ГлавнаяЛитературный ОЛИМПЛит Кафе → Николай Заболоцкий - "Литературное кафе"

Николай Заболоцкий - "Литературное кафе"

10 ноября 2018 - Юрий Иванов
article430665.jpg
 
«Литературный Олимп»
 Николай Заболоцкий - "Литературное кафе"
 «Встречи  с замечательными  русскими и советскими  поэтами,
из жизни замечательного  русского, советского и российского поэта,
Николая Заболоцкого» 
 
Николай Алексеевич Заболоцкий (Заболотский) (24 апреля [7 мая] 1903, Кизическая слобода, Каймарской волости Казанского уезда Казанской губернии — 14 октября 1958, Москва) — русский советский поэт, переводчик; член Союза писателей СССР. В 1938 году был репрессирован. Реабилитирован 24 апреля 1963 года.
 
Серебряный век подарил миру плеяду удивительных поэтов. Ахматова, Мандельштам, Цветаева, Гумилев, Блок… То ли время было такое необыкновенное, то ли мироздание на мгновение замешкалось, и теория вероятностей прозевала это невероятное совпадение. Но так или иначе, начало двадцатого века – это время фейерверка, праздничного салюта в мире русской поэзии. Звезды вспыхивали и гасли, оставляя после себя стихи – известные и не очень.
 
Известный неизвестный Заболоцкий
 
Один из самых недооцененных авторов того времени – поэт Николай Заболоцкий. Все знают, что Ахматова – гений, но не каждый может процитировать ее стихи. То же касается и Блока или Цветаевой. А вот творчество Заболоцкого знают практически все – но многие понятия не имеют, что это именно Заболоцкий. «Зацелована, околдована, с ветром в поле…», «Душа обязана трудиться…» и даже «Котя, котенька, коток…». Все это – Заболоцкий Николай Алексеевич. Стихи принадлежат его перу. Они ушли в народ, стали песнями и детскими колыбельными, имя автора превратилось в лишнюю формальность. С одной стороны – самое искреннее признание в любви из всех возможных. С другой – вопиющая несправедливость по отношению к автору.
 
Биография
 
Николай Алексеевич Заболоцкий (Заболотский) (24 апреля [7 мая] 1903, Кизическая слобода, Каймарской волости Казанского уезда Казанской губернии — 14 октября 1958, Москва) — русский советский поэт, переводчик.
 
Родился недалеко от Казани — на ферме Казанского губернского земства, расположенной в непосредственной близости от Кизической слободы, где его отец Алексей Агафонович Заболотский (1864—1929) — агроном — работал управляющим, а мать Лидия Андреевна (урождённая Дьяконова) (1882(?)—1926) — сельской учительницей. Крещён 25 апреля (8 мая) 1903 г. в Варваринской церкви города Казани. Детство прошло в Кизической слободе близ Казани и в селе Сернур Уржумского уезда Вятской губернии (сейчас республика Марий Эл). В третьем классе сельской школы Николай «издавал» свой рукописный журнал и помещал там собственные стихи. С 1913 года по 1920-й жил в Уржуме, где учился в реальном училище, увлекался историей, химией, рисованием.
 
В ранних стихах поэта смешивались воспоминания и переживания мальчика из деревни, органически связанного с крестьянским трудом и родной природой, впечатления ученической жизни и пёстрые книжные влияния, в том числе господствующей предреволюционной поэзии — символизма, акмеизма: в то время Заболоцкий выделял для себя творчество Блока.
 
В 1920 году, окончив реальное училище в Уржуме, он приехал в Москву и поступил на медицинский и историко-филологический факультеты университета. Очень скоро, однако, оказался в Петрограде, где обучался на отделении языка и литературы Пединститута имени Герцена, которое закончил в 1925 году, имея, по собственному определению, «объёмистую тетрадь плохих стихов». В следующем году его призвали на военную службу.
 
Служил он в Ленинграде, на Выборгской стороне, и уже в 1927 году уволился в запас. Несмотря на краткосрочность и едва ли не факультативность армейской службы, столкновение с «вывернутым наизнанку» миром казармы сыграло в судьбе Заболоцкого роль своеобразного творческого катализатора: именно в 1926—1927 годах он написал первые настоящие поэтические произведения, обрёл собственный, ни на кого не похожий голос, в это же время он участвовал в создании литературной группы ОБЭРИУ. По окончании службы получил место в отделе детской книги ленинградского ОГИЗа, которым руководил С. Маршак.
 
Заболоцкий увлекался живописью Филонова , Шагала , Брейгеля. Умение видеть мир глазами художника осталось у поэта на всю жизнь.
 
Уйдя из армии, поэт попал в обстановку последних лет НЭПа, сатирическое изображение которой стало темой стихов раннего периода, которые составили его первую поэтическую книгу — «Столбцы». В 1929 году она вышла в свет в Ленинграде и сразу вызвала литературный скандал и издевательские отзывы в прессе. Оценённая как «враждебная вылазка», она, однако прямых «оргвыводов»-распоряжений в отношении автора не вызвала, и ему (при помощи Николая Тихонова) удалось завязать особые отношения с журналом «Звезда», где было напечатано около десяти стихотворений, пополнивших Столбцы во второй (неопубликованной) редакции сборника.
 
Заболоцкому удалось создать удивительно многомерные стихотворения — и первое их измерение, заметное сразу же — это острый гротеск и сатира на тему мещанского быта и повседневности, растворяющих в себе личность. Другая грань «Столбцов», их эстетическое восприятие, требует некоторой специальной подготовленности читателя, потому что для знающих Заболоцкий сплёл ещё одну художественно-интеллектуальную ткань, пародийную. В его ранней лирике изменяется сама функция пародии, исчезают её сатирические и полемические компоненты, и она утрачивает роль оружия внутрилитературной борьбы.
 
В «Disciplina Clericalis» (1926) идёт пародирование тавтологичной велеречивости Бальмонта, завершающееся зощенковскими интонациями; в стихотворении «На лестницах» (1928), сквозь кухонный, уже зощенковский мир вдруг проступает «Вальс» Владимира Бенедиктова; «Ивановы» (1928) раскрывает свой пародийно-литературный смысл, вызывая (далее по тексту) ключевые образы Достоевского с его Сонечкой Мармеладовой и её стариком; строки из стихотворения «Бродячие музыканты» (1928) отсылают к Пастернаку и т. д.
 
Основа философских поисков Заболоцкого
 
Со стихотворения «Меркнут знаки зодиака» начинается таинство зарождения главной темы, «нерва» творческих поисков Заболоцкого — впервые звучит Трагедия Разума. «Нерв» этих поисков в дальнейшем заставит его обладателя уделить куда как больше строчек философской лирике. Через все его стихотворения пролегает путь напряжённейшего вживания индивидуального сознания в загадочный мир бытия, который неизмеримо шире и богаче созданных людьми рассудочных конструкций. На этом пути поэт-философ претерпевает существенную эволюцию, в ходе которой можно выделить 3 диалектические стадии: 1926—1933 гг.; 1932—1945 гг. и 1946—1958 гг.
 
Заболоцкий читал много и с увлечением: не только после публикации «Столбцов», но и раньше он читал труды Энгельса, Григория Сковороды, работы Климента Тимирязева о растениях, Юрия Филипченко об эволюционной идее в биологии, Вернадского о био- и ноосферах, охватывающих всё живое и разумное на планете и превозносящих и то, и другое как великие преобразовательные силы; читал теорию относительности Эйнштейна, приобретшую широкую популярность в 1920-е годы; «Философию общего дела» Николая Фёдорова.
 
К публикации «Столбцов» у их автора уже была собственная натурфилософская концепция. В её основе лежало представление о мироздании как единой системе, объединяющей живые и неживые формы материи, которые находятся в вечном взаимодействии и взаимопревращении. Развитие этого сложного организма природы происходит от первобытного хаоса к гармонической упорядоченности всех её элементов, и основную роль здесь играет присущее природе сознание, которое, по выражению того же Тимирязева, «глухо тлеет в низших существах и только яркой искрой вспыхивает в разуме человека». Поэтому именно Человек призван взять на себя заботу о преобразовании природы, но в своей деятельности он должен видеть в природе не только ученицу, но и учительницу, ибо эта несовершенная и страдающая «вековечная давильня» заключает в себе прекрасный мир будущего и те мудрые законы, которыми следует руководствоваться человеку.
 
В 1931 году Заболоцкий познакомился с работами Циолковского, которые произвели на него неизгладимое впечатление. Циолковский отстаивал идею разнообразия форм жизни во Вселенной, явился первым теоретиком и пропагандистом освоения человеком космического пространства. В письме к нему Заболоцкий писал: «…Ваши мысли о будущем Земли, человечества, животных и растений глубоко волнуют меня, и они очень близки мне. В моих ненапечатанных поэмах и стихах я, как мог, разрешал их».
 
Дальнейший творческий путь
 
Сборник «Стихотворения. 1926—1932», уже набранный в типографии, не был подписан в печать. Публикация новой поэмы «Торжество земледелия», написанной в какой-то степени под впечатлением «Ладомира» Велимира Хлебникова (1933), вызвала новую волну травли Заболоцкого. Угрожающие политические обвинения в критических статьях всё более убеждали поэта, что ему не дадут утвердиться в поэзии со своим собственным, оригинальным направлением. Это породило у него разочарование и творческий спад во второй половине 1933-го года, 1934, 1935 годах. Вот тут и пригодился жизненный принцип поэта: «Надо работать и бороться за самих себя. Сколько неудач ещё впереди, сколько разочарований и сомнений! Но если в такие минуты человек поколеблется — песня его спета. Вера и упорство. Труд и честность…» И Николай Алексеевич продолжал трудиться. Средства к существованию давала работа в детской литературе — в 30-х годах он сотрудничал с журналами «Ёж» и «Чиж», которые курировал Самуил Маршак, писал стихи и прозу для детей (в том числе пересказал для детей «Гаргантюа и Пантагрюэля» Франсуа Рабле (1936))
 
Постепенно положение Заболоцкого в литературных кругах Ленинграда укреплялось. Многие стихи этого периода получили одобрительные отзывы, а в 1937 году вышла его книга, включающая семнадцать стихотворений («Вторая книга»). На рабочем столе Заболоцкого лежали начатые поэтическое переложение древнерусской поэмы «Слово о полку Игореве» и своя поэма «Осада Козельска», стихотворения и переводы с грузинского. Но наступившее благополучие было обманчивым.
 
 
В заключении
 
 
19 марта 1938 года Заболоцкий был арестован и затем осуждён по делу об антисоветской пропаганде. В качестве обвинительного материала в его деле фигурировали злопыхательские критические статьи и клеветническая обзорная «рецензия», тенденциозно искажавшая существо и идейную направленность его творчества. От смертной казни его спасло то, что, несмотря на пытки[источник не указан 115 дней] на допросах, он не признал обвинения в создании контрреволюционной организации, куда якобы должны были входить Николай Тихонов, Борис Корнилов и другие. По запросу НКВД критик Николай Лесючевский написал отзыв о поэзии Заболоцкого, где указал, что «„творчество" Заболоцкого является активной контрреволюционной борьбой против советского строя, против советского народа, против социализма».
 
«Первые дни меня не били, стараясь разложить морально и физически. Мне не давали пищи. Не разрешали спать. Следователи сменяли друг друга, я же неподвижно сидел на стуле перед следовательским столом — сутки за сутками. За стеной, в соседнем кабинете, по временам слышались чьи-то неистовые вопли. Ноги мои стали отекать, и на третьи сутки мне пришлось разорвать ботинки, так как я не мог переносить боли в стопах. Сознание стало затуманиваться, и я все силы напрягал для того, чтобы отвечать разумно и не допустить какой-либо несправедливости в отношении тех людей, о которых меня спрашивали…» Это строки Заболоцкого из мемуаров «История моего заключения» (опубликованы за рубежом на английском языке в 1981 г., в последние годы советской власти напечатаны и в СССР, в 1988).
 
Срок он отбывал с февраля 1939 года до мая 1943 года в системе Востоклага в районе Комсомольска-на-Амуре; затем в системе Алтайлага в Кулундинских степях; Частичное представление о его лагерной жизни даёт подготовленная им подборка «Сто писем 1938—1944 годов» — выдержки из писем к жене и детям.
 
С марта 1944 года после освобождения из лагеря жил в Караганде. Там он закончил переложение «Слова о полку Игореве» (начатое в 1937 г.), ставшее лучшим в ряду опытов многих русских поэтов. Это помогло в 1946 г. добиться разрешения жить в Москве. Снимал жильё в писательском поселке Переделкино у В. П. Ильенкова.
 
В 1946 году Н. А. Заболоцкого восстановили в Союзе писателей. Начался новый, московский период его творчества. Несмотря на удары судьбы, он сумел вернуться к неосуществлённым замыслам.
 
Реабилитирован 24 апреля 1963 года по заявлению жены.
 
Фото Заболоцкого Николая
 
Фото Николая Заболоцкого детские годы
Фото Николая Заболоцкого детские годы
 
Фото Николая Заболоцкого март 1919 год 
 Фото Николая Заболоцкого март 1919 год
 
Фото Николая Заболоцкого Ленинград 1921 год
Фото Николая Заболоцкого Ленинград 1921 год
 
 Фото Николая Заболоцкого 1938 год
Фото Николая Заболоцкого 1938 год
 
Фото Николая Заболоцкого и Екатерины Клыковой
Фото Николая Заболоцкого и Екатерины Клыковой
 
Фото Николая Заболоцкого с женой и сыном
Фото Николая Заболоцкого с женой и сыном
 
Фото Николая Заболоцкого с женой и дочерью
Фото Николая Заболоцкого с женой и дочерью
 
Фото Николая Заболоцкого 1957 год
Фото Николая Заболоцкого 1957 год
 
Фото Николая Заболоцкого с сыном Никитой
Фото Николая Заболоцкого с сыном Никитой
 
Фото Николая Заболоцкого 1958 год
Фото Николая Заболоцкого 1958 год
   
Интересные факты о Заболоцком
  1. Отец будущего поэта Николая Заболоцкого был агрономом, мать – сельской учительницей.
  2. Будучи третьеклассником, Николай Заболоцкий «издавал» собственный журнал, в котором публиковал собственноручно написанные стихи.
  3. Первоначально Заболоцкий изучал филологию и медицину в столичном университете, но вскоре переехал в Ленинград, где отдал предпочтение русскому языку и литературному творчеству.
  4. После службы в армии Заболоцкий работал в Объединении реального искусства под руководством Самуила Маршака.
  5. В 1938 году Заболоцкий был отправлен в лагеря за антисоветскую пропаганду, где он чудом избежал смертной казни. Почти 30 лет спустя поэта реабилитировали по заявлению его вдовы.
  6. В лагерях Заболоцкий работал строителем и чертежником.
  7. Николай Заболоцкий был и остается крупнейшим переводчиком стихов с грузинского языка. За развитие искусства и культуры Грузии литератор был удостоен ордена (см. интересные факты о Грузии).
  8. Заболоцкий адаптировал для детей русский перевод произведений Франсуа Рабле и стал автором переложения «Слова о полку Игореве».
  9. Летом 2015 года в Калужской области появился первый на российской территории памятник Заболоцкому. Скульптуру установили в Тарусе, где поэт бывал в последние годы своей жизни.
  10. Заболоцкий вдохновлялся трудами великих ученых Константина Циолковского, Климента Тимирязева и Альберта Эйнштейна. 
  11. Друзья Николая Заболоцкого были уверены, что он умер по вине своей жены – Екатерина Клыкова, родившая поэту двоих детей, незадолго до смерти мужа ушла от него к другому мужчине. Роман оказался непродолжительным, и затем она вернулась в семью, но эти потрясения подкосили и без того слабое здоровье Заболоцкого.
  12.  Поэт не пережил второго инфаркта – после первого приступа поэту прописали постельный режим, а он пошел в ванну чистить зубы и упал замертво. Ныне Заболоцкий покоится на Новодевичьем кладбище.
  13. Николай Заболоцкий с детства увлекался живописью. Его любимыми художниками были Марк Шагал, Питер Брейгель и Павел Филонов.
  14. В фильме «Доживем до понедельника» звучит песня «Иволга», написанная на стихи Заболоцкого. Еще одно произведение поэта, стихотворение «Признание», легло в основу песни «Очарована, околдована» барда Александра Лобановского.
  15. Мужем дочери Николая Заболоцкого стал академик РАМН, вирусолог Николай Каверин.
  16. За несколько дней до смерти Заболоцкий составил список собственных стихов, которые он счел достойными публикации. Все остальные произведения он запретил делать достоянием общественности.
 
ЛУЧШИЕ СТИХИ НИКОЛАЯ ЗАБОЛОЦКОГО
 
 
Московский период
 
Период возвращения к поэзии был не только радостным, но и трудным. В написанных тогда стихотворениях «Слепой» и «Гроза» звучит тема творчества и вдохновения. Большинство стихотворений 1946—1948 годов получили высокую оценку сегодняшних историков литературы. Именно в этот период было написано «В этой роще берёзовой». Внешне построенное на простом и выразительном контрасте картины мирной берёзовой рощи, поющей иволги-жизни и всеобщей смерти, оно несёт в себе грусть, отзвук пережитого, намёк на личную судьбу и трагическое предчувствие общих бед. В 1948 году выходит третий сборник стихов поэта.
 
В 1949—1952 годах, годах крайнего ужесточения идеологического гнёта, творческий подъём, проявившийся в первые годы после возвращения, сменился творческим спадом и почти полным переключением на художественные переводы. Опасаясь, что его слова снова будут использованы против него, Заболоцкий сдерживал себя и не писал. Положение изменилось только после XX съезда КПСС, с началом хрущёвской оттепели, ознаменовавшей ослабление идеологической цензуры в литературе и искусстве.
 
На новые веяния в жизни страны он откликнулся стихотворениями «Где-то в поле возле Магадана», «Противостояние Марса», «Казбек». За последние три года жизни Заболоцкий создал около половины всех произведений московского периода. Некоторые из них появились в печати. В 1957 году вышел четвёртый, наиболее полный его прижизненный сборник стихотворений.
 
Цикл лирических стихов «Последняя любовь» вышел в 1957 году, «единственный в творчестве Заболоцкого, один из самых щемящих и мучительных в русской поэзии». Именно в этом сборнике помещено стихотворение «Признание», посвящённое Н. А. Роскиной, позже переработанное питерским бардом Александром Лобановским (Очарована околдована / С ветром в поле когда-то повенчана / Вся ты словно в оковы закована / Драгоценная ты моя женщина…).
 
Семья Н. А. Заболоцкого
 
В 1930 году Заболоцкий женился на Екатерине Васильевне Клыковой (1906—1997). Е. В. Клыкова пережила кратковременный роман (1955—1958) с писателем Василием Гроссманом, уходила от Заболоцкого, но потом вернулась.
Сын — Никита Николаевич Заболоцкий (1932—2014), кандидат биологических наук, автор биографических и мемуарных произведений об отце, составитель нескольких собраний его произведений. Дочь — Наталья Николаевна Заболоцкая (род. 1937), с 1962 года жена вирусолога Николая Вениаминовича Каверина (1933—2014), академика РАМН, сына писателя Вениамина Каверина.
 
Смерть
 
Хотя перед смертью поэт успел получить и широкое читательское внимание, и материальный достаток, это не могло компенсировать слабость его здоровья, подорванного тюрьмой и лагерем. По мнению близко знавшего Заболоцкого Н. Чуковского завершающую, роковую роль сыграли семейные проблемы (уход жены, её возвращение). В 1955 году у Заболоцкого случился первый инфаркт, в 1958 году — второй, а 14 октября 1958 года он умер.
 
Похоронили поэта на Новодевичьем кладбище (5 участок, 40 ряд). Рядом с ним покоится супруга Екатерина Васильевна Заболоцкая (1906–1997).
 
Памятник Николаю Заболоцкому
Памятник Николаю Заболоцкому
 
На могиле супругов стоит памятник из тёмного полированного гранита в виде массивной горизонтальной стелы прямоугольной формы, установленной торцовой стороной вперед. На лицевой стороне выгравированы слова «Поэт Н. Заболоцкий 1903–1958», ниже крупным шрифтом нанесена надпись «Екатерина Васильевна Заболоцкая (1906–1997)». Боковые грани памятника украшены гравированными рисунками на пейзажную тематику. Памятник установлен на небольшую подставку, захоронение отмечено бордюром.
 
Материал составил: Юрий Иванов
 
Дорогие Друзья!
Авторам самых интересных комментариев к данной 
замечательного
русского, советского и российского поэта, Николая  Заболоцкого, будут вручены:
золотая медаль + 30 000 баллов рейтинга + 30 000 кармы +
СПАСИБО от лица Юрия Иванова и Администрации
за активность, позитив и популяризацию
классической русской и современной литературы.
 

© Copyright: Юрий Иванов, 2018

Регистрационный номер №0430665

от 10 ноября 2018

[Скрыть] Регистрационный номер 0430665 выдан для произведения:
 
«Литературный Олимп»
 
Николай Заболоцкий - "Литературное кафе"
 
«Встречи  с замечательными  русскими и советскими  поэтами,
а также с  поэтами — классиками  серебряного века».
 
«Жизнь, творчество и интересные факты
из жизни замечательного  русского, советского и российского поэта,
Николая Заболоцкого» 
 
Николай Алексеевич Заболоцкий (Заболотский) (24 апреля [7 мая] 1903, Кизическая слобода, Каймарской волости Казанского уезда Казанской губернии — 14 октября 1958, Москва) — русский советский поэт, переводчик; член Союза писателей СССР. В 1938 году был репрессирован. Реабилитирован 24 апреля 1963 года.
 
Серебряный век подарил миру плеяду удивительных поэтов. Ахматова, Мандельштам, Цветаева, Гумилев, Блок… То ли время было такое необыкновенное, то ли мироздание на мгновение замешкалось, и теория вероятностей прозевала это невероятное совпадение. Но так или иначе, начало двадцатого века – это время фейерверка, праздничного салюта в мире русской поэзии. Звезды вспыхивали и гасли, оставляя после себя стихи – известные и не очень.
 
Известный неизвестный Заболоцкий
 
Один из самых недооцененных авторов того времени – поэт Николай Заболоцкий. Все знают, что Ахматова – гений, но не каждый может процитировать ее стихи. То же касается и Блока или Цветаевой. А вот творчество Заболоцкого знают практически все – но многие понятия не имеют, что это именно Заболоцкий. «Зацелована, околдована, с ветром в поле…», «Душа обязана трудиться…» и даже «Котя, котенька, коток…». Все это – Заболоцкий Николай Алексеевич. Стихи принадлежат его перу. Они ушли в народ, стали песнями и детскими колыбельными, имя автора превратилось в лишнюю формальность. С одной стороны – самое искреннее признание в любви из всех возможных. С другой – вопиющая несправедливость по отношению к автору.
 
Биография

Николай Алексеевич Заболоцкий (Заболотский) (24 апреля [7 мая] 1903, Кизическая слобода, Каймарской волости Казанского уезда Казанской губернии — 14 октября 1958, Москва) — русский советский поэт, переводчик.

Родился недалеко от Казани — на ферме Казанского губернского земства, расположенной в непосредственной близости от Кизической слободы, где его отец Алексей Агафонович Заболотский (1864—1929) — агроном — работал управляющим, а мать Лидия Андреевна (урождённая Дьяконова) (1882(?)—1926) — сельской учительницей. Крещён 25 апреля (8 мая) 1903 г. в Варваринской церкви города Казани. Детство прошло в Кизической слободе близ Казани и в селе Сернур Уржумского уезда Вятской губернии (сейчас республика Марий Эл). В третьем классе сельской школы Николай «издавал» свой рукописный журнал и помещал там собственные стихи. С 1913 года по 1920-й жил в Уржуме, где учился в реальном училище, увлекался историей, химией, рисованием.

В ранних стихах поэта смешивались воспоминания и переживания мальчика из деревни, органически связанного с крестьянским трудом и родной природой, впечатления ученической жизни и пёстрые книжные влияния, в том числе господствующей предреволюционной поэзии — символизма, акмеизма: в то время Заболоцкий выделял для себя творчество Блока.

В 1920 году, окончив реальное училище в Уржуме, он приехал в Москву и поступил на медицинский и историко-филологический факультеты университета. Очень скоро, однако, оказался в Петрограде, где обучался на отделении языка и литературы Пединститута имени Герцена, которое закончил в 1925 году, имея, по собственному определению, «объёмистую тетрадь плохих стихов». В следующем году его призвали на военную службу.

Служил он в Ленинграде, на Выборгской стороне, и уже в 1927 году уволился в запас. Несмотря на краткосрочность и едва ли не факультативность армейской службы, столкновение с «вывернутым наизнанку» миром казармы сыграло в судьбе Заболоцкого роль своеобразного творческого катализатора: именно в 1926—1927 годах он написал первые настоящие поэтические произведения, обрёл собственный, ни на кого не похожий голос, в это же время он участвовал в создании литературной группы ОБЭРИУ. По окончании службы получил место в отделе детской книги ленинградского ОГИЗа, которым руководил С. Маршак.

Заболоцкий увлекался живописью Филонова , Шагала , Брейгеля. Умение видеть мир глазами художника осталось у поэта на всю жизнь.

Уйдя из армии, поэт попал в обстановку последних лет НЭПа, сатирическое изображение которой стало темой стихов раннего периода, которые составили его первую поэтическую книгу — «Столбцы». В 1929 году она вышла в свет в Ленинграде и сразу вызвала литературный скандал и издевательские отзывы в прессе. Оценённая как «враждебная вылазка», она, однако прямых «оргвыводов»-распоряжений в отношении автора не вызвала, и ему (при помощи Николая Тихонова) удалось завязать особые отношения с журналом «Звезда», где было напечатано около десяти стихотворений, пополнивших Столбцы во второй (неопубликованной) редакции сборника.

Заболоцкому удалось создать удивительно многомерные стихотворения — и первое их измерение, заметное сразу же — это острый гротеск и сатира на тему мещанского быта и повседневности, растворяющих в себе личность. Другая грань «Столбцов», их эстетическое восприятие, требует некоторой специальной подготовленности читателя, потому что для знающих Заболоцкий сплёл ещё одну художественно-интеллектуальную ткань, пародийную. В его ранней лирике изменяется сама функция пародии, исчезают её сатирические и полемические компоненты, и она утрачивает роль оружия внутрилитературной борьбы.

В «Disciplina Clericalis» (1926) идёт пародирование тавтологичной велеречивости Бальмонта, завершающееся зощенковскими интонациями; в стихотворении «На лестницах» (1928), сквозь кухонный, уже зощенковский мир вдруг проступает «Вальс» Владимира Бенедиктова; «Ивановы» (1928) раскрывает свой пародийно-литературный смысл, вызывая (далее по тексту) ключевые образы Достоевского с его Сонечкой Мармеладовой и её стариком; строки из стихотворения «Бродячие музыканты» (1928) отсылают к Пастернаку и т. д.

Основа философских поисков Заболоцкого

Со стихотворения «Меркнут знаки зодиака» начинается таинство зарождения главной темы, «нерва» творческих поисков Заболоцкого — впервые звучит Трагедия Разума. «Нерв» этих поисков в дальнейшем заставит его обладателя уделить куда как больше строчек философской лирике. Через все его стихотворения пролегает путь напряжённейшего вживания индивидуального сознания в загадочный мир бытия, который неизмеримо шире и богаче созданных людьми рассудочных конструкций. На этом пути поэт-философ претерпевает существенную эволюцию, в ходе которой можно выделить 3 диалектические стадии: 1926—1933 гг.; 1932—1945 гг. и 1946—1958 гг.

Заболоцкий читал много и с увлечением: не только после публикации «Столбцов», но и раньше он читал труды Энгельса, Григория Сковороды, работы Климента Тимирязева о растениях, Юрия Филипченко об эволюционной идее в биологии, Вернадского о био- и ноосферах, охватывающих всё живое и разумное на планете и превозносящих и то, и другое как великие преобразовательные силы; читал теорию относительности Эйнштейна, приобретшую широкую популярность в 1920-е годы; «Философию общего дела» Николая Фёдорова.

К публикации «Столбцов» у их автора уже была собственная натурфилософская концепция. В её основе лежало представление о мироздании как единой системе, объединяющей живые и неживые формы материи, которые находятся в вечном взаимодействии и взаимопревращении. Развитие этого сложного организма природы происходит от первобытного хаоса к гармонической упорядоченности всех её элементов, и основную роль здесь играет присущее природе сознание, которое, по выражению того же Тимирязева, «глухо тлеет в низших существах и только яркой искрой вспыхивает в разуме человека». Поэтому именно Человек призван взять на себя заботу о преобразовании природы, но в своей деятельности он должен видеть в природе не только ученицу, но и учительницу, ибо эта несовершенная и страдающая «вековечная давильня» заключает в себе прекрасный мир будущего и те мудрые законы, которыми следует руководствоваться человеку.

В 1931 году Заболоцкий познакомился с работами Циолковского, которые произвели на него неизгладимое впечатление. Циолковский отстаивал идею разнообразия форм жизни во Вселенной, явился первым теоретиком и пропагандистом освоения человеком космического пространства. В письме к нему Заболоцкий писал: «…Ваши мысли о будущем Земли, человечества, животных и растений глубоко волнуют меня, и они очень близки мне. В моих ненапечатанных поэмах и стихах я, как мог, разрешал их».

Дальнейший творческий путь

Сборник «Стихотворения. 1926—1932», уже набранный в типографии, не был подписан в печать. Публикация новой поэмы «Торжество земледелия», написанной в какой-то степени под впечатлением «Ладомира» Велимира Хлебникова (1933), вызвала новую волну травли Заболоцкого. Угрожающие политические обвинения в критических статьях всё более убеждали поэта, что ему не дадут утвердиться в поэзии со своим собственным, оригинальным направлением. Это породило у него разочарование и творческий спад во второй половине 1933-го года, 1934, 1935 годах. Вот тут и пригодился жизненный принцип поэта: «Надо работать и бороться за самих себя. Сколько неудач ещё впереди, сколько разочарований и сомнений! Но если в такие минуты человек поколеблется — песня его спета. Вера и упорство. Труд и честность…» И Николай Алексеевич продолжал трудиться. Средства к существованию давала работа в детской литературе — в 30-х годах он сотрудничал с журналами «Ёж» и «Чиж», которые курировал Самуил Маршак, писал стихи и прозу для детей (в том числе пересказал для детей «Гаргантюа и Пантагрюэля» Франсуа Рабле (1936))

Постепенно положение Заболоцкого в литературных кругах Ленинграда укреплялось. Многие стихи этого периода получили одобрительные отзывы, а в 1937 году вышла его книга, включающая семнадцать стихотворений («Вторая книга»). На рабочем столе Заболоцкого лежали начатые поэтическое переложение древнерусской поэмы «Слово о полку Игореве» и своя поэма «Осада Козельска», стихотворения и переводы с грузинского. Но наступившее благополучие было обманчивым.

В заключении
 
19 марта 1938 года Заболоцкий был арестован и затем осуждён по делу об антисоветской пропаганде. В качестве обвинительного материала в его деле фигурировали злопыхательские критические статьи и клеветническая обзорная «рецензия», тенденциозно искажавшая существо и идейную направленность его творчества. От смертной казни его спасло то, что, несмотря на пытки[источник не указан 115 дней] на допросах, он не признал обвинения в создании контрреволюционной организации, куда якобы должны были входить Николай Тихонов, Борис Корнилов и другие. По запросу НКВД критик Николай Лесючевский написал отзыв о поэзии Заболоцкого, где указал, что «„творчество" Заболоцкого является активной контрреволюционной борьбой против советского строя, против советского народа, против социализма».

«Первые дни меня не били, стараясь разложить морально и физически. Мне не давали пищи. Не разрешали спать. Следователи сменяли друг друга, я же неподвижно сидел на стуле перед следовательским столом — сутки за сутками. За стеной, в соседнем кабинете, по временам слышались чьи-то неистовые вопли. Ноги мои стали отекать, и на третьи сутки мне пришлось разорвать ботинки, так как я не мог переносить боли в стопах. Сознание стало затуманиваться, и я все силы напрягал для того, чтобы отвечать разумно и не допустить какой-либо несправедливости в отношении тех людей, о которых меня спрашивали…» Это строки Заболоцкого из мемуаров «История моего заключения» (опубликованы за рубежом на английском языке в 1981 г., в последние годы советской власти напечатаны и в СССР, в 1988).

Срок он отбывал с февраля 1939 года до мая 1943 года в системе Востоклага в районе Комсомольска-на-Амуре; затем в системе Алтайлага в Кулундинских степях; Частичное представление о его лагерной жизни даёт подготовленная им подборка «Сто писем 1938—1944 годов» — выдержки из писем к жене и детям.

С марта 1944 года после освобождения из лагеря жил в Караганде. Там он закончил переложение «Слова о полку Игореве» (начатое в 1937 г.), ставшее лучшим в ряду опытов многих русских поэтов. Это помогло в 1946 г. добиться разрешения жить в Москве. Снимал жильё в писательском поселке Переделкино у В. П. Ильенкова.

В 1946 году Н. А. Заболоцкого восстановили в Союзе писателей. Начался новый, московский период его творчества. Несмотря на удары судьбы, он сумел вернуться к неосуществлённым замыслам.

Реабилитирован 24 апреля 1963 года по заявлению жены.

Фото Заболоцкого Николая
 
Фото Николая Заболоцкого детские годы
Фото Николая Заболоцкого детские годы
 
Фото Николая Заболоцкого март 1919 год 
 Фото Николая Заболоцкого март 1919 год

Фото Николая Заболоцкого Ленинград 1921 год
Фото Николая Заболоцкого Ленинград 1921 год
 
 Фото Николая Заболоцкого 1938 год
Фото Николая Заболоцкого 1938 год

Фото Николая Заболоцкого и Екатерины Клыковой
Фото Николая Заболоцкого и Екатерины Клыковой
 
Фото Николая Заболоцкого с женой и сыном
Фото Николая Заболоцкого с женой и сыном
 
Фото Николая Заболоцкого с женой и дочерью
Фото Николая Заболоцкого с женой и дочерью

Фото Николая Заболоцкого 1957 год
Фото Николая Заболоцкого 1957 год

Фото Николая Заболоцкого с сыном Никитой
Фото Николая Заболоцкого с сыном Никитой
 
Фото Николая Заболоцкого 1958 год
Фото Николая Заболоцкого 1958 год

Интересные факты о Заболоцком
  1. Отец будущего поэта Николая Заболоцкого был агрономом, мать – сельской учительницей.
  2. Будучи третьеклассником, Николай Заболоцкий «издавал» собственный журнал, в котором публиковал собственноручно написанные стихи.
  3. Первоначально Заболоцкий изучал филологию и медицину в столичном университете, но вскоре переехал в Ленинград, где отдал предпочтение русскому языку и литературному творчеству.
  4. После службы в армии Заболоцкий работал в Объединении реального искусства под руководством Самуила Маршака.
  5. В 1938 году Заболоцкий был отправлен в лагеря за антисоветскую пропаганду, где он чудом избежал смертной казни. Почти 30 лет спустя поэта реабилитировали по заявлению его вдовы.
  6. В лагерях Заболоцкий работал строителем и чертежником.
  7. Николай Заболоцкий был и остается крупнейшим переводчиком стихов с грузинского языка. За развитие искусства и культуры Грузии литератор был удостоен ордена (см. интересные факты о Грузии).
  8. Заболоцкий адаптировал для детей русский перевод произведений Франсуа Рабле и стал автором переложения «Слова о полку Игореве».
  9. Летом 2015 года в Калужской области появился первый на российской территории памятник Заболоцкому. Скульптуру установили в Тарусе, где поэт бывал в последние годы своей жизни.
  10. Заболоцкий вдохновлялся трудами великих ученых Константина Циолковского, Климента Тимирязева и Альберта Эйнштейна. 
  11. Друзья Николая Заболоцкого были уверены, что он умер по вине своей жены – Екатерина Клыкова, родившая поэту двоих детей, незадолго до смерти мужа ушла от него к другому мужчине. Роман оказался непродолжительным, и затем она вернулась в семью, но эти потрясения подкосили и без того слабое здоровье Заболоцкого.
  12.  Поэт не пережил второго инфаркта – после первого приступа поэту прописали постельный режим, а он пошел в ванну чистить зубы и упал замертво. Ныне Заболоцкий покоится на Новодевичьем кладбище.
  13. Николай Заболоцкий с детства увлекался живописью. Его любимыми художниками были Марк Шагал, Питер Брейгель и Павел Филонов.
  14. В фильме «Доживем до понедельника» звучит песня «Иволга», написанная на стихи Заболоцкого. Еще одно произведение поэта, стихотворение «Признание», легло в основу песни «Очарована, околдована» барда Александра Лобановского.
  15. Мужем дочери Николая Заболоцкого стал академик РАМН, вирусолог Николай Каверин.
  16. За несколько дней до смерти Заболоцкий составил список собственных стихов, которые он счел достойными публикации. Все остальные произведения он запретил делать достоянием общественности. 
 
ЛУЧШИЕ СТИХИ НИКОЛАЯ ЗАБОЛОЦКОГО
 
В ЭТОЙ РОЩЕ БЕРЁЗОВОЙ...
ГОЛОС В ТЕЛЕФОНЕ
ЖУРАВЛИ
ЗИМА. ОГРОМНАЯ, ПРОСТОРНАЯ ЗИМА...
КУЗНЕЧИК
МОЖЖЕВЕЛОВЫЙ КУСТ
НЕУДАЧНИК
О КРАСОТЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ ЛИЦ
ОБЛЕТАЮТ ПОСЛЕДНИЕ МАКИ...
ОСЕННЕЕ УТРО
ПОД ДОЖДЁМ
ПОРТРЕТ
ПОСЛЕДНИЕ КАННЫ
ПОСРЕДИНЕ ПАНЕЛИ...
ПРИЗНАНИЕ
ПРОЩАНИЕ С ДРУЗЬЯМИ
РАЗВЕ ТЫ ОБЪЯСНИШЬ МНЕ - ОТКУДА...
УСТУПИ МНЕ, СКВОРЕЦ, УГОЛОК...
Я ТРОГАЛ ЛИСТЫ ЭВКАЛИПТА...
 
Московский период

Период возвращения к поэзии был не только радостным, но и трудным. В написанных тогда стихотворениях «Слепой» и «Гроза» звучит тема творчества и вдохновения. Большинство стихотворений 1946—1948 годов получили высокую оценку сегодняшних историков литературы. Именно в этот период было написано «В этой роще берёзовой». Внешне построенное на простом и выразительном контрасте картины мирной берёзовой рощи, поющей иволги-жизни и всеобщей смерти, оно несёт в себе грусть, отзвук пережитого, намёк на личную судьбу и трагическое предчувствие общих бед. В 1948 году выходит третий сборник стихов поэта.

В 1949—1952 годах, годах крайнего ужесточения идеологического гнёта, творческий подъём, проявившийся в первые годы после возвращения, сменился творческим спадом и почти полным переключением на художественные переводы. Опасаясь, что его слова снова будут использованы против него, Заболоцкий сдерживал себя и не писал. Положение изменилось только после XX съезда КПСС, с началом хрущёвской оттепели, ознаменовавшей ослабление идеологической цензуры в литературе и искусстве.

На новые веяния в жизни страны он откликнулся стихотворениями «Где-то в поле возле Магадана», «Противостояние Марса», «Казбек». За последние три года жизни Заболоцкий создал около половины всех произведений московского периода. Некоторые из них появились в печати. В 1957 году вышел четвёртый, наиболее полный его прижизненный сборник стихотворений.

Цикл лирических стихов «Последняя любовь» вышел в 1957 году, «единственный в творчестве Заболоцкого, один из самых щемящих и мучительных в русской поэзии». Именно в этом сборнике помещено стихотворение «Признание», посвящённое Н. А. Роскиной, позже переработанное питерским бардом Александром Лобановским (Очарована околдована / С ветром в поле когда-то повенчана / Вся ты словно в оковы закована / Драгоценная ты моя женщина…).

Семья Н. А. Заболоцкого

В 1930 году Заболоцкий женился на Екатерине Васильевне Клыковой (1906—1997). Е. В. Клыкова пережила кратковременный роман (1955—1958) с писателем Василием Гроссманом, уходила от Заболоцкого, но потом вернулась.
Сын — Никита Николаевич Заболоцкий (1932—2014), кандидат биологических наук, автор биографических и мемуарных произведений об отце, составитель нескольких собраний его произведений. Дочь — Наталья Николаевна Заболоцкая (род. 1937), с 1962 года жена вирусолога Николая Вениаминовича Каверина (1933—2014), академика РАМН, сына писателя Вениамина Каверина.

Смерть

Хотя перед смертью поэт успел получить и широкое читательское внимание, и материальный достаток, это не могло компенсировать слабость его здоровья, подорванного тюрьмой и лагерем. По мнению близко знавшего Заболоцкого Н. Чуковского завершающую, роковую роль сыграли семейные проблемы (уход жены, её возвращение). В 1955 году у Заболоцкого случился первый инфаркт, в 1958 году — второй, а 14 октября 1958 года он умер.

Похоронили поэта на Новодевичьем кладбище (5 участок, 40 ряд). Рядом с ним покоится супруга Екатерина Васильевна Заболоцкая (1906–1997).

Памятник Николаю Заболоцкому
Памятник Николаю Заболоцкому

На могиле супругов стоит памятник из тёмного полированного гранита в виде массивной горизонтальной стелы прямоугольной формы, установленной торцовой стороной вперед. На лицевой стороне выгравированы слова «Поэт Н. Заболоцкий 1903–1958», ниже крупным шрифтом нанесена надпись «Екатерина Васильевна Заболоцкая (1906–1997)». Боковые грани памятника украшены гравированными рисунками на пейзажную тематику. Памятник установлен на небольшую подставку, захоронение отмечено бордюром.

Материал составил: Юрий Иванов
 
Дорогие Друзья!
Авторам самых интересных комментариев к данной статье
"Жизнь, творчество и интересные факты из жизни
замечательного
русского, советского и российского поэта, Бориса Пастернака" будут вручены:
золотая медаль + 30 000 баллов рейтинга + 30 000 кармы +
СПАСИБО от лица Юрия Иванова и Администрации
за активность, позитив и популяризацию
классической русской и современной литературы.

 
Рейтинг: +34 585 просмотров
Комментарии (30)
Сергей Акинин # 10 ноября 2018 в 18:38 +4
Спасибо огромное о напоминании о прекрасном поэте! С теплом Сергей! c0411
Юрий Иванов # 10 ноября 2018 в 19:42 +3
БЛАГОДАРЮ,ЗА ОТЗЫВ, СЕРГЕЙ!
Sall Славик*оf # 10 ноября 2018 в 20:53 +2
Рад Вашей новой работе.Поэт этот мне хорошо известен, но при жизни он не успел стать очень популярным.Умер на пике.Не дожил до своей реабилитации в 1963 году. Знаю хорошо только одно его стихотворение и одну песню.

НЕ ПОЗВОЛЯЙ ДУШЕ ЛЕНИТЬСЯ

Не позволяй душе лениться!
Чтоб в ступе воду не толочь,
Душа обязана трудиться
И день и ночь, и день и ночь!

Гони ее от дома к дому,
Тащи с этапа на этап,
По пустырю, по бурелому,
Через сугроб, через ухаб!

Не разрешай ей спать в постели
При свете утренней звезды,
Держи лентяйку в черном теле
И не снимай с нее узды!

Коль дать ей вздумаешь поблажку,
Освобождая от работ,
Она последнюю рубашку
С тебя без жалости сорвет.

А ты хватай ее за плечи,
Учи и мучай дотемна,
Чтоб жить с тобой по-человечьи
Училась заново она.

Она рабыня и царица,
Она работница и дочь,
Она обязана трудиться
И день и ночь, и день и ночь!

1958 г.

ПРИЗНАНИЕ

На музыку А. Лобановского

Зацелована, околдована,
С ветром в поле когда-то обвенчана,
Вся ты словно в оковы закована,
Драгоценная моя женщина!

Не веселая, не печальная,
Словно с темного неба сошедшая,
Ты и песнь моя обручальная,
И звезда моя сумасшедшая.

Я склонюсь над твоими коленями,
Обниму их с неистовой силою,
И слезами и стихотвореньями
Обожгу тебя, горькую, милую.

Отвори мне лицо полуночное,
Дай войти в эти очи тяжелые,
В эти черные брови восточные,
В эти руки твои полуголые.

Что прибавится – не убавится,
Что не сбудется – позабудется…
Отчего же ты плачешь, красавица?
Или это мне только чудится?

слова 1957 г.

Были созданы в последние годы жизни.

Хотя мне известно, что писал он и крупную поэзию о войне.Поэмы.Стихи об искусстве.
Ранний уход был вызван лагерными и тюремными арестами и уходом жены, которая потом вернулась.Спасибо, Юрий, за чудесную статью.
Юрий Иванов # 10 ноября 2018 в 21:29 +3
БОЛЬШОЕ СПАСИБО,СЛАВИК!
Галина Дашевская # 10 ноября 2018 в 22:08 +5
Юрий, спасибо за великолепную статью о Николае Заболоцких! Трудно жилось этому замечательному человеку.
Sall Славик*оf # 10 ноября 2018 в 23:50 +5
Это точно.Тяжёлая была у него судьба.
Галина Дашевская # 10 ноября 2018 в 22:12 +6
Мимо этого стихотворения спокойно пройти не смогла.

= Слепой

С опрокинутым в небо лицом,
С головой непокрытой,
Он торчит у ворот,
Этот проклятый Богом старик.
Целый день он поет,
И напев его грустно-сердитый,
Ударяя в сердца,
Поражает прохожих на миг.

А вокруг старика
Молодые шумят поколенья.
Расцветая в садах,
Сумасшедшая стонет сирень.
В белом гроте черемух
По серебряным листьям растений
Поднимается к небу
Ослепительный день...

Что ж ты плачешь, слепец?
Что томишься напрасно весною?
От надежды былой
Уж давно не осталось следа.
Черной бездны твоей
Не укроешь весенней листвою,
Полумертвых очей
Не откроешь, увы, никогда.


Да и вся твоя жизнь —
Как большая привычная рана.
Не любимец ты солнцу,
И природе не родственник ты.
Научился ты жить
В глубине векового тумана,
Научился смотреть
В вековое лицо темноты...

И боюсь я подумать,
Что где-то у края природы
Я такой же слепец
С опрокинутым в небо лицом.
Лишь во мраке души
Наблюдаю я вешние воды,
Собеседую с ними
Только в горестном сердце моем.

О, с каким я трудом
Наблюдаю земные предметы,
Весь в тумане привычек,
Невнимательный, суетный, злой!
Эти песни мои —
Сколько раз они в мире пропеты!
Где найти мне слова
Для возвышенной песни живой?

И куда ты влечешь меня,
Темная грозная муза,
По великим дорогам
Необъятной отчизны моей?
Никогда, никогда
Не искал я с тобою союза,
Никогда не хотел
Подчиняться я власти твоей, —

Ты сама меня выбрала,
И сама ты мне душу пронзила,
Ты сама указала мне
На великое чудо земли...
Пой же, старый слепец!
Ночь подходит. Ночные светила,
Повторяя тебя,
Равнодушно сияют вдали. =
Sall Славик*оf # 10 ноября 2018 в 23:53 +5
Сильные и печальные стихи.Спасибо.
Елена # 11 ноября 2018 в 10:47 +3
Спасибо за интересную статью, Николай! А стихи у него чудные, да!
Николина ОзернАя # 11 ноября 2018 в 11:08 +4
Юрий, замечательная статья о недооцененном поэте. Проклятие недооцененности коснулось не только стихов поэта, но и собственно его жизни. Она всегда был «не в масть». Не соответствовал стандартам, представлениям и чаяниям. Для ученого он был слишком поэт, для поэта – слишком обыватель, для обывателя – слишком мечтатель. Его дух никак не соответствовал его телу. Блондин среднего роста, круглолицый и склонный к полноте, Заболоцкий производил впечатление человека основательного и степенного. Солидный молодой человек весьма прозаической наружности никак не соответствовал представлениям об истинном поэте – чувствительном, ранимом и мятущемся. И только люди, знавшие Заболоцкого близко, понимали, что под этой внешней бутафорской важностью скрывается удивительно чуткий, искренний и жизнерадостный человек.
В 1930 году Заболоцкий женился на Екатерине Клыковой. Друзья-обэриуты отзывались о ней исключительно тепло. Даже язвительные Хармс и Олейников были очарованы хрупкой молчаливой девушкой. Жизнь и творчество Заболоцкого были тесно связаны с этой удивительной женщиной. Заболоцкий никогда не был богат. Более того, он был беден, иногда попросту нищ. Скудные заработки переводчика едва позволяли содержать семью. И все эти годы Екатерина Клыкова не просто поддерживала поэта. Она полностью передала ему бразды правления семьей, никогда ни в чем с ним не споря и ничем не упрекая. Даже друзья семьи поражались преданности женщины, отмечая, что есть в такой самоотверженности что-то не совсем естественное. Уклад дома, малейшие хозяйственные решения – все это определял только Заболоцкий. Поэтому когда в 1938 году поэта арестовали, жизнь Клыковой рухнула. Все пять лет заключения мужа она провела в Уржуме, в крайней бедности.

Заболоцкий был обвинен в антисоветской деятельности. Несмотря на длительные изнуряющие допросы и пытки, он не подписал обвинительных заключений, не признал существование антисоветской организации и не назвал никого из предполагаемых ее членов. Возможно, именно это и спасло ему жизнь. Приговором было лагерное заключение, и Заболоцкий провел пять лет в Востоклаге, расположенном в районе Комсомольска-на-Амуре. Там, в нечеловеческих условиях, Заболоцкий занимался стихотворным переложением «Слова о полку Игореве». Как потом объяснял поэт – чтобы сохранить себя как личность, не опуститься до того состояния, в котором уже невозможно творить.
В 1944 году срок был прерван, и Заболоцкий получил статус ссыльного. Год он жил на Алтае, куда приехала и жена с детьми, потом перебрался в Казахстан. Это были тяжелые для семьи времена. Отсутствие работы, денег, вечная неуверенность в завтрашнем дне и страх. Боялись повторного ареста, боялись, что выгонят из временного жилья, боялись всего.
В 1946 году Заболоцкий возвращается в Москву. Он живет у друзей, подрабатывает переводами, жизнь начинает медленно налаживаться. И тогда случается еще одна трагедия. Жена, бесконечно верная преданная жена, мужественно перенесшая все лишения и тяготы, вдруг уходит к другому. Не предает из страха за свою жизнь или жизнь детей, не бежит от нищеты и невзгод. Просто в сорок девять лет эта женщина уходит к другому мужчине. Это сломило Заболоцкого. Гордый, самолюбивый поэт мучительно переживал крах семейной жизни. Жизнь Заболоцкого дала крен. Он заметался, лихорадочно ища выход, пытаясь создать хотя бы видимость нормального существования. Предложил руку и сердце малознакомой, в сущности, женщине, причем, по воспоминаниям друзей, даже не лично, а по телефону. Спешно женился, какое-то время провел с новой супругой и расстался с ней, попросту вычеркнув вторую жену из своей жизни. Именно ей, а вовсе не жене, было посвящено стихотворение «Драгоценная моя женщина».

Заболоцкий ушел в работу. Он много и плодотворно переводил, у него были заказы и наконец-то он начал прилично зарабатывать. Он смог пережить разрыв с женой – но не смог пережить ее возвращения. Когда Екатерина Клыкова вернулась к Заболоцкому, у него случился сердечный приступ. Полтора месяца он проболел, но за это время успел привести в порядок все свои дела: рассортировал стихи, написал завещание. Он был человек обстоятельный в смерти так же, как и в жизни. К концу жизни у поэта были и деньги, и популярность, и читательское внимание. Но это уже не могло ничего изменить. Здоровье Заболоцкого было подорвано лагерями и годами бедности, а сердце пожилого человека не выдержало нагрузок, вызванных переживаниями.

Смерть Заболоцкого наступила 14.10.1958 года. Он умер по пути в ванну, куда шел, чтобы почистить зубы. Врачи запрещали Заболоцкому вставать, но он всегда был человеком аккуратным и даже немного педантом в быту.
Николина ОзернАя # 11 ноября 2018 в 11:15 +3
Совершенно точно, что ранний и поздний Заболоцкий — как два разных поэта. В творческом отношении послелагерные годы были лучшими в его жизни. Он создает стихи, дивные по своей прелести. Рядом — супруга, преданная, как собака. Правда, здоровье подточено ГУЛАГом — в 1955-м году у него случился первый инфаркт. А затем происходит то, чего Николай Алексеевич никак не ожидал — от него уходит жена.

Впрочем, ничего не бывает «вдруг». Екатерина Васильевна, жившая многие годы ради мужа, не видела от него ни заботы, ни ласки. Он обращался с ней жестоко, порой деспотично. Вот строки из его стихотворения «Жена»:

С утра он все пишет да пишет,
В неведомый труд погружен.
Она еле ходит, чуть дышит,
Лишь только бы здравствовал он.

Так и было в семье Заболоцких. Вряд ли Екатерина Васильевна была довольна таким положением. И в 1956 году, в возрасте 48 лет, она уходит к Василию Гроссману — писателю, известному сердцееду. «Если бы она проглотила автобус, — пишет сын Корнея Чуковского Николай, — Заболоцкий удивился бы меньше!»

За удивлением последовал ужас. Поэт был сокрушен, беспомощен и жалок. Несчастье прибило его к одинокой, молодой (28 лет), умной женщине Наталье Роскиной. У него хранился телефон какой-то дамы, любившей его стихи. Вот и все, что он о ней знал. Она же с юности читала наизусть чуть ли не все его стихотворения. Он ей позвонил. Потом они стали любовниками — с ее стороны это больше была жалость (по крайней мере, так она объясняла в воспоминаниях).
Все переплелось, но никто не был счастлив. Каждый в этом треугольнике (Заболоцкий, его супруга и Роскина) мучился по-своему. Однако именно из личной трагедии поэта и родился цикл лирических стихов «Последняя любовь» — один из самых щемящих и талантливых в русской поэзии.

Перечитайте стихотворения 1957 года — «Гроза идет», «Голос в телефоне», «Можжевеловый куст», «Встреча», «Сентябрь», «Послед­няя любовь», «Кто мне откликнулся в чаще лесной?» Вы не пожалеете. Но даже на их фоне «Признание» стоит обиняком. Это — подлинный шедевр, целая буря чувств и эмоций. Примечательно, что лирическая героиня цикла была едина в двух лицах — в некоторых стихах угадывается Клыкова (причем их больше), в других — Роскина. Вот и в «Признании» обе этих женщины как бы соединились в одну.

Зацелована, околдована,
С ветром в поле когда-то обвенчана,
Вся ты словно в оковы закована,
Драгоценная моя женщина!

Не веселая, не печальная,
Словно с темного неба сошедшая,
Ты и песнь моя обручальная,
И звезда моя сумашедшая.

Я склонюсь над твоими коленями,
Обниму их с неистовой силою,
И слезами и стихотвореньями
Обожгу тебя, горькую, милую.

Отвори мне лицо полуночное,
Дай войти в эти очи тяжелые,
В эти черные брови восточные,
В эти руки твои полуголые.

Что прибавится — не убавится,
Что не сбудется — позабудется…
Отчего же ты плачешь, красавица?
Или это мне только чудится?
Юрий Иванов # 14 ноября 2018 в 21:59 +2
ДОРОГАЯ НИКА! СПАСИБО, ЗА ТАКОЙ РАЗВЁРНУТЫЙ И ИНТЕРЕСНЫЙ ОТЗЫВ
Ивушка # 11 ноября 2018 в 20:16 +2
познавательный интересный очень жизненный рассказ замечательные фотографии
спасибо большое вам Юрий spasibo-10
Юрий Иванов # 14 ноября 2018 в 21:57 +2
БЛАГОДАРЮ ВАС, МИЛАЯ ИВУШКА!
Валерий Третьяков # 14 ноября 2018 в 17:52 +2
Стихи Заболоцкого отличаются свежестью художественных образов, глубокой мыслью, искренним чувством и повышенной музыкальностью, что создаётся причудливыми звукописными образами. В образах его произведений «золото дубравы» и «серебро березняка» («Подмосковные рощи»), «зелёный луч» морского заката («Зелёный луч»), «белый блеск вольтовой дуги» («Гроза идёт»). В них звучит призыв: «Откройся, мысль! Стань музыкою, слово, // Ударь в сердца, чтоб мир торжествовал!»

Таким образом, и в гротеске «Столбцов», и в классически стройной поздней лирике Заболоцкого заключена мысль и неожиданность поэтических образов, изящество и музыкальность поэтического слова.
Юрий Иванов # 14 ноября 2018 в 21:57 +4
СЕРДЕЧНОЕ СПАСИБО, ВАЛЕРИЙ!
Ирина Чернобривко # 14 ноября 2018 в 22:17 +2
Юрий, отличная статья! Написана на очень высоком уровне. Желаю новых и интересных статей!
Юрий Иванов # 15 ноября 2018 в 02:02 +2
БЛАГОДАРЮ ВАС, ИРИНА! С ТЕПЛОМ...ЮРИЙ.
Тая Кузмина # 16 ноября 2018 в 20:55 +6
Для меня поэзия Николая Заболоцкого всегда начинается с этого стихотворения, написанного в далёком 1955 году. Когда впервые, ещё в юности, прочла это стихотворение, была поражена силе слова, каждой фразе, проникающей в душу. Представляла девчонку, фантазировала и задавала мысленно вопросы: А что же дальше? Как она живёт и что делает?
Со временем интерес к этому произведению не угас, по-прежнему читаю его с удовольствием.

Некрасивая девчонка

Среди других играющих детей
Она напоминает лягушонка.
Заправлена в трусы худая рубашонка,
Колечки рыжеватые кудрей
Рассыпаны, рот длинен, зубки кривы,
Черты лица остры и некрасивы.
Двум мальчуганам, сверстникам её,
Отцы купили по велосипеду.
Сегодня мальчики, не торопясь к обеду,
Гоняют по двору, забывши про неё,
Она ж за ними бегает по следу.
Чужая радость так же, как своя,
Томит её и вон из сердца рвётся,
И девочка ликует и смеётся,
Охваченная счастьем бытия.

Ни тени зависти, ни умысла худого
Ещё не знает это существо.
Ей всё на свете так безмерно ново,
Так живо всё, что для иных мертво!
И не хочу я думать, наблюдая,
Что будет день, когда она, рыдая,
Увидит с ужасом, что посреди подруг
Она всего лишь бедная дурнушка!
Мне верить хочется, что сердце не игрушка,
Сломать его едва ли можно вдруг!
Мне верить хочется, что чистый этот пламень,
Который в глубине её горит,
Всю боль свою один переболит
И перетопит самый тяжкий камень!
И пусть черты её нехороши
И нечем ей прельстить воображенье,-
Младенческая грация души
Уже сквозит в любом её движенье.
А если это так, то что есть красота
И почему её обожествляют люди?
Сосуд она, в котором пустота,
Или огонь, мерцающий в сосуде?

Юрий! Спасибо за великолепную статью. Спасибо, что вспоминаем классиков. Читаем их стихи!!!

spasibo-7
Юрий Иванов # 16 ноября 2018 в 21:34 +6
СЕРДЕЧНОЕ СПАСИБО, ДОРОГАЯ ТАЯ! ВСЕГДА РАД ТВОИМ ИНТЕРЕСНЫМ ОТЗЫВАМ.С УВАЖЕНИЕМ
Евгений Востросаблин # 17 ноября 2018 в 23:25 +2
read-6
(тихонечко...) Если позволите, дорогой и дорогой Юра, вот и я бы-Евгений очень даже и хотел, и желал бы внести и свою очень скромную, посильную лепту-вклад в эту Вашу просто замечательную работу новую, о просто выдающемся, ну, крайне и значительнейшем, и ярчайшем, и своеобразнейшем-оригинальнейшем, и, словом- ну, донельзя большом-интереснейшем Поэте Русском Николае Алексеевиче Заболоцком... Хоть, к великому моему сожалению, вынужден сознаться, что ни образная система Николая Алексеевича, ни сам его творческий-поэтический метод лично мне, читателю скромному-безвестному, увы, как-то не близки... ну, что же делать, не близки...

1. Ну, прежде всего- вот хоть бы и о том, что и на ум бедный чуть не мгновенно приходит при имени Николая Алексеевича, да и просто всю-то жизнь мою мне прекрасно сопутствовало, и неисчислимо, и бессчётно мне на ум приходило, уже чуть не с юных лет пожизненно запечатлевшись-отчеканившись и в памяти бедной, и в сознании, и во всём внутреннем мире Е. Востросаблина, и что вот как разушки дорогая Тая Кузмина, чуток повыше меня, уже и привела, и прекрасно процитировала-

А ЕСЛИ ЭТО ТАК, ТО ЧТО ЕСТЬ КРАСОТА
И ПОЧЕМУ ЕЁ ОБОЖЕСТВЛЯЮТ ЛЮДИ?
СОСУД ОНА, В КОТОРОМ ПУСТОТА,
ИЛИ ОГОНЬ, МЕРЦАЮЩИЙ В СОСУДЕ?

( ...и даже дерзнул-осмелился бы утверждать, что вот хоть бы и этими своими и всего-то четырьмя строками Николай Алексеевич сделал-внёс просто огромный... огромный вклад во всю... во всю Великую Русскую и Словесность, и Духовность Русскую, и во всё наше родное, отечественное-Русское как Эстетическое, так и Этическое...)

2. А ежели сказать о самом дорогом- любимом стихотворении, то самым и любимым, и дорогим, и самым заветно близким душе Евгения В. всегда было стихотворение Николая Александровича (одно из ранних его) "Всё, что было в душе..." ... И даже, можно бы сказать, оно сослужило свою скромную, но очень и добрую, и полезную службу мне и в каких-то своих очень, конечно, скромных раздумьях-помышлениях и о Природе Живой, и о Природе, Материи Неживой-Мёртвой... А, бывало- и в беседах-разговорах, совместных размышлениях тихих о том же...

То есть, собственно, о том, что почтеннейшая Госпожа наша Наука, со всем своим мощнейшим исследовательским "инструментарием" строго материалистическим, быть может, даже и полностью и права, и правдива-истинна, и вполне достаточна-исчерпывающа во всём том, где она берётся исследовать-трактовать-описывать и Природу, и Материю Неживую-Мёртвую-Неодушевлённую (и Природу, и Материю так сказать, "НЕОРГАНИЧЕСКУЮ"), но, однако же, в чём-то самом-самом наиглавнейше важном, в чём-то основополагающе-фундаментальнейшем может быть и весьма наполна-недостаточна, да, по сути, и просто лжива-обманна во всём том, что касаемо ЖИЗНИ... ЖИЗНИ... ЖИЗНИ, во всём, что касаемо и Природы, и Материи Живой... Живой... Вот именно- Живой-"Органической", ибо силы-"ресурсы"-возможности материалистической науки, строго научного метода туточки, увы, весьма в чём-то и недостаточны, и очень даже ограниченны.... Ну, словом- вот оно, если позволите...вот оно...

Все, что было в душе

Все, что было в душе, все как будто опять потерялось,
И лежал я в траве, и печалью и скукой томим.
И прекрасное тело цветка надо мной поднималось,
И кузнечик, как маленький сторож, стоял перед ним.

И тогда я открыл свою книгу в большом переплете,
Где на первой странице растения виден чертеж.
И черна и мертва, протянулась от книги к природе
То ли ПРАВДА цветка, то ли в нем заключенная ЛОЖЬ.

И цветок с удивленьем смотрел на свое отраженье
И как будто пытался чужую премудрость понять.
Трепетело в листах непривычное мысли движенье,
То усилие воли, которое не передать.

И кузнечик трубу свою поднял, и природа внезапно проснулась.
И запела печальная тварь славословье уму,
И подобье цветка в старой книги моей шевельнулось
Так, что сердце мое шевельнулось навстречу ему.

1936

Ой... Ой...вот и опять,уж по знаменитейшему обычаю-обыкновению своему всегдашнему, замечаю, что неприметно удлиняю-затягиваю.... Вы уж простите, дорогой Юра... ну, как сумел, как смог..А на том и кланяюсь Вам тихонечко... И ещё. и ещё разочек- огромная Вам и благодарность, и признательность за очередной Ваш просто изумительный вклад в нашу прекрасную, Парнасскую, общую Копилочку Историко-Литературную, в которой, благодаря Вам, и ещё Сокровищ Русских-Поэтических прибавилось... Вот и слава Господу за всё-за всё-за всё... Вот и всё к добру...
read-9
Юрий Иванов # 18 ноября 2018 в 06:46 +2
БОЛЬШОЕ СЕРДЕЧНОЕ СПАСИБО, УВАЖАЕМЫЙ ЕВГЕНИЙ!
юлия гурьева # 18 ноября 2018 в 22:03 +2
Спасибо за статью!Очень красивый стих " Признание" Благодаря вашей статье вспомнила и другие его стихи.Спасибо за ваш труд.
Юрий Иванов # 19 ноября 2018 в 01:31 +2
Благодарю Вас. Юлия! С уважением
Галина Софронова # 21 ноября 2018 в 16:50 +1
Юрий, спасибо за интересную статью о замечательном поэте , судьба которого была тяжела и горька, но не помешала создавать произведения, которые украшают наш отечественный поэтический Олимп!Не знаю изучают ли в школе стихи Николая Заболоцкого,но ,думается, они бы только украсили школьные учебники!И разве оставят кого-нибудь равнодушным ,например, такие его строки:

"И может быть , какой-нибудь поэт
Стоит в саду и думает с тоскою,
Зачем его я на исходе лет
Своей мечтой туманной беспокою."
smayliki-prazdniki-269
Юрий Иванов # 21 ноября 2018 в 16:56 +2
Большое спасибо,Галина!
Михаил Юсин # 24 ноября 2018 в 09:23 +1
Спасибо, интересный материал.Заболоцкий-один из любимых поэтов, и действительно недооценённый сегодня...
Михаил Юсин # 24 ноября 2018 в 09:23 +1
Спасибо, интересный материал.Заболоцкий-один из любимых поэтов, и действительно недооценённый сегодня...
Юрий Иванов # 24 ноября 2018 в 15:45 +2
СПАСИБО,ЗА ОТЗЫВ, МИХАИЛ!
Татьяна Чанчибаева # 7 января 2019 в 09:31 0
Спасибо за память и ценный материал о поэте, Юрий! Буду пользоваться при подготовке к урокам литературы (с Вашего разрешения, конечно).

С теплом, Татьяна.