Аленка

26 февраля 2015 - Борисова Елена
Весна выдалась на удивление ранней.  Птицы пели  красиво, звонко. Но казалось, что  они стараются из последних сил, словно силы им больше не пригодятся.

-Птицы –то как распелись! Ты только послушай, Аленка!

-Так  что им еще делать? На то они и птицы, чтобы петь!-  поправляя платок,  отвечала бабке Матрене красавица Аленка.

-Да не скажи! Век живу, а чтобы  птицы  в конце марта, когда еще не весь снег сошел,  вот так распелись, будто лето на дворе, такого и не припомню.

-Ой, да ладно вам! Это вы все, бабушка, позабыли.   Каждую весну  говорите, что птицы поют как-то по-особенному и  как в последний раз.

-Каждый раз говорю?- удивилась женщина.-  Правда? А я и не припомню, что там было  прошлой весной.

-Зато я хорошо помню,- засмеялась Аленка  и побежала за околицу.- Я скоро! Только  Настеньку проведаю.

-Беги, беги, пигалица, да не засиживайся-то у соседей! Вон, работы-то дома сколько: надо огород к посадке урожая готовить: остатки снега разбросать, чтобы быстрее растаяли. А ты по гостям надумала бегать,- стала ворчать на внучку бабушка.

Аленку она жалела: сиротка все-таки. Родители умерли давно. Матрена  вырастила внучку сама и души в ней не чаяла. Аленка все больше и больше напоминала ей покойную  дочку – Анну, которая  когда-то была первой красавицей если не во всем Черниговском княжестве, то уж в Козельске точно.  Даже один заезжий князь на нее виды имел, да только Анна его сторонилась и по большой любви вышла замуж за  соседа Ивана, отца Аленки… Впрочем, давно это было, и не о них сейчас пойдет речь, а о дочке их- Аленке…

 Совсем выросла девка: замуж уже пора. Да только пока что Аленка никого себе в женихи не приглядела, хотя к ней уже несколько кавалеров успели посвататься. Все говорит, что рано ей, успеется еще…

*
Лестница. Новая дверь. Кузьмич вертит в руках связку ключей:

-Вот,  и эта дверь  поддалась. Еще одна комната в нашем распоряжении! Зови людей сюда, пусть переносят раненых, которые на улице лежат.

-Дедунька! Спасибо тебе, милый! Что бы мы без тебя делали! Мужики-то все - на крепостных стенах, бабы, что камни могут метать – тоже . Разве  я одна управилась бы тут!- Аленка от радости чмокнула старика в щеку. Тот даже покраснел:

-Да, ладно тебе!  Если ключ  получилось подобрать, то почему бы и  не отпереть дверь –то!

Аленка была в башне за старшую: руководила , кого где разместить, следила, чтобы паники не было, чтобы ходячие помогали лежачим. В башню приносили раненых, которые уже не могли самостоятельно передвигаться.  Несколько пожилых женщин, стариков и подростков   оказывали здесь первую, а кому-то и последнюю помощь- перевязывали раны, давали обезболивающий отвар лесных трав. Некоторые воины, подлечив раны и набравшись  сил , снова отправлялись на городские стены.  Аленка каждый раз радовалась, когда очередной  боец поднимался на ноги, и каждый раз  рыдала, словно хоронила собственного брата или отца, когда кто-то из ее подопечных умирал…

В башне  все размещались в большой комнате, что была расположена внизу. Но  наверху, если подняться по темной лестнице,  можно было отыскать  еще множество каких-то комнатушек. Только все они были заперты на ключ.  Старый ключник, что начинал служить еще при прежнем князе, давно помер. Ключи давно утеряны  за ненадобностью. А теперь, когда татары осадили город, когда все башни  пришлось утрамбовать людьми и припасами зерна, каждый квадратный метр башни был просто на вес золота. Вот и пришлось отвоевывать  у спасительницы-башни не то что каждую комнату, но и каждый закоулок. Поэтому, когда  Кузьмичу удавалось открыть  очередную дверь, все несказанно радовались:  можно  еще кого-то из раненых укрыть от  огненных татарских стрел…

-Аленка! Иди сюда! Смотри, что я нашел! -   позвал старик девушку.

 Та подбежала и заглянула в комнатенку, которую только что открыл Кузьмич.  Там, в холодном сумраке, прислонившись к стене, кто-то сидел и не шевелился.

-Кто это?

-Вот и я не знаю.  Но думаю, что не жилец. Это уж точно. Видно, кого-то когда-то заточили в эту башню, а мы теперь нашли его тело. Не до  того теперь, чтобы выяснять. Надо бы кого-то из мужиков позвать, чтобы вынести тело и похоронить по-человечески вместе с другими мертвыми.  Я-то сам его не вытащу, сил совсем нет, девятый десяток мне уж пошел. ..Ты, вот что, Аленка, беги на улицу, позови кого… Может, кто-то  из раненых, что на поправку идет, сможет нам помочь? Комнатенку надо освободить от мертвяка, чтобы живых здесь разместить…

-Ага!  Дедуня, я сейчас что-нибудь придумаю!

И Аленка  бросилась бежать вниз по ступенькам, словно в омут  в поисках помощника.

Но на первом этаже, в большой комнате,  она не смогла никого найти: туда только что принесли новую  партию тяжело раненых.  Бабка Матрена и другие женщины были заняты ими. Стоны, крики, плач.

Аленка выбежала из башни на улицу в надежде найти хоть здесь кого-то.  Увидела  белобрысого паренька-подростка, который рубил корявое дерево, и подозвала к себе. Он обернулся на ее зов и подошел.  Только тут она увидела, что  у парня за спиной, словно сложенные ангельские или птичьи крылья, прятался горб. Но она сейчас мало чему удивлялась... Ей надо было во что бы то ни стало поскорее вынести труп, освободить комнату для вновь прибывших раненых.

-Ты можешь мне помочь?- спросила Аленка.

-Конечно могу! А что надо делать?

Аленка объяснила парню, что именно от него требуется.

-Я  рублю деревья и таскаю бревна к крепостной стене. Там  мужики топят смолу и льют ее на татар, что пытаются с помощью стенобитной машины-порока долбить городскую стену,- объяснил парень.- Сейчас я оттащу бревно, что срубил, и приду, помогу тебе.

-Хорошо! Только торопись! А то мне больше некого попросить!

И Аленка побежала обратно в башню.

*
-А ты бойкая и смелая! Я таких никогда не встречал!- сказал Андрейка,  возвращаясь с Аленкой в башню.

Тело неизвестного человека они вытащили, положили в общую могилу вместе с телами погибших при осаде козельцев.  Уже темнело, татары ночью не так рьяно долбили  стену, поэтому   смола шла в ход не так быстро, как днем.  Андрейка мог позволить себе задержаться немного здесь, у Аленки, перекусить и отдохнуть.

-Ты тоже молодец! Я даже представить себе не могла, что ты такой сильный!

-А чего ж мне сильным не быть! Я-то отцу с десяти лет в кузне  помогаю, вот мышцы-то и натренировал. Горбун задрал  рубаху  и стал показывать девушке  бицепсы.

Аленка улыбнулась.  Еще несколько дней назад она и не подумала бы  посмотреть в сторону какого-то горбуна в то время, как к ней сватались первые красавцы Козельска, а тут…  Да, сейчас все переменилось . ..

Аленка как-то быстро повзрослела, поняла что к чему… Видела, как кто-то пытается  отсыпать зерно, что укрыто в кладовых башни, а кто-то , не щадя жизни своей, спасает город от  степных чужеземных гостей.  Она , та, что вчера еще невестилась, только и думала о женихах, сейчас , вся в крови раненых, в печной копоти,  с растрепанными косами, потому что  переплести их некогда,  вот так, в одночасье стала совсем другим человеком . В свои неполные 16 лет, она, бойкая, смелая и голосистая,  фактически  руководила  маленьким фронтом – одной из башен города , где размещали раненых. Несколько старух, отроков и старик Кузьмич были ее маленькой армией. Все они слушались команд юного командира, кому что делать, кого где размещать. А Аленка и рада была тому, что у нее получается руководить.  Кто-то из дружинников как-то в  разгар осады заглянул сюда, увидел, как Аленка  здесь управляется с ранеными, и назначил ее старшей. Больше он не возвращался. Не беспокоился? Или отбеспокоился?

*
Пошла вторая неделя осады. Все знали, что Торжок продержался две недели, после чего пал.  В башне все старались подбадривать друг друга: кто-то что-то пел, кто-то рассказывал что-то веселое. Но каждый раз, когда приносили новых раненых, поющие и рассказывающие умолкали. 
Андрейка видел, как тяжело Аленке. Иногда казалось, что она засыпает на ходу. Но приходилось  держаться…

Она твердо верила, что козельцы выдержат, что они  выстоят, просто вымотают татар своей стойкостью, и Батый  уведет  свое войско  от города. Она так уверенно говорила об этом, что раненые заряжались от нее этой верой и, казалось, гораздо быстрее поправлялись, чтобы  снова вернуться в строй…

Андрейка  всячески старался помочь. Днем таскал бревна к стенам города, а вечером прибегал в башню, к Аленке, чтобы помогать ей, и чтобы просто …быть с ней рядом.

Однажды  он вдруг попытался ее поцеловать.  Аленка отстранилась … Андрейка больше не настаивал: понимал, кто она, красавица и любимица всех воинов, и кто он, мальчишка-горбун…

Время шло.  Весна все больше вступала в свои права.  Снега таяли, речка Жиздра все больше наполнялась, что было козельцам только на руку:  это затрудняло татарам подход к городу, который был со всех сторон  окружен не только оборонительными сооружениями, но и естественными преградами- рекой, болотами, холмами и взгорьями. ..

Андрейка   организовал  доставку воды в башню. Таскал из городского колодца воду,  взяв себе в помощники нескольких мальчишек из тех, что околачивались в башне  и помогали своим бабкам ухаживать вместе с Аленкой за ранеными…
 
*
Уже месяц, как Козельск держится. Казалось, что конца этому не будет никогда. У некоторых сдавали нервы. Кто-то не выдерживал и шел умирать на крепостные стены, просто подставляясь под татарские стрелы. Кто-то, наоборот, становился только сильнее, словно закалялся  от боли и горя…

Аленка, казалось,  совсем забыла, что  Андрейка  горбун: или перестала это замечать, или привыкла. Он стал ее лучшим другом, первым помощником. Когда они сидели вечером у натопленной печки и мечтали, что заживут лучше прежнего, как только татары уйдут от города, а в этом они даже не сомневались, у обоих глаза загорались,  в них вдруг начинали плясать  цветные огоньки.  Андрейка держал ее маленькую ладошку  в своей. Она не  убирала  руки. Казалось, что вот  так бы и сидели всю жизнь. Но как только кто-то из раненых  начинал стонать, просил воды или еще чего-то, Аленка тут  же вскакивала и бежала на зов, опережая Матрену или других старух, которые были тяжелы на подъем по причине своего возраста…

Потом Аленка  возвращалась и засыпала на его плече. Ей снилось лето, цветы и …Андрейка…
Утром,  проснувшись от Андрейкиного поцелуя, Аленка  бежала к раненым, а тот, еще раз чмокнув любимую,  оставлял ее до вечера. Сам отправлялся  на поиски бревен…

А вечером они снова встречались в башне…
 
*
Но однажды Андрейка влетел в башню, как дикий ураган,  стал кричать, что татары пробили стену, что забрались на вал, что наши дружинники выманены, что идет рукопашный бой, и что там просят подмоги.

Раненые, однорукие и одноногие, те, что могли встать, засобирались. Аленка некоторых стала отговаривать, ведь было понятно, что какая  помощь может быть от одноногого бойца, скорее, он будет только мешать здоровым, создавая толпу. Но отговаривать было бесполезно:  каждый знал, что на валу у него остался брат, отец, сын, друг, сосед или еще кто-то…

 Засобирался и Андрейка. Аленка бросилась ему на шею:

-Не пущу! Без тебя там обойдутся! От тебя-то какая там польза!

Андрейка  впервые резко, даже со злобой, оттолкнул ее:

-Почему это от меня не может быть пользы? Я что, не мужик!

-Да какой ты мужик! Ты же горбун! Вон,  носом землю роешь!- тут Аленка осеклась, поняла, что сказала в сердцах что-то не то. Она бросилась на шею Андрейке, обняла его и заголосила:

- Ну, прости меня, дуру! Сама не понимаю, что говорю. Конечно, мужик. Еще какой мужик! Это я так…

Но Андрейка  оттолкнул ее и выбежал, как будто выпорхнул из гнезда.

*
В эту ночь Андрейка в башню не вернулся. Напрасно  Аленка  расспрашивала о нем у всех, кого приносили: никто ничего не знал о ее горбуне.  Аленка несколько раз порывалась бросить все, хотела  пойти туда, где идет рукопашный бой.  Жизнь стала не мила ей. Но каждый раз что-то останавливало ее: то какой-то раненый позовет, то бабка Матрена  подойдет, обнимет и заплачет. Как их тут одних, немощных, оставить?

*
Так прошло два дня. На третий  день вместе с ранеными принесли  сильно искалеченного горбуна с обожженным лицом. Аленкиному счастью не было предела : искалеченный, но живой. Ее любимый Андрейка!  Но он не узнавал ее, метался в беспамятстве. Аленка же не отходила от него ни на шаг. Казалось, остальные раненые перестали для нее существовать.

Но парень так и не приходил в себя. Ему становилось все хуже и хуже.  Аленка  холила и лелеяла, как только что распустившийся первоцвет, хрупкую надежду. Вместе с бабушкой поила его отварами, смазывала травяными мазями ожоги.

 -Ты только верь, Аленка,-  говорила бабушка,- и он поправится, твой Андрейка. Обязательно поправится, вот увидишь! Вера –то и любовь  не такие чудеса творят…

-Эх! Если бы можно было мои силы отдать твоему Андрейке, так я бы отдал с радостью .Мне-то они зачем теперь! Меня-то, поди, уж никто так не полюбит!- шутил дед Кузьмич. 

Старухи шикали на него, мол, нашел время  шутковать. Старик замолкал и уходил на свою лежанку у самого входа в башню…

*
А на следующий день… А следующего дня просто не было.  Время остановилось. Только весна шла, бежала, стремительно  летела,  как татары, что верхом на конях, пешком – в ворота и во все щели и дыры, что были пробиты в городских стенах, ворвались в Козельск. Со свистом, с криками и улюлюканьем вся эта черная масса, сметая на пути все живое, неслась по улицам  прекрасного старинного русского города, в котором теперь ничто не имело права на жизнь, все было приговорено к смерти…

*
Прекрасная Аленка  сидела над телом умирающего горбуна . Она никуда не бежала из башни. Да и куда можно было убежать от смерти, когда она повсюду. Она только тихонько гладила волосы любимого и говорила:

Андрейка! Встань, поднимись, защити меня! Сбереги от поганых, придумай что-нибудь, как ты всегда придумывал! Уведи меня в один и своих лазов, спрячь в каком-нибудь из колодцев, откуда ты таскал воду. Мне без тебя ничего не надо. Мне и белый свет без тебя ни мил. Обидела я тебя, а ты даже и не простил напоследок...

Слезы  переполняли ее глаза-океаны, катились  бурлящими реками по щекам.  Она не заметила, как Андрейка открыл глаза… Открыл глаза, посмотрел на Аленку в последний раз ,потом закрыл их и снова открыл, как будто подтвердил что-то. То ли согласился с чем-то, то ли   это был жест того, что он ее простил. Как знать. Но после этого, он снова закрыл их и больше уже не открывал никогда…

Аленка  почувствовала, как теплая рука, которую она держала в своей, постепенно стала холодной.

Она встала и молча  вышла из башни... Направилась в сторону ворвавшейся в город весны…

*
 
Историческая справка.

 На осаду Козельска хан Батый потратил 7 недель,  без малого 2 месяца, что было очень большим сроком. Дольше продержался лишь Киев. А такие крупные города, как Рязань, Владимир и Галич, смогли продержаться не более 6 дней. Из 5 месяцев зимней кампании 1237-38-го годов против Руси  хан Батый  2 месяца потратил только на Козельск. Поэтому, наконец-то завоевав город, он отдал приказ жечь и убивать всех, даже младенцев.  Малолетний князь Василий, занимавший стол Козельска в то время, тоже погиб .
17.01.2014
 

© Copyright: Борисова Елена, 2015

Регистрационный номер №0273886

от 26 февраля 2015

[Скрыть] Регистрационный номер 0273886 выдан для произведения: Весна выдалась на удивление ранней.  Птицы пели  красиво, звонко. Но казалось, что  они стараются из последних сил, словно силы им больше не пригодятся.
-Птицы –то как распелись! Ты только послушай, Аленка!
-Так  что им еще делать? На то они и птицы, чтобы петь!-  поправляя платок,  отвечала бабке Матрене красавица Аленка.
-Да не скажи! Век живу, а чтобы  птицы  в конце марта, когда еще не весь снег сошел,  вот так распелись, будто лето на дворе, такого и не припомню.
-Ой, да ладно вам! Это вы все, бабушка, позабыли.   Каждую весну  говорите, что птицы поют как-то по-особенному и  как в последний раз.
-Каждый раз говорю?- удивилась женщина.-  Правда? А я и не припомню, что там было  прошлой весной.
-Зато я хорошо помню,- засмеялась Аленка  и побежала за околицу.- Я скоро! Только  Настеньку проведаю.
-Беги, беги, пигалица, да не засиживайся-то у соседей! Вон, работы-то дома сколько: надо огород к посадке урожая готовить: остатки снега разбросать, чтобы быстрее растаяли. А ты по гостям надумала бегать,- стала ворчать на внучку бабушка.
Аленку она жалела: сиротка все-таки. Родители умерли давно. Матрена  вырастила внучку сама и души в ней не чаяла. Аленка все больше и больше напоминала ей покойную  дочку – Анну, которая  когда-то была первой красавицей если не во всем Черниговском княжестве, то уж в Козельске точно.  Даже один заезжий князь на нее виды имел, да только Анна его сторонилась и по большой любви вышла замуж за  соседа Ивана, отца Аленки… Впрочем, давно это было, и не о них сейчас пойдет речь, а о дочке их- Аленке…
 Совсем выросла девка: замуж уже пора. Да только пока что Аленка никого себе в женихи не приглядела, хотя к ней уже несколько кавалеров успели посвататься. Все говорит, что рано ей, успеется еще…
*
Лестница. Новая дверь. Кузьмич вертит в руках связку ключей:
-Вот,  и эта дверь  поддалась. Еще одна комната в нашем распоряжении! Зови людей сюда, пусть переносят раненых, которые на улице лежат.
-Дедунька! Спасибо тебе, милый! Что бы мы без тебя делали! Мужики-то все - на крепостных стенах, бабы, что камни могут метать – тоже . Разве  я одна управилась бы тут!- Аленка от радости чмокнула старика в щеку. Тот даже покраснел:
-Да, ладно тебе!  Если ключ  получилось подобрать, то почему бы и  не отпереть дверь –то!
Аленка была в башне за старшую: руководила , кого где разместить, следила, чтобы паники не было, чтобы ходячие помогали лежачим. В башню приносили раненых, которые уже не могли самостоятельно передвигаться.  Несколько пожилых женщин, стариков и подростков   оказывали здесь первую, а кому-то и последнюю помощь- перевязывали раны, давали обезболивающий отвар лесных трав. Некоторые воины, подлечив раны и набравшись  сил , снова отправлялись на городские стены.  Аленка каждый раз радовалась, когда очередной  боец поднимался на ноги, и каждый раз  рыдала, словно хоронила собственного брата или отца, когда кто-то из ее подопечных умирал…
В башне  все размещались в большой комнате, что была расположена внизу. Но  наверху, если подняться по темной лестнице,  можно было отыскать  еще множество каких-то комнатушек. Только все они были заперты на ключ.  Старый ключник, что начинал служить еще при прежнем князе, давно помер. Ключи давно утеряны  за ненадобностью. А теперь, когда татары осадили город, когда все башни  пришлось утрамбовать людьми и припасами зерна, каждый квадратный метр башни был просто на вес золота. Вот и пришлось отвоевывать  у спасительницы-башни не то что каждую комнату, но и каждый закоулок. Поэтому, когда  Кузьмичу удавалось открыть  очередную дверь, все несказанно радовались:  можно  еще кого-то из раненых укрыть от  огненных татарских стрел…
-Аленка! Иди сюда! Смотри, что я нашел! -   позвал старик девушку.
 Та подбежала и заглянула в комнатенку, которую только что открыл Кузьмич.  Там, в холодном сумраке, прислонившись к стене, кто-то сидел и не шевелился.
-Кто это?
-Вот и я не знаю.  Но думаю, что не жилец. Это уж точно. Видно, кого-то когда-то заточили в эту башню, а мы теперь нашли его тело. Не до  того теперь, чтобы выяснять. Надо бы кого-то из мужиков позвать, чтобы вынести тело и похоронить по-человечески вместе с другими мертвыми.  Я-то сам его не вытащу, сил совсем нет, девятый десяток мне уж пошел. ..Ты, вот что, Аленка, беги на улицу, позови кого… Может, кто-то  из раненых, что на поправку идет, сможет нам помочь? Комнатенку надо освободить от мертвяка, чтобы живых здесь разместить…
-Ага!  Дедуня, я сейчас что-нибудь придумаю!
И Аленка  бросилась бежать вниз по ступенькам, словно в омут  в поисках помощника.
Но на первом этаже, в большой комнате,  она не смогла никого найти: туда только что принесли новую  партию тяжело раненых.  Бабка Матрена и другие женщины были заняты ими. Стоны, крики, плач.
Аленка выбежала из башни на улицу в надежде найти хоть здесь кого-то.  Увидела  белобрысого паренька-подростка, который рубил корявое дерево, и подозвала к себе. Он обернулся на ее зов и подошел.  Только тут она увидела, что  у парня за спиной, словно сложенные ангельские или птичьи крылья, прятался горб. Но она сейчас мало чему удивлялась... Ей надо было во что бы то ни стало поскорее вынести труп, освободить комнату для вновь прибывших раненых.
-Ты можешь мне помочь?- спросила Аленка.
-Конечно могу! А что надо делать?
Аленка объяснила парню, что именно от него требуется.
-Я  рублю деревья и таскаю бревна к крепостной стене. Там  мужики топят смолу и льют ее на татар, что пытаются с помощью стенобитной машины-порока долбить городскую стену,- объяснил парень.- Сейчас я оттащу бревно, что срубил, и приду, помогу тебе.
-Хорошо! Только торопись! А то мне больше некого попросить!
И Аленка побежала обратно в башню.
*
-А ты бойкая и смелая! Я таких никогда не встречал!- сказал Андрейка,  возвращаясь с Аленкой в башню.
Тело неизвестного человека они вытащили, положили в общую могилу вместе с телами погибших при осаде козельцев.  Уже темнело, татары ночью не так рьяно долбили  стену, поэтому   смола шла в ход не так быстро, как днем.  Андрейка мог позволить себе задержаться немного здесь, у Аленки, перекусить и отдохнуть.
-Ты тоже молодец! Я даже представить себе не могла, что ты такой сильный!
-А чего ж мне сильным не быть! Я-то отцу с десяти лет в кузне  помогаю, вот мышцы-то и натренировал. Горбун задрал  рубаху  и стал показывать девушке  бицепсы.
Аленка улыбнулась.  Еще несколько дней назад она и не подумала бы  посмотреть в сторону какого-то горбуна в то время, как к ней сватались первые красавцы Козельска, а тут…  Да, сейчас все переменилось . ..
Аленка как-то быстро повзрослела, поняла что к чему… Видела, как кто-то пытается  отсыпать зерно, что укрыто в кладовых башни, а кто-то , не щадя жизни своей, спасает город от  степных чужеземных гостей.  Она , та, что вчера еще невестилась, только и думала о женихах, сейчас , вся в крови раненых, в печной копоти,  с растрепанными косами, потому что  переплести их некогда,  вот так, в одночасье стала совсем другим человеком . В свои неполные 16 лет, она, бойкая, смелая и голосистая,  фактически  руководила  маленьким фронтом – одной из башен города , где размещали раненых. Несколько старух, отроков и старик Кузьмич были ее маленькой армией. Все они слушались команд юного командира, кому что делать, кого где размещать. А Аленка и рада была тому, что у нее получается руководить.  Кто-то из дружинников как-то в  разгар осады заглянул сюда, увидел, как Аленка  здесь управляется с ранеными, и назначил ее старшей. Больше он не возвращался. Не беспокоился? Или отбеспокоился?
*
Пошла вторая неделя осады. Все знали, что Торжок продержался две недели, после чего пал.  В башне все старались подбадривать друг друга: кто-то что-то пел, кто-то рассказывал что-то веселое. Но каждый раз, когда приносили новых раненых, поющие и рассказывающие умолкали. 
Андрейка видел, как тяжело Аленке. Иногда казалось, что она засыпает на ходу. Но приходилось  держаться…
Она твердо верила, что козельцы выдержат, что они  выстоят, просто вымотают татар своей стойкостью, и Батый  уведет  свое войско  от города. Она так уверенно говорила об этом, что раненые заряжались от нее этой верой и, казалось, гораздо быстрее поправлялись, чтобы  снова вернуться в строй…
Андрейка  всячески старался помочь. Днем таскал бревна к стенам города, а вечером прибегал в башню, к Аленке, чтобы помогать ей, и чтобы просто …быть с ней рядом.
Однажды  он вдруг попытался ее поцеловать.  Аленка отстранилась … Андрейка больше не настаивал: понимал, кто она, красавица и любимица всех воинов, и кто он, мальчишка-горбун…
Время шло.  Весна все больше вступала в свои права.  Снега таяли, речка Жиздра все больше наполнялась, что было козельцам только на руку:  это затрудняло татарам подход к городу, который был со всех сторон  окружен не только оборонительными сооружениями, но и естественными преградами- рекой, болотами, холмами и взгорьями. ..
Андрейка   организовал  доставку воды в башню. Таскал из городского колодца воду,  взяв себе в помощники нескольких мальчишек из тех, что околачивались в башне  и помогали своим бабкам ухаживать вместе с Аленкой за ранеными…
 
*
Уже месяц, как Козельск держится. Казалось, что конца этому не будет никогда. У некоторых сдавали нервы. Кто-то не выдерживал и шел умирать на крепостные стены, просто подставляясь под татарские стрелы. Кто-то, наоборот, становился только сильнее, словно закалялся  от боли и горя…
Аленка, казалось,  совсем забыла, что  Андрейка  горбун: или перестала это замечать, или привыкла. Он стал ее лучшим другом, первым помощником. Когда они сидели вечером у натопленной печки и мечтали, что заживут лучше прежнего, как только татары уйдут от города, а в этом они даже не сомневались, у обоих глаза загорались,  в них вдруг начинали плясать  цветные огоньки.  Андрейка держал ее маленькую ладошку  в своей. Она не  убирала  руки. Казалось, что вот  так бы и сидели всю жизнь. Но как только кто-то из раненых  начинал стонать, просил воды или еще чего-то, Аленка тут  же вскакивала и бежала на зов, опережая Матрену или других старух, которые были тяжелы на подъем по причине своего возраста…
Потом Аленка  возвращалась и засыпала на его плече. Ей снилось лето, цветы и …Андрейка…
Утром,  проснувшись от Андрейкиного поцелуя, Аленка  бежала к раненым, а тот, еще раз чмокнув любимую,  оставлял ее до вечера. Сам отправлялся  на поиски бревен…
А вечером они снова встречались в башне…
 
*
Но однажды Андрейка влетел в башню, как дикий ураган,  стал кричать, что татары пробили стену, что забрались на вал, что наши дружинники выманены, что идет рукопашный бой, и что там просят подмоги.
Раненые, однорукие и одноногие, те, что могли встать, засобирались. Аленка некоторых стала отговаривать, ведь было понятно, что какая  помощь может быть от одноногого бойца, скорее, он будет только мешать здоровым, создавая толпу. Но отговаривать было бесполезно:  каждый знал, что на валу у него остался брат, отец, сын, друг, сосед или еще кто-то…
 Засобирался и Андрейка. Аленка бросилась ему на шею:
-Не пущу! Без тебя там обойдутся! От тебя-то какая там польза!
Андрейка  впервые резко, даже со злобой, оттолкнул ее:
-Почему это от меня не может быть пользы? Я что, не мужик!
-Да какой ты мужик! Ты же горбун! Вон,  носом землю роешь!- тут Аленка осеклась, поняла, что сказала в сердцах что-то не то. Она бросилась на шею Андрейке, обняла его и заголосила:
- Ну, прости меня, дуру! Сама не понимаю, что говорю. Конечно, мужик. Еще какой мужик! Это я так…
Но Андрейка  оттолкнул ее и выбежал, как будто выпорхнул из гнезда.
*
В эту ночь Андрейка в башню не вернулся. Напрасно  Аленка  расспрашивала о нем у всех, кого приносили: никто ничего не знал о ее горбуне.  Аленка несколько раз порывалась бросить все, хотела  пойти туда, где идет рукопашный бой.  Жизнь стала не мила ей. Но каждый раз что-то останавливало ее: то какой-то раненый позовет, то бабка Матрена  подойдет, обнимет и заплачет. Как их тут одних, немощных, оставить?
*
Так прошло два дня. На третий  день вместе с ранеными принесли  сильно искалеченного горбуна с обожженным лицом. Аленкиному счастью не было предела : искалеченный, но живой. Ее любимый Андрейка!  Но он не узнавал ее, метался в беспамятстве. Аленка же не отходила от него ни на шаг. Казалось, остальные раненые перестали для нее существовать.
Но парень так и не приходил в себя. Ему становилось все хуже и хуже.  Аленка  холила и лелеяла, как только что распустившийся первоцвет, хрупкую надежду. Вместе с бабушкой поила его отварами, смазывала травяными мазями ожоги.
 -Ты только верь, Аленка,-  говорила бабушка,- и он поправится, твой Андрейка. Обязательно поправится, вот увидишь! Вера –то и любовь  не такие чудеса творят…
-Эх! Если бы можно было мои силы отдать твоему Андрейке, так я бы отдал с радостью .Мне-то они зачем теперь! Меня-то, поди, уж никто так не полюбит!- шутил дед Кузьмич. 
Старухи шикали на него, мол, нашел время  шутковать. Старик замолкал и уходил на свою лежанку у самого входа в башню…
*
А на следующий день… А следующего дня просто не было.  Время остановилось. Только весна шла, бежала, стремительно  летела,  как татары, что верхом на конях, пешком – в ворота и во все щели и дыры, что были пробиты в городских стенах, ворвались в Козельск. Со свистом, с криками и улюлюканьем вся эта черная масса, сметая на пути все живое, неслась по улицам  прекрасного старинного русского города, в котором теперь ничто не имело права на жизнь, все было приговорено к смерти…
*
Прекрасная Аленка  сидела над телом умирающего горбуна . Она никуда не бежала из башни. Да и куда можно было убежать от смерти, когда она повсюду. Она только тихонько гладила волосы любимого и говорила:
Андрейка! Встань, поднимись, защити меня! Сбереги от поганых, придумай что-нибудь, как ты всегда придумывал! Уведи меня в один и своих лазов, спрячь в каком-нибудь из колодцев, откуда ты таскал воду. Мне без тебя ничего не надо. Мне и белый свет без тебя ни мил. Обидела я тебя, а ты даже и не простил напоследок...
Слезы  переполняли ее глаза-океаны, катились  бурлящими реками по щекам.  Она не заметила, как Андрейка открыл глаза… Открыл глаза, посмотрел на Аленку в последний раз ,потом закрыл их и снова открыл, как будто подтвердил что-то. То ли согласился с чем-то, то ли   это был жест того, что он ее простил. Как знать. Но после этого, он снова закрыл их и больше уже не открывал никогда…
Аленка  почувствовала, как теплая рука, которую она держала в своей, постепенно стала холодной.
Она встала и молча  вышла из башни …  Направилась в сторону ворвавшейся в город весны…
*
 
Историческая справка.

 На Осаду Козельска хан Батый потратил 7 недель,  без малого 2 месяца, что было очень большим сроком. Дольше продержался лишь Киев. А такие крупные города, как Рязань, Владимир и Галич, смогли продержаться не более 6 дней. Из 5 месяцев зимней компании 1237-38-го годов против Руси  хан Батый  2 месяца потратил только на Козельск. Поэтому, наконец-то завоевав город, он отдал приказ жечь и убивать всех, даже младенцев.  Малолетний князь Василий, занимавший стол Козельска в то время, тоже погиб .
17.01.2014
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Рейтинг: +23 261 просмотр
Комментарии (40)
Николай Талызин # 26 февраля 2015 в 13:28 +2
Спасибо, Елена, за прекрасный экскурс в нашу героическую историю!
С уважением Николай.
Борисова Елена # 26 февраля 2015 в 15:46 +2
Николай, и Вам спасибо за прочтение и отзаыв. Рада, что понравилось. С праздником Вас!
Верещака Мария # 26 февраля 2015 в 17:05 +4
Леночка, с большим интересом прочитала Ваш рассказ о делах давно минувших дней. Отдаю должное Вашему мастерству и таланту автора-женщины так профессионально, художественно - выразительно раскрыть тему. Рассказ, имея познавательную и патриотическую составляющие, будет интересен широкому кругу читателей. Удачи в конкурсе! 9c054147d5a8ab5898d1159f9428261c
Борисова Елена # 26 февраля 2015 в 17:37 +2
Мария, спасибо за теплые слова. Надеюсь, что так и будет: рассказ найдет своего читателя в лице любителей истории...
Михаил Козлов # 26 февраля 2015 в 18:30 +1
Очень интересный рассказ!!! Вы мастер, Елена. Низкий Вам поклон. live1
Борисова Елена # 26 февраля 2015 в 18:54 +2
Михаил, спасибо! С Днем Защитника Вас! Мира, покоя, любви и голубого неба над головой!
Влад Устимов # 26 февраля 2015 в 20:28 +2
История старинная, но сколько в ней патриотизма!
Рассказ интересный, написан талантливо.
Желаю удачи в конкурсе, Елена!
Борисова Елена # 26 февраля 2015 в 20:43 +2
Потому что свою землю защищали, потому и столько патриотизма. Жаль только, что город был сожжен...Спасибо Вам! С праздником!
Татьяна Шарина # 27 февраля 2015 в 00:52 +3
Очень интересный рассказ, Леночка!!! Талантливо написано!! Низкий поклон за такую хорошую работу.Желаю удачи в конкурсе!!
040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6 lenta9m2
Борисова Елена # 27 февраля 2015 в 08:41 +2
Татьяна, спасибо за теплые слова.
Павел Рослов # 27 февраля 2015 в 09:03 +2
Очень здорово, что вспомнились и "древние" защитники. Таких бы рассказов да побольше на этом конкурсе. Успехов!
Борисова Елена # 27 февраля 2015 в 09:15 +3
Павел, спасибо за мнение. Писать исторические рассказы гораздо сложнее, ведь нужно порыться в справочниках. Не у всех есть желание тратить на это время. С Днем Защитника Отечества Вас!
Павел Рослов # 27 февраля 2015 в 11:58 +1
Лена, спасибо!
Борисова Елена # 5 марта 2015 в 22:52 +1
Не стоит благодарности!
Алена Викторова # 27 февраля 2015 в 10:48 +3
войны приносят беду во все времена...
Спасибо, Елена.
Борисова Елена # 27 февраля 2015 в 11:09 +3
Это верно! И нет большей беды, чем война, в какие бы времена мы ни жили и в какой стране...
)) # 27 февраля 2015 в 12:15 +2
Елена, спасибо! Люблю историческую литературу. Рассказ написан мАстерски, образы выписаны настолько реально, что хочется прикоснуться.
Жаль только... А сколько их, таких городов и городков, сожженных, но покрывших себя вечною славою. Ибо ничего нет святее, чем защитить и Землю, и други своя. Еще раз - спасибо. И примите мое восхищение.

Борисова Елена # 27 февраля 2015 в 12:20 +4
Светлана, и Вам спасибо за такой добрый отзыв. Писать исторические рассказы - моя давняя мечта. Но дело это сложное, требующее предварительной проработки темы. Это совсем не то, что царапать рассказы про золушек и олигархов.
Серов Владимир # 27 февраля 2015 в 19:45 +2
Замечательный экскурс в историю! super
Хорошая работа, Лена!
Удачи! lubov5
Борисова Елена # 27 февраля 2015 в 21:07 +1
Владимир, спасибо! С Праздником Вас! Мира и добра!
valerij reshetnik # 27 февраля 2015 в 21:45 +1
Написано интересно, исторически не знаю,
есть разные версии по поводу обороны,
но владеете сюжетом умело. 9c054147d5a8ab5898d1159f9428261c
Молодец, Лена.
Борисова Елена # 28 февраля 2015 в 07:07 +2
Да, сейчас даже говорят , что не было никакого Батыя, что это одного из русских князей , что сотрудничал с завоевателями, называли Батькой. Но это лишь одна из версий. Что там было на самом деле, как проверить. Я взяла за основу общепринятую теорию.
Алесь Казеко # 28 февраля 2015 в 00:03 +1
Очень хорошее произведение, Елена!
Написано мастерски!
Любви и Мира Вам! 040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6

С уважением, Алесь
Борисова Елена # 28 февраля 2015 в 07:08 +1
Алесь, спасибо! мирного неба Вам!
Надежда Рыжих # 28 февраля 2015 в 17:27 +2
Во все времена войны ничего хорошего никому не приносили. Умирали люди, погибали многие просто потому, что стояли не в том месте, не в то время. И всегда была любовь, везде. Без любви нельзя жить. Неважно, какое тело, если обнажена душа.
Борисова Елена # 28 февраля 2015 в 18:08 +2
Верно! Когда я писала этот рассказ, еще не знала, что очень скоро и в наших краях народ узнает, что такое война. И хоть она только крылом нас накрыла, только отголоски до нас долетели, но многое пришлось понять , переоценить...
Людмила Рогочая # 1 марта 2015 в 07:32 +1
Очень художественно и достоверно! Спасибо. 50ba589c42903ba3fa2d8601ad34ba1e
Борисова Елена # 1 марта 2015 в 08:09 +1
Людмила, спасибо!
Халейг - скальд # 3 марта 2015 в 05:41 +2
Как всегда, за княжьи распри,
Людям беды доставались ...
С давних пор на те же грабли,
На Руси мы натыкались ...
Борисова Елена # 3 марта 2015 в 09:29 +3
Было это. Есть. И будет.
Не меняется ничто.
Много люда, не убудет...
Народится, чай, еще...
Светлана Янова # 3 марта 2015 в 10:23 +2
Елена, с большим интересом читаю твои рассказы.
Мастерски, ярко, достоверно, талантливо написано!
БРАВО-БРАВО!!!

Время остановилось, Только весна шла, бежала,
стремительно летела
Борисова Елена # 3 марта 2015 в 12:29 +2
Светочка, спасибо тебе, дорогая, что читаешь, что поддерживаешь. С весной тебя. Пусть она идет, бежит, врывается в твою жизнь без каких-то черных хвостов. Будь счастлива!
Владимир Кулаев # 3 марта 2015 в 19:41 +1
БРАВО, ЛЕНА! ИНТЕРЕСНАЯ РАБОТА! УДАЧИ! 50ba589c42903ba3fa2d8601ad34ba1e 8ed46eaeebfbdaa9807323e5c8b8e6d9
Борисова Елена # 3 марта 2015 в 20:03 +1
Владимир, спасибо!
Людмила Комашко-Батурина # 4 марта 2015 в 12:47 +2
Очень интересный исторический рассказ и... единственный на конкурсе!Не все могут осилить , много материала надо перелопатить, чтоб собрать нужную информацию о делах давно прошедших дней. Удачи! lenta9m2
Борисова Елена # 4 марта 2015 в 13:08 +1
Да, все так. Поэтому я его и писала долго. Спасибо Вам, Людмила!
Валентина Егоровна Серёдкина # 5 марта 2015 в 16:45 +1
Елена, благодарю за интересное произведение! ПОКЛОН НАРОДУ-ПОБЕДИТЕЛЮ! lenta9m2 МИР ДОМУ! МИР ПЛАНЕТЕ! Успехов во благо! 38
Борисова Елена # 5 марта 2015 в 18:00 +1
Спасибо, Валентина! И Вашему дому мира и тепла!
Анна Гирик # 16 марта 2015 в 17:26 0
Очень интересно!! Прочитала с большим удовольствием!!
Спасибо, Леночка!!!!
040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6
Борисова Елена # 16 марта 2015 в 17:34 0
Анна, и Вам спасибо за то, что прочитали!