Обратный эффект

2 января 2018 - Елена Можарова
article406027.jpg
 
  

Ровно в семь утра зазвонил будильник – начался новый рабочий день. Светлана Викторовна проснулась раньше будильника минут на пятнадцать и просто лежала, ловя кайф последних мгновений ночного отдыха. Она уже давно научилась чувствовать время. Могла вполне обходиться без будильника, потому, что сама просыпалась в нужное время. Это было следствием дисциплинированности и, наверно, профессия способствовала этому. Вот уже пятнадцать лет Светлана Викторовна работала в школе. Себя она считала счастливым человеком, поскольку только счастливый человек живёт сам с собою в ладу. И почему не быть ладу, если живы и здоровы родители, есть семья (любящий её муж и обожающий маму сын), есть работа, о которой мечтала с детства.

Светлана Викторовна стремилась стать педагогом. Но Судьба улыбнулась даже шире, чем хотелось. Ей удалось получить второе высшее образование, и теперь она работает психологом. А это ли не прекрасно, если чувствуешь, что твоя помощь реальна, что люди тебе благодарны. Родители и педагоги мгновенно попадали под обаяние психолога, как только  начинали с ней говорить. Дети вообще млели и не хотели расставаться с «хорошей тётей».

Первое время, когда Светлана Викторовна пришла в школу, дети её «проверяли» - пробегали мимо кабинета, и пинали в дверь. Дверь распахивалась, приглашая выскочить и устроить разборки. Но, не по годам, мудрый психолог никак не реагировала, а спустя некоторое время спокойно прикрывала дверь. Вела она себя так,  во-первых, потому, что не смогла бы догнать хулиганов, а во-вторых, показывать  реакцию – поощрять подобное поведение. Постепенно дети поняли, что дружить с психологом лучше, чем враждовать. Тем более что Светлана Викторовна доходчиво и терпеливо объясняла ребятам, что психолог работает только со здоровыми людьми. Это психиатр лечит. Цель работы психолога – помощь в трудных жизненных ситуациях и профилактика всевозможных психических отклонений.  

         Этот день был самым обычным школьным днём. Родители учащихся не часто приходили в школу. В основном их вызывали по той или иной причине. Светлана Викторовна обрабатывала очередное тестирование, когда в дверь очень деликатно постучали. Психолог пригласила войти стучавшего. Через мгновение в комнате оказалась низкого роста женщина, со следами былой красоты на измождённом лице. Одета она была  в красивый брючный костюм, который совершенно не смотрелся на худой и нескладной фигурке.

Женщина тенью скользнула к  столу психолога и осторожно опустилась на край стоявшего рядом стула. Светлана Викторовна сразу взяла инициативу в свои руки.

- Добрый день! – приветливо начала она разговор. – Вы кто и с чем пришли?

- Я – мама Ирочки Смирновой из 7 класса «Б»! – сообщила посетительница.

- Наверно, Вы обеспокоены успеваемостью дочери? – Светлана Викторовна спрашивала, а сама в это время раскрыла карту девочки и внимательно её изучала. – Но, на мой взгляд, Вам волноваться особо не о чем! Оценки, хоть и невысокие, но  ровные, в классе отношения с детьми хорошие, диагностики в норме!

- Нет! Я пришла посоветоваться с Вами! – отмахнулась от слов психолога мама ученицы. – Понимаете, Ирочка постоянно врёт! Даже по мелочам! Мне очень трудно с ней справляться! Может, что посоветуете?

- Хорошо! Только сначала расскажите о семье, в которой живёт Ирина.

- Да, что рассказывать?! Всего нас трое -  я, Ирина, да парализованная, вот уже пять лет, бабушка – моя мама. Муж у меня был, да год назад мы разошлись. Теперь у него другая семья.

- А как к этому отнеслась Ваша дочь? Я имею в виду, к уходу мужа – её отца?

- Сначала плакала, а потом сказала, что так лучше. Ведь у нас почти год до развода  каждый день были скандалы. Вы не поверите, но за год скандалов и год после развода я потеряла больше пятидесяти килограмм веса. Раньше на мне этот костюм сидел, как влитой. Не то, что теперь.

- Так, может, Ирина стала обманывать из протеста?

- Не думаю! Эта склонность у моей дочери замечалась с детства. Она всегда фантазировала. В начальных классах учительница с трудом понимала, где она рассказывает текст учебника, а где пошла её выдумка.

- Если Вам не трудно, расскажите немного о себе! – попросила психолог.

Посетительница минуту молчала, словно собиралась с мыслями, а потом стала говорить.

 

Марина Евгеньевна

 

«Я росла в полной семье. Так получилось, что у родителей я была единственным ребёнком почти до десяти лет. Меня баловали, и я привыкла к тому, что всё мне. Потом появился брат. С его рождением всё кардинально изменилось. Меня не только больше не баловали, а  просто не замечали. Или замечали, но только для того, чтобы   в очередной раз отругать или наказать. Постепенно я стала ненавидеть брата. Меня всё время с ним сравнивали, и, как Вы понимаете, не в мою пользу. Появилось  много запретов. Мне нельзя было дружить с теми, с кем я хочу. Нельзя было гулять дольше восьми часов вечера. Меня укладывали спать в девять вместе с моим  трёхлетним братом. Я одуревала от тоски, лёжа в кровати и не имея никакого желания спать.

Однажды, когда мне было уже четырнадцать лет, я пришла домой и попросила дать мне деньги, чтобы сходить в кинотеатр - посмотреть сказку «Снежная королева». Реакция мамы меня ошеломила. Мало того, что меня не отпустили, но вместо дневного сеанса фильма, уложили спать. Я ревела, а в это время на кухне ссорились мама и отец. Слыша, что отец заступается за меня, я плакала ещё сильнее. С тех пор я безбожно врала родителям. Вру я им и по сию пору. Любому другому человеку я скажу всё, как на духу, но только не им. Мама раздражалась, слыша мою очередную ложь. Она постоянно меня ловила, а всё больше изощрялась во вранье.

Как-то мне это вышло боком.  Я простыла,  и мама поставила мне горчичники. Она завела будильник, чтобы он зазвенел через  пятнадцать минут. Но уже через пять минут горчичники стали неимоверно жечь. Через десять минут я вся извивалась под ними. Я умоляла брата – Сергея сбегать и позвать маму. Он, видя мои мучения, бегал, но возвращался один. Когда сняли горчичники, пришлось лечить спину от ожогов.

Понимаю Ваш взгляд! Вы думаете, что если я была такой, то дочери сам бог велел повторить меня. Но Ирину я воспитывала иначе. Помня, почему стала врать родителям, я ничего не запрещала. Всегда мы с ней были близки и откровенны. То, что она росла фантазёркой, это я приписывала множеству книжек, что читала ей в детстве. Потом Ирина и сама увлеклась чтением.

Учится она хорошо, без особых усилий. Но фантазии стали перерастать в откровенную ложь. Меня это очень пугает. Я врала родителям вынужденно. Что же толкает её на такие поступки? Вот в этом мне нужна Ваша помощь!»

 

- Я хорошо Вас поняла! Попробую поработать с Вашей дочерью! Не волнуйтесь! Она не поймёт, что это именно её я диагностирую! – Светлана Викторовна ободряюще улыбнулась посетительнице. Марина Евгеньевна вздохнула с облегчением – проблема плавно перекочевала к специалисту. А главное, женщина уверилась в том, что верно поступила, обратившись к школьному психологу.

 

Решение проблемы

 

Светлана Викторовна сдержала своё слово. Она провела по всем седьмым классам  игровую диагностику, а потом стала приглашать учеников по одному, для ознакомления с результатом. Так впервые она увидела объект своей работы. Даже было волнение перед первой их встречей. И вот явилась Ирина. Девочка выглядела значительно старше своих лет. Её легко можно было спутать с десятиклассницей. Про таких говорят: «Кровь с молоком». Высокая, статная, с открытыми глазами серого оттенка и великолепной русой косой – истинная русская красавица. Внешне Светлане Викторовне девочка очень понравилась. И общаться с ней было очень легко. Ирина могла поддержать любую тему разговора – сказывалась начитанность.

Так начались их встречи, которые доставляли  радость и психологу и девочке. Ирина почти каждый день забегала «поболтать» с приятной женщиной. На праздники она приносила маленькие сувенирчики. Светлана Викторовна не оставалась в долгу. Мама Ирины больше не появлялась.

«Значит, и дома всё нормально!» - делала вывод психолог.

Наступило лето. Дети  ушли на каникулы, а учителя продолжали работать. И  в эти дни Ирина прибегала к Светлане Викторовне. Она очень огорчилась, что почти два месяца не увидятся. В первый же день после отпуска Светланы Викторовны кабинет постучали, вошла, конечно же, Ирина. Ей нетерпелось поговорить о прошедшем лете. Впервые то, что рассказывала девочка, насторожило психолога. Ирина влюбилась. И это  бы ладно, но она с упоением рассказывала о своём избраннике.

- Понимаете, он – самый лучший! Он такой сильный, смелый, ещё он смешной! Он мне дарит такие крутые подарки!

- Откуда же у молодого парня деньги на крутые подарки? – Светлана Викторовна с интересом слушала о приключениях подопечной.

- Никакой он не молодой! – возмутилась Ирина – Ему в прошлом году исполнилось пятьдесят два года!

- Ты это серьёзно? И зачем тебе этот старик? – теперь возмущение не могла скрыть Светлана Викторовна.

- А мои ровесники сплошь и рядом – дебилы! – безапелляционно заявила девочка. – Они способны только на гадости!

- Например?!

- Например, повесить презерватив на ручку нашей входной двери!

- А, может, это они ревнуют тебя к этому старику? У него ведь наверняка есть дети!

- Есть! Два сына. Один меня старше на три года, а второй на пять лет!

- Ну, вот тебе и всё объяснение! Это они и организуют всё!

- Я просто так не сдамся! Зураб всё – равно будет со мной! – девочка упрямо отвернулась в сторону.

- Ничего себе! Он ещё и не русский! Это помимо того, что не просто женат, а хронически! И ты думаешь, что он ради тебя бросит семью?! – Светлана Викторовна старалась говорить убедительно, но мягко.

- Бросит! Я уже позвонила его жене и всё рассказала!

- И как отреагировала жена?

- Да, никак! Эта дура бросила трубку! – теперь в глазах девочки плясали игривые чёртики.

Весь восьмой класс Ирина прибегала к психологу, чтобы рассказать о своих победах и поражениях на любовном фронте.

Светлана Викторовна слушала девочку и старалась тихонько исправить ситуацию. Ей, то казалось, что Ирина понимает, то, что девочка упрямо всё делает по-своему. У Ирины психолог о семье никогда не спрашивала – старательно сохраняла тайну первого визита мамы. А сама ученица ни разу за всё время не упомянула про свою семью. Так пролетел учебный год. Летом Ирина также прибегала к психологу. Откровенность девочки с одной стороны радовала – значит, доверяет, а с другой стороны – несколько пугала. Ведь в её возрасте можно наделать  массу ошибок. Потом не выправишь.

В очередной раз, философствуя, Светлана Викторовна сказала девочке:

- Ирина, все люди делятся на две категории: дураки и умные! Дураки делают собственные ошибки, а умные учатся на ошибках дураков! Сама подумай, кем ты хочешь быть! – прозвучавший ответ надолго выбил из колеи педагога.

- А я хочу быть дурой! Делать собственные ошибки и исправлять их!

Короче, девочка оказалась достаточно крепким орешком.

 

 

Результат психологического эксперимента

 

Светлана Викторовна считала, что всё у неё с Ириной под контролем. Она наладила тесный контакт с девочкой, смогла не подвести её маму (не выдав первоисточника), значительно меньше теперь её подопечная замечалась во вранье. Что греха таить, и учителя согласны были с мнением мамы относительно пристрастий ко лжи у Ирины. Так было вначале работы. Теперь с уверенностью можно было сказать – ситуация кардинально изменилась. Успеваемость, стопроцентная посещаемость, хороший дружественный контакт с девочкой, которая и не понимала, что это кропотливая работа психолога, а не просто досужие разговоры о личной жизни. Кроме того, Ирина вняла всем предостережениям и оставила мысли о женатом мужчине. Теперь она с удовольствием говорила о сверстниках. Светлане Викторовне удалось мягко переубедить девочку.  Так думала психолог о своей работе. Эти мысли вносили душевную гармонию и повышали профессиональную значимость.

         Прошло очередное лето. В свой первый трудовой день после отпуска Светлана Викторовна сидела у себя в кабинете и составляла план работы на новый учебный год. Традиционный стук в дверь обрадовал женщину – Ирина не забыла про неё. Это, и правда, была Ирина. Девушка за лето ещё более повзрослела. Она стала изумительной красавицей. «Теперь за этой девой глаз да глаз!» - увидев воспитанницу, констатировала психолог. Ирина открыто улыбнулась Светлане Викторовне, как очень близкому и родному человеку. Они обоюдно обрадовались встрече. Потом покатились учебные дни. Время от времени Ирина приходила к Светлане Викторовне. Складывалось ощущение, что между ними возникла настоящая дружба.

         Как-то вечером психолог уже сворачивала все дела и собиралась домой. Приход Ирины отложил сборы. В девочке сегодня чувствовалась какая-то радостная загадочность.

- Говори! Что-то случилось!? – Светлана Викторовна присела на стул рядом с Ириной.

- Да! Случилось! – Ирина немного потупила взор. А потом решительно продолжила: - У меня появился любимый!

- Это не из прежней оперы ария? – насторожилась Светлана Викторовна.

- Нет! Конечно, нет! – девочка от волнения немного покраснела.

- Тогда рассказывай всё по - порядку! – и Светлана Викторовна приготовилась внимательно слушать.

- На выходных мы с подругой поехали на рынок. Вот там и встретили моего Рустама.

- Он что тоже не русский? – прервала рассказ психолог.

- Нет! Он – узбек! Но до чего красивый! И я ему очень понравилась! Позавчера он мне подарил вот это кольцо! – и девочка протянула вперёд изящную ручку с золотым перстнем на безымянном пальчике. Камень в кольце заиграл даже при вечернем тусклом свете.

- Ирина! Ты не могла принять такой подарок! – ужас охватил женщину.

- Это почему не могла?! Очень даже могла! Я его люблю, он меня  тоже! Не вижу препятствий!

- Ты ведь уже взрослая и понимаешь, что дорогие подарки требуют дорогой отдачи! Или ты не знала про это?

- Ничего он не потребует! Мы вчера с ним  ночевали у нас дома – и всё обошлось!

- То есть? Как это он ночевал у тебя? А где в этот момент была мама?

- Мама с папой ушли на день рождения!

- А бабушка? – невольно вырвалось  у Светланы Викторовны. Она даже сразу не поняла, что выдала себя с головой. Ведь по легенде она не знает о семейных проблемах Ирины, а та никогда и ничего сама не рассказывала.

- Ну, что бабушка! Она тоже с ними была!

- Так ей стало легче? – продолжала себя «топить» психолог.

- И всё-таки, наверняка он старше тебя!

- Да, ему уже двадцать пять лет! – тут прозвенел звонок, и Ирина побежала на урок. В этом году она училась во вторую смену.

Светлана Викторовна еле дождалась утра. А утром вызвала к себе маму Ирины. Разговор решила начать издалека.

- Скажите, как сейчас у Вас с Ириной?

- Сейчас значительно лучше! Спасибо Вам огромное! Дома совсем не врёт! На уроки бежит с удовольствием! Стала твёрдой ударницей! – мама говорила, а глаза наполнялись слезами радости.

- А я вот заметила на её пальчике изумительное колечко. Оно откуда Вы знаете?

- Ну, конечно, знаю! Неделю назад я ей его подарила на день рождения! А что? В школу нельзя носить такое?  - в голосе женщины появилась озабоченность.

- Да, что Вы! Мы не запрещаем! Только уж очень дорогое для её лет! Не украли бы! – недоумение всё нарастало внутри психолога. – А бывает такое, что Ирина дома ночует одна?

- Нет, такого никогда не было! Да и как это возможно? Мама так и лежит парализованная, я всегда ночую дома, хоть работаю допоздна!

- А в гости со своим мужем Вы не ходили недавно? – Светлана Викторовна продолжала задавать вопросы, уже больше для поддержания разговора.

- С каким мужем?! Как развелись, так больше он к нам не приходил!

Женщина ушла. А Светлана Викторовна сидела словно раздавленная. Во время разговора она всё поняла. Пазл, как говорится, сошёлся. Все эти два года девочка проводила над ней эксперимент. Это не она – профессиональный психолог «работала» с ребёнком. Это ребёнок старательно дурил ей голову и смотрел, как будет реагировать взрослая тётя.

Светлана Викторовна дождалась второй смены. Сама нашла Ирину. По взгляду девочки стало понятно, что игра окончена. Единственное, что сказала ей возмущённая Светлана Викторовна,  было: «Ира, если люди для тебя уже в этом возрасте мусор, то я не завидую твой дальнейшей судьбе!» До конца девятого класса они даже не здоровались друг с другом.

Это оказался жестокий, но нужный для обеих психологический эксперимент.

 

P.S. C того  года, когда Ирина покинула школу минуло более пяти лет. Общение с подростком не прошло бесследно. Навсегда Светлана Викторовна запомнила горький осадок двуличности юной школьницы. В тот вечер она возвращалась домой. В автобусе, куда она вошла не было свободных мест. Тяжёлая сумка не позволяла удерживать устойчивое равновесие. И вдруг, её кто-то окликнул - ей уступали место. "Вы меня не узнали?!" - прозвучало над психологом. Она подняла голову. Уступила место Ирина. Та самая Ирина, что обыграла Светлану Викторовну в психологической игре. Они поздоровались. А когда Светлана Викторовна встала, чтобы выйти на следующей остановке, Ирина сказала: "Светлана Викторовна! Простите меня за всё! Я осознала своё поведение, но уже повзрослев! Вы оказались правы - моя жизнь не складывается! Только теперь, вспоминая все Ваши слова, я понимаю, что измениться надо сначала самой, а потом требовать этого от других! Я думала, что играю Вами! А оказалось, что заигрываю с Судьбой!"  Светлана Викторовна была тронута до глубины души словами бывшей воспитанницы. Женщина шла домой и думала, что если слова Ирины шли от души, то ещё не всё потеряно. Девушка сделает верные выводы и всё у неё в жизни наладится. 

 

 

 


© Copyright: Елена Можарова, 2018

Регистрационный номер №0406027

от 2 января 2018

[Скрыть] Регистрационный номер 0406027 выдан для произведения:
 
  

Ровно в семь утра зазвонил будильник – начался новый рабочий день. Светлана Викторовна проснулась раньше будильника минут на пятнадцать и просто лежала, ловя кайф последних мгновений ночного отдыха. Она уже давно научилась чувствовать время. Могла вполне обходиться без будильника, потому, что сама просыпалась в нужное время. Это было следствием дисциплинированности и, наверно, профессия способствовала этому. Вот уже пятнадцать лет Светлана Викторовна работала в школе. Себя она считала счастливым человеком, поскольку только счастливый человек живёт сам с собою в ладу. И почему не быть ладу, если живы и здоровы родители, есть семья (любящий её муж и обожающий маму сын), есть работа, о которой мечтала с детства.

Светлана Викторовна стремилась стать педагогом. Но Судьба улыбнулась даже шире, чем хотелось. Ей удалось получить второе высшее образование, и теперь она работает психологом. А это ли не прекрасно, если чувствуешь, что твоя помощь реальна, что люди тебе благодарны. Родители и педагоги мгновенно попадали под обаяние психолога, как только  начинали с ней говорить. Дети вообще млели и не хотели расставаться с «хорошей тётей».

Первое время, когда Светлана Викторовна пришла в школу, дети её «проверяли» - пробегали мимо кабинета, и пинали в дверь. Дверь распахивалась, приглашая выскочить и устроить разборки. Но, не по годам, мудрый психолог никак не реагировала, а спустя некоторое время спокойно прикрывала дверь. Вела она себя так,  во-первых, потому, что не смогла бы догнать хулиганов, а во-вторых, показывать  реакцию – поощрять подобное поведение. Постепенно дети поняли, что дружить с психологом лучше, чем враждовать. Тем более что Светлана Викторовна доходчиво и терпеливо объясняла ребятам, что психолог работает только со здоровыми людьми. Это психиатр лечит. Цель работы психолога – помощь в трудных жизненных ситуациях и профилактика всевозможных психических отклонений.  

         Этот день был самым обычным школьным днём. Родители учащихся не часто приходили в школу. В основном их вызывали по той или иной причине. Светлана Викторовна обрабатывала очередное тестирование, когда в дверь очень деликатно постучали. Психолог пригласила войти стучавшего. Через мгновение в комнате оказалась низкого роста женщина, со следами былой красоты на измождённом лице. Одета она была  в красивый брючный костюм, который совершенно не смотрелся на худой и нескладной фигурке.

Женщина тенью скользнула к  столу психолога и осторожно опустилась на край стоявшего рядом стула. Светлана Викторовна сразу взяла инициативу в свои руки.

- Добрый день! – приветливо начала она разговор. – Вы кто и с чем пришли?

- Я – мама Ирочки Смирновой из 7 класса «Б»! – сообщила посетительница.

- Наверно, Вы обеспокоены успеваемостью дочери? – Светлана Викторовна спрашивала, а сама в это время раскрыла карту девочки и внимательно её изучала. – Но, на мой взгляд, Вам волноваться особо не о чем! Оценки, хоть и невысокие, но  ровные, в классе отношения с детьми хорошие, диагностики в норме!

- Нет! Я пришла посоветоваться с Вами! – отмахнулась от слов психолога мама ученицы. – Понимаете, Ирочка постоянно врёт! Даже по мелочам! Мне очень трудно с ней справляться! Может, что посоветуете?

- Хорошо! Только сначала расскажите о семье, в которой живёт Ирина.

- Да, что рассказывать?! Всего нас трое -  я, Ирина, да парализованная, вот уже пять лет, бабушка – моя мама. Муж у меня был, да год назад мы разошлись. Теперь у него другая семья.

- А как к этому отнеслась Ваша дочь? Я имею в виду, к уходу мужа – её отца?

- Сначала плакала, а потом сказала, что так лучше. Ведь у нас почти год до развода  каждый день были скандалы. Вы не поверите, но за год скандалов и год развода я потеряла больше пятидесяти килограмм веса. Раньше на мне этот костюм сидел, как влитой. Не то, что теперь.

- Так, может, Ирина стала обманывать из протеста?

- Не думаю! Эта склонность у моей дочери замечалась с детства. Она всегда фантазировала. В начальных классах учительница с трудом понимала, где она рассказывает текст учебника, а где пошла её выдумка.

- Если Вам не трудно, расскажите немного о себе! – попросила психолог.

Посетительница минуту молчала, словно собиралась с мыслями, а потом стала говорить.

 

Марина Евгеньевна

 

«Я росла в полной семье. Так получилось, что у родителей я была единственным ребёнком почти до десяти лет. Меня баловали, и я привыкла к тому, что всё мне. Потом появился брат. С его рождением всё кардинально изменилось. Меня не только больше не баловали, а  просто не замечали. Или замечали, но только для того, чтобы   в очередной раз отругать или наказать. Постепенно я стала ненавидеть брата. Меня всё время с ним сравнивали, и, как Вы понимаете, не в мою пользу. Появилось  много запретов. Мне нельзя было дружить с теми, с кем я хочу. Нельзя было гулять дольше восьми часов вечера. Меня укладывали спать в девять вместе с моим  трёхлетним братом. Я одуревала от тоски, лёжа в кровати и не имея никакого желания спать.

Однажды, когда мне было уже четырнадцать лет, я пришла домой и попросила дать мне деньги, чтобы сходить в кинотеатр - посмотреть сказку «Снежная королева». Реакция мамы меня ошеломила. Мало того, что меня не отпустили, но вместо дневного сеанса фильма, уложили спать. Я ревела, а в это время на кухне ссорились мама и отец. Слыша, что отец заступается за меня, я плакала ещё сильнее. С тех пор я безбожно врала родителям. Вру я им и по сию пору. Любому другому человеку я скажу всё, как на духу, но только не им. Мама раздражалась, слыша мою очередную ложь. Она постоянно меня ловила, а всё больше изощрялась во вранье.

Как-то мне это вышло боком.  Я простыла,  и мама поставила мне горчичники. Она завела будильник, чтобы он зазвенел через  пятнадцать минут. Но уже через пять минут горчичники стали неимоверно жечь. Через десять минут я вся извивалась под ними. Я умоляла брата – Сергея сбегать и позвать маму. Он, видя мои мучения, бегал, но возвращался один. Когда сняли горчичники, пришлось лечить спину от ожогов.

Понимаю Ваш взгляд! Вы думаете, что если я была такой, то дочери сам бог велел повторить меня. Но Ирину я воспитывала иначе. Помня, почему стала врать родителям, я ничего не запрещала. Всегда мы с ней были близки и откровенны. То, что она росла фантазёркой, это я приписывала множеству книжек, что читала ей в детстве. Потом Ирина и сама увлеклась чтением.

Учится она хорошо, без особых усилий. Но фантазии стали перерастать в откровенную ложь. Меня это очень пугает. Я врала родителям вынужденно. Что же толкает её на такие поступки? Вот в этом мне нужна Ваша помощь!»

 

- Я хорошо Вас поняла! Попробую поработать с Вашей дочерью! Не волнуйтесь! Она не поймёт, что это именно её я диагностирую! – Светлана Викторовна ободряюще улыбнулась посетительнице. Марина Евгеньевна вздохнула с облегчением – проблема плавно перекочевала к специалисту. А главное, женщина уверилась в том, что верно поступила, обратившись к школьному психологу.

 

Решение проблемы

 

Светлана Викторовна сдержала своё слово. Она провела по всем седьмым классам  игровую диагностику, а потом стала приглашать учеников по одному, для ознакомления с результатом. Так впервые она увидела объект своей работы. Даже было волнение перед первой их встречей. И вот явилась Ирина. Девочка выглядела значительно старше своих лет. Её легко можно было спутать с десятиклассницей. Про таких говорят: «Кровь с молоком». Высокая, статная, с открытыми глазами серого оттенка и великолепной русой косой – истинная русская красавица. Внешне Светлане Викторовне девочка очень понравилась. И общаться с ней было очень легко. Ирина могла поддержать любую тему разговора – сказывалась начитанность.

Так начались их встречи, которые доставляли  радость и психологу и девочке. Ирина почти каждый день забегала «поболтать» с приятной женщиной. На праздники она приносила маленькие сувенирчики. Светлана Викторовна не оставалась в долгу. Мама Ирины больше не появлялась.

«Значит, и дома всё нормально!» - делала вывод психолог.

Наступило лето. Дети  ушли на каникулы, а учителя продолжали работать. И  в эти дни Ирина прибегала к Светлане Викторовне. Она очень огорчилась, что почти два месяца не увидятся. В первый же день после отпуска Светланы Викторовны кабинет постучали, вошла, конечно же, Ирина. Ей нетерпелось поговорить о прошедшем лете. Впервые то, что рассказывала девочка, насторожило психолога. Ирина влюбилась. И это  бы ладно, но она с упоением рассказывала о своём избраннике.

- Понимаете, он – самый лучший! Он такой сильный, смелый, ещё он смешной! Он мне дарит такие крутые подарки!

- Откуда же у молодого парня деньги на крутые подарки? – Светлана Викторовна с интересом слушала о приключениях подопечной.

- Никакой он не молодой! – возмутилась Ирина – Ему в прошлом году исполнилось пятьдесят два года!

- Ты это серьёзно? И зачем тебе этот старик? – теперь возмущение не могла скрыть Светлана Викторовна.

- А мои ровесники сплошь и рядом – дебилы! – безапелляционно заявила девочка. – Они способны только на гадости!

- Например?!

- Например, повесить презерватив на ручку нашей входной двери!

- А, может, это они ревнуют тебя к этому старику? У него ведь наверняка есть дети!

- Есть! Два сына. Один меня старше на три года, а второй на пять лет!

- Ну, вот тебе и всё объяснение! Это они и организуют всё!

- Я просто так не сдамся! Зураб всё – равно будет со мной! – девочка упрямо отвернулась в сторону.

- Ничего себе! Он ещё и не русский! Это помимо того, что не просто женат, а хронически! И ты думаешь, что он ради тебя бросит семью?! – Светлана Викторовна старалась говорить убедительно, но мягко.

- Бросит! Я уже позвонила его жене и всё рассказала!

- И как отреагировала жена?

- Да, никак! Эта дура бросила трубку! – теперь в глазах девочки плясали игривые чёртики.

Весь восьмой класс Ирина прибегала к психологу, чтобы рассказать о своих победах и поражениях на любовном фронте.

Светлана Викторовна слушала девочку и старалась тихонько исправить ситуацию. Ей, то казалось, что Ирина понимает, то, что девочка упрямо всё делает по-своему. У Ирины психолог о семье никогда не спрашивала – старательно сохраняла тайну первого визита мамы. А сама ученица ни разу за всё время не упомянула про свою семью. Так пролетел учебный год. Летом Ирина также прибегала к психологу. Откровенность девочки с одной стороны радовала – значит, доверяет, а с другой стороны – несколько пугала. Ведь в её возрасте можно наделать  массу ошибок. Потом не выправишь.

В очередной раз, философствуя, Светлана Викторовна сказала девочке:

- Ирина, все люди делятся на две категории: дураки и умные! Дураки делают собственные ошибки, а умные учатся на ошибках дураков! Сама подумай, кем ты хочешь быть! – прозвучавший ответ надолго выбил из колеи педагога.

- А я хочу быть дурой! Делать собственные ошибки и исправлять их!

Короче, девочка оказалась достаточно крепким орешком.

 

 

Результат психологического эксперимента

 

Светлана Викторовна считала, что всё у неё с Ириной под контролем. Она наладила тесный контакт с девочкой, смогла не подвести её маму (не выдав первоисточника), значительно меньше теперь её подопечная замечалась во вранье. Что греха таить, и учителя согласны были с мнением мамы относительно пристрастий ко лжи у Ирины. Так было вначале работы. Теперь с уверенностью можно было сказать – ситуация кардинально изменилась. Успеваемость, стопроцентная посещаемость, хороший дружественный контакт с девочкой, которая и не понимала, что это кропотливая работа психолога, а не просто досужие разговоры о личной жизни. Кроме того, Ирина вняла всем предостережениям и оставила мысли о женатом мужчине. Теперь она с удовольствием говорила о сверстниках. Светлане Викторовне удалось мягко переубедить девочку.  Так думала психолог о своей работе. Эти мысли вносили душевную гармонию и повышали профессиональную значимость.

         Прошло очередное лето. В свой первый трудовой день после отпуска Светлана Викторовна сидела у себя в кабинете и составляла план работы на новый учебный год. Традиционный стук в дверь обрадовал женщину – Ирина не забыла про неё. Это, и правда, была Ирина. Девушка за лето ещё более повзрослела. Она стала изумительной красавицей. «Теперь за этой девой глаз да глаз!» - увидев воспитанницу, констатировала психолог. Ирина открыто улыбнулась Светлане Викторовне, как очень близкому и родному человеку. Они обоюдно обрадовались встрече. Потом покатились учебные дни. Время от времени Ирина приходила к Светлане Викторовне. Складывалось ощущение, что между ними возникла настоящая дружба.

         Как-то вечером психолог уже сворачивала все дела и собиралась домой. Приход Ирины отложил сборы. В девочке сегодня чувствовалась какая-то радостная загадочность.

- Говори! Что-то случилось!? – Светлана Викторовна присела на стул рядом с Ириной.

- Да! Случилось! – Ирина немного потупила взор. А потом решительно продолжила: - У меня появился любимый!

- Это не из прежней оперы ария? – насторожилась Светлана Викторовна.

- Нет! Конечно, нет! – девочка от волнения немного покраснела.

- Тогда рассказывай всё по - порядку! – и Светлана Викторовна приготовилась внимательно слушать.

- На выходных мы с подругой поехали на рынок. Вот там и встретили моего Рустама.

- Он что тоже не русский? – прервала рассказ психолог.

- Нет! Он – узбек! Но до чего красивый! И я ему очень понравилась! Позавчера он мне подарил вот это кольцо! – и девочка протянула вперёд изящную ручку с золотым перстнем на безымянном пальчике. Камень в кольце заиграл даже при вечернем тусклом свете.

- Ирина! Ты не могла принять такой подарок! – ужас охватил женщину.

- Это почему не могла?! Очень даже могла! Я его люблю, он меня  тоже! Не вижу препятствий!

- Ты ведь уже взрослая и понимаешь, что дорогие подарки требуют дорогой отдачи! Или ты не знала про это?

- Ничего он не потребует! Мы вчера с ним  ночевали у нас дома – и всё обошлось!

- То есть? Как это он ночевал у тебя? А где в этот момент была мама?

- Мама с папой ушли на день рождения!

- А бабушка? – невольно вырвалось  у Светланы Викторовны. Она даже сразу не поняла, что выдала себя с головой. Ведь по легенде она не знает о семейных проблемах Ирины, а та никогда и ничего сама не рассказывала.

- Ну, что бабушка! Она тоже с ними была!

- Так ей стало легче? – продолжала себя «топить» психолог.

- И всё-таки, наверняка он старше тебя!

- Да, ему уже двадцать пять лет! – тут прозвенел звонок, и Ирина побежала на урок. В этом году она училась во вторую смену.

Светлана Викторовна еле дождалась утра. А утром вызвала к себе маму Ирины. Разговор решила начать издалека.

- Скажите, как сейчас у Вас с Ириной?

- Сейчас значительно лучше! Спасибо Вам огромное! Дома совсем не врёт! На уроки бежит с удовольствием! Стала твёрдой ударницей! – мама говорила, а глаза наполнялись слезами радости.

- А я вот заметила на её пальчике изумительное колечко. Оно откуда Вы знаете?

- Ну, конечно, знаю! Неделю назад я ей его подарила на день рождения! А что? В школу нельзя носить такое?  - в голосе женщины появилась озабоченность.

- Да, что Вы! Мы не запрещаем! Только уж очень дорогое для её лет! Не украли бы! – недоумение всё нарастало внутри психолога. – А бывает такое, что Ирина дома ночует одна?

- Нет, такого никогда не было! Да и как это возможно? Мама так и лежит парализованная, я всегда ночую дома, хоть работаю допоздна!

- А в гости со своим мужем Вы не ходили недавно? – Светлана Викторовна продолжала задавать вопросы, уже больше для поддержания разговора.

- С каким мужем?! Как развелись, так больше он к нам не приходил!

Женщина ушла. А Светлана Викторовна сидела словно раздавленная. Во время разговора она всё поняла. Пазл, как говорится, сошёлся. Все эти два года девочка проводила над ней эксперимент. Это не она – профессиональный психолог «работала» с ребёнком. Это ребёнок старательно дурил ей голову и смотрел, как будет реагировать взрослая тётя.

Светлана Викторовна дождалась второй смены. Сама нашла Ирину. По взгляду девочки стало понятно, что игра окончена. Единственное, что сказала ей возмущённая Светлана Викторовна,  было: «Ира, если люди для тебя уже в этом возрасте мусор, то я не завидую твой дальнейшей судьбе!» До конца девятого класса они даже не здоровались друг с другом.

Это оказался жестокий, но нужный для обеих психологический эксперимент.

 

 

 

 


Рейтинг: +6 220 просмотров
Комментарии (6)
Ирина Ковалёва # 15 января 2018 в 05:01 +3
У современных подростков своя психология. Впрочем, как и раньше. То, что видят взрослые с высоты прожитых лет, для подростков - глупость. Они максималисты. Никому не прощают ошибок, допущенных в их понимании. Рассказ понравился. Написан лёгким слогом. И тема, на мой взгляд, раскрыта. Ведь конфликт поколений не только у отцов и их чад. Он (конфликт) бывает с любым взрослым. Спасибо за работу! 50ba589c42903ba3fa2d8601ad34ba1e
Людмила Комашко-Батурина # 25 января 2018 в 12:12 +2
Конфликт межвозрастной можно отнести к проблемам отцов и детей. Прочитала с интересом.
Марина Попенова # 6 февраля 2018 в 13:54 +1
Ну и Ирочка! Врушка! И особенно мерзко это сознательная ложь, именно о таких ситуациях надо писать. СПАСИБО автору!
Елена Можарова # 6 февраля 2018 в 17:12 0
Марина, спасибо огромное! Приятно, что история нашла отзыв! elka2
Татьяна Петухова # 6 февраля 2018 в 14:57 +1
мне,как читателю было интересен сюжет и само повествование,прочла с удовольствием. автору успеха!
Елена Можарова # 6 февраля 2018 в 17:14 0
Спасибо, Татьяна! Рада, что рассказ не оказался нудным для прочтения! Спасибо за поддержку! flower
Новости партнеров