Свет незнакомой звезды

3 июля 2014 - Елена Можарова
article224749.jpg
 
Уже не первый раз он любовался  этой молодой женщиной. Что–то необычное было в её облике. Чаще всего она встречалась, когда он ехал  в транспорте, причём, общественном. При виде её  на ум приходили известные строчки А. Блока: 
«И каждый вечер, в час назначенный
(Иль это только снится мне?),
Девичий стан, шелками схваченный,
В туманном движется окне…»
И неважно, что всегда встречалась она  по утрам. Он ловил момент, когда придёт такая возможность, чтобы суметь остановить её, заговорить с ней ненароком. А ещё, никогда не веривший в приметы, он с удивлением замечал, что в дни, когда видит её, на редкость всё удачно складывается – не срываются деловые встречи, подписываются нужные договоры, нет пробок на дорогах, и вообще великолепное настроение. Раньше он не соотносил это с ней, но, проанализировав, понял, что так оно и есть.
    Сейчас на рубеже почти сорока лет, большинство окружающих величало его Романом Витальевичем. И только мама, иной раз один на один, ласково звала  – Ромашкой. Во всех анкетах Роман причислял себя к интеллигенции. Родители его, и даже бабушки и дедушки, занимались наукой. В семье приветствовалось изучение астрономии, физики, химии.  Дед до самой глубокой старости преподавал астрономию в одном из престижных вузов столицы. Отец занимался физикой, не чурался и астрономии. С детства Романа окружали звёздные карты, атласы и книги, связанные с изучением Космоса. Чего в семье не признавали, так это всевозможные гадания, предсказания, приметы и суеверия. Мама, как только слышала  по телевизору про колдунов и экстрасенсов, тут же переключала  канал, не пытаясь скрыть неприязни к подобного рода людям и их занятиям. 
      В это утро  Роман и не заметил, как дошёл до остановки. Подъехал его автобус, он сел у окна, и, спустя  всего минут пять, увидел Её. Высокая и стройная молодая женщина стремительно шла в ту же сторону, куда ехал он. Лёгкая и красивая одежда создавала впечатление  полёта.


От неожиданности он глядел на неё не моргая. И в тот момент, когда автобус поравнялся с ней, Она подняла голову и посмотрела прямо на него. Или это только показалось?! Он прикрыл глаза от восторга, а через мгновение её уже не было нигде поблизости.  Если бы его попросили описать Её, то наверняка он бы просто жестикулировал, не имея возможности найти нужные слова из всего своего немаленького лексикона. Нужно ли говорить, что день прошёл на удивление удачно.
        День катился за днём. Ещё долго Роман хранил в памяти ощущение восторга от единственного взгляда Незнакомки. Постепенно острота чувств стала уходить. Новое утро не предвещало ничего  необычного - всё как всегда. Роман вышел из дома, вздохнул полной грудью свежий утренний воздух, и отправился к своей машине. Сегодня много поездок, и без транспорта не обойтись. Полдня на работе пролетели в круговерти дел. В обед он отправился в кафе, что находилось недалеко от офиса. Роман одинаково легко переносил обеды,  как   в компании,  так и  в одиночестве. Если был с друзьями, то шутки и смех не смолкали. А если был один, то просто обдумывал только ему известные идеи или (последнее время) мечты. 
       В этот обед он оказался один. Зайдя в кафе, сел за свободный столик в глубине помещения, сделал заказ, и приготовился ждать. Играла лёгкая приятная музыка, на душе стало спокойно и светло. И именно в этот момент в кафе вошла Она. Роман смотрел  на женщину, забывая дышать. А Она легко прошла мимо, и выбрала место напротив него - за соседним столиком. Сегодня на ней было голубое воздушное платье, которое своими нежными складками подчёркивало стройность фигуры. Открытый ворот наряда  был схвачен у самой груди брошью, которая мерцала в темноте кафе не хуже, чем на ярком солнце. Глаза женщины прикрывали поля  шляпы. Он видел красиво очерченные губы, плавный изгиб подбородка и рядом с прямым носом на бархатной щёчке  родинку в виде сердечка.  Волосы трудно  поддавались описанию только потому, что всё внимание мужчины привлекла Она сама, детали ещё не проявились  в его сознании как следует.


Сердце стучало где–то в горле. Руки вмиг взмокли от волнения. Он начисто забыл и про то зачем  здесь находится, и про свои мысли, и про работу.  Сам не понимая,  что делает, он поднялся и медленно пошёл к Ней, к своей Мечте. И пусть выгонит, пусть промолчит, но не подойти он не мог.  Когда он подошёл, то услышал себя как бы со стороны. Голос перехватило волнение и боязнь, что ничего не получится. 
- Простите! У Вас не занято? Я мог бы присесть? – никак не удавалось избавиться от хрипотцы в голосе. 
Её губы тронула лёгкая улыбка. Теперь он весь напрягся в ожидании, ведь сейчас он впервые услышит голос своей мечты. Она подняла голову, и он снова поразился её глазам: огромным, ярко синим, обрамлённым густыми ресницами. А потом он услышал мелодичный грудной голос, именно такой, какого и ожидал:
- Здесь свободно! Прошу Вас! – и Она плавным жестом указала на место слева от неё. 
Официант принёс его заказ, сориентировавшись на месте. Перед ней уже тоже стояла чашечка  кофе. Только он совершенно не помнил, когда ей успели принести заказ. Женщина держала ручку фарфоровой чашечки длинными пальцами изящной руки. Немного позвякивал тонкий браслет на её руке, и поигрывал нежным голубым блеском камень в красивом перстне на безымянном пальце левой руки. Металл украшений напоминал одновременно и серебро и золото, но был немного ярче и того, и другого. Правая рука просто лежала на столике, красивая уже только сама по себе, не украшенная ничем. 
- А я сильно обнаглею, если спрошу Ваше имя?! – как в омут головой бросился снова Роман. – Меня зовут Роман! – быстро добавил он. 
- Можете меня называть Велла! – произнесла она, и он заслушался тембром её голоса. 
Как же много хотелось о ней узнать. Они говорили вот уже почти двадцать минут, а он всё оставался под волшебством  её очарования. Он впитывал в себя каждое её слово, плохо осознавая их значения. Когда она поднялась, чтобы уходить, он испугался, что уже больше вновь не увидит её. 
- Велла! Я Вас очень прошу, дайте хоть какие–то Ваши координаты! – у него не повернулся язык спросить номер сотового. 
- Роман! Давайте договоримся так – если Вы мне понадобитесь, то я приду снова сюда в это же время. Если я буду нужна Вам, то придёте Вы! 
- А если Вас не будет? Что мне тогда делать? – он почти плакал, умоляя её. 
- Не волнуйтесь, я часто бываю здесь! – успокоила она его, одарив очень красивой и нежной улыбкой.
Так начались их встречи. Не часто они бывали, но бывали. И с каждой такой встречей он влюблялся в неё всё больше. Им  нравилось находиться рядом друг с другом.
     Мысль о степенной семейной жизни не покидала Романа последнее время. Его мечтательное состояние стало бросаться в глаза всем окружающим.  Даже отец, не привыкший вникать в мелкие, на его взгляд, изменения, происходящие в доме, и тот удивлённо поглядывал на сына.
Как-то за завтраком состоялся семейный совет. За ужином не получалось собраться всем вместе.
- Сынок, у тебя что–то происходит! – забросила первый пробный камушек мама. – Ты хоть поделился бы с нами! К чему нам готовиться? 
- С чего ты это взяла, мама? – попытался уйти от ответа Роман. 
- У тебя вид кота, объевшегося сметаны, и знающего, где ещё можно её добыть! – от проницательного взгляда мамы стало немного не по себе. 
- Нашу мать не проведёшь! – усмехнулся отец. – Почище любого ФСБ будет!
Женщина зарделась, услышав такую высокую оценку со стороны мужа. Только было не очень ясно похвальба это, или порицание.
- Ну, и что же у нас грядёт?! – отец отложил в сторону газету, и твёрдо взглянул в глаза сыну. 
- Я и сам пока не знаю! – немного смутившись от родительского напора, ответил Роман. – Но, скажу честно, впервые в жизни мечтаю о переменах! Боюсь спугнуть то, что есть! 
Родители переглянулись между собой, понимая всю значимость сделанного их сыном откровения. Дальше они не стали расспрашивать. Сын взрослый, ему и решать, они могут лишь посоветовать при случае.
Больше за столом сегодня разговоров не было. Роман мечтал о встрече, считал мгновения до того, как снова увидит свою Веллу.  Ещё мучительно долго ждать – до обеда, а это почти вечность. 
       Но как не тянутся минуты, а время не стоит на месте. Ровно в час он сидел за их столиком. А в пять минут второго на пороге кафе появилась она. На ней было облегающее платье серебристого оттенка. Высокие каблуки стального цвета туфелек делали её ещё стройнее. Она могла себе позволить надевать любые каблуки – её возлюбленный высокий мужчина.
Когда она села за столик, и они сделали заказ, он протянул к ней руку и нежно сжал её красивые тонкие пальчики. Браслет мелодично зазвенел от прикосновения его руки. Роман смотрел на неё и любовался. Велла удивительным образом каждый раз менялась. Нет, она не полнела и не худела, и рост оставался прежним. Но вот её волосы и глаза, они менялись даже не понятно почему. То  он видел чёрные и прямые волосы, блестящие от малейшего блика, то они становились светлее. В какой-то момент он замечал, что её причёска непостижимым образом делалась короче, и появлялись вьющиеся лёгкие локоны. И всё это происходило за один вечер, за те часы, когда они были вместе. Что оставалось неизменным, так это шелковистость волос. Глаза тоже имели особенность меняться. Они могли быть насыщенно синими, а могли стать зелёными, или даже серыми.
 А ещё Роман очень любил её слушать. Неважно,  что она говорила, лишь бы говорила. Он впитывал в себя каждое её слово. Мелодично звучащий её голос, завораживал его.
Они говорили уже минут десять. Вернее говорила она, а он продолжал нежно сжимать её пальцы и тонуть в её бездонных глазах, наслаждаясь звуками её голоса. 
- Рома! Ты слышишь ли меня? – улыбнувшись, спросила она, точно поймав его состояние.
- Веллочка! Конечно, слышу! – ответил он, и тут же покраснел, боясь, что она захочет уточнить, ЧТО  ему говорила. 
- Я предлагаю съездить  к морю! – повторила она,  как ни в чём не бывало. 
- Конечно! В любой момент! Море ведь рядом! – обрадовался предложению Роман. И тут же в голове созрел план. Он подумал, что это будет идеальным местом, чтобы предложить ей навсегда быть с ним. В этот момент он поднял глаза и встретился  взглядом с Веллой. Интуиция подсказала ему, что и она подумала про это же, а самое главное, что она согласна. Душа пела от восторга. Её отношение к нему видно было,  и по тому, как она принимала его ухаживания, как не убирала рук от его нежных прикосновений. Они встречались уже неделю, но самое большее,  на что он решился, это вот так трогать её нежные пальчики. Что-то внутри ему подсказывало, что торопиться не следует, что он всё делает верно, иначе можно её спугнуть. Ему так хотелось узнать о ней  как можно больше. 
- Велла! А ты не могла бы рассказать немного о себе! Мне очень интересно всё, что связано с тобой!
- А что бы ты хотел услышать? – она немного усмехнулась, но совсем чуть–чуть. 
- Всё, что ты расскажешь! Где ты родилась, кто твои родители, чем занимались или занимаются? Есть ли у тебя сёстры или братья? Кем ты работаешь. 
- Вот видишь,  сколько у тебя скопилось вопросов! – уже откровенно смеялась она. – Хорошо! Я расскажу  о себе!
И Роман приготовился слушать. 
«Я родилась очень далеко отсюда. Пока не буду тебе говорить в каком городе. Пусть это будет тайной. У нас всегда очень тепло! Но такой красивой зимы, как у вас нет! Здесь я впервые увидела такое чудо, как снегопад! У нас  много фруктов. Правда, здесь подобных  я пока не встречала. Возможно, просто их трудно до вас довезти, чтобы не испортить! 
Родителей своих я не знаю. Никогда не видела ни папы, ни мамы. Воспитывалась, как это у вас говорят, в пансионе. Там со мной были только девочки. Нас обучали многому, и танцам и стихосложению, и борьбе, и грамоте, всему. Здесь я работаю в обычной библиотеке, она находится поблизости от этого кафе. Мне нравится тишина и то, что много разных книг. Очень люблю читать! Ну, что ещё? Вот вроде и всё!» - она улыбнулась вновь, закончив говорить.
Только теперь Роман понял, почему так нравится её слушать. Помимо мелодичного голоса, Велла говорила с лёгким и очень приятным акцентом. После её рассказа стало ясно, что жила она очень далеко отсюда. А не стала говорить подробнее, скорее всего, потому, что это был бедный район какой – нибудь маленькой страны. Так думал про себя Роман. Он слышал её рассказ, и почти всё понял. Однако поймал себя на мысли, что весь уже унёсся в воображении на берег моря. Одна картинка сменяла другую, и каждая была настолько желанна, что его нетерпение всё возрастало и возрастало. Теперь он жалел, что ещё только начало недели, а поездку решили организовать на выходные. Обед подошёл к концу, и сегодня он расставался с Веллой проще, чем до этого. Он знал,  что завтра увидит её вновь, а ещё, что на выходных он будет с ней наедине, и скажет то, что давно решил сказать. И он просто был уверен, что получит согласие, ведь сегодня на прощание, она разрешила ему коснуться губами её бархатной щечки. 
Мгновения скапливались в минуты, а минуты в часы,  приближая неизбежное, которое сейчас так торопил влюблённый мужчина. Он ждал и надеялся, а Судьба уже расставляла их, как фигуры на своей шахматной доске, чтобы сделать то, что задумано только ею…
Дни как не тянулись, а уже завтра долгожданная поездка.  «Хоть бы ничего не помешало! Хоть бы не сорвалось!» -  думал  Роман.
Мама, видя светящиеся счастьем глаза сына, не могла не радоваться в душе. Но с расспросами не лезла. Она хоть и не верила в приметы, но чисто по–женски, боялась спугнуть то состояние сына,  в котором он пребывал. 
- Похоже, отец, скоро Ромашка осчастливит нас с тобой внуком или внучкой! – мечтательно говорила она мужу, как всегда утонувшему в газетных рубриках. 
- Хотелось бы счастья со свадьбой! – ворчливо заметил отец Романа.
- Ну, ты прямо как питекантроп! – усмехнулась жена. – В наше время уже не принято начинать со свадьбы! Теперь на первом месте гражданский брак! Поживут, притрутся, поймут нужны ли друг другу, а тогда и свадьба! 
- Короче, всё не как у людей! – продолжил брюзжать отец. 
- Да ну тебя! Ты своими этими домостроевскими речами кого угодно можешь довести! И так, сколько лет не может семью создать! При сыне помалкивай, прошу тебя! – она умоляюще сложила руки перед грудью (если бы он ещё видел этот жест). 
- Ладно! Пусть живёт, как знает! А ты, мать, больно современная стала! Он, с такими рассуждениями, и со снохой не познакомит! Забудет к нам дорогу и всё! – очень «оптимистично» закончил разговор глава семейства, сложив газету и выйдя из–за стола. 
      Не знал Роман про эти разговоры. Да и не о том были все его мысли. Но родители рассуждали верно – только с ней мыслил он свою дальнейшую жизнь. И правда, как ни странно, была и на стороне отца и на стороне матери. Если бы Велла только намекнула, то вместо поездки на море он отвёз бы её прямым ходом в ЗАГС. И свадьбу закатил бы такую, что все позавидовали бы. Ему хотелось поделиться радостью и счастьем со всеми. Хотелось идти с ней по улице, держать её за руку, и чтобы все завидовали ему, как он сам себе завидовал, находясь рядом с ней. Огорчало только одно -  строго – настрого Велла запретила приходить к ней на работу, и искать с ней встреч помимо тех, что назначит она сама. Каждый раз, когда она чуть припаздывала, сердце сводило страхом, что вдруг она не придёт совсем. И тогда, он думал про то, что не может ослушаться её, и ещё про то, что и  без неё не сможет. 
       Дожив, почти до сорока лет, Роман не был ни юнцом, ни святым. Что греха таить связи были (иначе ЭТО и не назовёшь).  Конечно, назвать его бабником тоже не поворачивался язык. Но все встречи с последующими ночными приключениями не оставили в душе ничего, кроме пустоты и разочарования. «Коль встречи были без любви, то и разлука без печали!» - так часто утешал он сам себя, приписывая самому себе чёрствость и эгоизм. А в компаниях шутил, что у него ледяное сердце. Расставаясь на утро с малознакомой пассией, говорил: «Я ведь предупреждал – сердце у меня ледяное!»
И вот теперь это ледяное сердце сжимало и пульсировало так, что нечем было подчас дышать. Только ночь отделяла их от совместного завтра. 
Утро порадовало пением птиц и отсутствием звонков из офиса. 
Ровно в десять утра Роман сидел за столиком полностью готовый к поездке. Он продумал всё до мелочей, там – на природе ничто не отвлечёт их, и всё будет,  так как захочет она. 
Она вошла в лёгком одеянии, которое так красиво сидело на ней. Розовый цвет  туники отделял матовость открытых плеч и рук. Видно было, что она тоже готовилась к поездке. Роман не мог сдержать восторженной улыбки. 
      Дорога пролетела незаметно. И вот они вдвоём у моря. Он знал несколько закрытых бухточек таких, где никто не помешает. Быстро разложив все вещи и соорудив палатку, они побежали к морю. Волны нежно подхватили их, и плавно закачали. Велла в воде чувствовала себя как русалка.


Она двигалась легко и быстро. Роман пытался её поймать, но каждый раз она выскальзывала из его рук ловкой рыбкой, при этом мелодично и заливисто хохоча. 
Солнце постепенно скатывалось за горизонт. Роман и Велла сидели в палатке и любовались закатом. Он осторожно обнял худенькие плечики своей возлюбленной, а когда она прижалась к нему,  понял, что Велла не против его жарких ласк. Они смотрели в глаза друг друга и мечтали больше никогда не расставаться. 


Море накатывало на них свои волны, не в силах разорвать страстных объятий. А Роман молил Время оставить всё как есть, остановить свой бег. Он навсегда хотел забыть о прошлом без Любимой, и не хотел заглядывать в  будущее. Не отдавая себе в том отчёта, мужчина теперь боялся перемен.
       Наступили самые счастливые дни в жизни Романа. Он ощущал себя мальчишкой, потерявшим напрочь голову. Состоялось и знакомство родителей с Веллой. Он предложил зайти к ним, и она не отказалась. С тех пор Роман стал заглядывать с ней к родителям. Он с удивлением замечал, что и они попали под её необыкновенное обаяние. Отец находил с ней темы для разговоров, что было весьма непривычно для семьи. Как-то Роман застал отца беседующего с Веллой о его наработках по изучению очередного созвездия. Они настолько увлеклись беседой, что не замечали никого вокруг.  Мама тоже хотела почаще говорить с Веллой. Девушка поделилась некоторыми рецептами блюд, которыми теперь мама поражала своих гостей. Роман, наблюдая за общением родителей со своей возлюбленной, и радовался, и немного ревновал её к ним. Ведь она вынуждена была делить своё время с ними, при этом меньше отдавая ему. 
Однажды Роман сильно поранил руку. Случилось это у него дома. Просто надо было переставить небольшой шкафчик по просьбе мамы. Стекло плохо держалось и,  выпав,  разрезало руку чуть выше кисти.  Мама в панике забегала по квартире. Только Велла спокойно подошла к Роману, положила левую руку на место пореза, прижав ладонью кровь. И он почувствовал сначала сильное покалывание на месте раны, потом стало горячо, а в следующее мгновение,  словно тёплой водой омыли порез. Когда Велла отняла руку, то не осталось и следа от пореза. Мама прибежала на кухню с бинтом и зелёнкой, и теперь стояла в ступоре не в силах поверить увиденному...
       Велла тоже ощущала себя легко и спокойно рядом с этим мужественным, сильным и в то же время очень заботливым и ласковым мужчиной.  Она знала, что он защитит, если надо. И оба они бережно охраняли свои чувства. Всё было хорошо, только почему-то Велла не хотела пока говорить о свадьбе. Это очень огорчало Романа. Ему казалось, что брак свяжет их навсегда, и можно будет не бояться ежесекундно, потерять любимую. Существовало и ещё одно, что очень волновало Романа:  Велла очень боялась всех колющих предметов. Она ни разу не взяла в руки нож или шампур. Объясняла она это очень просто, в детстве сильно поранилась и теперь опасалась этих предметов.  Это тем более выглядело странно, помня, как она умело останавливала кровотечения и лечила раны. Возможно, её эти способности  могли действовать только на других, но не на себя. Дни бежали за днями. И что–то витало уже в воздухе необычное, сравниваемое с предчувствием, в которое не верили в семье Романа.
      Канун этого дня получился очень суетливым. Приятные хлопоты сменялись проблемами на работе и дома. Какие–то мелочи вмешивались в стройный ход планов. Что–то отвлекало внимание Романа, и это даже уже раздражало.  Лёг он поздно, быстро заснул, и провёл ночь в кошмарах. Наутро чувствовал себя не то, что не выспавшимся, а несколько разбитым. Во сне он видел Веллу, и она с ним была холодна и не похожа на себя. Помня этот сон, он ощущал внутри себя холодок, предшествующий неприятным событиям. Однако в приметы сегодня он не верил больше, чем всегда. 
Постепенно ночь ушла вместе с тревогой и странными переживаниями. А в обед они с Веллой уже подъезжали к месту их постоянного отдыха. Быстро сложив вещи, побежали купаться. Тёплая вода и радужные брызги вернули прекрасное настроение. Они, как дети, бегали  по берегу, а когда он настигал  Веллу, то они  упоительно  целовались. 
Беготня и страсть сменялись отличным аппетитом. Готовили они всегда вместе, а потом кормили друг друга, балуясь и  шаля. Так прошёл вечер, и море окутали сумерки. Звёзды красиво качались в волнах. Он не отступал от любимой ни на шаг, стараясь оберегать её. Сегодня что-то особенно тревожно было на душе. Роман отлучился всего на пять минут в палатку, чтобы взять куртку для Веллы – стало немного прохладно. Велла сидела у костра, пережав рукой запястье. Оттуда маленькими капельками сочилась кровь.
- Любимая! Что случилось?! – он паниковал в душе даже больше, чем внешне.
- Рома! Я случайно порезалась! Хотела прибрать, взяла нож, и вот! – голос звучал слабо, и сама она стала очень бледной. Кровь не останавливалась, и была  тёмной и очень густой. Через какое–то время молодая женщина совсем ослабела и легла. У глаз появились тени. Она дышала неровно и с трудом. Роман быстро перевязал руку Веллы, но кровь так и сочилась сквозь бинт.
- Любимый, наклонись поближе! Я должна тебе всё рассказать! Сколько успею! – видно было, что каждое слово давалось очень тяжело. 
Роман чуть не плакал, осознавая, что теряет её. Всё его естество противилось этому, не желая ни понимать, ни принимать. Он наклонился почти к губам любимой женщины.
- Дорогой! Я - не землянка! Моя родина – планета Альциона А, это звезда в созвездии Тельца, ярчайшая в рассеянном скоплении Плеяды. Мне нельзя было, чтобы земной воздух попадал в кровь! Любая царапина могла убить меня. Так и вышло! Ты помни, что я тебя очень люблю! – она замолчала, прикрыв глаза от бессилия.  Роман почти плакал, и воспринимал эти слова скорее как бред. Он держал её руку, всё ещё надеясь на чудо. 
- Рома! Любимый, возьми меня на руки и отнеси в море! Там будет моё  пристанище! Ты просто положи меня на волны! Это моя последняя просьба! – женщина совсем прикрыла глаза, в которых уже не было той синевы и блеска, которыми он всегда любовался.  Роман взял на руки любимую женщину, и понёс в море. Слёзы застилали его глаза, и он шёл,  спотыкаясь, при этом,  боясь уронить свою печальную ношу. Дыхание ещё было, но почти не слышное. Он сделал так, как просила она – отнёс её глубоко в море, и положил в волны только тогда, когда понял, что она мертва. 
      Волны подхватили тело звёздной женщины и понесли от него. Роман  вышел на берег, вмиг состарившись на несколько лет. Он до самого рассвета сидел на берегу, глядя  вдаль на море. И в какой–то момент ему показалось, что на том месте, где он видел её, вдруг вспыхнул яркий свет,  и вверх поднялась звёздочка. Но утверждать, что это было точно, он не мог. 


Домой Роман  вернулся опустошённый. Больше ничего не могло его вернуть в прежнее счастливое состояние. Покатились обычные дни. Он, в транспорте больше не смотрел в окно. В кафе приходил, садился за их столик и вспоминал все встречи, от первой и до последней. Иногда скупая слеза скатывалась по щеке. Из него вынули душу. 
     Рутина и однообразие работы сменялось одиночеством дома. К родителям он не шёл, боясь их расспросов и того, что выдаст себя, не сумев скрыть свою печаль. Его Велла появилась ниоткуда и исчезла в никуда. Первое время он совсем не мог спать по ночам. Но постепенно боль утихла, притупилась. 
Однажды, когда он заснул, глубокой ночью в его сон пришла такая  долгожданная Велла. 
- Любимый! Здравствуй! – нежно проговорила она
- Родная! Ты вернулась? – он так  обрадовался, увидев её.
- Нет, Рома! Я пришла сказать тебе, что я не умерла! Просто пришло время мне вернуться обратно! У нас нет космических кораблей! Мы можем перемещаться в пространстве! Я живу так далеко от тебя! 
- Велла! Дорогая! Но я ведь больше не увижу тебя! Или ты вернёшься? – Роман хотел взять за руку любимую, но не смог прикоснуться к ней. Его что–то сковывало. 
- Любимый! Я всегда буду с тобой! Ни на минуту не оставлю тебя! Только это будет немного иначе, чем ты думаешь! И ещё, я не Велла! Меня зовут Веллерения! На нашей планете – звезде Альционе А живут только женщины.  Мужчины живут на соседней звезде Альционе Д. Женщины, когда вырастают, отправляются по Галактике в поисках своей судьбы. На Земле я нашла тебя! И знаешь, родной, улетела я от тебя не одна! Теперь на моей звезде родится твой сын или дочь. Если это будет девочка, то жить она останется со мной, если мальчик, то на другой звезде! 
- Значит, тебе нужен был не я! – одновременно огорчился и обрадовался известию Роман. 
- Любимый, только ты! А дети – это итог большой любви! Разве у вас это не так? Родной, мне пора уходить! 
- Но ты же сказала, что всегда будешь со мной!? – протянул взрослый мужчина как обиженный мальчик. 
- Не сомневайся в этом, любимый! Мы скоро увидимся вновь, а узнаешь меня по моему кольцу! Ты помнишь его? Я хочу, чтобы ты всегда был любим и счастлив! – она нежно коснулась его горячими губами. 
Роман проснулся с чётким ощущением её губ на своей щеке, так реальны были  ночные видения. 
С этого дня, а вернее ночи, в его душе снова появилась надежда. Он каждый день с утра всматривался в прохожих на улице. В обед шёл в кафе и каждую секунду ждал, что откроется дверь, и войдёт его любимая. Но проходили дни, сменяя недели и месяцы, а перемен всё не было. Дома он сказал родителям, что Велла  уехала. И мама, и отец явно расстроились, услышав это. Так пролетел год с той ночи, когда Велла покинула его. 
        Как-то снова, сидя в кафе, Роман вспоминал все их встречи. И вдруг совершенно явственно услышал прелестный голосок Веллы. Она тогда рассказывала, что работает в библиотеке рядом. «Теперь её нет - подумал Роман, - и мне никто не может запретить посмотреть хоть то место, где она работала!» Эта мысль оказалась очень новой и даже приятной. Отложив послеобеденные дела, мужчина отправился по ближайшим библиотекам. В  трёх работали женщины в возрасте, и утверждали, что никто кроме них никогда здесь не работал.  Он вошёл в  четвёртую и   не застал никого у стойки библиотекаря. Роман  тихонько постучал, привлекая к себе внимание. Из недр библиотеки к нему вышла Велла! Мужчина еле удержался на ногах. Он смотрел на девушку, не в силах произнести ни слова. Высокая, стройная и изящная, в красивом сиреневом лёгком платье, она тоже неотрывно глядела на него огромными васильковыми глазами.  На её левой руке красовался перстень с голубым камнем, точно такой же,  как у Веллы. 
Роман еле разлепил пересохшие губы. 
- Простите! А Вы не скажете Ваше имя? Меня зовут Роман! – он с ужасом слышал свой голос, вспоминая, что именно так начал знакомство с Веллой. 
- Валерия! – услышал он самое прекрасное имя на свете, сказанное тем же красивым мелодичным  бархатным голосом. Она смотрела на него и улыбалась как старому и долгожданному знакомому. А потом произнесла: 
- Я Вас так часто видела во сне! Почему же Вы так долго не приходили? 
- Так получилось! – тоже улыбнулся Роман.
- Скажите, а мы с Вами поедем к морю? – совсем сбила с толку его новая знакомая. А в душе у Романа поднялась волна любви, радости и счастья. 
Дома Роман долго не мог уснуть. А когда все же заснул, то увидел любимую. Она уплывала по морю вдаль, прямо  к небу. 
- Родной! Всю свою любовь к тебе я передала ей! Люби меня всегда! – это было последнее,  что услышал Роман от звёздной своей любви. 
Ночь кончилась, впереди занимался новый день, который должен был подарить и любовь,  и счастье.

© Copyright: Елена Можарова, 2014

Регистрационный номер №0224749

от 3 июля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0224749 выдан для произведения:
 
Уже не первый раз он любовался  этой молодой женщиной. Что–то необычное было в её облике. Чаще всего она встречалась, когда он ехал  в транспорте, причём, общественном. При виде её  на ум приходили известные строчки А. Блока: 
«И каждый вечер, в час назначенный
(Иль это только снится мне?),
Девичий стан, шелками схваченный,
В туманном движется окне…»
И неважно, что всегда встречалась она  по утрам. Он ловил момент, когда придёт такая возможность, чтобы суметь остановить её, заговорить с ней ненароком. А ещё, никогда не веривший в приметы, он с удивлением замечал, что в дни, когда видит её, на редкость всё удачно складывается – не срываются деловые встречи, подписываются нужные договоры, нет пробок на дорогах, и вообще великолепное настроение. Раньше он не соотносил это с ней, но, проанализировав, понял, что так оно и есть.
Сейчас на рубеже почти сорока лет, большинство окружающих величало его Романом Витальевичем. И только мама, иной раз один на один, ласково звала  – Ромашкой. Во всех анкетах Роман причислял себя к интеллигенции. Родители его, и даже бабушки и дедушки, занимались наукой. В семье приветствовалось изучение астрономии, физики, химии.  Дед до самой глубокой старости преподавал астрономию в одном из престижных вузов столицы. Отец занимался физикой, не чурался и астрономии. С детства Романа окружали звёздные карты, атласы и книги, связанные с изучением Космоса. Чего в семье не признавали, так это всевозможные гадания, предсказания, приметы и суеверия. Мама, как только слышала  по телевизору про колдунов и экстрасенсов, тут же переключала  канал, не пытаясь скрыть неприязни к подобного рода людям и их занятиям. 
      В это утро  Роман и не заметил, как дошёл до остановки. Подъехал его автобус, он сел у окна, и, спустя  всего минут пять, увидел Её. Высокая и стройная молодая женщина стремительно шла в ту же сторону, куда ехал он. Лёгкая и красивая одежда создавала впечатление  полёта.


От неожиданности он глядел на неё не моргая. И в тот момент, когда автобус поравнялся с ней, Она подняла голову и посмотрела прямо на него. Огромные Её глаза заполнили его всего. Или это только показалось?! Он прикрыл глаза от восторга, а через мгновение её уже не было нигде поблизости.  Если бы его попросили описать Её, то наверняка он бы просто жестикулировал, не имея возможности найти нужные слова из всего своего немаленького лексикона. 
Нужно ли говорить, что день прошёл на удивление удачно.
День катился за днём. Ещё долго Роман хранил в памяти ощущение восторга от единственного взгляда Незнакомки. Постепенно острота чувств стала уходить. Новое утро не предвещало ничего  необычного - всё как всегда. Роман вышел из дома, вздохнул полной грудью свежий утренний воздух, и отправился к своей машине. Сегодня много поездок, и без транспорта не обойтись. Полдня на работе пролетели в круговерти дел. В обед он отправился в кафе, что находилось недалеко от офиса. Роман одинаково легко переносил обеды,  как   в компании,  так и  в одиночестве. Если был с друзьями, то шутки и смех не смолкали. А если был один, то просто обдумывал только ему известные идеи или (последнее время) мечты. 
В этот обед он оказался один. Зайдя в кафе, сел за свободный столик в глубине помещения, сделал заказ, и приготовился ждать. Играла лёгкая приятная музыка, на душе стало спокойно и светло. И именно в этот момент в кафе вошла Она. Роман смотрел  на женщину, забывая дышать. А Она легко прошла мимо, и выбрала место напротив него - за соседним столиком. Сегодня на ней было голубое воздушное платье, которое своими нежными складками подчёркивало стройность фигуры. Открытый ворот наряда  был схвачен у самой груди брошью, которая мерцала в темноте кафе не хуже, чем на ярком солнце. Глаза женщины прикрывали поля  шляпы. Он видел красиво очерченные губы, плавный изгиб подбородка и рядом с прямым носом на бархатной щёчке  родинку в виде сердечка.  Волосы трудно  поддавались описанию только потому, что всё внимание мужчины привлекла Она сама, детали ещё не проявились  в его сознании как следует.


Сердце стучало где–то в горле. Руки вмиг взмокли от волнения. Он начисто забыл и про то зачем  здесь находится, и про свои мысли, и про работу.  Сам не понимая,  что делает, он поднялся и медленно пошёл к Ней, к своей Мечте. И пусть выгонит, пусть промолчит, но не подойти он не мог.  Когда он подошёл, то услышал себя как бы со стороны. Голос перехватило волнение и боязнь, что ничего не получится. 
- Простите! У Вас не занято? Я мог бы присесть? – никак не удавалось избавиться от хрипотцы в голосе. 
Её губы тронула лёгкая улыбка. Теперь он весь напрягся в ожидании, ведь сейчас он впервые услышит голос своей мечты. Она подняла голову, и он снова поразился её глазам: огромным, ярко синим, обрамлённым густыми ресницами. А потом он услышал мелодичный грудной голос, именно такой, какого и ожидал:
- Здесь свободно! Прошу Вас! – и Она плавным жестом указала на место слева от неё. 
Официант принёс его заказ, сориентировавшись на месте. Перед ней уже тоже стояла чашечка  кофе. Только он совершенно не помнил, когда ей успели принести заказ. Женщина держала ручку фарфоровой чашечки длинными пальцами изящной руки. Немного позвякивал тонкий браслет на её руке, и поигрывал нежным голубым блеском камень в красивом перстне на безымянном пальце левой руки. Металл украшений напоминал одновременно и серебро и золото, но был немного ярче и того, и другого. Правая рука просто лежала на столике, красивая уже только сама по себе, не украшенная ничем. 
- А я сильно обнаглею, если спрошу Ваше имя?! – как в омут головой бросился снова Роман. – Меня зовут Роман! – быстро добавил он. 
- Можете меня называть Велла! – произнесла она, и он заслушался тембром её голоса. 
Как же много хотелось о ней узнать. Они говорили вот уже почти двадцать минут, а он всё оставался под волшебством  её очарования. Он впитывал в себя каждое её слово, плохо осознавая их значения. Когда она поднялась, чтобы уходить, он испугался, что уже больше вновь не увидит её. 
- Велла! Я Вас очень прошу, дайте хоть какие–то Ваши координаты! – у него не повернулся язык спросить номер сотового. 
- Роман! Давайте договоримся так – если Вы мне понадобитесь, то я приду снова сюда в это же время. Если я буду нужна Вам, то придёте Вы! 
- А если Вас не будет? Что мне тогда делать? – он почти плакал, умоляя её. 
- Не волнуйтесь, я часто бываю здесь! – успокоила она его, одарив очень красивой и нежной улыбкой.
Так начались их встречи. Не часто они бывали, но бывали. И с каждой такой встречей он влюблялся в неё всё больше. Им  нравилось находиться рядом друг с другом.
Мысль о степенной семейной жизни не покидала Романа последнее время. Его мечтательное состояние стало бросаться в глаза всем окружающим.  Даже отец, не привыкший вникать в мелкие, на его взгляд, изменения, происходящие в доме, и тот удивлённо поглядывал на сына.
Как-то за завтраком состоялся семейный совет. За ужином не получалось собраться всем вместе.
- Сынок, у тебя что–то происходит! – забросила первый пробный камушек мама. – Ты хоть поделился бы с нами! К чему нам готовиться? 
- С чего ты это взяла, мама? – попытался уйти от ответа Роман. 
- У тебя вид кота, объевшегося сметаны, и знающего, где ещё можно её добыть! – от проницательного взгляда мамы стало немного не по себе. 
- Нашу мать не проведёшь! – усмехнулся отец. – Почище любого ФСБ будет!
Женщина зарделась, услышав такую высокую оценку со стороны мужа. Только было не очень ясно похвальба это, или порицание.
- Ну, и что же у нас грядёт?! – отец отложил в сторону газету, и твёрдо взглянул в глаза сыну. 
- Я и сам пока не знаю! – немного смутившись от родительского напора, ответил Роман. – Но, скажу честно, впервые в жизни мечтаю о переменах! Боюсь спугнуть то, что есть! 
Родители переглянулись между собой, понимая всю значимость сделанного их сыном откровения. Дальше они не стали расспрашивать. Сын взрослый, ему и решать, они могут лишь посоветовать при случае.
Больше за столом сегодня разговоров не было. Роман мечтал о встрече, считал мгновения до того, как снова увидит свою Веллу.  Ещё мучительно долго ждать – до обеда, а это почти вечность. 
Но как не тянутся минуты, а время не стоит на месте. Ровно в час он сидел за их столиком. А в пять минут второго на пороге кафе появилась она. На ней было облегающее платье серебристого оттенка. Высокие каблуки стального цвета туфелек делали её ещё стройнее. Она могла себе позволить надевать любые каблуки – её возлюбленный высокий мужчина.
Когда она села за столик, и они сделали заказ, он протянул к ней руку и нежно сжал её красивые тонкие пальчики. Браслет мелодично зазвенел от прикосновения его руки. Роман смотрел на неё и любовался. Велла удивительным образом каждый раз менялась. Нет, она не полнела и не худела, и рост оставался прежним. Но вот её волосы и глаза, они менялись даже не понятно почему. То  он видел чёрные и прямые волосы, блестящие от малейшего блика, то они становились светлее. В какой-то момент он замечал, что её причёска непостижимым образом делалась короче, и появлялись вьющиеся лёгкие локоны. И всё это происходило за один вечер, за те часы, когда они были вместе. Что оставалось неизменным, так это шелковистость волос. Глаза тоже имели особенность меняться. Они могли быть насыщенно синими, а могли стать зелёными, или даже серыми.
 А ещё Роман очень любил её слушать. Неважно,  что она говорила, лишь бы говорила. Он впитывал в себя каждое её слово. Мелодично звучащий её голос, завораживал его.
Они говорили уже минут десять. Вернее говорила она, а он продолжал нежно сжимать её пальцы и тонуть в её бездонных глазах, наслаждаясь звуками её голоса. 
- Рома! Ты слышишь ли меня? – улыбнувшись, спросила она, точно поймав его состояние.
- Веллочка! Конечно, слышу! – ответил он, и тут же покраснел, боясь, что она захочет уточнить, ЧТО  ему говорила. 
- Я предлагаю съездить  к морю! – повторила она,  как ни в чём не бывало. 
- Конечно! В любой момент! Море ведь рядом! – обрадовался предложению Роман. И тут же в голове созрел план. Он подумал, что это будет идеальным местом, чтобы предложить ей навсегда быть с ним. В этот момент он поднял глаза и встретился  взглядом с Веллой. Интуиция подсказала ему, что и она подумала про это же, а самое главное, что она согласна. Душа пела от восторга. Её отношение к нему видно было,  и по тому, как она принимала его ухаживания, как не убирала рук от его нежных прикосновений. Они встречались уже неделю, но самое большее,  на что он решился, это вот так трогать её нежные пальчики. Что-то внутри ему подсказывало, что торопиться не следует, что он всё делает верно, иначе можно её спугнуть. Ему так хотелось узнать о ней  как можно больше. 
- Велла! А ты не могла бы рассказать немного о себе! Мне очень интересно всё, что связано с тобой!
- А что бы ты хотел услышать? – она немного усмехнулась, но совсем чуть–чуть. 
- Всё, что ты расскажешь! Где ты родилась, кто твои родители, чем занимались или занимаются? Есть ли у тебя сёстры или братья? Кем ты работаешь. 
- Вот видишь,  сколько у тебя скопилось вопросов! – уже откровенно смеялась она. – Хорошо! Я расскажу  о себе!
И Роман приготовился слушать. 
«Я родилась очень далеко отсюда. Пока не буду тебе говорить в каком городе. Пусть это будет тайной. У нас всегда очень тепло! Но такой красивой зимы, как у вас нет! Здесь я впервые увидела такое чудо, как снегопад! У нас  много фруктов. Правда, здесь подобных  я пока не встречала. Возможно, просто их трудно до вас довезти, чтобы не испортить! 
Родителей своих я не знаю. Никогда не видела ни папы, ни мамы. Воспитывалась, как это у вас говорят, в пансионе. Там со мной были только девочки. Нас обучали многому, и танцам и стихосложению, и борьбе, и грамоте, всему. Здесь я работаю в обычной библиотеке, она находится поблизости от этого кафе. Мне нравится тишина и то, что много разных книг. Очень люблю читать! Ну, что ещё? Вот вроде и всё!» - она улыбнулась вновь, закончив говорить.
Только теперь Роман понял, почему так нравится её слушать. Помимо мелодичного голоса, Велла говорила с лёгким и очень приятным акцентом. После её рассказа стало ясно, что жила она очень далеко отсюда. А не стала говорить подробнее, скорее всего, потому, что это был бедный район какой – нибудь маленькой страны. Так думал про себя Роман. Он слышал её рассказ, и почти всё понял. Однако поймал себя на мысли, что весь уже унёсся в воображении на берег моря. Одна картинка сменяла другую, и каждая была настолько желанна, что его нетерпение всё возрастало и возрастало. Теперь он жалел, что ещё только начало недели, а поездку решили организовать на выходные. Обед подошёл к концу, и сегодня он расставался с Веллой проще, чем до этого. Он знал,  что завтра увидит её вновь, а ещё, что на выходных он будет с ней наедине, и скажет то, что давно решил сказать. И он просто был уверен, что получит согласие, ведь сегодня на прощание, она разрешила ему коснуться губами её бархатной щечки. 
Мгновения скапливались в минуты, а минуты в часы,  приближая неизбежное, которое сейчас так торопил влюблённый мужчина. Он ждал и надеялся, а Судьба уже расставляла их, как фигуры на своей шахматной доске, чтобы сделать то, что задумано только ею…
Дни как не тянулись, а уже завтра долгожданная поездка.  «Хоть бы ничего не помешало! Хоть бы не сорвалось!» -  думал  Роман.
Мама, видя светящиеся счастьем глаза сына, не могла не радоваться в душе. Но с расспросами не лезла. Она хоть и не верила в приметы, но чисто по–женски, боялась спугнуть то состояние сына,  в котором он пребывал. 
- Похоже, отец, скоро Ромашка осчастливит нас с тобой внуком или внучкой! – мечтательно говорила она мужу, как всегда утонувшему в газетных рубриках. 
- Хотелось бы счастья со свадьбой! – ворчливо заметил отец Романа.
- Ну, ты прямо как питекантроп! – усмехнулась жена. – В наше время уже не принято начинать со свадьбы! Теперь на первом месте гражданский брак! Поживут, притрутся, поймут нужны ли друг другу, а тогда и свадьба! 
- Короче, всё не как у людей! – продолжил брюзжать отец. 
- Да ну тебя! Ты своими этими домостроевскими речами кого угодно можешь довести! И так, сколько лет не может семью создать! При сыне помалкивай, прошу тебя! – она умоляюще сложила руки перед грудью (если бы он ещё видел этот жест). 
- Ладно! Пусть живёт, как знает! А ты, мать, больно современная стала! Он, с такими рассуждениями, и со снохой не познакомит! Забудет к нам дорогу и всё! – очень «оптимистично» закончил разговор глава семейства, сложив газету и выйдя из–за стола. 
Не знал Роман про эти разговоры. Да и не о том были все его мысли. Но родители рассуждали верно – только с ней мыслил он свою дальнейшую жизнь. И правда, как ни странно, была и на стороне отца и на стороне матери. Если бы Велла только намекнула, то вместо поездки на море он отвёз бы её прямым ходом в ЗАГС. И свадьбу закатил бы такую, что все позавидовали бы. Ему хотелось поделиться радостью и счастьем со всеми. Хотелось идти с ней по улице, держать её за руку, и чтобы все завидовали ему, как он сам себе завидовал, находясь рядом с ней. 
Огорчало только одно -  строго – настрого Велла запретила приходить к ней на работу, и искать с ней встреч помимо тех, что назначит она сама. Каждый раз, когда она чуть припаздывала, сердце сводило страхом, что вдруг она не придёт совсем. И тогда, он думал про то, что не может ослушаться её, и ещё про то, что и  без неё не сможет. 
Дожив, почти до сорока лет, Роман не был ни юнцом, ни святым. Что греха таить связи были (иначе ЭТО и не назовёшь).  Конечно, назвать его бабником тоже не поворачивался язык. Но все встречи с последующими ночными приключениями не оставили в душе ничего, кроме пустоты и разочарования. «Коль встречи были без любви, то и разлука без печали!» - так часто утешал он сам себя, приписывая самому себе чёрствость и эгоизм. А в компаниях шутил, что у него ледяное сердце. Расставаясь на утро с малознакомой пассией, говорил: «Я ведь предупреждал – сердце у меня ледяное!»
И вот теперь это ледяное сердце сжимало и пульсировало так, что нечем было подчас дышать. Только ночь отделяла их от совместного завтра. 
Утро порадовало пением птиц и отсутствием звонков из офиса. 
Ровно в десять утра Роман сидел за столиком полностью готовый к поездке. Он продумал всё до мелочей, там – на природе ничто не отвлечёт их, и всё будет,  так как захочет она. 
Она вошла в лёгком одеянии, которое так красиво сидело на ней. Розовый цвет  туники отделял матовость открытых плеч и рук. Видно было, что она тоже готовилась к поездке. Роман не мог сдержать восторженной улыбки. 
Дорога пролетела незаметно. И вот они вдвоём у моря. Он знал несколько закрытых бухточек таких, где никто не помешает. Быстро разложив все вещи и соорудив палатку, они побежали к морю. Волны нежно подхватили их, и плавно закачали. Велла в воде чувствовала себя как русалка.


Она двигалась легко и быстро. Роман пытался её поймать, но каждый раз она выскальзывала из его рук ловкой рыбкой, при этом мелодично и заливисто хохоча. 
Солнце постепенно скатывалось за горизонт. Роман и Велла сидели в палатке и любовались закатом. Он осторожно обнял худенькие плечики своей возлюбленной, а когда она прижалась к нему,  понял, что Велла не против его жарких ласк. Они смотрели в глаза друг друга и мечтали больше никогда не расставаться. 


Море накатывало на них свои волны, не в силах разорвать страстных объятий. А Роман молил Время оставить всё как есть, остановить свой бег. Он навсегда хотел забыть о прошлом без Любимой, и не хотел заглядывать в  будущее. Не отдавая себе в том отчёта, мужчина теперь боялся перемен.
Наступили самые счастливые дни в жизни Романа. Он ощущал себя мальчишкой, потерявшим напрочь голову. Состоялось и знакомство родителей с Веллой. Он предложил зайти к ним, и она не отказалась. С тех пор Роман стал заглядывать с ней к родителям. Он с удивлением замечал, что и они попали под её необыкновенное обаяние. Отец находил с ней темы для разговоров, что было весьма непривычно для семьи. Как-то Роман застал отца беседующего с Веллой о его наработках по изучению очередного созвездия. Они настолько увлеклись беседой, что не замечали никого вокруг.  Мама тоже хотела почаще говорить с Веллой. Девушка поделилась некоторыми рецептами блюд, которыми теперь мама поражала своих гостей. Роман, наблюдая за общением родителей со своей возлюбленной, и радовался, и немного ревновал её к ним. Ведь она вынуждена была делить своё время с ними, при этом меньше отдавая ему. 
Однажды Роман сильно поранил руку. Случилось это у него дома. Просто надо было переставить небольшой шкафчик по просьбе мамы. Стекло плохо держалось и,  выпав,  разрезало руку чуть выше кисти.  Мама в панике забегала по квартире. Только Велла спокойно подошла к Роману, положила левую руку на место пореза, прижав ладонью кровь. И он почувствовал сначала сильное покалывание на месте раны, потом стало горячо, а в следующее мгновение,  словно тёплой водой омыли порез. Когда Велла отняла руку, то не осталось и следа от пореза. Мама прибежала на кухню с бинтом и зелёнкой, и теперь стояла в ступоре не в силах поверить увиденному...
          Велла тоже ощущала себя легко и спокойно рядом с этим мужественным, сильным и в то же время очень заботливым и ласковым мужчиной.  Она знала, что он защитит, если надо. И оба они бережно охраняли свои чувства. 
Всё было хорошо, только почему-то Велла не хотела пока говорить о свадьбе. Это очень огорчало Романа. Ему казалось, что брак свяжет их навсегда, и можно будет не бояться ежесекундно, потерять любимую. 
Существовало и ещё одно, что очень волновало Романа:  Велла очень боялась всех колющих предметов. Она ни разу не взяла в руки нож или шампур. Объясняла она это очень просто, в детстве сильно поранилась и теперь опасалась этих предметов.  Это тем более выглядело странно, помня, как она умело останавливала кровотечения и лечила раны. Возможно, её эти способности  могли действовать только на других, но не на себя. 
Дни бежали за днями. И что–то витало уже в воздухе необычное, сравниваемое с предчувствием, в которое не верили в семье Романа.
Канун этого дня получился очень суетливым. Приятные хлопоты сменялись проблемами на работе и дома. Какие–то мелочи вмешивались в стройный ход планов. Что–то отвлекало внимание Романа, и это даже уже раздражало.  Лёг он поздно, быстро заснул, и провёл ночь в кошмарах. Наутро чувствовал себя не то, что не выспавшимся, а несколько разбитым. Во сне он видел Веллу, и она с ним была холодна и не похожа на себя. Помня этот сон, он ощущал внутри себя холодок, предшествующий неприятным событиям. Однако в приметы сегодня он не верил больше, чем всегда. 
Постепенно ночь ушла вместе с тревогой и странными переживаниями. А в обед они с Веллой уже подъезжали к месту их постоянного отдыха. Быстро сложив вещи, побежали купаться. Тёплая вода и радужные брызги вернули прекрасное настроение. Они, как дети, бегали  по берегу, а когда он настигал  Веллу, то они  упоительно  целовались. 
Беготня и страсть сменялись отличным аппетитом. Готовили они всегда вместе, а потом кормили друг друга, балуясь и  шаля. Так прошёл вечер, и море окутали сумерки. Звёзды красиво качались в волнах. Он не отступал от любимой ни на шаг, стараясь оберегать её. Сегодня что-то особенно тревожно было на душе. Роман отлучился всего на пять минут в палатку, чтобы взять куртку для Веллы – стало немного прохладно. Велла сидела у костра, пережав рукой запястье. Оттуда маленькими капельками сочилась кровь.
- Любимая! Что случилось?! – он паниковал в душе даже больше, чем внешне.
- Рома! Я случайно порезалась! Хотела прибрать, взяла нож, и вот! – голос звучал слабо, и сама она стала очень бледной. Кровь не останавливалась, и была  тёмной и очень густой. Через какое–то время молодая женщина совсем ослабела и легла. У глаз появились тени. Она дышала неровно и с трудом. Роман быстро перевязал руку Веллы, но кровь так и сочилась сквозь бинт.
- Любимый, наклонись поближе! Я должна тебе всё рассказать! Сколько успею! – видно было, что каждое слово давалось очень тяжело. 
Роман чуть не плакал, осознавая, что теряет её. Всё его естество противилось этому, не желая ни понимать, ни принимать. Он наклонился почти к губам любимой женщины.
- Дорогой! Я - не землянка! Моя родина – планета Альциона А, это звезда в созвездии Тельца, ярчайшая в рассеянном скоплении Плеяды. Мне нельзя было, чтобы земной воздух попадал в кровь! Любая царапина могла убить меня. Так и вышло! Ты помни, что я тебя очень люблю! – она замолчала, прикрыв глаза от бессилия.  Роман почти плакал, и воспринимал эти слова скорее как бред. Он держал её руку, всё ещё надеясь на чудо. 
- Рома! Любимый, возьми меня на руки и отнеси в море! Там будет моё  пристанище! Ты просто положи меня на волны! Это моя последняя просьба! – женщина совсем прикрыла глаза, в которых уже не было той синевы и блеска, которыми он всегда любовался.  Роман взял на руки любимую женщину, и понёс в море. Слёзы застилали его глаза, и он шёл,  спотыкаясь, при этом,  боясь уронить свою печальную ношу. Дыхание ещё было, но почти не слышное. Он сделал так, как просила она – отнёс её глубоко в море, и положил в волны только тогда, когда понял, что она мертва. 
Волны подхватили тело звёздной женщины и понесли от него. Роман  вышел на берег, вмиг состарившись на несколько лет. Он до самого рассвета сидел на берегу, глядя  вдаль на море. И в какой–то момент ему показалось, что на том месте, где он видел её, вдруг вспыхнул яркий свет,  и вверх поднялась звёздочка. Но утверждать, что это было точно, он не мог. 


Домой Роман  вернулся опустошённый. Больше ничего не могло его вернуть в прежнее счастливое состояние. Покатились обычные дни. Он, в транспорте больше не смотрел в окно. В кафе приходил, садился за их столик и вспоминал все встречи, от первой и до последней. Иногда скупая слеза скатывалась по щеке. Из него вынули душу. 
Рутина и однообразие работы сменялось одиночеством дома. К родителям он не шёл, боясь их расспросов и того, что выдаст себя, не сумев скрыть свою печаль. Его Велла появилась ниоткуда и исчезла в никуда. Первое время он совсем не мог спать по ночам. Но постепенно боль утихла, притупилась. 
Однажды, когда он заснул, глубокой ночью в его сон пришла такая  долгожданная Велла. 
- Любимый! Здравствуй! – нежно проговорила она
- Родная! Ты вернулась? – он так  обрадовался, увидев её.
- Нет, Рома! Я пришла сказать тебе, что я не умерла! Просто пришло время мне вернуться обратно! У нас нет космических кораблей! Мы можем перемещаться в пространстве! Я живу так далеко от тебя! 
- Велла! Дорогая! Но я ведь больше не увижу тебя! Или ты вернёшься? – Роман хотел взять за руку любимую, но не смог прикоснуться к ней. Его что–то сковывало. 
- Любимый! Я всегда буду с тобой! Ни на минуту не оставлю тебя! Только это будет немного иначе, чем ты думаешь! И ещё, я не Велла! Меня зовут Веллерения! На нашей планете – звезде Альционе А живут только женщины.  Мужчины живут на соседней звезде Альционе Д. Женщины, когда вырастают, отправляются по Галактике в поисках своей судьбы. На Земле я нашла тебя! И знаешь, родной, улетела я от тебя не одна! Теперь на моей звезде родится твой сын или дочь. Если это будет девочка, то жить она останется со мной, если мальчик, то на другой звезде! 
- Значит, тебе нужен был не я! – одновременно огорчился и обрадовался известию Роман. 
- Любимый, только ты! А дети – это итог большой любви! Разве у вас это не так? Родной, мне пора уходить! 
- Но ты же сказала, что всегда будешь со мной!? – протянул взрослый мужчина как обиженный мальчик. 
- Не сомневайся в этом, любимый! Мы скоро увидимся вновь, а узнаешь меня по моему кольцу! Ты помнишь его? Я хочу, чтобы ты всегда был любим и счастлив! – она нежно коснулась его горячими губами. 
Роман проснулся с чётким ощущением её губ на своей щеке, так реальны были  ночные видения. 
С этого дня, а вернее ночи, в его душе снова появилась надежда. Он каждый день с утра всматривался в прохожих на улице. В обед шёл в кафе и каждую секунду ждал, что откроется дверь, и войдёт его любимая. Но проходили дни, сменяя недели и месяцы, а перемен всё не было. Дома он сказал родителям, что Велла  уехала. И мама, и отец явно расстроились, услышав это. Так пролетел год с той ночи, когда Велла покинула его. 
Как-то снова, сидя в кафе, Роман вспоминал все их встречи. И вдруг совершенно явственно услышал прелестный голосок Веллы. Она тогда рассказывала, что работает в библиотеке рядом. «Теперь её нет - подумал Роман, - и мне никто не может запретить посмотреть хоть то место, где она работала!» Эта мысль оказалась очень новой и даже приятной. Отложив послеобеденные дела, мужчина отправился по ближайшим библиотекам. В  трёх работали женщины в возрасте, и утверждали, что никто кроме них никогда здесь не работал.  Он вошёл в  четвёртую и   не застал никого у стойки библиотекаря. Роман  тихонько постучал, привлекая к себе внимание. 
Из недр библиотеки к нему вышла Велла! Мужчина еле удержался на ногах. Он смотрел на девушку, не в силах произнести ни слова. Высокая, стройная и изящная, в красивом сиреневом лёгком платье, она тоже неотрывно глядела на него огромными васильковыми глазами.  На её левой руке красовался перстень с голубым камнем, точно такой же,  как у Веллы. 
Роман еле разлепил пересохшие губы. 
- Простите! А Вы не скажете Ваше имя? Меня зовут Роман! – он с ужасом слышал свой голос, вспоминая, что именно так начал знакомство с Веллой. 
- Валерия! – услышал он самое прекрасное имя на свете, сказанное тем же красивым мелодичным  бархатным голосом. Она смотрела на него и улыбалась как старому и долгожданному знакомому. А потом произнесла: 
- Я Вас так часто видела во сне! Почему же Вы так долго не приходили? 
- Так получилось! – тоже улыбнулся Роман.
- Скажите, а мы с Вами поедем к морю? – совсем сбила с толку его новая знакомая. А в душе у Романа поднялась волна любви, радости и счастья. 
Дома Роман долго не мог уснуть. А когда все же заснул, то увидел любимую. Она уплывала по морю вдаль, прямо  к небу. 
- Родной! Всю свою любовь к тебе я передала ей! Люби меня всегда! – это было последнее,  что услышал Роман от звёздной своей любви. 
Ночь кончилась, впереди занимался новый день, который должен был подарить и любовь,  и счастье.

Рейтинг: +7 364 просмотра
Комментарии (6)
Серов Владимир # 3 июля 2014 в 19:16 0
"Огромные Её глаза заполнили его всего."
Источник: http://parnasse.ru/konkurs/chempionat4kon/etap7chemp4/svet-neznakomoi-zvezdy.html
Александр Внуков # 6 июля 2014 в 13:43 0
Алиса Евселевская # 7 июля 2014 в 03:38 0
Прекрасная сказка о неземной любви. Удачи автору! rose
Елена Бурханова # 8 июля 2014 в 20:10 0
Замечательно! Спасибо автору! 040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6
Татьяна Стафеева # 10 июля 2014 в 07:50 0
Красивая новелла о любви!
Успеха, автор!
040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6
Людмила Комашко-Батурина # 19 июля 2014 в 21:12 0
Люблю женские романы и истории о любви. Читала с интересом, но над изложением надо поработать.