

Жил я тихо и мирно, ни «против», ни «за»,
Но присела ко мне на плечо стрекоза.
Золотыми глазами взглянула в глаза
И взмахнула крылом – полетели со мной!
В стрекозиной стране в небесах бирюза,
В стрекозиной стране веет ветер степной,
Полетели туда, полетели, родной!
И вспорхнула она, и кружит надо мной,
И стрекочет крылом, словно манит рукой.
Я бы рад за тобой в небеса, стрекоза,
Но с полётами я навсегда опоздал…

Так с тех пор и живу, шелест крыльев храня.
Дай Бог счастья тебе в стрекозиных краях!

6

С утра до ночи в комнате моей
Неугомонный гомон голубей.
И сквозь окно шестого этажа
Я слышу крик весёлого стрижа.
Для птиц не существуют этажи,
Они в пространстве вертят виражи.
Для них не уготована межа,
Они любого выше этажа.
Для птиц не существует несвобод,
Для них открыт простор и небосвод.
А для меня проложена межа
На уровне шестого этажа.
Не надо птицам паспорта и виз,
А я – меж небом и землёй завис
На высоте шестого этажа...
И бьётся о стекло крылом душа.

Рейтинг: +2 263 просмотра
Комментарии (1)
Ольга Фил # 28 июля 2012 в 16:11 0
Замечательный цикл, очень понравился!
Популярные стихи за месяц
126
97
93
91
89
НАРЦИСС... 30 мая 2017 (Анна Гирик)
82
81
80
67
66
66
65
65
59
59
59
58
55
55
52
52
50
46
46
45
45
44
43
41
40