Мамина молитва

6 января 2018 - Елена Сидоренко
***
Две тетки в возрасте за пятьдесят распивали чай с вареньем на кухне.
- Слушай, как время летит – караул! Только недавно, кажется, мы с тобой на выпускном под «Ласковый май» танцевали, а потом нас Мишка до подъезда провожал. Всё за тобой ухлестывал, помнишь?
- Помню! Хитрый был, говорит, каждую мадмуазель обязан до квартиры проводить – рыцарь! Мы тебя довели, а сами выше пошли, на третий этаж. Как только за тобой дверь захлопнулась, он меня целовать кинулся. А тут отец мой с портупеей выскочил! Орёт: «Руки в брюки, охламон! Прочь от моей дочери!» и – вжих! – ему по лопаткам ремнем своим офицерским!
Обе соседки-подружки громко захохотали, вспоминая казус из ранней юности.
- Да, Мишка потом три года наш дом большим кругом обходил.
Они продолжали пить чай и смеялись, вспоминая разные эпизоды выпускного. Но тут за стенкой послышался звон разбитой посуды.
- Матерь божья, опять Нинка с дочкой воюет что ли?! – озабоченно спросила гостья.
- Не знаю, когда угомонятся?! Через день да каждый день скандалы. Совсем Наташка от рук отбилась. А ведь только восемнадцать исполнилось, школу в этом году закончила! Ну, молодежь пошла, - зашипела недовольно хозяйка квартиры.
- Нет, вообще Наташка – девка неплохая, закончила школу с серебряной медалью, сама поступила в технический университет. Да и по дому помогает – хозяйственная. Постоянно ее вижу: то ковер во дворе выбивает, то подъезд выметает, то сумки домой прёт. Но, видишь, своевольная оказалась. На такую где сядешь, там и слезешь!
Крики за стеной переместились ближе к выходу, тетки побежали в коридор и прильнули к входной двери. 
- Я тебе сказала, если ты сейчас уйдешь до утра, домой можешь не приходить! – истошно кричала их соседка Нина в открытую настежь дверь.
- А я тебе сказала, что у меня день первокурсника! – кричала ей в ответ дочка с площадки между этажами. – И не надо мне угрожать! Просто смирись, что я уже взрослая и не нуждаюсь в сказке на ночь!
- Дрянь неблагодарная! – мать сорвала голос и с досадой хлопнула дверью, скрывшись внутри квартиры.
Девица отчаянно застучала каблуками вниз и на прощанье со всей дури хлопнула подъездной дверью.
- Ого, вот это «Санта Барбара»! Таких разборок у них еще не было, - прошептала одна из соседок.
 
***
- Натусик, пошли на улицу, покурим, разговор есть, а то тут за музыкой и себя не слышно, - высокие и стройные подружки в модных коротких платьях вышли из клуба на крыльцо. Двое охранников и курящие на улице парни сразу обратили на них внимание, зашептались. Алька закурила тонкую длинную сигарету с ярким запахом ментола.  
- Говори, что придумала? А то морда такая приторно-хитренькая, аж противно, - засмеялась Наташка, эффектно уложив на плече длинные каштановые волосы.
Она выглядела существенно старше своих лет – уверенный независимый взгляд и взрослые манеры появились еще классе в девятом. На фоне сверстников она выглядела, как чья-то старшая сестра или молодая учительница. Не красотка, но очень обаятельная. И кличка под стать: «деловая».
- Короче, в час за мной приедет мой парень. Он клубы страшно не любит, предлагает поехать куда-нибудь, где будет потише. Но с ним его младший брат.
- Только не говори мне, что надо развлечь маленького мальчика, пока вы с этим перцем будете где-то тусить…
- Натали, почему ты так плохо обо мне думаешь? – возмутилась подруга. – Моему Олежику двадцать шесть лет, а брат всего на год младше него.
- Ну, и чем твой Олежик занимается? – с сарказмом в голосе уточнила Наташа.
- Они аспиранты в ГосТехе, а вот и приехал – поедем вместе, погуляем? – последнюю реплику Алька прошептала с умоляющей интонацией и тут же побежала к белой ауди, навстречу своему возлюбленному.
Наташа прикинула, что домой теперь раньше утра из принципа не вернется. Они с мамой впервые поругались так сильно. И самое страшное, что мама у нее была очень хорошая, но слишком уж жестко пыталась контролировать дочь. А Наталья считала себя крайне свободолюбивой.
 
***
Братья Олег и Юра оказались милыми парнями. Оба были аспирантами технических кафедр. Симпатичные и уверенные в себе, спокойные и галантные. Вчетвером они сидели в загородном восточном ресторанчике, раскуривая кальян в ожидании заказанных блюд. Наташе было легко и приятно такое общение. Сама она пошла учиться на программиста и в этих ребятах нашла приятных и эрудированных собеседников. Совсем еще неопытная девушка, увлеченная разговорами, не заметила, как оба парня всё с большим интересом смотрят на нее, а подруга Алька темнеет, как грозовая туча.
Напротив, все больше убеждалась, какая Аля хорошая, что познакомила ее с братьями. А мама почему-то всегда только гадости говорила об этой ее подруге, подозревая ее в подлости и коварстве.
Они просидели в ресторане уже около двух часов. Ребята пили бамбуковое пиво. Девочки налегали на восточные сладости и зеленый чай. И за все это время Наташина подруга так и не включилась в беседу, испепеляя взглядом ненавистную соперинцу.
- Аль, пошли носики попудрим, - задорно спросила Натали и поднялась с дивана.
- Нет, я не хочу, иди сама, - Аля осталась на своем месте рядом с Олегом.
Как только Наташа скрылась за поворотом в уборную, Аля подошла к барной стойке:
- Молодой человек, - обратилась она к бармену, - мне очень нужна ваша помощь.
Она положила перед ним тысячную купюру. Молодой азербайджанец услужливо улыбнулся.
- Пожалуйста, на двадцать минут закройте туалет и принесите в это время наш счет. Дело в том, что девица, которая сидела с нами за столиком, скорее всего, клофелинщица, а брат моего мужа просто запал на нее. Я хочу избежать неприятной ситуации и просто уехать, пока она будет в туалете. Нам очень надо от нее избавиться!
- Милая барышня, но что же я скажу этой леди, когда отопру…, - он не договорил фразу, как Аля положила перед ним еще одну купюру, - но мне будет приятно помочь такой хорошей и щедрой компании.
Подлая подружка плюхнулась на диван и наигранно уставшим голосом сказала:
- Я так утомилась, уже три часа, думаю, пора ехать домой. Такси я уже вызвала.
- Не вопрос, - вальяжно ответил Олег, - ждем Наташу и едем.
- Нет, мы уже никого не ждем… - предвосхищая вопросы, Алька продолжила, - я не хотела говорить, но моя приятельница с небольшими странностями. – После вечеринок она всегда уезжает одна, ненавидит, когда ее провожают – мисс независимость. «Попудрить носик» - это кодовая фраза, что она покидает нас по-английски.
Ребята удивились, но у них не было оснований не верить Але. Они оплатили счет и вышли из ресторана.
 
***
Наташа открыла ключом дверь и бросила на пол сумочку с оторванной ручкой. Сбросив пыльные туфли, словно пудовые кандалы, она поплелась в ванную и, встав под струю ледяной воды, зарыдала в голос. Ей казалось, что мир вывернут наизнанку. Нет, не мир – она сама. Ей было больно от воспоминаний. Трясло от несправедливости и обиды.
В дверь заколотила мама:
- Наташа, доченька, открой! Что случилось, Наташа?!
Наталья не отвечала, только еще громче зарыдала.
- Дочь, открой дверь, иначе я ее вышибу сама. Ты меня знаешь! Открой!
За дверью шумела вода и по-прежнему слышался девичий плач.
- Милая, не делай глупостей! В жизни всякое бывает, мы с тобой справимся с любой бедой! Наташа!
Больше ждать мама не могла, она принесла из кухни толстый стальной нож, вставила его в щель между дверью и косяком в районе замка и начала давить на его ручку, как на рычаг, слегка отодвигая дверь от косяка. Уже через пару минут таких качаний двери коротенький язычок замка выскочил из паза, и дверь открылась.
На дне ванны, обхватив колени и уткнув в них голову, сидела рыдающая Наташа. Мама накрыла ее с головой большим полотенцем и, подхватив как ребенка на руки, вынесла из ванной. Откуда у этой немолодой женщины взялись силы, только Богу известно. Богу и любой матери, спасающей своего ребенка…
Следующий час мать и дочь просто плакали, обнявшись так крепко, что затекли руки. Когда сил плакать больше не осталось, первой заговорила дочь.
- Мамочка, милая, прости меня, идиотку глупую! Прости, пожалуйста!
- Наташ, только не плачь больше, хорошо? Я и не обижалась на тебя. Ты моя плоть и кровь, как я могу на себя обижаться?
- Мам, ты была во всем права, во всем! Если бы я только тебя послушалась!
- Не хочешь рассказать, что случилось? – аккуратно спросила мама.
- Ты мне столько раз говорила, что Алька подлая и нечестная. Она еще хуже! – теперь Наташа говорила и не могла остановиться. Ей нужен был выплеск, чтобы пережить случившееся.
- Они меня бросили в ресторане за городом! Аля знала, что у меня нет денег и телефон не заряжен. Я просто не понимала, что мне делать!
- Почему ты не позвонила мне из ресторана?
- Эта подлая Алька сказала бармену, что я – проститутка. А тот решил воспользоваться моментом и даже за один звонок со стационарного телефона, требовал расплаты натурой. В ресторане уже не было посетителей, я попросила телефон, чтобы вызвать полицию. Пригрозила, что оставление в опасности уголовно наказуемо. Но он попытался на меня напасть, не зная, что я кмс по самбо.
- Он тебя ударил? Вы с ним подрались?! – воскликнула мама.
- Нет, мы не подрались, я его избила и убежала из этого проклятого ресторана. Я шла в город пешком, одна по ночной трассе. Сколько машин остановилось возле меня, даже страшно вспомнить. И ни один не предложил подвезти, все только предлагали пошлости.
- Моя бедная девочка! Какой ужас ты пережила!
- Уже недалеко от города остановилась машина, а в ней трое громил. Я поняла, что тут самбо не поможет, схватила туфли в руки и побежала. Они ехали за мной, но не останавливались. Я бежала и молила Бога помочь мне. Впереди показалась дорожная развязка, и я бросилась на другую сторону дороги, понимая, что им сложно будет развернуться. Тем более, уже было шесть часов, светало, и там показались другие машины. Я только добежала до автобусной остановки, как возле меня тормознули гаишники. Они и привезли меня домой.
 
***
- Куколка моя! Бедный мой ребенок! – теперь мать рыдала в голос, понимая, какие испытания пришлось пройти ее маленькой девочке. – Почему, ну, почему я не могла тебе помочь?!
- Ма, ты, наверное, ненавидела меня после скандала? – робко начала Наташа. – Гаишники спросили, куда меня везти, а я и не знала. Мне казалось, что после такого я не имею права вернуться домой. Это мне в наказание за непослушание.
- Наташенька, что ты говоришь, глупая! Я всю ночь за тебя молилась, все свечи Иерусалимские сожгла. - Места себе не находила, а в час, половину четвертого и в шесть у меня так сильно сердце кололо, что я чуть лоб в молитве не разбила. Просила-умоляла Господа помочь моему ребенку.
- Это, наверное, ты меня и спасла своей молитвой, мамуличка – как раз в полчетвертого и в шесть! – Наташа опять крепко обхватила маму и поцеловала в щеку.
- Дай Бог, чтобы это было так. Только почему в час мне так плохо было?
В коридоре раздался звонок, мама впустила в дом двоих полицейских.
- Здравствуйте, нам нужна Наталья Ивина. Здесь такая проживает?
- Да, это моя дочь, а что случилось? Она что-нибудь натворила?
- Нет-нет, нам нужно ее расспросить о ее подруге Альбине Батыровой.
- Она мне больше не подруга! – категорично заявила Наташа, выходя в коридор.
- У нас есть сведения, что сегодня около часа ночи вы вместе ушли из клуба. Расскажите, куда вы направились, и кто был с вами?
- Мы поехали на такси в ресторанчик «Кебаб», с нами были ее друзья Олег и Юра, а что случилось? – Наташа напряглась.
- Олег и Юра похожи на этих ребят? - полицейский вытащил две фотографии.
- Да, это они! - воскликнула девушка.
- Ясно, спасибо за помощь!
- Да, объясните же, что произошло?
- Ваши новые друзья – опасные рецидивисты, находящиеся в федеральном розыске. А Альбину Батырову нашли сегодня ранним утром в ее подъезде. На нее совершено жестокое нападение, скорее всего, девочка останется тяжелым инвалидом.
Наташа вскрикнула, а мама упала в обморок.
 
 

© Copyright: Елена Сидоренко, 2018

Регистрационный номер №0406469

от 6 января 2018

[Скрыть] Регистрационный номер 0406469 выдан для произведения: ***
Две тетки в возрасте за пятьдесят распивали чай с вареньем на кухне.
- Слушай, как время летит – караул! Только недавно, кажется, мы с тобой на выпускном под «Ласковый май» танцевали, а потом нас Мишка до подъезда провожал. Всё за тобой ухлестывал, помнишь?
- Помню! Хитрый был, говорит, каждую мадмуазель обязан до квартиры проводить – рыцарь! Мы тебя довели, а сами выше пошли, на третий этаж. Как только за тобой дверь захлопнулась, он меня целовать кинулся. А тут отец мой с портупеей выскочил! Орёт: «Руки в брюки, охламон! Прочь от моей дочери!» и – вжих! – ему по лопаткам ремнем своим офицерским!
Обе соседки-подружки громко захохотали, вспоминая казус из ранней юности.
- Да, Мишка потом три года наш дом большим кругом обходил.
Они продолжали пить чай и смеялись, вспоминая разные эпизоды выпускного. Но тут за стенкой послышался звон разбитой посуды.
- Матерь божья, опять Нинка с дочкой воюет что ли?! – озабоченно спросила гостья.
- Не знаю, когда угомонятся?! Через день да каждый день скандалы. Совсем Наташка от рук отбилась. А ведь только восемнадцать исполнилось, школу в этом году закончила! Ну, молодежь пошла, - зашипела недовольно хозяйка квартиры.
- Нет, вообще Наташка – девка неплохая, закончила школу с серебряной медалью, сама поступила в технический университет. Да и по дому помогает – хозяйственная. Постоянно ее вижу: то ковер во дворе выбивает, то подъезд выметает, то сумки домой прёт. Но, видишь, своевольная оказалась. На такую где сядешь, там и слезешь!
Крики за стеной переместились ближе к выходу, тетки побежали в коридор и прильнули к входной двери. 
- Я тебе сказала, если ты сейчас уйдешь до утра, домой можешь не приходить! – истошно кричала их соседка Нина в открытую настежь дверь.
- А я тебе сказала, что у меня день первокурсника! – кричала ей в ответ дочка с площадки между этажами. – И не надо мне угрожать! Просто смирись, что я уже взрослая и не нуждаюсь в сказке на ночь!
- Дрянь неблагодарная! – мать сорвала голос и с досадой хлопнула дверью, скрывшись внутри квартиры.
Девица отчаянно застучала каблуками вниз и на прощанье со всей дури хлопнула подъездной дверью.
- Ого, вот это «Санта Барбара»! Таких разборок у них еще не было, - прошептала одна из соседок.
 
***
- Натусик, пошли на улицу, покурим, разговор есть, а то тут за музыкой и себя не слышно, - высокие и стройные подружки в модных коротких платьях вышли из клуба на крыльцо. Двое охранников и курящие на улице парни сразу обратили на них внимание, зашептались. Алька закурила тонкую длинную сигарету с ярким запахом ментола.  
- Говори, что придумала? А то морда такая приторно-хитренькая, аж противно, - засмеялась Наташка, эффектно уложив на плече длинные каштановые волосы.
Она выглядела существенно старше своих лет – уверенный независимый взгляд и взрослые манеры появились еще классе в девятом. На фоне сверстников она выглядела, как чья-то старшая сестра или молодая учительница. Не красотка, но очень обаятельная. И кличка под стать: «деловая».
- Короче, в час за мной приедет мой парень. Он клубы страшно не любит, предлагает поехать куда-нибудь, где будет потише. Но с ним его младший брат.
- Только не говори мне, что надо развлечь маленького мальчика, пока вы с этим перцем будете где-то тусить…
- Натали, почему ты так плохо обо мне думаешь? – возмутилась подруга. – Моему Олежику двадцать шесть лет, а брат всего на год младше него.
- Ну, и чем твой Олежик занимается? – с сарказмом в голосе уточнила Наташа.
- Они аспиранты в ГосТехе, а вот и приехал – поедем вместе, погуляем? – последнюю реплику Алька прошептала с умоляющей интонацией и тут же побежала к белой ауди, навстречу своему возлюбленному.
Наташа прикинула, что домой теперь раньше утра из принципа не вернется. Они с мамой впервые поругались так сильно. И самое страшное, что мама у нее была очень хорошая, но слишком уж жестко пыталась контролировать дочь. А Наталья считала себя крайне свободолюбивой.
 
***
Братья Олег и Юра оказались милыми парнями. Оба были аспирантами технических кафедр. Симпатичные и уверенные в себе, спокойные и галантные. Вчетвером они сидели в загородном восточном ресторанчике, раскуривая кальян в ожидании заказанных блюд. Наташе было легко и приятно такое общение. Сама она пошла учиться на программиста и в этих ребятах нашла приятных и эрудированных собеседников. Совсем еще неопытная девушка, увлеченная разговорами, не заметила, как оба парня всё с большим интересом смотрят на нее, а подруга Алька темнеет, как грозовая туча.
Напротив, все больше убеждалась, какая Аля хорошая, что познакомила ее с братьями. А мама почему-то всего только гадости говорила об этой ее подруге, подозревая ее в подлости и коварстве.
Они просидели в ресторане уже около двух часов. Ребята пили бамбуковое пиво. Девочки налегали на восточные сладости и зеленый чай. И за все это время Наташина подруга так и не включилась в беседу, испепеляя одним взглядом ненавистную соперинцу.
- Аль, пошли носики попудрим, - задорно спросила Натали и поднялась с дивана.
- Нет, я не хочу, иди сама, - Аля осталась на своем месте рядом с Олегом.
Как только Наташа скрылась за поворотом в уборную, Аля подошла к барной стойке:
- Молодой человек, - обратилась она к бармену, - мне очень нужна ваша помощь.
Она положила перед ним тысячную купюру. Молодой азербайджанец услужливо улыбнулся.
- Пожалуйста, на двадцать минут закройте туалет и принесите в это время наш счет. Дело в том, что девица, которая сидела с нами за столиком, скорее всего, клофелинщица, а брат моего мужа просто запал на нее. Я хочу избежать неприятной ситуации и просто уехать, пока она будет в туалете. Нам очень надо от нее избавиться!
- Милая барышня, но что же я скажу этой леди, когда отопру…, - он не договорил фразу, как Аля положила перед ним еще одну купюру, - но мне будет приятно помочь такой хорошей и щедрой компании.
Подлая подружка плюхнулась на диван и наигранно уставшим голосом сказала:
- Я так утомилась, уже три часа, думаю, пора ехать домой. Такси я уже вызвала.
- Не вопрос, - вальяжно ответил Олег, - ждем Наташу и едем.
- Нет, мы уже никого не ждем… - предвосхищая вопросы, Алька продолжила, - я не хотела говорить, но моя приятельница с небольшими странностями. – После вечеринок она всегда уезжает одна, ненавидит, когда ее провожают – мисс независимость. «Попудрить носик» - это кодовая фраза, что она покидает нас по-английски.
Ребята удивились, но у них не было оснований не верить Але. Они оплатили счет и вышли из ресторана.
 
***
Наташа открыла ключом дверь и бросила на пол сумочку с оторванной ручкой. Сбросив пыльные туфли, словно пудовые кандалы, она поплелась в ванную и, встав под струю ледяной воды, зарыдала в голос. Ей казалось, что мир вывернут наизнанку. Нет, не мир – она сама. Ей было больно от воспоминаний. Трясло от несправедливости и обиды.
В дверь заколотила мама:
- Наташа, доченька, открой! Что случилось, Наташа?!
Наталья не отвечала, только еще громче зарыдала.
- Дочь, открой дверь, иначе я ее вышибу сама. Ты меня знаешь! Открой!
За дверью шумела вода и по-прежнему слышался девичий плач.
- Милая, не делай глупостей! В жизни всякое бывает, мы с тобой справимся с любой бедой! Наташа!
Больше ждать мама не могла, она принесла из кухни толстый стальной нож, вставила его в щель между дверью и косяком в районе замка и начала давить на его ручку, как на рычаг, слегка отодвигая дверь от косяка. Уже через пару минут таких качаний двери коротенький язычок замка выскочил из паза, и дверь открылась.
На дне ванны, обхватив колени и уткнув в них голову, сидела рыдающая Наташа. Мама накрыла ее с головой большим полотенцем и, подхватив как ребенка на руки, вынесла из ванной. Откуда у этой немолодой женщины взялись силы, только Богу известно. Богу и любой матери, спасающей своего ребенка…
Следующий час мать и дочь просто плакали, обнявшись так крепко, что затекли руки. Когда сил плакать больше не осталось, первой заговорила дочь.
- Мамочка, милая, прости меня, идиотку глупую! Прости, пожалуйста!
- Наташ, только не плачь больше, хорошо? Я и не обижалась на тебя. Ты моя плоть и кровь, как я могу на себя обижаться?
- Мам, ты была во всем права, во всем! Если бы я только тебя послушалась!
- Не хочешь рассказать, что случилось? – аккуратно спросила мама.
- Ты мне столько раз говорила, что Алька подлая и нечестная. Она еще хуже! – теперь Наташа говорила и не могла остановиться. Ей нужен был выплеск, чтобы пережить случившееся.
- Они меня бросили в ресторане за городом! Аля знала, что у меня нет денег и телефон не заряжен. Я просто не понимала, что мне делать!
- Почему ты не позвонила мне из ресторана?
- Эта подлая Алька сказала бармену, что я – проститутка. А тот решил воспользоваться моментом и даже за один звонок со стационарного телефона, требовал расплаты натурой. В ресторане уже не было посетителей, я попросила телефон, чтобы вызвать полицию. Пригрозила, что оставление в опасности уголовно наказуемо. Но он попытался на меня напасть, не зная, что я кмс по самбо.
- Он тебя ударил? Вы с ним подрались?! – воскликнула мама.
- Нет, мы не подрались, я его избила и убежала из этого проклятого ресторана. Я шла в город пешком, одна по ночной трассе. Сколько машин остановилось возле меня, даже страшно вспомнить. И ни один не предложил подвезти, все только предлагали пошлости.
- Моя бедная девочка! Какой ужас ты пережила!
- Уже недалеко от города остановилась машина, а в ней трое громил. Я поняла, что тут самбо не поможет, схватила туфли в руки и побежала. Они ехали за мной, но не останавливались. Я бежала и молила Бога помочь мне. Впереди показалась дорожная развязка, и я бросилась на другую сторону дороги, понимая, что им сложно будет развернуться. Тем более, уже было шесть часов, светало, и там показались другие машины. Я только добежала до автобусной остановки, как возле меня тормознули гаишники. Они и привезли меня домой.
 
***
- Куколка моя! Бедный мой ребенок! – теперь мать рыдала в голос, понимая, какие испытания пришлось пройти ее маленькой девочке. – Почему, ну, почему я не могла тебе помочь?!
- Ма, ты, наверное, ненавидела меня после скандала? – робко начала Наташа. – Гаишники спросили, куда меня везти, а я и не знала. Мне казалось, что после такого я не имею права вернуться домой. Это мне в наказание за непослушание.
- Наташенька, что ты говоришь, глупая! Я всю ночь за тебя молилась, все свечи Иерусалимские сожгла. - Места себе не находила, а в час, половину четвертого и в шесть у меня так сильно сердце кололо, что я чуть лоб в молитве не разбила. Просила-умоляла Господа помочь моему ребенку.
- Это, наверное, ты меня и спасла своей молитвой, мамуличка – как раз в полчетвертого и в шесть! – Наташа опять крепко обхватила маму и поцеловала в щеку.
- Дай Бог, чтобы это было так. Только почему в час мне так плохо было?
В коридоре раздался звонок, мама впустила в дом двоих полицейских.
- Здравствуйте, нам нужна Наталья Ивина. Здесь такая проживает?
- Да, это моя дочь, а что случилось? Она что-нибудь натворила?
- Нет-нет, нам нужно ее расспросить о ее подруге Альбине Батыровой.
- Она мне больше не подруга! – категорично заявила Наташа, выходя в коридор.
- У нас есть сведения, что сегодня около часа ночи вы вместе ушли из клуба. Расскажите, куда вы направились, и кто был с вами?
- Мы поехали на такси в ресторанчик «Кебаб», с нами были ее друзья Олег и Юра, а что случилось? – Наташа напряглась.
- Олег и Юра похожи на этих ребят, - полицейский вытащил две фотографии.
- Да, это они! - воскликнула девушка.
- Ясно, спасибо за помощь!
- Да, объясните же, что произошло?
- Ваши новые друзья – опасные рецидивисты, находящиеся в федеральном розыске. А Альбину Батырову нашли сегодня ранним утром в ее подъезде. На нее совершено жестокое нападение, скорее всего, девочка останется тяжелым инвалидом.
Наташа вскрикнула, а мама упала в обморок.
 
Рейтинг: +6 136 просмотров
Комментарии (2)
Людмила Комашко-Батурина # 31 января 2018 в 17:00 +1
Мне понравилась эта жизненная история.
Елена Сидоренко # 31 января 2018 в 20:32 0
Спасибо, Людмила