НА ЛИТУРГИИ

article441153.jpg

Миниатюра автора сайта,
написанная в его бытность учеником воскресной
школы в начале 90-х годов прошлого столетия

 
Утреннее солнце золотит кресты на куполах Никольского собора. Шелестят опавшие листья, разбросанные по двору церкви. Поднимается голубиная стая, вверх к ещё неокрепшему солнцу. Уже чётко вырисовывается величественный собор. Свежестью и благодатью веет от него. Над тяжёлыми массивными дверями храма икона Николая-чудотворца. Святой строгим взором глядит на входящих. Икона так сияет, что на неё больно смотреть. Поднимаешься вверх по ступенькам, башмаки шаркают о старый гранит. Неспешно налагаешь на себя крестное знамение и ступаешь вовнутрь. Втягиваешь в себя запах ладана. Тихо потрескивают свечки. Кажется, что храм весь усеян светлячками. Огоньки освещают мягким теплым светом все тёмные углы и там отражаются на полу. Икона Богородицы с Сыном Её, облачённая в золотистую ризу, освещается светом дневным и огнями свечей. Лицо Божией Матери скорбно. Она знает, что Сын Её на земле обречён на смерть и крепко, но ласково прижимает к себе ребёнка.
Изредка шаркают по полу, крытому линолеумом, старушки или пройдёт стремительно какой-нибудь священнослужитель. Во всём помещении храма стоят люди, молчаливые неподвижные фигуры, многие на коленях. Старушки молятся перед иконами. Шепча молитву, ставят свечки и ещё некоторое время стоят перед образом, словно задумавшись.
С Креста Господь взирает на мирскую жизнь. На Его Лице лежит печать страдания и любви. Струится кровь из-под тернового венца. Из раны на боку кровь медленно стекает к набедренной повязке. Молчаливые фигуры около Распятия. Глаза, полные слёз, говорят без слов. Израненное тело Господа Иисуса Христа, пронзённые гвоздями руки Его и ноги, повествуют историю пыток и издевательств над Ним, страшную смерть Его. Старушка шепчет Иисусову молитву.
…Чистый голос священника разносится по всему храму. Он славит Имя Господне — Отца и Сына и Святаго Духа. Хор подхватывает молитву, и мощные звуки заполняют пространство, вырываются из окон.
…Диакон нараспев читает отрывок из Евангелия. С иконостаса смотрят святые, и душу охватывает трепет и какая-то непонятная грусть. Звенит кадило в руке священника. Аромат ладана распространяется по всему храму. Голова почему-то начинает кружиться.
На первых порах, когда только начинаешь ходить в храм, не выдерживаешь непонятной тяжести, ноги подгибаются и тянут тебя к выходу. Благодать не даётся сразу, её надо заслужить.
— Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Безсмертный, помилуй нас!
…В храме незримо для грешных взоров присутствует Господь, слушает исповедь. Комната для исповедания светлая, приветливая. Старинные ажурные решётки, сквозь которые пробиваются лучи солнца, уже потрескались местами, кое-где белая краска совсем отлетела. Слышится шёпот священника и исповедника. Слушает батюшка рассказ о грехах и даёт советы. Крепнет постепенно вера истинная в Господа. Искреннее раскаяние охватывает душу. Становится страшно стыдно. Иной раз даже и всплакнёшь.
— Ну, в чём будем каяться? — ласково спрашивает батюшка.
Начинаешь свой постыдный сбивчивый рассказ. Выслушает он тебя, накроет епитрахилью, прочитает молитву, даст благословение к Святому Причастию. Легко касаешься губами Распятия и Евангелия на аналое. Теперь причащаться.
…Ноги постепенно затекают, и всё чаще и чаще обращаешь на них внимание. Голоса с клироса оглушают тебя и уже не слышишь пения. Усталость сковывает. Уже подумываешь: 
— Достою ли я до Причастия? Лучше пойду на улицу и маленько отдохну. А потом снова приду.
И со спокойной совестью направляешься к дверям храма. Такое часто бывает.
— …Еще молимся о братиях наших, священницех, священномонасех, и всем во Христе братстве нашем.
…Царские Врата закрываются. Голос хора возносится вверх и разбивается о потолок. На потолке изображён Спаситель. Он предостерегающе поднял руку, словно удерживая людей, неотвратимо катящихся к бездонной пропасти, откуда нет возврата. Сияет громадная люстра — паникадило.
…Молодая женщина, модно одетая, без косынки, держа в руке семь свечей, приблизилась к иконе Николая-чудотворца. Поставив три свечки, она долго смотрит на святого, который, нахмурившись, глядит ей в глаза. Женщина не выдерживает его взгляд и опускает голову.
…Почему-то в голову приходит притча о мытаре и фарисее, рассказанная Спасителем. Мысленному взору сразу представляется фарисей, гордо задравший голову и вперивший самоуверенный взгляд в небо.
— Благодарю Тебя, Боже, что я не такой грешный, как тот мытарь, который стоит за моей спиной. Я вот и пощусь два раза в неделю, и подаю милостыню нищим.
А за его спиной мытарь, съёжившись, робко поник головой к земле, даже не осмеливается взглянуть на небо.
— Боже, милостив буди мне, грешному.
Сразу ясно, чья молитва желанна и угодна Богу...
Или, когда Спас претерпел мучительную казнь на кресте, он простил разбойника, раскаявшегося в своих грехах.
— Завтра же будешь со Мной в раю.
…Раскатистый густой голос диакона заглушает мысли и все шумы в храме: редкое шуршание пакетов и сумок, шепоток и шушуканье старушек. И весь народ, стоящий в храме, гремит вслед за диаконом: 
— Верую во Единаго Бога Отца Вседержителя, Творца небу и земли, видимым же всем и невидимым…
Старый дед, подхватив молитву, покачивается в такт. Диакон легко дирижирует одной рукой. Его голос совсем потонул в народном всплеске голосов.
— …Нас ради человек и нашего ради спасения сшедшаго с небес…
В общем хоре слышны всякие голоса: дребезжащие, звонкие, глухие, писклявые. Но почему-то звучит он торжественно и красиво.
Вновь звенит кадило, и вновь кружится голова. В распахнутую форточку врывается сноп солнечных лучей и вместе с ним струя свежего воздуха. Доносится звук шумливой улицы.
— Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Безсмертный, помилуй нас!
В голову залетают обрывки мыслей. Рядом тяжело дышит полная женщина — трудно даются земные поклоны. 
— Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Безсмертный, помилуй нас!
Чешется левый бок. Щекой прижимаешься к холодной стене.
— Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Безсмертный, помилуй нас!
Заныли от долгого стояния ноги.
— Слава Отцу и Сыну и Святому Духу, и ныне и присно и во веки веков. Аминь.
«Лучше сидя думать о Боге, чем стоя о ногах».  Но на стульях сидят самые древние дедки и бабки.
Глаза внимательно сверлят пол, крытый линолеумом. Голова кружится ещё сильней. Вдруг перед глазами вырисовываются чёткие контуры монастыря.
Господи, дай мне сил достоять до конца службы!
Скорбное спокойное лицо Спасителя. Из ран сочится кровь. Молчаливые фигуры по бокам...
Во всём теле раздаётся тихий стон, переходящий в молчаливый вопль. Плохо-то как…
Образ монастыря исчезает из воображения и на его место встаёт лицо героя какого-то глупого боевика. Со зверским лицом расстреливает злодеев из автомата главный герой-победитель, утвердившийся в сознании как всепобеждающий и неуловимый, имя которого стало нарицательным…
Господь с иконы, слегка нахмурившись, внимательно взглядывает на меня...
Иконостас сияет, пронзая лучами души грешников.
Во дворе храма тревожно шумят деревья, но солнце не перестает посылать тепло на много километров...
Вдруг откуда-то приходят силы. Тверже стоят ноги. Уже понимаешь слова молитв.
Мимо быстрым шагом прошёл священнослужитель, неся большую круглую посудину, полную просфор. Длинные прямые волосы зачёсаны назад. Шаги почти бесшумны.
Около Царских Врат собитается уйма народа.
Врата раскрываются и выходит медленно и торжественно иерей с Потиром и диакон.
— Причастники, выслушайте молитву перед Святым Причащением, — раздается глуховатый голос батюшки. 
Все складывают руки крестообразно на груди. Впереди стоят мамы с младенцами. Священник берёт ложечкой Святые Дары и аккуратно вкладывает в уста причастникам. Подходим медленно, не спеша. Принимаем с благоговением частицу Тела и Крови Христа. Потом, не отнимая рук от груди, идём запивать теплотой.
— Тело Христово приимите, Источника Безсмертнаго вкусите… — протяжно и благостно поёт хор.
Ждёшь, пока все не причастятся.
Батюшка выносит сияющий золотом Крест Господень. Крест — символ победы жизни над смертью, любви и добра над злом и насилием. Все по очереди целуем его. Хочется плакать…


 

© Copyright: Парнасская Горница, 2019

Регистрационный номер №0441153

от 4 марта 2019

[Скрыть] Регистрационный номер 0441153 выдан для произведения:

Миниатюра автора сайта
в его бытность учеником воскресной школы 
в начале 90-х годов XX-го столетия 

Утреннее солнце золотит кресты на куполах Никольского собора. Шелестят опавшие листья, разбросанные по двору церкви. Поднимается голубиная стая, вверх к еще неокрепшему солнцу. Уже чётко вырисовывается величественный собор. Свежестью и благодатью веет от него. Над тяжелыми массивными дверями храма икона Николая-чудотворца. Святой строгим взором глядит на входящих. Икона так сияет, что на нее больно смотреть. Поднимаешься вверх по ступенькам, башмаки шаркают о гранит. Неспешно налагаешь на себя крестное знамение и ступаешь вовнутрь. Втягиваешь в себя запах ладана. Тихо потрескивают свечки. Кажется, что храм весь усеян светлячками. Огоньки освещают мягким теплым светом все тёмные углы и там отражаются на полу. Икона Богородицы с Сыном Её, облаченная в золотистую ризу, освещается светом дневным и огнями свечей. Лицо Божией Матери скорбно. Она знает, что Сын Её на земле обречён на смерть и крепко, но ласково прижимает к себе ребёнка.
Изредка шаркают по полу, крытому линолеумом, старушки или пройдёт стремительно какой-нибудь священнослужитель. Во всём помещении храма стоят люди, молчаливые неподвижные фигуры, многие на коленях. Старушки молятся перед иконами. Шепча молитву, ставят свечки и ещё некоторое время стоят перед образом, словно задумавшись.
С Креста Господь взирает на мирскую жизнь. На Его Лице лежит печать любви и страдания. Струится кровь из-под тернового венца. Из раны на боку кровь медленно стекает к набедренной повязке. Молчаливые фигуры около Распятия, глаза, полные слёз, говорят без слов. Израненное тело Господа Иисуса Христа, пронзенные гвоздями руки Его и ноги, повествуют историю пыток и издевательств над Ним, страшную смерть Его. Старушка шепчет Иисусову молитву.
…Чистый голос священника разносится по всему храму. Он славит Имя Господне: Отца и Сына и Святаго Духа. Хор подхватывает молитву, и мощные звуки заполняют пространство, вырываются из окон.
…Диакон нараспев читает отрывок из Евангелия. С иконостаса смотрят святые, и душу охватывает трепет и какая-то непонятная грусть. Звенит кадило в руке священника. Аромат ладана распространяется по всему храму. Голова почему-то начинает кружиться.
На первых порах, когда только начинаешь ходить в храм, не выдерживаешь непонятной тяжести, ноги подгибаются и тянут тебя к выходу. Благодать не даётся сразу, её надо заслужить.
— Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Безсмертный, помилуй нас!
…В храме незримо для грешных взоров присутствует Господь, слушает исповедь. Комната для исповедания очень светлая. Старинные ажурные решетки, сквозь которые пробиваются лучи солнца, уже потрескались местами, кое-где белая краска совсем отлетела. Слышится шёпот священника и исповедника. Слушает батюшка рассказ о грехах и даёт советы. Крепнет постепенно вера истинная в Господа. Искренне раскаяние охватывает душу. Становится страшно стыдно. Иной раз даже и заплачешь тихонько.
— Ну, в чём будем каяться? — ласково спрашивает батюшка.
Начинаешь свой постыдный сбивчивый рассказ. Выслушает он тебя, накроет епитрахилью, прочитает молитву, даст благословение к Святому Причастию. Легко касаешься губами к Распятию и Евангелию на аналое. Теперь причащаться.
…Ноги постепенно затекают, и всё чаще и чаще обращаешь на них внимание. Голоса с клироса оглушают тебя и уже не слышишь пения. Усталость сковывает. Уже подумываешь: 
— Достою ли я до Причастия? Лучше я пойду на улицу и маленько отдохну. А потом снова приду.
И со спокойной совестью направляешься к двери храма и — на улицу. Такое часто бывает.
— …Еще молимся о братиях наших, священницех, священномонасех, и всем во Христе братстве нашем.
…Царские Врата закрываются. Голоса хора возносятся вверх и разбиваются о потолок. На нём изображён Спаситель. Он предостерегающе поднял руку, словно удерживая людей, неотвратимо катящихся к бездонной пропасти, откуда нет возврата. Сияет громадная люстра – паникадило.
…Молодая женщина, модно одетая, без косынки, держа в руке семь свечей, приблизилась к иконе Николая-чудотворца. Поставив три свечки, она долго смотрит на святого, который, нахмурившись, глядит ей в глаза. Женщина не выдерживает его взгляд и опускает голову.
…Почему-то в голове стоит притча о мытаре и фарисее, рассказанная Спасителем. Мысленному взору сразу представляется фарисей, гордо задравший голову и вперивший самоуверенный взгляд в небо.
— Благодарю Тебя, Боже, что я не такой грешный, как тот мытарь, который стоит за моей спиной. Я вот и пощусь два раза в неделю и подаю милостыню нищим.
А за его спиной мытарь, съёжившись, робко поник головой к земле. Даже не осмеливается взглянуть на небо.
— Боже, милостив буди мне, грешному.
Сразу ясно, чья молитва желанней и угодней Богу.
Или, когда Спас претерпел мучительную казнь на кресте, он простил разбойника, раскаявшегося в своих грехах.
— Завтра же будешь со Мной в раю.
…Раскатистый густой голос диакона заглушает все шумы в храме: редкое шуршание пакетов и сумок, шепотки, шушуканье старушек. И весь народ, стоящий в храме, загремел вслед за диаконом: 
— Верую во Единаго Бога Отца Вседержителя, Творца небу и земли, видимым же всем и невидимым…
Старый дед, подхватив молитву, покачивается в такт. Диакон легко дирижирует одной рукой. Его голос совсем потонул в народном всплеске голосов.
— …Нас ради человек и нашего ради спасения сшедшаго с небес…
В общем хоре слышны всякие голоса: дребезжащие, звонкие, глухие, писклявые. Но звучит он торжественно и красиво.
Вновь звенит кадило, и вновь кружится голова. В распахнутую форточку ворвался сноп солнечных лучей и вместе с ним струя свежего воздуха. Донесся звук шумевшей улицы.
— Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Безсмертный, помилуй нас!
В голову залетают обрывки мыслей. Рядом тяжело дышит полная женщина – трудно даются земные поклоны. 
— Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Безсмертный, помилуй нас!
Чешется левый бок. Щекой прижимаешься к холодной стене.
— Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Безсмертный, помилуй нас!
Заныли от долгого стояния ноги.
— Слава Отцу и Сыну и Святому Духу, и ныне и присно и во веки веков. Аминь.
«Лучше сидя думать о Боге, чем стоя о ногах».
Глаза внимательно сверлят пол, крытый линолеумом. Голова кружится ещё сильней. Вдруг перед глазами вырисовываются чёткие контуры монастыря...
Господи, дай мне сил достоять до конца службы!..
Скорбное спокойное лицо Спасителя. Из ран сочится кровь. Молчаливые фигуры по бокам...
Во всём теле раздаётся тихий стон, переходящий в молчаливый крик. Плохо-то как…
Образ монастыря исчезает из воображения и на его место встаёт лицо героя какого-то глупого боевика. Со зверским лицом расстреливает злодеев из автомата главный герой-победитель, утвердившийся в сознании как всепобеждающий и неуловимый, имя которого стало нарицательным…
Господь с иконы внимательно глядит на меня.
Иконостас сияет, пронзая лучами души грешников.
Во дворе храма тревожно шумят деревья, но солнце не перестает посылать тепло на много километров.
Вдруг откуда-то приходят силы. Тверже стоят ноги. Уже понимаешь слова молитв.
Мимо быстрым шагом прошёл священнослужитель, неся большую круглую посудину, полную просфор. Длинные прямые волосы зачёсаны назад. Шаги почти бесшумны.
Около Царских Врат собралась уйма народа.
Вот Врата раскрываются и выходит медленно и торжественно иерей с Потиром, с ним диакон.
— Причастники, выслушайте молитву перед Святым Причащением, — раздается глуховатый голос батюшки. 
Все складывают руки крестообразно на груди. Впереди всех стоят мамы с младенцами. Священник берёт ложечкой Святые Дары и аккуратно вкладывает в уста причастникам. Подходим медленно, не спеша. Принимаем с благоговением частицу Тела и Крови Христа. Потом. Не отнимая рук от груди, идём запивать теплотой.
— Тело Христово приимите, Источника Безсмертнаго вкусите… — протяжно и благостно поёт хор.
Ждёшь, пока все не причастятся. Батюшка выносит Крест Господень — Символ победы жизни над смертью, любви и добра над злом и насилием.
Хочется плакать…



 
Рейтинг: +10 145 просмотров
Комментарии (7)
Ольга Боровикова # 5 марта 2019 в 12:08 +6
Вдруг откуда-то приходят силы. Тверже стоят ноги. Уже понимаешь слова молитв.
Источник: http://parnasse.ru/konkurs/navstrechu-hristu/proza/na-liturgi.html

И это истинная правда!!!
Зинаида Русак # 5 марта 2019 в 14:44 +6
Господь с иконы, слегка нахмурившись, внимательно взглядывает на меня...
Иконостас сияет, пронзая лучами души грешников.
Во дворе храма тревожно шумят деревья, но солнце не перестает посылать тепло на много километров...
Вдруг откуда-то приходят силы. Тверже стоят ноги. Уже понимаешь слова молитв.
Источник: http://parnasse.ru/konkurs/navstrechu-hristu/proza/na-liturgi.html
Я словно зримо на службе была, так всё точно, написано...и солнце разливало лучи, и отвлекалась на затёкшие ноги, и просила прощение за невнимательность. На одном дыхании прочитала, очень понравился рассказ, спасибо!
Пронькина Татьяна # 5 марта 2019 в 15:03 +4
Это очень хорошая работа, но у автора плохих я не видела. А потрясла меня эта миниатюра...Без Божьего благословения такое не сотворить в столь нежном возрасте... cvety-landyshi-2
Парнасская Горница # 5 марта 2019 в 15:21 +4
Спаси Господи, Таня!
Автор миниатюры и в самом деле отмечен перстом Божиим...
read-8
Мила Горина # 6 марта 2019 в 13:04 +3
Неужели 13-летний ребёнок мог написать такое? Да он просто гениален! Мила
cvety-v-korzine
Людмила Комашко-Батурина # 17 марта 2019 в 20:23 +1
При прочтении рассказа возникло ощущение, что я сама находилась в храме.Правдиво, радостно и светло. Верю, что это написал подросток, очень талантливый. Надеюсь, он реализовал свои способности.
Ольга Баранова # 8 апреля 2019 в 11:58 +1
Согласна с Людмилой, написано очень зримо, объёмно, так, что слёзы в конце - логическое завершение большого события.