Сон в летнюю ночь

article269709.jpg

Меня зовут Агния.
Это имя дало мне с детства возможность делать всё быстрее других.
Я быстрее многих моих ровесниц научилась читать,
шить, вязать, танцевать и прочее.
Имя сравнивалось с огнем.
- Не девчонка, а огонь!- говорили воспиталки в детском саду.
Мне раньше других родители доверяли работу по дому.
И так, разбираясь в вещах, я часто находила старые записи мамины по медицине.
Мама моя работает психологом в одной из брачных фирм, а училась она на терапевта, или хирурга. Точно не знаю.
Может это и не столь важно.
Важно другое, мне стало нравится заглядывать в ее записи, и изучать человека, то есть его анатомию и физиологию.
И по счастливой случайности или нет,
но я как - то один из прекрасных летних вечеров очутилась совсем в неизвестной мне местности.
Я брела долго по тайным тропам, совершенно мне незнакомым, пройдя даже небольшой перелесок, будто я красная шапочка, и иду к своей бабушке, прячась от волков.
Шла я, наверное долго, потому что мне очень захотелось пить.
Но идти обратно я не хотела,
меня заинтриговал сам процесс исследования незнакомой мне местности.
И уже когда я изрядно проголодалась, я неожиданно для себя, среди большой зеленой поляны увидела здание большого детского пансионата.
Здание было стареньким, но довольно - таки милым.
Меня очень удивило, что среди леса оно неожиданно возникло.
Естественно, я захотела туда пройти.
- Скажу, что ищу двоюродную сестру, и очень проголодалась, а вдруг мне посчастливится, здесь остановится ненадолго, - подумала я. И решилась позвонить в здание пансионата.
Звонок был старинный, он зашумел, как будто война началась.
Мне стало страшно.
Наконец, послышались шаги с другой стороны, в двери загремел открывающийся навесной замок, и через некоторое время я увидела старушку.
Она была довольно таки неприятной наружности,
Нос ее вытянулся вперед, как крючок, губы повисли ниже подбородка, а лицо было сплошь в морщинах.
- Что Вам надо девица? - спросила старуха.
Я в свою очередь не растерялась и рассказала ей, что я ищу сестру, и очень хочу есть...
Старуха посмотрела на меня устрашающим колючим взглядом и ответила мне, что до главного врача она не может дать информацию по сестре. 
- Пройди. Завтра придет главный. Спросишь у него, а сегодня остановишься в комнате для гостей. Оттуда никуда не выходи, нам карантины не нужны, -
После этого старуха пропустила меня в пансионат. Он, оказывается, был для детей с различными дефектами развития и психики.
Мне становилось страшно,
но обратно идти, пасовать, я не захотела.
Старуха мне показала комнату, где туалет, принесла перекусить, и велела сидеть тихо до главного.
Я стала осматриваться.
Ничего особенного здесь я не находила.
Обычная палата, как и в других больницах.
Чистотой, правда, не отличалась,
и уютом то же.
кровать моя находилась сразу возле окна,
и если что, то я могла свободно убежать через окно.
так как этаж был первый.
Мне предстояла возможность побыть одной целый вечер и ночь.
И я решила провести его с пользой для себя.
Я взяла книгу почитать и погрузилась в приключения вместе с героями.
Так незаметно подошло время ужина.
За всё это время ко мне никто не подходил.
Только мне показалось, ветер завывал за окном, говоря мне, - Не упади, не упади, - так мне послышалось в завывании ветра.
Я не верила в мистику и продолжала читать.
Суровые эти люди, работающие с такими больными, они, я думала, сами тоже заболевали.
Я читала про это у мамы в записях.
Перед тем, как чуть было совсем не стемнело, старуха принесла мне ужин,
сказав мне, чтобы я ни кому не мешала,
а то здесь, если не станешь своей, могут случиться невероятные события.
- Какие?- спросила я старуху.
- Много будешь знать, скоро состаришься!- завопила старуха, и ушла с недовольной физиономией...
Поужинав, 
я стала смелее смотреть вокруг.
И неожиданно для себя я отметила, 
что если, это пансионат для детей, где же их шум, голоса и прочее.
Здесь же парила невыразимая тишина вокруг, до устрашения было тихо.
Мне стало казаться, что в пансионате находились только я и эта страшная старуха.
Что же такое, - клиника для нарушений развития?
Ведь должен же быть здесь доктор, медсестры и прочий персонал?
А не только главврач и старуха - кастелянша:( или горничная, - кто она?
Мне стало жутковато.
Я вспомнила, она велела мне никуда не выходить.
Странно всё это.
Вдруг в промежутке входной двери я увидела шедшую старуху.
Ее направление было ко мне, она шаркала своими ногами, при этом губа ее шевелилась в такт ее каждому движению,
и если смотреть в отверстие двери долго на нее,
то, казалось, старуха ехидно смеялась. Да!
Ее лицо становилось похожим на смеющуюся маску.
Я чуть не вскрикнула от догадки, что, может быть, я в обычной западне.
И здесь занимаются опытами над людьми!?
А старуха здесь для устрашения, и наведения порядка?
У меня даже капельки пота выступили на лбу.
Минута, и старуха всплыла перед моим взором.
Она вошла ко мне в комнату.
- Как тебя звать девица?-
Я ей сказала своё имя.
- Агния, а можно я выйду на улицу, мне стало душно? -
Старуха скривила и без того кривое своё лицо,
и сказала, что я могу, вообще, уйти,
что, мол, это мне нужно найти сестру, а не ей.
Я замолчала.
Я подумала, что бесполезно спрашивать эту старуху.
Одного я понять не могла, - почему нет криков детей!?
С наступлением вечера краски стали сгущаться.
Чтение не приносило результатов.
Но я была девочка, - огонь, и бояться неожиданностей мне не пристало.
Слава богу, через тишину, наконец, я услышала детские голоса.
Значит, старуха не обманывала, и мне нечего боятся?
Но почему же, мне не могла померещиться злорадная улыбка на её лице.
Я решила насторожиться.
Голоса за дверью усиливались.
Мне захотелось посмотреть, что же там происходит.
Я не выдержала, и открыла дверь.
И в тот же миг около меня закружился вихрь.
С этим вихрем летало всё, и ложки, и стаканы, всякая утварь, какая была в пансионате.
А на лестничных площадках и в воздухе между этажами я увидела маленьких детей уродов, вернее карликов с физическими дефектами.
У кого не было носа,
у кого шесть пальцев, у одной девочки было лицо, напоминающее физиономию бегемота.
Но самое страшное, что я заметила, то в центре вихревого потока была улыбка самой старухи.
И неожиданно для меня она стала говорить, что я сейчас открыла дверь, и сама виновата, теперь дорога к главному.
Карлики начали приближаться ко мне вкруговую, кольцом.
И один из них, что был с огромным носом, схватил меня и понес по ветру, прямо к выходу.
Старуха вслед закричала мне,- не упади по дороге!
Карлик с носом,свисающим до подбородка нес меня через деревья, по облакам, и нес так быстро, что прямо над озером я чуть было не свалилась с его плеч,
но успела удержатся,
тут то я и поняла, что имела в виду старуха, сказав мне, - не упади.
Даль, простилающаяся перед нами была безбрежной, уводящей в розовое или алое полотно в небе,
там, за горизонтом я увидела большой, мне неведомый замок.
Он напоминал чем - то здание Администрации своего городка. Где я прожила уже пятнадцать лет.
Море было полно рыб,
их движение виделось сверху.
Нес карлик меня со всей силой.
и я раза два могла бы упасть.
через полчаса мы уже были внутри того белого здания.
и там , меня ждал какой то мужчина в костюме и при галстуке,
но на лице его отобразилась улыбка старухи.
Я чуть было не упала в обморок.

Мне показалось. Карлик на одном дыхании донес меня до ног к главному.
Перед моим лицом возникала картина преображения,
лицо старухи, появившееся на мгновение, вместо лица главного исчезло, и я увидела настоящее его лицо.
Оно мило улыбалось, напоминая Оле - ЛУКОЙЛе из сказок великого сказочника.
На голове появился колпак, вместо пиджака белый халат такой белизны, что даже первый снег по сравнению с белизной халата не показался бы таким уж чистым.
Пара рядом стоящих карликов в разных одеждах, напоминающих поваров, представили мне его.
- Главного зовут Хрусталев Гром Михайлович -
Имя мне его показалось очень необычным. Но я старалась не открывать рта,
я была так напугана происходящим, что мне ничего не оставалось, как молчать.
- Милая леди, начал говорить Гром Михайлович, - вы, пожалуйста, ни чему не удивляйтесь.
Ни Вас давно знаем, вы интересовались анатомией человек, бесспорно, это очень увлекательное занятие.
Вас привело сюда само провидение.
Мы вас выбрали в качестве ученицы.
Я буду учить Вас всему,
мы знали, что у вас нет сестры, и это всё придумано нами.
Но, поверьте, придуманное нами, или сотворенное, - Вам не даст теперь покоя.
Проходите в мои залы, и кабинеты.
Они необычайно разнообразны,
полны тайн, различий, и того, чему вы должны научиться у нас.
Да здравствует, ваш приход на стезю врачевания!
Врачевания неординарного, это стоит изучить и принять.
Мы, - команда практикующихся на изучении различных уродств и их лечение.
Но мы, да, мы научились, и перевоплощаться в другой образ, какой захотим.
Да, это может быть уже и волшебство.
Одним словом, приветствуем Вас в институте познания красоты духа и силы разумного и неразумного.
Пойдемте! - с этими словами Гром Михайлович повел меня в один из своих кабинетов, напоминающих небольшой выставочный зал.
Чего там только я не увидела.
Это было путешествие в мир познаний карликовых тел.
Я видела отдельно пальцы карликов, их руки, ноги, головы разных размеров,
они плавали в жидкости, не имеющей запаха.
Они словно летали по воздуху, полки были невидимыми.
Ходили мы так по залу, где по воздуху летали части карликовых тел с главным почти, как мне показалось , пол дня. Всё бы ничего, но эти части тел висели над головой, или они словно оживали. Лица карликов превращались в самые незамысловатые формы чего-либо.
То это были куклы, то животные.
То сами выражали гнев, либо ужас, гримасы были настолько ужасными по сути, что мне стало не по себе.
Гром же Михайлович мне объяснял, что это их программы.
Мы учимся преобразовывать их структуры тел во что угодно.
Космос, изучен, а вариации преобразований, нет,- почти крикнул он мне в лицо, и в то же мгновение оно превратилось снова в лицо старухи.
Я испугалась настолько, что не могла открыть рта. А я хотела поспорить с ним, что космос не изучен.
Он или вернее она подошла ко мне совсем близко к лицу. И снова этот шлепающий рот старухи раскрылся в грубой насмешке. Я хотела вскрикнуть, но в тот же самый момент части карликовых тел закружились по залу, подняли меня, и понесли в другой зал .
Я плавно опустилась в зал, где в стенах были аквариумы, но они были наполнены не рыбами, а снова плавающими карликами, они были живыми, подмигивали, улыбались, или дразнились. Лицо Грома Михайловича стало своим, старухино исчезло. 
Он мило улыбался. 
- Не нужно, дорогая, переживать. Я не хотел пугать. Она,- это я. Просто мой второй образ для новичков, мне нужно самому всем управлять. Иначе, нас не будет.
Перед тобой карлики - рыбы, у них жабры вместо легких.
Сейчас у них уроки плавания. Они нужны для того, чтобы показать всем, что может мир быть разнообразным,-
Повернув голову в другую сторону, я увидела собственное отражение в зеркальной стене и рядом танцующих карликов с музыкальными инструментами. Я вскрикнула, а отражение засмеялось.
От увиденного у меня закружилась голова. Я шла, как будто по велению неизвестной мне силы за главным или старухой, мне уже было все равно. Меня окутывал страх и интерес одновременно. Меня очаровала атмосфера красочности и необычности происходящего, но меня отпугивало то, что старуха и главный оказались одним лицом, то есть это превращение их друг в друга в самый неподходящий момент очень пугало. Я словно ждала чего - то более ужасного, более страшного. Но когда это наступит, этого я не могла даже предположить, я была во власти всего происходящего. Я хотела увидеть всё, и понять это, но подсознательно я понимала, что это нереально. Я, находясь в чуде, пусть и устрашающем, как ни странно, ждала нового чуда.

Чудо есть! Оно в нас самих! Оно заложено природой. На мгновение мне показалось, что я сама часть происходящего.
Лица и движения карликов не пугали, а, наоборот, притягивали своей непосредственностью и необычностью.
- Стоп! - скомандовал Гром Михайлович, и карлики прекратили движение. Он скомандовал мне идти за ним. Это 
было столь увлекательно плавать в бездне собственной фантазии, я пыталась догадываться, что же меня ожидает 
в других залах необычного здания главного по карликам, - так я про себя охарактеризовала Грома Михайловича.
В следующем зале громко играла музыка, но музыка необычная. Это было, какое - то буйство стихий. Слышался вой ветра, переходящий в голоса различных животных, шум плескания волн, шум водопада. И сквозь эти звуки природы Гром Михайлович прокричал мне, - 
А сейчас, дорогая, ты должна отключить свое зрительное восприятие
действительности, и должна настроиться на слух, сейчас, среди различных звуков природы, ты должна услышать
самый главный звук в мире, - звук зарождения жизни вообще. Если ты его услышишь, ты пройдешь успешно
первый экзамен, он состоит в сущности восприятия жизненного начала, если ты поймешь это,
дальше свершиться чудо, ты сможешь понять и анатомию с физиологией наших карликов, и сможешь участвовать
в лечении. Слушай и говори о своих впечатлениях, - буквально закричал мне в уши Гром Михайлович.
Дальше я начала прослушивать все. Почти все явления природы, существующие в жизни, и те мелодии,
которые походили на зарождение жизни. Я должна давать была знак Грому Михайловичу, глаза мои были закрыты. На мой взгляд, звук похожий на зарождение жизни напоминал мелкое шлепанье или бульканье какой – то невидимой массы. И когда были звуки, походившие на это, я вскидывала свою руку вверх. Мне это удалось сделать. Я достойно прошла этот экзамен, и карлики меня понесли в следующий зал.
В следующем зале началась моя карьера пловчихи. Но пловчихи необычной, - я плыла не сама, меня словно водили карлики по бассейну. Летающие карлики в разноцветных, обтягивающих нарядах подхватили меня и подкатили по воздуху к огромному бассейну. Вода в бассейне была нежной , как парное молоко. Я не умела плавать, и думала, что утону. Мне поднесли на прутьях - ручках купальник, сотканный из водорослей. Я стала походить на русалку, только без хвоста. Я кричала, что я не умею плавать, но меня никто не слышал. Неожиданно закружил ветер, волна. ветра понесла. меня по бассейну, временами, вынося мое неслушавшееся тело над бассейном с брызгами. Тело мое в точности повторяло движения карликов, уже плавающих. И во время нашего синхронного движения возникало свечение.
Свечение сначала походило на цветение в море, затем зеленый цвет сменился на розовый, переходящий в бирюзовый.
Свечение приобретало вид ливневого яркого потока лучей сверху вниз и обратно. Это настолько было завораживающим,
что я стала забывать, что я не умела плавать, а неведомые силы меня заставляли. двигаться.
Временами у меня замирало. дыхание, я летала и плыла между цветными лучами почти бездыханно. Я плыла за карликами, я летела с ними над бассейном, я мчалась во временное пространство, я уже не ощущала ничего, кроме охватившего меня ужаса, скрепленного восторгом, я не чувствовала свое тело. Неожиданно, яркие краски с бассейном сменилась на мрак. 
Я будто бы провалилась в какие - то глубины, меня несло в тьму, и это совершенно не походило на увиденное мной раньше. По - видимому, это был другой зал. Здесь я, наоборот, вся напряглась. Я, как мне показалось, находилась в какой -то сфере, напоминающей капсулу. Я стала различать в этой капсуле лестничные клетки, на них я сумела различить под тусклым свечением анатомические части карликовых тел. Рядом с ними в беспорядке лежали колбы, пробирки, различные инструменты, по ходящие и на хирургические, и на слесарные. 
А на следующей площадке находились части уже вращающиеся, и превращающиеся друг в друга.
Гром Михайлович появился на самой последней лестничной клетке, снова в халате. И пафосно объяснил: 
- Если, Вы, Агния, сможете уловить сущность превращений частей тел карликов, их названия, а я, со своей стороны,покажу и расскажу о них. Вы будете мастером - волшебником, преобразователем карликовых конструкций тел, и всех мини - организмов..
Но если это Вам не понравится, либо вы устаете, то тогда будет всем нам несдобровать. Виват! К новым свершениям! - 
При этих словах Гром Михайлович взмахнул своей иллюзорной указкой, и части карликовых тел исчезли.
- Уфф, - вырвалось у меня после выхода моего из зала - лестничной клетки, находящейся в колбе. Мне представлялись части тел карликов, их превращения друг в друга, и чередования различных модуляций превращений. У меня в глазах мелькал сам Гром Михайлович с указкой у руке, то уменьшаясь, то увеличиваясь в размере.
- Легендарно. Посмотри, Агния, сюда, - скомандовал Гром Михайлович, - Видишь, если я, помахав указкой, верну прежнее местонахождение части тела карлика, потом взмахну указкой вращательно,
то появиться другая часть тела, и так я могу превращать предметы и части существ живых, и неживых одно в другое, - до бесконечности! Берегись, Агния, если ты откроешь для себя чудо превращений одного в другое, то тебе наскучит это быстро, и ты не сможешь увлечься чем - либо по - настоящему. Процесс выращивания тел карликов, их превращения, - это довольно - таки интересное дело. Но владею им только я!
Знакомьтесь, Агния, еще раз со мной. Перед Вами достопочтенный Маг - Преобразователь карликовых тел, дорогая. Я сумел воплотить мечту жизни, я добился того, что карлики у меня могут все. А именно, ты уже смела наблюдать, что они летают, и хорошо плавают, и ...
А об этом после. Сейчас ты должна увидеть, как зародилась моя идея работать с карликами.
С этими словами Гром Михайлович исчез. Меня вихрем унесло в другое место.
Передо мной возникла следующая картина.
Поле яркое, над ним возвышался, прямо по направлению к горизонту пласт из цветов радужных оттенков, цвет же видимого поля был серебристым. Спускавшиеся от него горизонтальные лучи - блики, как солнце. Все переливалось. Зрелище было настолько сказочно - непредсказуемым, то есть переливы цветов различных оттенков, у меня дух перехватило.
Грома Михайловича рядом не было.
Неожиданно меня понесло в один из цветных проемов, он мне показался привлекательнее.
В этом проеме, лазурно - васильковом, я понеслась быстрее ветра.
Меня вынесло к белой скатерти,висящей в воздухе. А на ней я заметила ребенка карлика.
Он был несмышленый, и необычайно красивый. Я даже испугалась его необыкновенности, словно передо мной была кукла, а не живой ребенок.
Напротив возник Гром Михайлович, вернее его голова. Он заговорил:
- Не бойся, ты вошла в мое прошлое. Это собственно, я сам.…Только очень мал. Видишь, сейчас меня мать подойдет кормить. Ты, Агния, не бойся. Нас не увидит она. Это наш приход в прошлое. Вот почему я решил заняться превращениями. Врачеванием. Видишь мою маму, она – карлик. Она мне дала все. И искусство быть волшебником сама же была обычным карликом. Когда ее не стало, я создал свой пансионат и все прочее, что ты сумела увидеть в нашем волшебном мире. Да. Он иллюзорный, - этот мир. 
- Так почему я могу перемещаться вместе с Вами? Я же не волшебница? – спросила я.
Гром Михайлович мне ничего не ответил. Он взмахнул указкой, и мы снова очутились у него, то есть в здании, где он меня встретил, когда я прилетела на карлике.
Мне уже казалось, что различные перемещения и превращения будут всегда. Может чудо или волшебство, - это сама необычность положения именно здесь, у Грома. Сейчас я находилась в чуде из чудес, подумалось мне. Ощущение не прекращающейся сказочности с сопереживаниями карликам. Почему Гром Михайлович меня решил учить лечить их? От чего? От их же волшебных и необычных состояний? Странно все это. Или лечить саму сущность поведения человека в карликовом теле? О, Боже, подумала я.
- Может слово лечить синоним выражению психологически принимать и понимать? Может это имел в виду Гром Михайлович? Да, ситуация неординарная. И как же выбраться из всего этого?
На это у меня не было ответа. Я решила, что только можно было соучаствовать во всем происходящем и сопереживать. Я не находила определение всему этому волшебству, но если я уже и прошлое могла увидеть главного, то кто, вообще – я? Может это мне все только чудится?
Я являлась частью моего иллюзорного мира? Так жива ли я?
Ход моих мыслей прервал сам Гром Михайлович;
- Милая, не пытайтесь вникать в сущность происходящего.Тебе это вряд ли удастся –
И с этими словами закружился вихрь ослепительной силы. Сначала он кружил вокруг оси самого Грома Михайловича вместе с указкой, потом пронесся по всему залу, где находились я и Гром. Потом вихрем закружилась я сама, тело меня совершенно не слушалось.
Подсознательно я понимала, что это неизвестные мне силы кружили меня.
Мгновенье, и мы с Громом упали или провалились в глубинное пространство, где слышались чудовищные крики и вопли. Они раздавались с разной силой. Прямо в воздухе передо мной
Возник фейерверк. Он состоял из частей различных величин и окраски.
Размеры были от кувалды до сверкания золотого зуба. Мелькали морды вурдалаков, бабы – яги, лешего, и других отрицательных сказочных героев. И, без сомнения, - карликов.
Вихрь этот кружился под музыку грубых звуков, слышалась даже и барабанная дробь.
И снова, в середине кружащихся гримас появляется центральная гримаса лица старухи.
Она мигает мне, хохочет. Пролетев над моим лицом, и увеличившись в размере, гримаса старухи настолько стала страшной, что я подумала, сердце мое должно было остановиться.
Лицо старухи в грубой усмешке прокричало мне:
- За мной, милая, в остров чудес! Там ты увидишь, что может волшебник! –
С этим криком старухи вихрь утих, я же медленно спустилась ногами на зеленую поляну.
А на ней уже, с указкой в руке стоял и мило улыбался сам Гром Михайлович.
Блаженство. Теперь я испытывала блаженство. Пение птиц. Голубое небо без облаков, вдаль простилающаяся зеленая поляна. Что это? Где я? Гром Михайлович тронул меня за плечо и сказал:
- Это твой переворот в жизни. Ты получишь ощущение покоя и блаженства, если поймешь, что ты являешься частью природы. Ты должна стремиться к ясной цели, к цели благородной, - целительство. Ты должна постигать, что не постигнуто другими. А именно,
- Почему нужны карлики. Их особенный мир. Этот мир настолько совершенен по сути, что ты сама поймешь, что я был прав. Карлик, это не уродство. Это часть Вселенной. Вперед!
Ты увидишь, что они могут и любить. Но любовь их, это такой же, выдуманный мир для них самих. Они купаются в своих грезах, поглощая нити прекрасного на пути. Любовь их так же рушится о скалы непонимания. Но душа карлика настолько широка, они готовы отдать свою жизнь ради любви. Мы с Громом Михайловичем медленно передвигались по зеленой поляне, шаг наш казался, был настолько воздушным, что я не ощущала своих ног.
Неожиданно перед моим взором возник небольшой, уютный замок. Вкруг его, пышным 
кольцом росли экзотические цветы. Между цветными насаждениями я заметила маленьких детей карликов. Они мило играли и веселились, издалека их наряды походили на кукольные. Они были яркими и разноцветными. Гром Михайлович мне дал знак, чтобы я не боялась, что нас они не могут увидеть. Мы словно шли параллельно карликам, наблюдая за происходящим. Откуда – то сверху послышалась мелодичная песенка со следующими словами:

- Простор зеленый, дай мне веру,
Жить в острове любви,
Лучом прекрасным коснись неба,
От сердца, что стучит в груди!
Простор зеленый и блаженство,
Мы вместе всей семьей,
У карликов светлей дорога,
Но, а душа к добру сильней!
Простор зеленый – дар от Бога,
В семье счастливой мы живем,
Поем про славу, ждем погоды,
Что познакомит вновь с весной!

- Какая восхитительная песенка, - сказала я. Гром Михайлович улыбнулся, взял меня за руку,
и мы полетели в другое пространство. Нас унесло, по всей вероятности, к речке. Напротив, виднелись зеленые насаждения. Гром Михайлович приставил указательный палец к губам и произнес: 
- Смотри, там дальше парочка влюбленных карликов. Детей мы их видели. Нам надо перебраться к ним на плоту, и ты сможешь наблюдать настоящую любовь –
- Так она разве может отличаться чем – то от нашей любви, обычного роста людей? – заволновалась я.
- Нет, - это почти та же любовь, - ответил Гром, - но она разве что более чувственна, более романтична, словом, мне не описать. С этими словами он указкой подогнал плот. Мы тихо поплыли к лодке с влюбленными карликами. Волн почти не было. Речка отличалась, мне показалось, более тихим течением. Состояние полного блаженства не покидало меня. Но внутри меня бушевали страсти. Мне немного было обидно за людей обычного роста, почему же мы не можем долго и трепетно любить друг друга, как карлики?
Наконец, плот приплыл совсем близко к лодке с карликами. Карлик – мужчина был отлично сложен, только голова его была большой по сравнению с туловищем. Карлик – женщина была милой принцессой из сказки с белокурыми, вьющимися слегка волосами. Я расслышала, что мужчина – карлик пел ей сонет. Наверное, он был о любви. Она ему улыбалась нежно и кокетливо. Мелодия голоса мужчины – карлика очаровывала слух настолько, что я погрузилась в негу сладострастия. Мне захотелось, чтобы мелодия длилась долго – долго. 
Мужчина – карлик, пропев сонет, потянул руки к лилиям, что были напротив лодки, сорвал их и нежно преподнес их своей принцессе. Затем он поцеловал ее.
Я не могла смотреть на их поцелуй.
Сердце мое останавливалось, временами выпрыгивало изнутри. Картина поцелуя влюбленных карликов притягивала своим магнетизмом. А магнетизм этот состоял из шлейфа ощущения их полной влюбленности друг в друга. То есть растворения друг в друге.
Гром Михайлович “ разбудил меня”. Он велел уплывать, дальше смотреть было необязательно. Это была история их личных отношений, что являлось тайной для других.
Я послушалась. Мы в мгновенье ока очутились снова на зеленой поляне. Стало темнеть небо, оно спускалось над головами. Я испугалась. А вдруг небо соединиться с землей, и нам с Громом будет не пройти? Затем дождь, полил дождь мелкими каплями, потом стал более сильным. И Гром Михайлович взял меня на руки и унес к замку карликов. Мы остановились в саду, в беседке. Гром Михайлович молчал. Мне тоже не хотелось говорить. Я была в состоянии, какого – то экстаза, в сочетании с ощущением безмятежности. Понаблюдав за любовью карликов, появилось чувство очарования происходящего здесь волшебства.
Но среди этого очарования, повернув голову к Грому Михайловичу, я увидела не его лицо, а лицо старухи в грубой усмешке. 
- Пойдем, здесь тебе уже нечего делать! Размечталась. Я покажу тебе, где раки зимуют… -
С этими словами меня понесло в пространство между темнотой спускающегося неба и землей, 
По моему лицу хлестал сильный дождь, я несколько раз ударялась о что – то твердое в воздухе. Затем бросок вверх всего моего тела, и я с криком падаю вниз, а, там, в глубине я ничего не вижу…
 

© Copyright: Светлана Ланг ( Глазачева), 2015

Регистрационный номер №0269709

от 6 февраля 2015

[Скрыть] Регистрационный номер 0269709 выдан для произведения:
Меня зовут Агния.
Это имя дало мне с детства возможность делать всё быстрее других.
Я быстрее многих моих ровесниц научилась читать,
шить, вязать, танцевать и прочее.
Имя сравнивалось с огнем.
- Не девчонка, а огонь!- говорили воспиталки в детском саду.
Мне раньше других родители доверяли работу по дому.
И так, разбираясь в вещах, я часто находила старые записи мамины по медицине.
Мама моя работает психологом в одной из брачных фирм, а училась она на терапевта, или хирурга. Точно не знаю.
Может это и не столь важно.
Важно другое, мне стало нравится заглядывать в ее записи, и изучать человека, то есть его анатомию и физиологию.
И по счастливой случайности или нет,
но я как - то один из прекрасных летних вечеров очутилась совсем в неизвестной мне местности.
Я брела долго по тайным тропам, совершенно мне незнакомым, пройдя даже небольшой перелесок, будто я красная шапочка, и иду к своей бабушке, прячась от волков.
Шла я, наверное долго, потому что мне очень захотелось пить.
Но идти обратно я не хотела,
меня заинтриговал сам процесс исследования незнакомой мне местности.
И уже когда я изрядно проголодалась, я неожиданно для себя, среди большой зеленой поляны увидела здание большого детского пансионата.
Здание было стареньким, но довольно - таки милым.
Меня очень удивило, что среди леса оно неожиданно возникло.
Естественно, я захотела туда пройти.
- Скажу, что ищу двоюродную сестру, и очень проголодалась, а вдруг мне посчастливится, здесь остановится ненадолго, - подумала я. И решилась позвонить в здание пансионата.
Звонок был старинный, он зашумел, как будто война началась.
Мне стало страшно.
Наконец, послышались шаги с другой стороны, в двери загремел открывающийся навесной замок, и через некоторое время я увидела старушку.
Она была довольно таки неприятной наружности,
Нос ее вытянулся вперед, как крючок, губы повисли ниже подбородка, а лицо было сплошь в морщинах.
- Что Вам надо девица? - спросила старуха.
Я в свою очередь не растерялась и рассказала ей, что я ищу сестру, и очень хочу есть...
Старуха посмотрела на меня устрашающим колючим взглядом и ответила мне, что до главного врача она не может дать информацию по сестре. 
- Пройди. Завтра придет главный. Спросишь у него, а сегодня остановишься в комнате для гостей. Оттуда никуда не выходи, нам карантины не нужны, -
После этого старуха пропустила меня в пансионат. Он, оказывается, был для детей с различными дефектами развития и психики.
Мне становилось страшно,
но обратно идти, пасовать, я не захотела.
Старуха мне показала комнату, где туалет, принесла перекусить, и велела сидеть тихо до главного.
Я стала осматриваться.
Ничего особенного здесь я не находила.
Обычная палата, как и в других больницах.
Чистотой, правда, не отличалась,
и уютом то же.
кровать моя находилась сразу возле окна,
и если что, то я могла свободно убежать через окно.
так как этаж был первый.
Мне предстояла возможность побыть одной целый вечер и ночь.
И я решила провести его с пользой для себя.
Я взяла книгу почитать и погрузилась в приключения вместе с героями.
Так незаметно подошло время ужина.
За всё это время ко мне никто не подходил.
Только мне показалось, ветер завывал за окном, говоря мне, - Не упади, не упади, - так мне послышалось в завывании ветра.
Я не верила в мистику и продолжала читать.
Суровые эти люди, работающие с такими больными, они, я думала, сами тоже заболевали.
Я читала про это у мамы в записях.
Перед тем, как чуть было совсем не стемнело, старуха принесла мне ужин,
сказав мне, чтобы я ни кому не мешала,
а то здесь, если не станешь своей, могут случиться невероятные события.
- Какие?- спросила я старуху.
- Много будешь знать, скоро состаришься!- завопила старуха, и ушла с недовольной физиономией...
Поужинав, 
я стала смелее смотреть вокруг.
И неожиданно для себя я отметила, 
что если, это пансионат для детей, где же их шум, голоса и прочее.
Здесь же парила невыразимая тишина вокруг, до устрашения было тихо.
Мне стало казаться, что в пансионате находились только я и эта страшная старуха.
Что же такое, - клиника для нарушений развития?
Ведь должен же быть здесь доктор, медсестры и прочий персонал?
А не только главврач и старуха - кастелянша:( или горничная, - кто она?
Мне стало жутковато.
Я вспомнила, она велела мне никуда не выходить.
Странно всё это.
Вдруг в промежутке входной двери я увидела шедшую старуху.
Ее направление было ко мне, она шаркала своими ногами, при этом губа ее шевелилась в такт ее каждому движению,
и если смотреть в отверстие двери долго на нее,
то, казалось, старуха ехидно смеялась. Да!
Ее лицо становилось похожим на смеющуюся маску.
Я чуть не вскрикнула от догадки, что, может быть, я в обычной западне.
И здесь занимаются опытами над людьми!?
А старуха здесь для устрашения, и наведения порядка?
У меня даже капельки пота выступили на лбу.
Минута, и старуха всплыла перед моим взором.
Она вошла ко мне в комнату.
- Как тебя звать девица?-
Я ей сказала своё имя.
- Агния, а можно я выйду на улицу, мне стало душно? -
Старуха скривила и без того кривое своё лицо,
и сказала, что я могу, вообще, уйти,
что, мол, это мне нужно найти сестру, а не ей.
Я замолчала.
Я подумала, что бесполезно спрашивать эту старуху.
Одного я понять не могла, - почему нет криков детей!?
С наступлением вечера краски стали сгущаться.
Чтение не приносило результатов.
Но я была девочка, - огонь, и бояться неожиданностей мне не пристало.
Слава богу, через тишину, наконец, я услышала детские голоса.
Значит, старуха не обманывала, и мне нечего боятся?
Но почему же, мне не могла померещиться злорадная улыбка на её лице.
Я решила насторожиться.
Голоса за дверью усиливались.
Мне захотелось посмотреть, что же там происходит.
Я не выдержала, и открыла дверь.
И в тот же миг около меня закружился вихрь.
С этим вихрем летало всё, и ложки, и стаканы, всякая утварь, какая была в пансионате.
А на лестничных площадках и в воздухе между этажами я увидела маленьких детей уродов, вернее карликов с физическими дефектами.
У кого не было носа,
у кого шесть пальцев, у одной девочки было лицо, напоминающее физиономию бегемота.
Но самое страшное, что я заметила, то в центре вихревого потока была улыбка самой старухи.
И неожиданно для меня она стала говорить, что я сейчас открыла дверь, и сама виновата, теперь дорога к главному.
Карлики начали приближаться ко мне вкруговую, кольцом.
И один из них, что был с огромным носом, схватил меня и понес по ветру, прямо к выходу.
Старуха вслед закричала мне,- не упади по дороге!
Карлик с носом,свисающим до подбородка нес меня через деревья, по облакам, и нес так быстро, что прямо над озером я чуть было не свалилась с его плеч,
но успела удержатся,
тут то я и поняла, что имела в виду старуха, сказав мне, - не упади.
Даль, простилающаяся перед нами была безбрежной, уводящей в розовое или алое полотно в небе,
там, за горизонтом я увидела большой, мне неведомый замок.
Он напоминал чем - то здание Администрации своего городка. Где я прожила уже пятнадцать лет.
Море было полно рыб,
их движение виделось сверху.
Нес карлик меня со всей силой.
и я раза два могла бы упасть.
через полчаса мы уже были внутри того белого здания.
и там , меня ждал какой то мужчина в костюме и при галстуке,
но на лице его отобразилась улыбка старухи.
Я чуть было не упала в обморок.

Мне показалось. Карлик на одном дыхании донес меня до ног к главному.
Перед моим лицом возникала картина преображения,
лицо старухи, появившееся на мгновение, вместо лица главного исчезло, и я увидела настоящее его лицо.
Оно мило улыбалось, напоминая Оле - ЛУКОЙЛе из сказок великого сказочника.
На голове появился колпак, вместо пиджака белый халат такой белизны, что даже первый снег по сравнению с белизной халата не показался бы таким уж чистым.
Пара рядом стоящих карликов в разных одеждах, напоминающих поваров, представили мне его.
- Главного зовут Хрусталев Гром Михайлович -
Имя мне его показалось очень необычным. Но я старалась не открывать рта,
я была так напугана происходящим, что мне ничего не оставалось, как молчать.
- Милая леди, начал говорить Гром Михайлович, - вы, пожалуйста, ни чему не удивляйтесь.
Ни Вас давно знаем, вы интересовались анатомией человек, бесспорно, это очень увлекательное занятие.
Вас привело сюда само провидение.
Мы вас выбрали в качестве ученицы.
Я буду учить Вас всему,
мы знали, что у вас нет сестры, и это всё придумано нами.
Но, поверьте, придуманное нами, или сотворенное, - Вам не даст теперь покоя.
Проходите в мои залы, и кабинеты.
Они необычайно разнообразны,
полны тайн, различий, и того, чему вы должны научиться у нас.
Да здравствует, ваш приход на стезю врачевания!
Врачевания неординарного, это стоит изучить и принять.
Мы, - команда практикующихся на изучении различных уродств и их лечение.
Но мы, да, мы научились, и перевоплощаться в другой образ, какой захотим.
Да, это может быть уже и волшебство.
Одним словом, приветствуем Вас в институте познания красоты духа и силы разумного и неразумного.
Пойдемте! - с этими словами Гром Михайлович повел меня в один из своих кабинетов, напоминающих небольшой выставочный зал.
Чего там только я не увидела.
Это было путешествие в мир познаний карликовых тел.
Я видела отдельно пальцы карликов, их руки, ноги, головы разных размеров,
они плавали в жидкости, не имеющей запаха.
Они словно летали по воздуху, полки были невидимыми.
Ходили мы так по залу, где по воздуху летали части карликовых тел с главным почти, как мне показалось , пол дня. Всё бы ничего, но эти части тел висели над головой, или они словно оживали. Лица карликов превращались в самые незамысловатые формы чего-либо.
То это были куклы, то животные.
То сами выражали гнев, либо ужас, гримасы были настолько ужасными по сути, что мне стало не по себе.
Гром же Михайлович мне объяснял, что это их программы.
Мы учимся преобразовывать их структуры тел во что угодно.
Космос, изучен, а вариации преобразований, нет,- почти крикнул он мне в лицо, и в то же мгновение оно превратилось снова в лицо старухи.
Я испугалась настолько, что не могла открыть рта. А я хотела поспорить с ним, что космос не изучен.
Он или вернее она подошла ко мне совсем близко к лицу. И снова этот шлепающий рот старухи раскрылся в грубой насмешке. Я хотела вскрикнуть, но в тот же самый момент части карликовых тел закружились по залу, подняли меня, и понесли в другой зал .
Я плавно опустилась в зал, где в стенах были аквариумы, но они были наполнены не рыбами, а снова плавающими карликами, они были живыми, подмигивали, улыбались, или дразнились. Лицо Грома Михайловича стало своим, старухино исчезло. 
Он мило улыбался. 
- Не нужно, дорогая, переживать. Я не хотел пугать. Она,- это я. Просто мой второй образ для новичков, мне нужно самому всем управлять. Иначе, нас не будет.
Перед тобой карлики - рыбы, у них жабры вместо легких.
Сейчас у них уроки плавания. Они нужны для того, чтобы показать всем, что может мир быть разнообразным,-
Повернув голову в другую сторону, я увидела собственное отражение в зеркальной стене и рядом танцующих карликов с музыкальными инструментами. Я вскрикнула, а отражение засмеялось.
От увиденного у меня закружилась голова. Я шла, как будто по велению неизвестной мне силы за главным или старухой, мне уже было все равно. Меня окутывал страх и интерес одновременно. Меня очаровала атмосфера красочности и необычности происходящего, но меня отпугивало то, что старуха и главный оказались одним лицом, то есть это превращение их друг в друга в самый неподходящий момент очень пугало. Я словно ждала чего - то более ужасного, более страшного. Но когда это наступит, этого я не могла даже предположить, я была во власти всего происходящего. Я хотела увидеть всё, и понять это, но подсознательно я понимала, что это нереально. Я, находясь в чуде, пусть и устрашающем, как ни странно, ждала нового чуда.

Чудо есть! Оно в нас самих! Оно заложено природой. На мгновение мне показалось, что я сама часть происходящего.
Лица и движения карликов не пугали, а, наоборот, притягивали своей непосредственностью и необычностью.
- Стоп! - скомандовал Гром Михайлович, и карлики прекратили движение. Он скомандовал мне идти за ним. Это 
было столь увлекательно плавать в бездне собственной фантазии, я пыталась догадываться, что же меня ожидает 
в других залах необычного здания главного по карликам, - так я про себя охарактеризовала Грома Михайловича.
В следующем зале громко играла музыка, но музыка необычная. Это было, какое - то буйство стихий. Слышался вой ветра, переходящий в голоса различных животных, шум плескания волн, шум водопада. И сквозь эти звуки природы Гром Михайлович прокричал мне, - 
А сейчас, дорогая, ты должна отключить свое зрительное восприятие
действительности, и должна настроиться на слух, сейчас, среди различных звуков природы, ты должна услышать
самый главный звук в мире, - звук зарождения жизни вообще. Если ты его услышишь, ты пройдешь успешно
первый экзамен, он состоит в сущности восприятия жизненного начала, если ты поймешь это,
дальше свершиться чудо, ты сможешь понять и анатомию с физиологией наших карликов, и сможешь участвовать
в лечении. Слушай и говори о своих впечатлениях, - буквально закричал мне в уши Гром Михайлович.
Дальше я начала прослушивать все. Почти все явления природы, существующие в жизни, и те мелодии,
которые походили на зарождение жизни. Я должна давать была знак Грому Михайловичу, глаза мои были закрыты. На мой взгляд, звук похожий на зарождение жизни напоминал мелкое шлепанье или бульканье какой – то невидимой массы. И когда были звуки, походившие на это, я вскидывала свою руку вверх. Мне это удалось сделать. Я достойно прошла этот экзамен, и карлики меня понесли в следующий зал.
В следующем зале началась моя карьера пловчихи. Но пловчихи необычной, - я плыла не сама, меня словно водили карлики по бассейну. Летающие карлики в разноцветных, обтягивающих нарядах подхватили меня и подкатили по воздуху к огромному бассейну. Вода в бассейне была нежной , как парное молоко. Я не умела плавать, и думала, что утону. Мне поднесли на прутьях - ручках купальник, сотканный из водорослей. Я стала походить на русалку, только без хвоста. Я кричала, что я не умею плавать, но меня никто не слышал. Неожиданно закружил ветер, волна. ветра понесла. меня по бассейну, временами, вынося мое неслушавшееся тело над бассейном с брызгами. Тело мое в точности повторяло движения карликов, уже плавающих. И во время нашего синхронного движения возникало свечение.
Свечение сначала походило на цветение в море, затем зеленый цвет сменился на розовый, переходящий в бирюзовый.
Свечение приобретало вид ливневого яркого потока лучей сверху вниз и обратно. Это настолько было завораживающим,
что я стала забывать, что я не умела плавать, а неведомые силы меня заставляли. двигаться.
Временами у меня замирало. дыхание, я летала и плыла между цветными лучами почти бездыханно. Я плыла за карликами, я летела с ними над бассейном, я мчалась во временное пространство, я уже не ощущала ничего, кроме охватившего меня ужаса, скрепленного восторгом, я не чувствовала свое тело. Неожиданно, яркие краски с бассейном сменилась на мрак. 
Я будто бы провалилась в какие - то глубины, меня несло в тьму, и это совершенно не походило на увиденное мной раньше. По - видимому, это был другой зал. Здесь я, наоборот, вся напряглась. Я, как мне показалось, находилась в какой -то сфере, напоминающей капсулу. Я стала различать в этой капсуле лестничные клетки, на них я сумела различить под тусклым свечением анатомические части карликовых тел. Рядом с ними в беспорядке лежали колбы, пробирки, различные инструменты, по ходящие и на хирургические, и на слесарные. 
А на следующей площадке находились части уже вращающиеся, и превращающиеся друг в друга.
Гром Михайлович появился на самой последней лестничной клетке, снова в халате. И пафосно объяснил: 
- Если, Вы, Агния, сможете уловить сущность превращений частей тел карликов, их названия, а я, со своей стороны,покажу и расскажу о них. Вы будете мастером - волшебником, преобразователем карликовых конструкций тел, и всех мини - организмов..
Но если это Вам не понравится, либо вы устаете, то тогда будет всем нам несдобровать. Виват! К новым свершениям! - 
При этих словах Гром Михайлович взмахнул своей иллюзорной указкой, и части карликовых тел исчезли.
- Уфф, - вырвалось у меня после выхода моего из зала - лестничной клетки, находящейся в колбе. Мне представлялись части тел карликов, их превращения друг в друга, и чередования различных модуляций превращений. У меня в глазах мелькал сам Гром Михайлович с указкой у руке, то уменьшаясь, то увеличиваясь в размере.
- Легендарно. Посмотри, Агния, сюда, - скомандовал Гром Михайлович, - Видишь, если я, помахав указкой, верну прежнее местонахождение части тела карлика, потом взмахну указкой вращательно,
то появиться другая часть тела, и так я могу превращать предметы и части существ живых, и неживых одно в другое, - до бесконечности! Берегись, Агния, если ты откроешь для себя чудо превращений одного в другое, то тебе наскучит это быстро, и ты не сможешь увлечься чем - либо по - настоящему. Процесс выращивания тел карликов, их превращения, - это довольно - таки интересное дело. Но владею им только я!
Знакомьтесь, Агния, еще раз со мной. Перед Вами достопочтенный Маг - Преобразователь карликовых тел, дорогая. Я сумел воплотить мечту жизни, я добился того, что карлики у меня могут все. А именно, ты уже смела наблюдать, что они летают, и хорошо плавают, и ...
А об этом после. Сейчас ты должна увидеть, как зародилась моя идея работать с карликами.
С этими словами Гром Михайлович исчез. Меня вихрем унесло в другое место.
Передо мной возникла следующая картина.
Поле яркое, над ним возвышался, прямо по направлению к горизонту пласт из цветов радужных оттенков, цвет же видимого поля был серебристым. Спускавшиеся от него горизонтальные лучи - блики, как солнце. Все переливалось. Зрелище было настолько сказочно - непредсказуемым, то есть переливы цветов различных оттенков, у меня дух перехватило.
Грома Михайловича рядом не было.
Неожиданно меня понесло в один из цветных проемов, он мне показался привлекательнее.
В этом проеме, лазурно - васильковом, я понеслась быстрее ветра.
Меня вынесло к белой скатерти,висящей в воздухе. А на ней я заметила ребенка карлика.
Он был несмышленый, и необычайно красивый. Я даже испугалась его необыкновенности, словно передо мной была кукла, а не живой ребенок.
Напротив возник Гром Михайлович, вернее его голова. Он заговорил:
- Не бойся, ты вошла в мое прошлое. Это собственно, я сам.…Только очень мал. Видишь, сейчас меня мать подойдет кормить. Ты, Агния, не бойся. Нас не увидит она. Это наш приход в прошлое. Вот почему я решил заняться превращениями. Врачеванием. Видишь мою маму, она – карлик. Она мне дала все. И искусство быть волшебником сама же была обычным карликом. Когда ее не стало, я создал свой пансионат и все прочее, что ты сумела увидеть в нашем волшебном мире. Да. Он иллюзорный, - этот мир. 
- Так почему я могу перемещаться вместе с Вами? Я же не волшебница? – спросила я.
Гром Михайлович мне ничего не ответил. Он взмахнул указкой, и мы снова очутились у него, то есть в здании, где он меня встретил, когда я прилетела на карлике.
Мне уже казалось, что различные перемещения и превращения будут всегда. Может чудо или волшебство, - это сама необычность положения именно здесь, у Грома. Сейчас я находилась в чуде из чудес, подумалось мне. Ощущение не прекращающейся сказочности с сопереживаниями карликам. Почему Гром Михайлович меня решил учить лечить их? От чего? От их же волшебных и необычных состояний? Странно все это. Или лечить саму сущность поведения человека в карликовом теле? О, Боже, подумала я.
- Может слово лечить синоним выражению психологически принимать и понимать? Может это имел в виду Гром Михайлович? Да, ситуация неординарная. И как же выбраться из всего этого?
На это у меня не было ответа. Я решила, что только можно было соучаствовать во всем происходящем и сопереживать. Я не находила определение всему этому волшебству, но если я уже и прошлое могла увидеть главного, то кто, вообще – я? Может это мне все только чудится?
Я являлась частью моего иллюзорного мира? Так жива ли я?
Ход моих мыслей прервал сам Гром Михайлович;
- Милая, не пытайтесь вникать в сущность происходящего.Тебе это вряд ли удастся –
И с этими словами закружился вихрь ослепительной силы. Сначала он кружил вокруг оси самого Грома Михайловича вместе с указкой, потом пронесся по всему залу, где находились я и Гром. Потом вихрем закружилась я сама, тело меня совершенно не слушалось.
Подсознательно я понимала, что это неизвестные мне силы кружили меня.
Мгновенье, и мы с Громом упали или провалились в глубинное пространство, где слышались чудовищные крики и вопли. Они раздавались с разной силой. Прямо в воздухе передо мной
Возник фейерверк. Он состоял из частей различных величин и окраски.
Размеры были от кувалды до сверкания золотого зуба. Мелькали морды вурдалаков, бабы – яги, лешего, и других отрицательных сказочных героев. И, без сомнения, - карликов.
Вихрь этот кружился под музыку грубых звуков, слышалась даже и барабанная дробь.
И снова, в середине кружащихся гримас появляется центральная гримаса лица старухи.
Она мигает мне, хохочет. Пролетев над моим лицом, и увеличившись в размере, гримаса старухи настолько стала страшной, что я подумала, сердце мое должно было остановиться.
Лицо старухи в грубой усмешке прокричало мне:
- За мной, милая, в остров чудес! Там ты увидишь, что может волшебник! –
С этим криком старухи вихрь утих, я же медленно спустилась ногами на зеленую поляну.
А на ней уже, с указкой в руке стоял и мило улыбался сам Гром Михайлович.
Блаженство. Теперь я испытывала блаженство. Пение птиц. Голубое небо без облаков, вдаль простилающаяся зеленая поляна. Что это? Где я? Гром Михайлович тронул меня за плечо и сказал:
- Это твой переворот в жизни. Ты получишь ощущение покоя и блаженства, если поймешь, что ты являешься частью природы. Ты должна стремиться к ясной цели, к цели благородной, - целительство. Ты должна постигать, что не постигнуто другими. А именно,
- Почему нужны карлики. Их особенный мир. Этот мир настолько совершенен по сути, что ты сама поймешь, что я был прав. Карлик, это не уродство. Это часть Вселенной. Вперед!
Ты увидишь, что они могут и любить. Но любовь их, это такой же, выдуманный мир для них самих. Они купаются в своих грезах, поглощая нити прекрасного на пути. Любовь их так же рушится о скалы непонимания. Но душа карлика настолько широка, они готовы отдать свою жизнь ради любви. Мы с Громом Михайловичем медленно передвигались по зеленой поляне, шаг наш казался, был настолько воздушным, что я не ощущала своих ног.
Неожиданно перед моим взором возник небольшой, уютный замок. Вкруг его, пышным 
кольцом росли экзотические цветы. Между цветными насаждениями я заметила маленьких детей карликов. Они мило играли и веселились, издалека их наряды походили на кукольные. Они были яркими и разноцветными. Гром Михайлович мне дал знак, чтобы я не боялась, что нас они не могут увидеть. Мы словно шли параллельно карликам, наблюдая за происходящим. Откуда – то сверху послышалась мелодичная песенка со следующими словами:

- Простор зеленый, дай мне веру,
Жить в острове любви,
Лучом прекрасным коснись неба,
От сердца, что стучит в груди!
Простор зеленый и блаженство,
Мы вместе всей семьей,
У карликов светлей дорога,
Но, а душа к добру сильней!
Простор зеленый – дар от Бога,
В семье счастливой мы живем,
Поем про славу, ждем погоды,
Что познакомит вновь с весной!

- Какая восхитительная песенка, - сказала я. Гром Михайлович улыбнулся, взял меня за руку,
и мы полетели в другое пространство. Нас унесло, по всей вероятности, к речке. Напротив, виднелись зеленые насаждения. Гром Михайлович приставил указательный палец к губам и произнес: 
- Смотри, там дальше парочка влюбленных карликов. Детей мы их видели. Нам надо перебраться к ним на плоту, и ты сможешь наблюдать настоящую любовь –
- Так она разве может отличаться чем – то от нашей любви, обычного роста людей? – заволновалась я.
- Нет, - это почти та же любовь, - ответил Гром, - но она разве что более чувственна, более романтична, словом, мне не описать. С этими словами он указкой подогнал плот. Мы тихо поплыли к лодке с влюбленными карликами. Волн почти не было. Речка отличалась, мне показалось, более тихим течением. Состояние полного блаженства не покидало меня. Но внутри меня бушевали страсти. Мне немного было обидно за людей обычного роста, почему же мы не можем долго и трепетно любить друг друга, как карлики?
Наконец, плот приплыл совсем близко к лодке с карликами. Карлик – мужчина был отлично сложен, только голова его была большой по сравнению с туловищем. Карлик – женщина была милой принцессой из сказки с белокурыми, вьющимися слегка волосами. Я расслышала, что мужчина – карлик пел ей сонет. Наверное, он был о любви. Она ему улыбалась нежно и кокетливо. Мелодия голоса мужчины – карлика очаровывала слух настолько, что я погрузилась в негу сладострастия. Мне захотелось, чтобы мелодия длилась долго – долго. 
Мужчина – карлик, пропев сонет, потянул руки к лилиям, что были напротив лодки, сорвал их и нежно преподнес их своей принцессе. Затем он поцеловал ее.
Я не могла смотреть на их поцелуй.
Сердце мое останавливалось, временами выпрыгивало изнутри. Картина поцелуя влюбленных карликов притягивала своим магнетизмом. А магнетизм этот состоял из шлейфа ощущения их полной влюбленности друг в друга. То есть растворения друг в друге.
Гром Михайлович “ разбудил меня”. Он велел уплывать, дальше смотреть было необязательно. Это была история их личных отношений, что являлось тайной для других.
Я послушалась. Мы в мгновенье ока очутились снова на зеленой поляне. Стало темнеть небо, оно спускалось над головами. Я испугалась. А вдруг небо соединиться с землей, и нам с Громом будет не пройти? Затем дождь, полил дождь мелкими каплями, потом стал более сильным. И Гром Михайлович взял меня на руки и унес к замку карликов. Мы остановились в саду, в беседке. Гром Михайлович молчал. Мне тоже не хотелось говорить. Я была в состоянии, какого – то экстаза, в сочетании с ощущением безмятежности. Понаблюдав за любовью карликов, появилось чувство очарования происходящего здесь волшебства.
Но среди этого очарования, повернув голову к Грому Михайловичу, я увидела не его лицо, а лицо старухи в грубой усмешке. 
- Пойдем, здесь тебе уже нечего делать! Размечталась. Я покажу тебе, где раки зимуют… -
С этими словами меня понесло в пространство между темнотой спускающегося неба и землей, 
По моему лицу хлестал сильный дождь, я несколько раз ударялась о что – то твердое в воздухе. Затем бросок вверх всего моего тела, и я с криком падаю вниз, а, там, в глубине я ничего не вижу…
 
Рейтинг: +7 186 просмотров
Комментарии (7)
Татьяна Дюльгер # 7 февраля 2015 в 19:54 +3
Светлана, спасибо за сказку. Здесь много фантазии. Есть очень интересные мысли. Понравилась фраза: "Этот мир настолько совершенен по сути, что ты сама поймешь, что я был прав. Карлик, это не уродство. Это часть Вселенной.
Источник: http://parnasse.ru/konkurs/konkurs81/nom2kon81/son-v-letnyu-noch.html
Елена Абесадзе # 8 февраля 2015 в 13:17 0
интересная сказка,спасибо 38
Серов Владимир # 9 февраля 2015 в 00:58 0
Интересная фантазия! super
Татьяна Шарина # 9 февраля 2015 в 10:47 0
Хорошая добрая, сказка. Много фантазии. 040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6 8ed46eaeebfbdaa9807323e5c8b8e6d9
Елена Можарова # 10 февраля 2015 в 18:09 0
Получилось очень мило!
Валентина Попова # 16 февраля 2015 в 09:42 0
Хорошая работа! 8ed46eaeebfbdaa9807323e5c8b8e6d9
Людмила Комашко-Батурина # 22 февраля 2015 в 12:18 0
Задумка интересная, но подвело изложение. Рассказ нуждается в доработке и корректировке. Удачи вам, Светлана!