ПОЛЁТЫ ЕРМОЛАИХИ

article225057.jpg

 Самым вредным человеком в деревне считалась бабка Полина или, как её все называли, Ермолаиха. Сухая и костлявая, она легко носила своё тщедушное тело и появлялась обычно там, где её меньше всего ждали. Своим скрипучим голосом она наводила ужас не только на детвору и мелкую домашнюю живность, но и на самых сварливых и крикливых женщин. Мужчины, главным образом, выпивохи, те вообще трепетали перед Ермолаихой.

Но особенно страдали ребятишки. Она просто не давала им житья: они не могли спокойно сыграть ни в футбол, ни в казаки-разбойники, не говоря уже о картах. А о курении, порохе, карбиде вообще не могло быть и речи. Ермолаиха знала все укромные места и, внезапно появляясь, разгоняла ребятню, щедро раздавая подзатыльники и ругаясь на чём свет стоит…

Однажды бабка Полина спугнула троицу сорванцов, которые что-то мастерили в заброшенном сарае. Это Что-то лежало в углу и состояло из тоненьких трубок, тросиков, ремней и какого-то оранжевого полотнища…Это был непорядок! Рассвирепевшая Ермолаиха схватила хлипкое сооружение и потащило его на выход. По дороге чуть не столкнулась с одним из мальчуганов, который умоляюще смотрел на старуху и слёзно просил: «Бабушка Поля! Отдайте нам дельтаплан, мы…» - «Ах ты треклятый!» -загромыхал бабкин голос,- «Ты ишо здеся? Я те щас покажу делоплан!» И она бросилась за мальцом, не выпуская из рук преступный аппарат. Но не успела Ермолаиха сделать и пяти шагов, как почувствовала, что дельтаплан потянуло вверх. Не сбавляя скорости, старуха уцепилась за него обеими руками и продолжала бежать, толкая свою ношу перед собой. Однако проклятый дельтаплан стремился вырваться из бабкиных рук. Тогда бабка изловчилась и, просунув голову в сплетение трубок и ремней, резко оттолкнулась, пытаясь свои весом удержать непослушное ребячье изделие. Внезапно полотнище над головой Ермолаихи раздулось словно парус, и дельтаплан рванулся ввысь, а бабка, соскользнув вниз, оказалась верхом на перекладине, обтянутой резиной.

«Господи Иисусе!» - вырвалось из лужёного горла старухи, когда ноги её потеряли опору под собой и беспомощно задрыгались в воздухе. Дельтаплан плавно набирал высоту. Вот перед взором Ермолаихи проплыла широкая крыша сарая, изумлённые лица создателей этого дьявольского изобретения…

«Ребятки! – заголосила Ермолаиха тоненьким голоском, который мог бы разжалобить даже самого закоренелого злодея, - что мне делать-то? Как его, холеру, опустить-то?» Снизу донеслись рыдания конструкторов: « Бабушка Поля, мы сами не знаем – ни разу ещё не летали-и-и…»

«Ой лихо мне, лихо!» – запричитала Ермолаиха и замотала головой. Дельтаплан тоже начало болтать в разные стороны. Старуха потеряла равновесие и немного сместилась вправо. Дельта- план тоже послушно накренился вправо. Ермолаиха испуганно посунулась влево – Дельтаплан сделал левый разворот. Поняв эту нехитрую закономерность, горе-воздухоплавательница успокоилась и стала быстро осваиваться. Поначалу она охала и ахала, выполняя тот или иной маневр, а затем, сделав прощальный круг, полетела над деревней.

Это было великолепное зрелище! В голубом небе ярко-оранжевое крыло, под ним в белой кофте и развевающейся словно пиратский чёрный флаг, юбке старушка с босыми ногами(новые резиновые калоши слетели ещё в первые секунды полёта). Упоение от полёта было таким, что Ермолаихе захотелось поозорничать. Заложив крутой вираж, она с громовым «Ого-го-го-го!» перешла на бреющий полёт, а затем свечкой взмыла вверх. Там она некоторое время парила подобно кондору, высматривающему добычу. Затем стремительно ринулась вниз к небольшому березнячку. «Микита! – вдруг прогремело с небес, - А вон Верка, жена твоя, идёт! Сейчас достанется тебе и твоим собутыльникам!» Раздался сдавленный вскрик, в березнячке что-то затрещало и стало быстро удаляться. А бабка Полина продолжала облёт.

Вдруг её внимание привлекли две мужские фигуры с канистрами, направлявшиеся к складу ГСМ. « Опять солярку воруете, братики!» - зычный голос заставил братьев Свистуновых – а это были они – вздрогнуть, бросить канистры и стремительно ретироваться от греха подальше.

На некоторое время в воздухе воцарилась тишина. В этот момент из лесочка выпорхнула парочка и попыталась быстро разойтись по разным сторонам. Не тут- то было! Ехидный голос блюстительницы семейных устоев застал парочку врасплох: «А что, чужая баба слаще, Валентин? Или как? А ты, гулёна, за детьми смотрела бы лучше!» Немая сцена a la «Ревизор»…

Ермолаиха снова набрала высоту и стала практиковаться в высшем пилотаже. «Горку», «бочку», «разворот», «солнце» она выполняла легко, даже изящно. Но вот, сорвавшись в крутом пике вниз, она закружилась над банькой Семёна Тимофеева. Из трубы вился лёгкий дымок. На бреющем полёте она сшибла ногой один кирпич, труба завалилась, и дым прекратился. Но в бане что-то зашипело, засвистело, раздался взрыв, в результате которого вынесло дверь вместе с хозяином… А бабка на прощание пригрозила: «Будешь ишо гнать – полицию вызову!»

С этого дня каждый житель деревни, выходя на улицу, первым делом смотрел на небо. И в любую погоду в воздухе парил оранжевый дельтаплан – бабка Полина несла свою нелёгкую вахту: кого-то будила, подгоняла, стыдила, советовала, словом, была при деле…

© Copyright: Александр Лашманов, 2014

Регистрационный номер №0225057

от 5 июля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0225057 выдан для произведения:

 Самым вредным человеком в деревне считалась бабка Полина или, как её все называли, Ермолаиха. Сухая и костлявая, она легко носила своё тщедушное тело и появлялась обычно там, где её меньше всего ждали. Своим скрипучим голосом она наводила ужас не только на детвору и мелкую домашнюю живность, но и на самых сварливых и крикливых женщин. Мужчины, главным образом, выпивохи, те вообще трепетали перед Ермолаихой.

Но особенно страдали ребятишки. Она просто не давала им житья: они не могли спокойно сыграть ни в футбол, ни в казаки-разбойники, не говоря уже о картах. А о курении, порохе, карбиде вообще не могло быть и речи. Ермолаиха знала все укромные места и, внезапно появляясь, разгоняла ребятню, щедро раздавая подзатыльники и ругаясь на чём свет стоит…

Однажды бабка Полина спугнула троицу сорванцов, которые что-то мастерили в заброшенном сарае. Это Что-то лежало в углу и состояло из тоненьких трубок, тросиков, ремней и какого-то оранжевого полотнища…Это был непорядок! Рассвирепевшая Ермолаиха схватила хлипкое сооружение и потащило его на выход. По дороге чуть не столкнулась с одним из мальчуганов, который умоляюще смотрел на старуху и слёзно просил: «Бабушка Поля! Отдайте нам дельтаплан, мы…» - «Ах ты треклятый!» -загромыхал бабкин голос,- «Ты ишо здеся? Я те щас покажу делоплан!» И она бросилась за мальцом, не выпуская из рук преступный аппарат. Но не успела Ермолаиха сделать и пяти шагов, как почувствовала, что дельтаплан потянуло вверх. Не сбавляя скорости, старуха уцепилась за него обеими руками и продолжала бежать, толкая свою ношу перед собой. Однако проклятый дельтаплан стремился вырваться из бабкиных рук. Тогда бабка изловчилась и, просунув голову в сплетение трубок и ремней, резко оттолкнулась, пытаясь свои весом удержать непослушное ребячье изделие. Внезапно полотнище над головой Ермолаихи раздулось словно парус, и дельтаплан рванулся ввысь, а бабка, соскользнув вниз, оказалась верхом на перекладине, обтянутой резиной.

«Господи Иисусе!» - вырвалось из лужёного горла старухи, когда ноги её потеряли опору под собой и беспомощно задрыгались в воздухе. Дельтаплан плавно набирал высоту. Вот перед взором Ермолаихи проплыла широкая крыша сарая, изумлённые лица создателей этого дьявольского изобретения…

«Ребятки! – заголосила Ермолаиха тоненьким голоском, который мог бы разжалобить даже самого закоренелого злодея, - что мне делать-то? Как его, холеру, опустить-то?» Снизу донеслись рыдания конструкторов: « Бабушка Поля, мы сами не знаем – ни разу ещё не летали-и-и…»

«Ой лихо мне, лихо!» – запричитала Ермолаиха и замотала головой. Дельтаплан тоже начало болтать в разные стороны. Старуха потеряла равновесие и немного сместилась вправо. Дельта- план тоже послушно накренился вправо. Ермолаиха испуганно посунулась влево – Дельтаплан сделал левый разворот. Поняв эту нехитрую закономерность, горе-воздухоплавательница успокоилась и стала быстро осваиваться. Поначалу она охала и ахала, выполняя тот или иной маневр, а затем, сделав прощальный круг, полетела над деревней.

Это было великолепное зрелище! В голубом небе ярко-оранжевое крыло, под ним в белой кофте и развевающейся словно пиратский чёрный флаг, юбке старушка с босыми ногами(новые резиновые калоши слетели ещё в первые секунды полёта). Упоение от полёта было таким, что Ермолаихе захотелось поозорничать. Заложив крутой вираж, она с громовым «Ого-го-го-го!» перешла на бреющий полёт, а затем свечкой взмыла вверх. Там она некоторое время парила подобно кондору, высматривающему добычу. Затем стремительно ринулась вниз к небольшому березнячку. «Микита! – вдруг прогремело с небес, - А вон Верка, жена твоя, идёт! Сейчас достанется тебе и твоим собутыльникам!» Раздался сдавленный вскрик, в березнячке что-то затрещало и стало быстро удаляться. А бабка Полина продолжала облёт.

Вдруг её внимание привлекли две мужские фигуры с канистрами, направлявшиеся к складу ГСМ. « Опять солярку воруете, братики!» - зычный голос заставил братьев Свистуновых – а это были они – вздрогнуть, бросить канистры и стремительно ретироваться от греха подальше.

На некоторое время в воздухе воцарилась тишина. В этот момент из лесочка выпорхнула парочка и попыталась быстро разойтись по разным сторонам. Не тут- то было! Ехидный голос блюстительницы семейных устоев застал парочку врасплох: «А что, чужая баба слаще, Валентин? Или как? А ты, гулёна, за детьми смотрела бы лучше!» Немая сцена a la «Ревизор»…

Ермолаиха снова набрала высоту и стала практиковаться в высшем пилотаже. «Горку», «бочку», «разворот», «солнце» она выполняла легко, даже изящно. Но вот, сорвавшись в крутом пике вниз, она закружилась над банькой Семёна Тимофеева. Из трубы вился лёгкий дымок. На бреющем полёте она сшибла ногой один кирпич, труба завалилась, и дым прекратился. Но в бане что-то зашипело, засвистело, раздался взрыв, в результате которого вынесло дверь вместе с хозяином… А бабка на прощание пригрозила: «Будешь ишо гнать – полицию вызову!»

С этого дня каждый житель деревни, выходя на улицу, первым делом смотрел на небо. И в любую погоду в воздухе парил оранжевый дельтаплан – бабка Полина несла свою нелёгкую вахту: кого-то будила, подгоняла, стыдила, советовала, словом, была при деле…

Рейтинг: +7 249 просмотров
Комментарии (4)
Серов Владимир # 5 июля 2014 в 19:11 +2
Хороший рассказ, жаль, что не совсем в тему.
Алена Викторова # 7 июля 2014 в 18:20 +2
Спасибо автору.
освоилась Ермолаиха и на высоте - неисправима.
Людмила Комашко-Батурина # 17 июля 2014 в 02:12 +1
Рассказ очень весёлый, понравился. Хотя, по-моему,не в тему- плюсик жму.
Наталья Андриянова # 17 июля 2014 в 21:32 0