Отрывок из романа СИДЕЛКА

5 июля 2014 - Игорь Коркин

Видавший виды зелёный "кукурузник" грохочет ветхим, свежевыкрашенным металлом, дрожит под гулом двигателя, лениво выезжает на взлётную полосу, разгоняется и, слегка накренившись на бок, взлетает. Набирает высоту. Через минуту полёта высотомер застывает на восьми сотнях. После двойного гудка и жёсткой команды инструктора четыре смельчака-первоходки один за другим несмело "выходят", пытаясь натянуть серьёзную мину хозяев неба. Красная каска и парашют последнего в считанные доли секунды приобретают размеры зрелого картофельного клубня. Резкий поток холодного ветра обжигает лицо. Робкий шаг в воздушную бездну - чувство страха вкупе с неподъёмным земным весом парашюта, обмундирования и "запаски" молниеносно сменяет необыкновенное блаженство: ты и небо, только ты и небо, родное и чужое, знакомое и загадочное, изученное и непостижимое. Эйфория граничит с чувством неполноты цикла - что-то не завершено: мозг, следуя инстинкту самосохранения и наказу инструктора, активирует руку со скобой. В то же мгновение резкий хлопок останавливает силу свободного падения, до боли натягивая ремни на плечах - земная картинка с зелёным полем и полоской леса у зеркального озера застывает, словно стоп-кадр в цифровой камере - смерть, такая холодная и близкая, отдаляется на неопределённое время. Вместе со звуком мотора улетающего самолёта тишина не просто захватывает - она наваливается, накрывает своим величием - аудио дорожка начисто удаляется, оставив зрителю кристально-чистое видео самого высокого разрешения - натурального. Гигантская видео камера одновременно с блокировкой "запаски" автоматически включает зум - земля наезжает, с каждой секундой увеличивая размеры составляющих природного ландшафта. За полсотни метров до финиша ноги поджимаются, и вот она Земля, голубая планета, тысячи раз прославленная и воспетая, свидетельница событий, о которых мы знаем, и о тех, каких не узнаем никогда, колыбель всех наших предков и потомков. После удара тело по инерции падает на бок и переваливается на спину. Наступает тишина, иногда прерываемая шелестом шёлковой травы. Глаза завистливо впиваются в небо, пытаясь зацепиться, слиться, проникнуться его философией, завидуют чёрной завистью. Небо - наркотик, несравнимый ни с чем, среда обитания людей-птиц, готовых остаться в нём навсегда. Руки в изнеможении раскидываются в стороны, аромат земляники и свежескошенной травы врывается в лёгкие. Только теперь по-настоящему понимаешь: ты дома!

 

Этот сон Марк видел с раннего детства, хотя не мог понять, хотел ли он воплощения его в реальности. Видение почти всегда предшествовало действию, ощутимой подвижке в его однообразной жизни. Словно невидимая сила поднимала Марка с насиженного места и вела в бой - к встрече с проблемами, которые не решился бы осилить наяву. По этой причине он не ломал голову, а просто дожидался встречи с разумом, значительно превосходящим его по интеллекту. Подобное рандеву могло состояться в любое время суток независимо от физического и душевного состояния, а также наличия простого желания. Как часто бывшего военного фельдшера и нынешнего работника "неотложки" посещало озарение, он не вспомнил бы, а тем более никогда не отважился поведать о подобном феномене друзьям, родственникам и сослуживцам.

Поэтому фельдшер не удивился, взглянув на часы: второй час ночи не удивил его. Рядом мирно дремала супруга, лепетали во сне две малолетние дочурки на узкой кровати съёмной квартиры. Жена Лилия всегда терпеливо дожидалась добытчика с работы, войны, дружеской вечеринки или командировки, не задавая лишних вопросов. Поэтому они и ладили. Повинуясь приказу, Марк оделся и вышел на балкон. Обычно в таких случаях светила полная луна, раскинув лучи тусклого света среди миллиарда близких и далёких звёзд. Где-то там, на расстоянии пятиста световых лет, вращалась по своей орбите планета Кеплер - 186f с умеренной температурой на поверхности и наличием воды в жидком состоянии. Может, на ней существует его клон, через толщу космической бездны делящийся с ним разумом. В детстве и юности мальчик верил в мага, сошедшего с небес и поселившегося в его белобрысой головёнке, а в качестве зрелого тридцатилетнего мужчины терпеливо дожидался дальнейших инструкций. Нет, босс не произносил слов, не посылал бумажных писем, не пользовался электронной почтой - созерцая свет луны, мысли приходили сами собой, в цветном калейдоскопе букв складывались слова, затем предложения, сначала с произвольным порядком расположения слов, а потом, по мере чередования, проявлялись черты правильных, законченных предложений со всеми частями речи, включая знаки препинания. Самое смешное - Марк не считал, что мыслит неординарно - спонтанные атаки на его мозг он действительно связывал с высшей силой извне.

 

ПОХИТИТЬ КАРИНУ. АЛЕКС ПОМОЖЕТ ТЕБЕ.

 

Инструкция всегда имела вид телеграммы - короткой и лаконичной. В трёх четвертях подобных текстов дополнений не требовалось: он слепо выполнял инструкции, даже самые нелепые с виду, но позже оказывалось, что флагман мысли идёт правильным курсом, метр за метром оккупируя необходимое жизненное пространство. Слово ПОХИТИТЬ у нормального человека вызвало бы страх, в лучшем случае недоверие - Марк же холодно проглотил смысл двух предложений, терпеливо дожидаясь дальнейших указаний.

 

Три годовых военных контракта по специальности не прошли бесследно: смерть, инвалидность, слёзы близких и другие побочные эффекты войны давно стали привычными гостями в его нездоровой психике. Хотел ли он воевать? В позитивном исходе первой кампании его убедил тот же советчик, явившийся в ночь накануне визита в военкомат. Кровь и неплохие деньги только раззадорили фельдшера. На вторую кампанию он решил жениться, а после третьей воплотил идею в жизнь, подписав контракт сразу на два года. Он знал точно: смерть не тронет его. К исходу второго года распевал песни среди корчащихся в муках раненых сослуживцев, хладнокровно подсчитывая сумму первого ипотечного платежа. Осуждал ли Марк себя за это? В первую кампанию - точно, но далее, следуя принципу "человек - главный хищник", превратился в одного из тысяч бездушных вояк, нашедших свою золотоносную жилу.

Внезапно налетевший порыв ветра взбодрил полуночника, чуть не сбив с ног. Теперь он видел половину того, что должен был сделать. Это было законченное письмо-фотобумага, на которой посредством реактива проявлялись люди и окружающий интерьер.

 

Карина - шестнадцатилетняя дочь предпринимателя и в том же лице мошенника Комова, прикарманившего его денежки - средства, вложенные в квартиру на начальном этапе строительства. Теперь благодаря такому умнику его семья вынуждена была ютиться в арендованной"однушке" за непомерную месячную плату. Уже год как обманутые дольщики обивали властные пороги с жалобами, однако преступник-законник ходил гусём, гордо выпятив грудь. Жили Комовы в особняке с охраной, а передвигались строго на машине с тонированными стёклами. Словно боялись мести трёхсот обманутых жертв. Карина полгода находилась в частной клинике. Ходили слухи, что девушка - душевнобольная без надежды на реабилитацию. Однако этот факт не интересовал Марка - он шёл своим курсом, как торпеда к цели. Похитить человека и потребовать за него выкуп у родственников - что может быть легче и проще? На войне это обычная вещь, и только наивный печётся о моральной стороне на самом деле чудовищной акции. Он не жаждал крови, иногда забывая об удачно проведённой афере, но каждый раз, мысленно возвращаясь к способу накопления капитала, становился беспомощным, рыхлым, как весенний снег, давно смирившись с участью аутсайдера на чудесной поляне жизни. Можно ли было назвать подобное чувство малодушием? Вряд ли - скорее он боялся превратиться в демона, изрыгающего зло без надежды на возвращение в людской стан - как на войне: или ты, или тебя.

Однако не всё так просто и однозначно, иначе виртуальный босс выложил бы план целиком, а не часть. Ведомый путеводной звездой, он наскоро оделся, вышел из дома и оседлал любимый мотобайк, волею судьбы не прилипший к рукам Комова.

 

Друг Марка по несчастью пилот Алекс ютился в общежитии на окраине города. Крепкий, коренастый мужчина был одним из тех безбашенных лётчиков, покорявших горы Афгана, льды Заполярья и знойные пустыни Алжира. Алекс, так же как и друг-фельдшер, особо не парился по поводу пирамиды, во всяком случае не выворачивал свои чувства наизнанку. Он всегда списывал убытки на судьбу, но при умелом обращении мгновенно загорался, превращаясь в активированную ракету. Алекс, в отличие от Марка, вёл холостяцкий образ жизни, за каждой юбкой не волочился, но иногда наведывался в клубы "кому за тридцать".

 

- Мог бы и позвонить, - промямлил Алекс, недовольно поглаживая недельную щетину.

Марк с налёта оседлал единственный стул на трёх железных ногах.

- Зачем? - задумчиво парировал ночной гость, рассматривая пустую бутылку из-под кефира и недоеденную горбушку чёрного хлеба.

- Ночь - вроде бы непривычное время для общения, - лётчик нервно прикусил нижнюю губу.

- Прекрасно, что ночь - никто не побеспокоит нас - есть тема, чувак.

Алекс щёлкнул кнопкой электрочайника, на ходу протирая глаза:

- Неужели тема стоит прекрасной феи, которая явилась ко мне во сне?

Марк осёкся, пытаясь натянуть улыбку:

- Сколько раз я советовал тебе жениться?

- Несколько десятков, но в свете существующих проблем в обществе выходит, что я прав.

Марку завидовал Алексу за способность неординарно мыслить, а ещё больше его заводила профессия друга. При каждой встрече хотелось заговорить о небе, затронуть философский аспект вопроса, но ухмылка в глазах друга могла разбить сердечную мечту на сотни обломков. Чайник звонко щёлкнул, выталкивая пар в сторону двух лент с мёртвыми мухами. Марк опустил в стаканы пакетики с чаем и залил кипятком:

- Хочешь вернуть деньги?

Алекс выкатил глаза и закашлялся, не скрывая подобной реакции на слова гостя:

- Ты серьёзно?

В результате неудачного поиска чайной ложки среди холостяцкого столового скарба Марк насыпал в свой стакан сахара из килограммового бумажного пакета:
- Более чем.

Алекс уселся на полуторную железную кровать, опёршись спиной о тонкий ковёр с бахромой и оленями. Его серые глаза застыли на одной точке, готовые пробить брешь на волю. Подобное состояние, довольно редкое для холостяка, могла означать одно: объект готов к бою.

- Надо похитить дочь Комова и возвратить за деньги: твои и мои, кровные, между прочим.

Зрачки Алекса загорелись:

- Киднеппинг?

- Разве важно, как это называется - важно разработать тактический план и точно его исполнить.

- Я так понял, что у тебя он есть.

- Пока нет, но я хотел бы заручиться твоей поддержкой.

- В третьем часу ночи? В психушке тебе обеспечена стопроцентная поддержка.

Марк направился к выходу, обидевшись на друга, да к тому же долгожданной инструкции не последовало. В ту же секунду Алекс ринулся за ночным гостем:

- Сливаешься? А так заинтриговал. Вот что: завтра я везу груз в тайгу геологам. Там её никто не найдёт, жрачки вдоволь. Не сбежит - кругом тайга с диким зверьём, да и вернуть можно любым моим рейсом.

Клубочек, между тем, разматывался нить за нитью. Значит, как инструктировал босс, Алекс без проблем согласился на дело. А ещё у него был приятель в клинике, где лечилась Карина. После телефонного звонка выяснилось, что пациентку в течение следующего дня выписывают, и приехать за ней должен был не захворавший Комов, а новый управляющий.

Чёрный "Порш кайен" остановился на перекрёстке у светофора. Между ним и соседним "Ниссаном" вклинился мотобайк. Мотоциклист хлопнул по водительскому стеклу "немца", указывая на заднее колесо внедорожника. Холёное лицо в разрезе приоткрытого стекла не шелохнулось, словно "поршем" управлял робот.

- Приятель, с правого заднего дым валит - как бы не загорелся.

"Немец" послушно прижался к обочине, миновав перекрёсток. "Приятель" вальяжно вышел из авто, недовольно осматривая колесо. Мотоциклист не отставал:

- Из-под капота тоже прёт: открой-ка - посмотрим. Не дрейфь - я специалист по "кайенам" - подлатаю, если что.

Марку нравилась игра, как будто они с другом играли роли в триллере, а не жили реальностью со всеми вытекающими. Где-то в глубине души он чувствовал себя среди боевиков, готовых на всё и даже скучал по военным действиям. Байкер на мгновение опередил хозяина, незаметным движением капнув шприцом несколько капель масла на головку:

- Видишь: я оказался прав.

"Робот" не спеша снял тёмные очки, скорчив недовольную мину:

- Недавно плановое обслуживание прошёл.

Марк завёл мотоцикл:

- Вот что, приятель: времени у меня мало - двигай за мной. Тут недалеко - за пару-тройку часов справимся.

Марк остановился у замызганного сарая, не имеющего ничего общего с ремонтом автомобилей.

- Ты куда завёл меня, "сусанин?" - "робот" решил пошутить и заодно блеснуть знанием истории.

Алекс в спецовке выпрыгнул, как чёрт из табакерки:

- Всё путём, чел: никому не хочется налогов платить.

"Робот" завёл машину, намереваясь тронуться с места:

- Вот что, чел: сгинь с дороги, если не хочешь гипсами бряцать.

В ответ пилот навалился на машину, демонстративно вытянув руки в стороны:

- Не в падлу быть сбитым крутым аппаратом.

В тот же момент "робот" вышел из авто, выхватил "ствол" и навёл оружие на Алекса:

- Можешь не волноваться на этот счёт.

Боевик ещё что-то хотел добавить, но от удара кулаком Марка рухнул, как перезрелый плод с дерева. Друзья отнесли мужчину в сарай и бросили обмякшее тело на солому. Марк брезгливо высморкался:

- Ловко ты его - небось часового снимал. Кстати, где откопал этот клозет?

- Извини, пятизвёздочного отеля не нашлось, а в этом сарае ещё вчера была конюшня. Ты, кстати, любишь скакунов?

Марк извлёк ампулу и вскрыл пакет с кубовым шприцом:

- Неплохо было бы решить проблему с этим скакуном.

- Э-э, дорогой, - взмолился пилот, - ты ведь клятву гидомкрата давал?

- Гиппократа, ну и что с того? - Марк мастерски наполнил шприц, ввёл препарат подкожно и надпилил вторую ампулу.

Лицо Алекса растянулось, как перезревшая дыня:

- Что собираешься делать с ним: усыпить?

- Я тебе не ветеринар, а простой фельдшер с походной аптечкой.

- И что же досталось скакуну из нашего похода: аспирин?

- Обычный рогипнол с дозой алкоголя: поспит часиков восемь под соломкой, а потом вряд ли что вспомнит, - Марк набрал номер с телефона пациента, - Клиника? Карина Комова готова к выписке? Да, да я и есть господин Шацкий. Прекрасно, буду через двадцать минут.

Алекс осмотрел документы и костюм жертвы:

- Я так понял, господин Шацкий, на стрелку покатишь в этом прикиде?

- А в каком?

- Тогда сам понимаешь: душок не фартовый...Кстати, там везде камеры - придётся мальца поработать с гримом. И не вздумай воспользоваться мобилой - враз засекут.

Марк стянул пиджак с управляющего и накинул на себя:

- Ну как?

Алекс схватился за живот, изо всех сил пытаясь локализовать приступ смеха:

- Давай я позвоню Комову.

- Зачем?

- Скажу, что есть человек на освободившуюся вакансию управляющего.

- Обязательно позвонишь, а пока стаскивай штаны с фраерка.

 

Итак, начало положено. Если остановиться, можно будет надеяться на условное, и то при хорошем адвокате: угон, похищение, да ещё в составе группы тянули на твёрдую десяточку. Был у него в роте адвокат Эдвард - не человек, а груда мышц, потомок отмороженных латышских стрелков. Не сложилось у латыша с адвокатурой: разжаловали и, наигравшись вдоволь в компьютерные стрелялки, защитник возомнил себя супер бойцом. Встретились они на комиссии, последней, решающей комиссии, до которой отсеялось не менее пятидесяти процентов охотников пострелять. Адвокат хотел заполучить непременно гранатомёт, тяжёлый, холодный и мощный. Комиссовали адвоката через три месяца. А так надеялись на героя. В тот день отряд получил задание занять точку в горах на высоте двух тысяч метров. Пешком с полной амуницией, а это вместе с обмундированием не менее пятидесяти килограммов. Добрались: небольшое горное озерцо среди каменных валунов и пара десятков деревцев. Не успел Марк взять пробу воды, как разведка обнаружила неприятеля. Вместо того, чтобы занять позицию, адвокат упал ниц и смертельной хваткой впился в гашетку любимого оружия: деревца попадали, как спички. Даже после того, как атаку отбили, латыш ещё некоторое время истерично смеялся и давил гашетку гранатомёта. Так его вместе с любимой железкой и забрала "вертушка". Зато адвокат за время службы успел поднатаскать Марка в юриспруденции. Угнанный "кайен" в городе - не горы с бородатыми боевиками - где-то там, в глубине души было стыдно за свои действия, но драйв уже успел завладеть их заблудшими душами, каменными сердцами, отмороженными мозгами. Остановиться - значит офоршмачиться, а главное: лишиться реальной, захватывающей игры и сменить её на стоячее болото гражданки.

 

Ухоженное двухэтажное здание клиники за чёрным чугунным забором, сверкающая плитка в лучах бархатного света, уютный кожаный диван, пятидесятидюймовая ЖК панель, бесшумно снующие медработники в тёмно-зелёных халатах немного сбили Марка с толку: оказывается, в этом неспокойном мирке существовал островок стабильности и покоя - ни чета районным поликлиникам с облупившимися стенами и бесконечными очередями.

- Господин Шацкий? - зелёная прозрачная шапочка на волосах длинноногой загорелой блондинки удачно вписывалась в бирюзовый цвет стен заведения.

- Да, да, это я, - смущённо ответил Марк, косясь на золотую цепочку, томящуюся в бархатной впадине между двумя, на треть прикрытыми ажурной шёлковой парой грудями.

- Доктор Нилин ждёт вас в девятом кабинете, - курносая блондинка обнажила два ряда крупных белоснежных зубов и взмахнула крылом, точно лебедь, указывающий направление заблудившемуся путнику среди безбрежной глади озера.

Нилин, высокий, худощавый шатен, не претендовал на стереотип штатного представителя клиники или прекрасно маскировался, используя тяжёлый арсенал медицинских терминов. После пары-тройки предложений он с любовью поглаживал невероятно пышную рыжую бороду, кивал головой, соглашаясь в компетенции собеседника в области психиатрии, и после двух предложений неизменно произносил, слегка округлив глаза: "Вы в курсе?"Марк сообразил, что ему не следует поддакивать и сослаться на лимит времени, однако часто повторяемая пара слов заинтриговала:

- Искусственный интеллект, говорите?

- Именно так.

- Какой диагноз выявили у ребёнка?

- Крайне выраженную олигофрению - идиотию. Вы в курсе?

Марк глубоко вздохнул, имитируя заботливое участие в судьбе пациентки:

- Какая динамика?

- Крайне позитивная: в ближайшее время вы станете свидетелем невероятных изменений в психике и интеллекте Карины. Спасибо господину Комову за смелость и невероятную щедрость, ведь научный эксперимент, не имеющих аналогов в мировой практике, обошёлся семье в несколько миллионов долларов, вы в курсе?

Марк машинально кивнул головой, вытирая холодный пот с лица. Значит, его контрактные денежки проглотил научный эксперимент. Неплохо. Интересно, сколько зарабатывает медсестра в этом заведении? Может, всё бросить и устроиться медбратом с зарплатой в пару лямов? Он мысленно представил себя в зелёном халате и тупо улыбнулся, косясь на бейджик доктора. Надо было просто поблагодарить его и закончить беседу, но язык решил пошалить:

- Значит, говорите, динамика положительная...

- Конечно - вы сами убедитесь в этом. Вот, кстати, и она.

- Вы в курсе?

- В курсе чего?

- После слова "Карина" вы забыли произнести "Вы в курсе"

Доктор расплылся в улыбке, нежно обнимая за плечи молодую шатенку с невероятно выразительными зелёными глазами. На мгновение Марк забыл о цели визита. Девушка с восхищением смотрела на него - освободителя из больничного каземата, тем не менее прижималась к Нилову, боясь смены "хозяина". Доктор присел на корточки, словно пациентка была ребёнком:

- Кариночка, ты любишь загадки?

Шатенка опустила глаза в знак согласия, но Марк продолжал чувствовать её взгляд на себе.

- На ветке сидели три воробушка, два улетели, - доктор сделал небольшую паузу и поднялся, - сколько птиц осталось на ветке?

- Одна птичка.

- Великолепно! - искренне восхитился экзаменующий, несколько раз от души хлопнув в ладоши.

Интерес мгновенно сменился на разочарование, однако Нилин, поймав на лету настроение собеседника, положил руку на сердце:

- Два года назад она не представляла, что такое счёт. Я знаю, какой вопрос последует далее: стоит ли игра золотых свеч? Скажу коротко: наука вступила в новую фазу исследования в области нейропсихиатрии. В ближайшее время человечество невероятно удивится, когда результаты исследований запатентуют и вынесут в мир на всеобщее обозрение и новейшие разработки начнут практиковать. В недалёком будущем каждому смертному будет доступен безоперационный комплекс процедур, направленных на повышение интеллекта. Например: безукоризненное изучение иностранного языка за несколько минут включая произношение, загрузка программы вуза в течение получаса. И совсем сенсационное: ясновидение. Человек при желании сможет распознавать мысли других людей, находящихся как вблизи, так и на расстоянии в миллиарды световых лет. Мозг - неисчерпаемый кладезь знаний, сравнимый со Вселенной, а точнее - её миниатюрная копия. В ближайшей перспективе языки не понадобятся: люди перейдут на обмен мыслями, и живая речь, актуальная в наши дни, попросту отпадёт как ненужная. И ещё более сенсационное и вместе с тем проблематичное открытие: бессмертие, связанное с управляемостью геном, отвечающим за старение клетки. В ближайшее десятилетие человек может установить себе любой возраст: детский, юношеский, зрелый и старческий. "Сбрось десяток с плеч долой" станет стандартной и недорогой процедурой. Дело в том, что цивилизация ещё не достигла полного, наивысшего развития. Если смотреть по десятибальной шкале сейчас мы находимся где-то в районе "четвёрки" - детском периоде с драками - войнами, спорами за песочницу - экономическими санкциями, разбрасыванием игрушек в детской - загрязнением планеты и, конечно же, изучением внутренностей любимой игрушки - бурением земной коры ради извлечения углеводородов. Ближе к "восьмёрке" "детские" наклонности заменят невероятная образованность и мудрость: войны, как и причинение вреда планете уйдут в прошлое. При вяло текущем развитии, какое мы наблюдаем сегодня, такое поколение придёт к тринадцатому тысячелетию, но благодаря научному рывку гигантский временной интервал можно значительно сократить уже в наши дни.

Нилин извлёк из кармана небольшую бутылочку и протянул Марку:

- Здесь сотня таблеток. По одной в течение суток.

Марк сглотнул слюну, поправляя накладные усы и бородку:

- Но тогда отношения между людьми изменятся до неузнаваемости.

- Это прогресс, коллега. Поймите: Земля не вечна, её жителям необходимо развиваться и решать проблему переселения в другие миры для сохранения цивилизации.

Марк взял мензурку с лекарством, рассматривая белые пилюли сквозь тёмное стекло:

- Что это?

- Пациентке необходим покой, хотя два часа здорового сна в течение суток ей вполне достаточно.

Марк открыл рот, озираясь по сторонам:

- Всего два часа?

- Я думаю, неплохо. Сколько человек в жизни спит, стоит в очередях, пробках и тратит драгоценное время на ненужные, порой вредные действия? А некоторые даже убивают себе подобных, предварительно проникшись соответствующей идеологией.

Как ни странно, доктор прав. Многие ли думают о целесообразности и полезности своих действий? Земля напоминает улей, в котором пчёлы, поднявшись спозаранку, спешат за пыльцой, а применительно к людям - деньгами. И неважно, какой ценой они достанутся - довольно часто моральная составляющая отсутствует, уступив место бесовскому началу, завёрнутому в красивую упаковку лжи и обмана. Например, они с Алексом. Насколько оправданы их действия в отношении нездорового и ни в чём неповинного человека? А если люди будут знать о тёмных планах соседей, близких и просто прохожих...Даже невозможно представить подобное новшество в отношениях. Как же тогда извечная борьба добра и зла, белого и чёрного? Если разобраться, за многие тысячи лет ничего не изменилось: одни захватывают в плен одного-двух бедолаг, а другие, порой всем миром, радеют за их освобождение. Первые - злые, вторые - добрые, как в сказках и фильмах. Вся эта волокита и копошня сопровождается невероятным обсуждением в средствах массовой информации, бесконечными разговорами на кухнях и в офисах - люди не работают, а занимаются ерундой, переживают чужую беду, как свою, принимают лекарства, дав волю эмоциям, и когда через какое-то время ситуация позитивно разрешается, чувствуют себя героями, внёсших посильный вклад в общее дело. Смешно? Как ни странно, на этом держится мир. Столкновение любых идеологий: религиозных, политических, социальных - неважно - лишь бы была неразбериха, хаос, эскалация конфликта, война. Неужели злой рок будет вечно преследовать людей и исчезнет только вместе с полной ликвидацией человечества в результате общемировой катастрофы? А если посмотреть с другой стороны: в борьбе и споре рождается истина - человек познаёт себя и таким образом развивается.

Стряхнув налёт нахлынувшей философской романтики, Марк протянул девушке руку. Она застенчиво улыбнулась, продолжая буравить его взглядом:

- Вы за мной?

Марк опустил глаза, пытаясь сдержать слёзы:

- Значит, открытие, как вы говорите, ещё не запатентовано?

- Совершенно верно: этот нюанс согласован с отцом Карины.

- То есть, вы застрахованы.

В ответ губы психиатра растянулись в едва заметную улыбку:

- Я и так сообщил много. Слишком много, - мужчина кивнул головой, повернулся спиной к собеседнику и решительно направился вглубь здания, - желаю удачи!

 

Слова доктора настолько прочно засели в голове Марка, что он застыл, боясь пошевелиться. Значит, пока они с Алексом занимаются хренотнёй, люди в это время не теряют время, решая глобальные проблемы человечества. Впервые за несколько лет ему стало стыдно - Марк не выдел выхода из тупика, надеясь на помощь извне. Однако никто не спешил протянуть ему руку помощи в виде дельного совета, а тем более, реального действия. Инструктор удивительно долго молчал. Значит, всё идёт по плану, а изменения в психике - незапланированная нелепость, слабость, которую он не должен позволять себе. Сделав над собой невероятное усилие, Марк инстинктивно вывел Карину из клиники, усадил в машину и уставился в дальнюю точку, находящуюся на противоположной стороне улицы.

Почему то именно сейчас он вспомнил, как в провинциальном городишке у ратуши стал невольным свидетелем отстрела бродячих собак. Тогда Марку исполнилось тринадцать лет. Судя по всему, убивали животных охотники - затрапезного вида мужчины в ботфортах, туго знающих своё дело. Каждый выстрел неизменно достигал цели - собака падала, громко визжа и дёргая лапами. Марк бросался к каждой бедолаге, пытаясь спасти животных, но свинцовая начинка не давала жертвам не единого шанса. Охотники намеренно шумели, чтобы собаки бросались наутёк, точно зайцы, а потом, быстро прицелясь, спускали курки. Их заводила охота: своё дело они делали мастерски, не успевая перезаряжать ружья и брезгливо закидывая бездыханные окровавленные тушки в грузовичок. Рыжий полугодовалый щенок грелся в лучах утреннего солнца и даже завилял тонким хвостиком, увидев большого брата с длинной палкой наперевес. Брат навёл на него палку и громко вскрикнул, готовясь выстрелить в малыша. Секунды, одна томительнее другой побежали, отсчитывая последние мгновения ещё не жившего животного. Марк бросился на помощь щенку - он мог его спасти и громко окликнул охотника. В это время щенок поднялся, и мольба мальчика слилась с ненавистным хлопком ружья. Дробь рассекла животное напополам, пригвоздив рыжее тельце к земле. Марк опустился на колени, поднял тушку, пытаясь вправить окровавленные внутренности. Охотник громко рассмеялся, снимая с патронташа очередные заряды. Дальше произошло то, что тринадцатилетний мальчик запомнит на всю жизнь и определится со своей будущей профессией: Марк вырвал у охотника ружьё и нанёс ему несколько ударов прикладом, каждый раз неизменно попадая в голову. Всё произошло настолько быстро, что друзья не успели подоспеть на помощь - охотник затих, а через год в результате нескольких операций оформил инвалидность. Невероятными усилиями родителей и властей, санкционировавших бойню средь бела дня в людном месте, дело замяли. Случившееся настолько прочно врезались в психику Марка, что уничтожение себе подобных на войне не вызвало ожидаемого шока, как у других новичков. В первую кампанию он замкнулся в себе, пытаясь понять, как-то оправдать смысл происходящего, но совесть не предполагает долгой борьбы - через два месяца философские размышления сменила обычная компьютерная стрелялка с реальными потерями.

 

Карина сидела, не шелохнувшись, словно манекен. Надо было срочно уезжать и менять машину, припаркованную в двух кварталах от клиники. Но Марк не спешил, и причину своего спокойствия не мог объяснить: сердце не билось учащённо, пот не заливал глаза, одышка не беспокоила, адреналин не выделялся - было такое ощущение, что подобным делом он занимался каждый день и теперь, посовещавшись со своей совестью, решил покаяться во всех грехах в ближайшем храме. Теперь, когда они остались наедине, можно было лучше рассмотреть жертву. Девушка, гордо расправив хрупкие плечи смотрела вдаль сквозь лобовое стекло, раскидистые липы, и даже здания на траектории взгляда не являлись конечным пунктом немигающих, и в тоже время невероятно жизнеутверждающих зелёных глаз с длинными, подкрученными вверх ресницами. Миндалевидные глаза представляли собой миниатюрную копию аквариума, наполненного светло-зелёной жидкостью, бурлящую за тонкой прозрачной стенкой сосуда. Тщательно причёсанные каштановые волосы, скрепленные сзади яркой заколкой слегка прикрывали кристально чистое, восковое лицо с курносым носом, высоким лбом и пухленькими, слегка потрескавшимися губами. Средней длины кружевное кремовое платье, подпоясанное в талии, не выглядело старомодным, подчёркивая чистоту жизненных взглядов хозяйки. Даже фиолетовые блестящие балетки с белыми колготами-паутинками казалось надели только для того, чтобы водрузить куклу на витрину бутика. Она пахла утренней несмятой травой и лесными ягодами, дыхание её было настолько тихо и незаметно, что даже опытный доктор не смог бы заметить движение полной груди с тонкой ниткой жемчуга на бархатной коже. Марк поймал себя на том, что невольно любуется пассажиркой, хотя дотронуться никогда бы не решился, боясь испортить куклу своим прикосновением - она была создана для всеобщего обозрения, а не для плотских утех одного счастливчика.

А через несколько минут пустынный гипноз Нилина растаял, материализовавшись в оазис реальности. По всей вероятности, Комовых облапошили мошенники: не существует никакого искусственного интеллекта, так же, как и научного открытия, о котором взахлёб рассказывал Нилин. Карина всю жизнь так и будет считать птичек на ветке, а Нилин - втирать её отцу о чудесах науки. Если бы Карина попросилась домой, он бы охотно отвёз её, невзирая ни на что.

 

В пути они молчали, как будто таксист Алекс решил сэкономить, соединив два одиночных заказа на один и тот же рейс. Местечковый аэродром среди хвойного леса встретил троицу раскалённым летним вечером с усталым жёлто-оранжевым солнцем, готовым упасть за верхушки сосен. Два десятка железных птиц готовились к ночлегу в двух правильных рядах. Алекс припарковал старенький "Фолькс пассат", вышел первым и ловко перегрузил четыре увесистые сумки из багажника на рядом стоящую тележку. Тишина вкупе с пьянящим хвойным воздухом настолько завораживала, что они боялись даже дыханием спугнуть наступившее блаженство - словно вакуум был способен сделать защитный оберег на удачный полёт. Карина сделала несколько шагов вдоль изгороди из плюща.

- Чем ты её напичкал? - Алекс, поймав удачный момент, приблизился к другу.

Марк слегка улыбнулся, вспоминая налёт в магазин за походной одеждой для Карины. Весь процесс занял не более двадцати минут: короткого взгляда было достаточно, чтобы "примерить" одежду на НЕЁ. Среди сотен маек, джинсов, кроссовок, спортивных костюмов, только одна единственная вещь просила купить именно её, а не какую-нибудь другую. Тогда, в магазине, Марк не предал этому моменту особого значения, сославшись на спешку и хороший глаз, а сейчас, когда Карина, влитая в походные джинсы, в чёрной бейсболке и солнцезащитных очках продолжала хранить гордое молчание, растерялся не на шутку.

- Немой, тебе повторять дважды? - Алекс не поленился повторить вопрос шёпотом.

- Зачем её пичкать - она по жизни напичканная - бери и вези, куда хочешь и говори на любые темы - она мало что понимает, - нервно пробасил Марк.

Вдруг, со стороны, на которую обратила свой взор Карина, раздался тихий звук, через десяток секунд превратившийся в знакомый звук авиационного двигателя. Белый самолёт, сверкнув крыльями, показался в лучах заходящего солнца, точно на авиашоу, зашёл на второй круг, мастерски коснулся взлётной полосы, прокатился по инерции две сотни метров, снизил скорость и занял одно из пустующих мест среди железных собратьев малой авиации.

- Так вот, значит, чего она ждала..., - Алекс направился в сторону диспетчерского пункта, доверив тележку с грузом Марку, - откуда наша красотка узнала о прилёте сто восемьдесят второй Сессны почти за две минуты до появления в небе? Звук супер тихого двигателя на таком расстоянии недоступен слуху человека.

- Не знаю. Интуиция, наверное...

- Это всё, что ты можешь сказать?

Макс проглотил ответ, чувствуя себя во власти друга-лётчика и крылатых машин:

- А где твой летучий голландец?

 

После короткого оформления документов Алекс, миновав несколько машин, остановился у красно-белого красавца:

- Голландцы бороздят кипящие мозги мореплавателей, а мой экземпляр штурмует небесную твердь, - пилот повернул ключ и потянул на себя ручку двери-трапа, - прошу леди занять своё место в салоне воздушного судна.

Карина ловко преодолела несколько ступеней, слегка пригнувшись вошла в салон и заняла широкое пассажирское кресло сзади. Марк перевёл взгляд на друга:

- Откуда она знает, на какое из четырёх мест садиться? - вопрос его скорее прошипел нежели прозвучал.

- Значит, теперь настал твой черёд задавать вопросы? - парировал пилот.

Марк осёкся, невольно вспомнив лекцию Нилина. За два часа с момента похищения Карина произнесла несколько коротких фраз, в основном полное согласие с его действиями. Ни разу не вспомнив о доме. Мозг олигофрена не способен оценить ситуацию, а тем более - логически мыслить, то есть, сделать выводы из происходящих событий. Вполне возможно, богатый отец брал её в полёты и момент с ожиданием самолёта каким-то образом закрепился в памяти. Такой ход мыслей вернул психическое состояние Марка в исходное состояние, оставив лишь осадок.

- Это тоже сто восемьдесят вторая Сессна? - оживился он, желая продемонстрировать личный интерес к авиатехнике и одновременно уйти от вопроса.

Алексу не понравился манёвр, однако он решил не обострять тему перед полётом:

- Молодец - у тебя всегда была неплохая память - нет - это сто семьдесят вторая старушка.

Марка сглотнул слюну, пытаясь изобразить улыбку.

- Не парься - модель используется с середины прошлого века, а моей ласточке и двух лет нет, - Алекс открыл два грузовых отсека и поднял одну из сумок, - помоги!

 

Марку приходилось летать авиалайнерами. Но в качестве пассажира в глубине салона. И вертолётами. Но в составе группы в качестве фельдшера. Теперь же он оказался рядом с пилотом перед панелью с множеством приборов на панели инструментов. Плюс прекрасный обзор через прозрачные стёкла компактного аппарата. Пилот провёл короткий ликбез по пристёгиванию двумя ремнями - основным и наплечным, повернулся к пассажирке и обомлел - Карина правильно пристегнулась и успела надеть авиационную гарнитуру. На этот раз вопроса не последовало: Алекс вздохнул, щёлкнул тумблером MASTER, произвёл несколько манипуляций с рычагами управления и завёл двигатель. В глубине души Марк сомневался в работоспособности посудины - в сравнении с боевой лётной техникой слишком хрупкую конструкцию она представляла - не внушающие доверия крылья находились близко - казалось, он оседлал одно из них, как баба яга метлу. Когда "американка" плавно тронулась с места и вырулил на взлётную полосу, изобразил неподдельный интерес. Белая разметка поплыла под колёсами, сначала считаемая, потом, с резким увеличением скорости слилась в одну сплошную. Марк затаил дыхание, вжавшись в кресло. Дар речи пришёл, когда самолёт набрал высоту и завис над лесом:

- Мы летим?

Алекс изобразил подобие улыбки:

- Стандартный вопрос для пилота-новичка.

- Но я же не пилот.

- Почему нет - сейчас мы поменяемся местами - побудешь в шкуре нашего брата. Кстати, я думаю, что Карину уже ищут. И возможно выйдут на нас. Ты понимаешь, что точка невозврата пройдена? - серьёзные слова из уст Алекса вытекали, как вода из кувшина, непонятно было, намеревается ли он обсудить с подельником свою участь или рассказать анекдот.

Прямой вопрос застал Марка врасплох. Отвечать не хотелось. Во всяком случае, после взлёта. Теперь, когда начальная фаза дела была пройдена, эмоции уступили место здравому смыслу.

- Сколько нам лететь?

- Двух баков хватит на четыре часа - это девятьсот километров. В Верхнем Ключе дозаправка и дальше на восток до Шиловой Балки. А там на квадроциклах до базы рукой подать. Мы её на кухню спровадим - кухарка будет рада помощнице:

- Карина, картошку умеешь чистить?

Марк замер, ожидая ответа. Девушка наклонилась к Алексу, как будто боялась не быть услышанной:

- Кар-то-шка. Что есть кар-то-шка?

После минутного молчания пилот поставил судно на автопилот и повернул голову к соседу:

- Лады - Карина - моя забота, как собираешься извещать Комова?

Не хотелось расстраивать друга, ведь он работал честно. Неопределённость дополнялась чувством стыда, ведь именно он активировал дело.

- Я ещё не придумал - слишком гладко всё идёт.

- На обдумывание у тебя двое суток, - Алекс откинул голову на подголовник и закрыл глаза.

 

 

 

© Copyright: Игорь Коркин, 2014

Регистрационный номер №0225065

от 5 июля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0225065 выдан для произведения:

Видавший виды зелёный "кукурузник" грохочет ветхим, свежевыкрашенным металлом, дрожит под гулом двигателя, лениво выезжает на взлётную полосу, разгоняется и, слегка накренившись на бок, взлетает. Набирает высоту. Через минуту полёта высотомер застывает на восьми сотнях. После двойного гудка и жёсткой команды инструктора четыре смельчака-первоходки один за другим несмело "выходят", пытаясь натянуть серьёзную мину хозяев неба. Красная каска и парашют последнего в считанные доли секунды приобретают размеры зрелого картофельного клубня. Резкий поток холодного ветра обжигает лицо. Робкий шаг в воздушную бездну - чувство страха вкупе с неподъёмным земным весом парашюта, обмундирования и "запаски" молниеносно сменяет необыкновенное блаженство: ты и небо, только ты и небо, родное и чужое, знакомое и загадочное, изученное и непостижимое. Эйфория граничит с чувством неполноты цикла - что-то не завершено: мозг, следуя инстинкту самосохранения и наказу инструктора, активирует руку со скобой. В то же мгновение резкий хлопок останавливает силу свободного падения, до боли натягивая ремни на плечах - земная картинка с зелёным полем и полоской леса у зеркального озера застывает, словно стоп-кадр в цифровой камере - смерть, такая холодная и близкая, отдаляется на неопределённое время. Вместе со звуком мотора улетающего самолёта тишина не просто захватывает - она наваливается, накрывает своим величием - аудио дорожка начисто удаляется, оставив зрителю кристально-чистое видео самого высокого разрешения - натурального. Гигантская видео камера одновременно с блокировкой "запаски" автоматически включает зум - земля наезжает, с каждой секундой увеличивая размеры составляющих природного ландшафта. За полсотни метров до финиша ноги поджимаются, и вот она Земля, голубая планета, тысячи раз прославленная и воспетая, свидетельница событий, о которых мы знаем, и о тех, каких не узнаем никогда, колыбель всех наших предков и потомков. После удара тело по инерции падает на бок и переваливается на спину. Наступает тишина, иногда прерываемая шелестом шёлковой травы. Глаза завистливо впиваются в небо, пытаясь зацепиться, слиться, проникнуться его философией, завидуют чёрной завистью. Небо - наркотик, несравнимый ни с чем, среда обитания людей-птиц, готовых остаться в нём навсегда. Руки в изнеможении раскидываются в стороны, аромат земляники и свежескошенной травы врывается в лёгкие. Только теперь по-настоящему понимаешь: ты дома!

 

Этот сон Марк видел с раннего детства, хотя не мог понять, хотел ли он воплощения его в реальности. Видение почти всегда предшествовало действию, ощутимой подвижке в его однообразной жизни. Словно невидимая сила поднимала Марка с насиженного места и вела в бой - к встрече с проблемами, которые не решился бы осилить наяву. По этой причине он не ломал голову, а просто дожидался встречи с разумом, значительно превосходящим его по интеллекту. Подобное рандеву могло состояться в любое время суток независимо от физического и душевного состояния, а также наличия простого желания. Как часто бывшего военного фельдшера и нынешнего работника "неотложки" посещало озарение, он не вспомнил бы, а тем более никогда не отважился поведать о подобном феномене друзьям, родственникам и сослуживцам.

Поэтому фельдшер не удивился, взглянув на часы: второй час ночи не удивил его. Рядом мирно дремала супруга, лепетали во сне две малолетние дочурки на узкой кровати съёмной квартиры. Жена Лилия всегда терпеливо дожидалась добытчика с работы, войны, дружеской вечеринки или командировки, не задавая лишних вопросов. Поэтому они и ладили. Повинуясь приказу, Марк оделся и вышел на балкон. Обычно в таких случаях светила полная луна, раскинув лучи тусклого света среди миллиарда близких и далёких звёзд. Где-то там, на расстоянии пятиста световых лет, вращалась по своей орбите планета Кеплер - 186f с умеренной температурой на поверхности и наличием воды в жидком состоянии. Может, на ней существует его клон, через толщу космической бездны делящийся с ним разумом. В детстве и юности мальчик верил в мага, снизошедшего с небес и поселившегося в его белобрысой головёнке, а в качестве зрелого тридцатилетнего мужчины терпеливо дожидался дальнейших инструкций. Нет, босс не произносил слов, не посылал бумажных писем, не пользовался электронной почтой - созерцая свет луны, мысли приходили сами собой, в цветном калейдоскопе букв складывались слова, затем предложения, сначала с произвольным порядком расположения слов, а потом, по мере чередования, проявлялись черты правильных, законченных предложений со всеми частями речи, включая знаки препинания. Самое смешное - Марк не считал, что мыслит неординарно - спонтанные атаки на его мозг он действительно связывал с высшей силой извне.

 

ПОХИТИТЬ КАРИНУ. АЛЕКС ПОМОЖЕТ ТЕБЕ.

 

Инструкция всегда имела вид телеграммы - короткой и лаконичной. В трёх четвертях подобных текстов дополнений не требовалось: он слепо выполнял инструкции, даже самые нелепые с виду, но позже оказывалось, что флагман мысли идёт правильным курсом, метр за метром оккупируя необходимое жизненное пространство. Слово ПОХИТИТЬ у нормального человека вызвало бы страх, в лучшем случае недоверие - Марк же холодно проглотил смысл двух предложений, терпеливо дожидаясь дальнейших указаний.

 

Три годовых военных контракта по специальности не прошли бесследно: смерть, инвалидность, слёзы близких и другие побочные эффекты войны давно стали привычными гостями в его нездоровой психике. Хотел ли он воевать? В позитивном исходе первой кампании его убедил тот же советчик, явившийся в ночь накануне визита в военкомат. Кровь и неплохие деньги только раззадорили фельдшера. На вторую кампанию он решил жениться, а после третьей воплотил идею в жизнь, подписав контракт сразу на два года. Он знал точно: смерть не тронет его. К исходу второго года распевал песни среди корчащихся в муках раненых сослуживцев, хладнокровно подсчитывая сумму первого ипотечного платежа. Осуждал ли Марк себя за это? В первую кампанию - точно, но далее, следуя принципу "человек - главный хищник", превратился в одного из тысяч бездушных вояк, нашедших свою золотоносную жилу.

Внезапно налетевший порыв ветра взбодрил полуночника, чуть не сбив с ног. Теперь он видел половину того, что должен был сделать. Это было законченное письмо-фотобумага, на которой посредством реактива проявлялись люди и окружающий интерьер.

 

Карина - шестнадцатилетняя дочь предпринимателя и в том же лице мошенника Комова, прикарманившего его денежки - средства, вложенные в квартиру на начальном этапе строительства. Теперь благодаря такому умнику его семья вынуждена была ютиться в арендованной"однушке" за непомерную месячную плату. Уже год как обманутые дольщики обивали властные пороги с жалобами, однако преступник-законник ходил гусём, гордо выпятив грудь. Жили Комовы в особняке с охраной, а передвигались строго на машине с тонированными стёклами. Словно боялись мести трёхсот обманутых жертв. Карина полгода находилась в частной клинике. Ходили слухи, что девушка - душевнобольная без надежды на реабилитацию. Однако этот факт не интересовал Марка - он шёл своим курсом, как торпеда к цели. Похитить человека и потребовать за него выкуп у родственников - что может быть легче и проще? На войне это обычная вещь, и только наивный печётся о моральной стороне на самом деле чудовищной акции. Он не жаждал крови, иногда забывая об удачно проведённой афере, но каждый раз, мысленно возвращаясь к способу накопления капитала, становился беспомощным, рыхлым, как весенний снег, давно смирившись с участью аутсайдера на чудесной поляне жизни. Можно ли было назвать подобное чувство малодушием? Вряд ли - скорее он боялся превратиться в демона, изрыгающего зло без надежды на возвращение в людской стан - как на войне: или ты, или тебя.

Однако не всё так просто и однозначно, иначе виртуальный босс выложил бы план целиком, а не часть. Ведомый путеводной звездой, он наскоро оделся, вышел из дома и оседлал любимый мотобайк, волею судьбы не прилипший к рукам Комова.

 

Друг Марка по несчастью пилот Алекс ютился в общежитии на окраине города. Крепкий, коренастый мужчина был одним из тех безбашенных лётчиков, покорявших горы Афгана, льды Заполярья и знойные пустыни Алжира. Алекс, так же как и друг-фельдшер, особо не парился по поводу пирамиды, во всяком случае не выворачивал свои чувства наизнанку. Он всегда списывал убытки на судьбу, но при умелом обращении мгновенно загорался, превращаясь в активированную ракету. Алекс, в отличие от Марка, вёл холостяцкий образ жизни, за каждой юбкой не волочился, но иногда наведываясь в клубы "кому за тридцать".

 

- Мог бы и позвонить, - промямлил Алекс, недовольно поглаживая недельную щетину.

Марк с налёта оседлал единственный стул на трёх железных ногах.

- Зачем? - задумчиво парировал ночной гость, рассматривая пустую бутылку из-под кефира и недоеденную горбушку чёрного хлеба.

- Ночь - вроде бы непривычное время для общения, - лётчик нервно прикусил нижнюю губу.

- Прекрасно, что ночь - никто не побеспокоит нас - есть тема, чувак.

Алекс щёлкнул кнопкой электрочайника, на ходу протирая глаза:

- Неужели тема стоит прекрасной феи, которая явилась ко мне во сне?

Марк осёкся, пытаясь натянуть улыбку:

- Сколько раз я советовал тебе жениться?

- Несколько десятков, но в свете существующих проблем в обществе выходит, что я прав.

Марку завидовал Алексу за способность неординарно мыслить, а ещё больше его заводила профессия друга. При каждой встрече хотелось заговорить о небе, затронуть философский аспект вопроса, но ухмылка в глазах друга могла разбить сердечную мечту на сотни обломков. Чайник звонко щёлкнул, выталкивая пар в сторону двух лент с мёртвыми мухами. Марк не спеша кинул в стаканы пакетики с чаем и залил кипятком:

- Хочешь вернуть деньги?

Алекс выкатил глаза и закашлялся, не скрывая подобной реакции на слова гостя:

- Ты серьёзно?

В результате неудачного поиска чайной ложки среди холостяцкого столового скарба Марк насыпал в свой стакан сахара из килограммового бумажного пакета:
- Более чем.

Алекс уселся на полуторную железную кровать, опёршись спиной о тонкий ковёр с бахромой и оленями. Его серые глаза застыли на одной точке, готовые пробить брешь на волю. Подобное состояние, довольно редкое для холостяка, могла означать одно: объект готов к бою.

- Надо похитить дочь Комова и возвратить за деньги: твои и мои, кровные, между прочим.

Зрачки Алекса загорелись:

- Киднеппинг?

- Разве важно, как это называется - важно разработать тактический план и точно его исполнить.

- Я так понял, что у тебя он есть.

- Пока нет, но я хотел бы заручиться твоей поддержкой.

- В третьем часу ночи? В психушке тебе обеспечена стопроцентная поддержка.

Марк направился к выходу, обидевшись на друга, да к тому же долгожданной инструкции не последовало. В ту же секунду Алекс ринулся за ночным гостем:

- Сливаешься? А так заинтриговал. Вот что: завтра я везу груз в тайгу геологам. Там её никто не найдёт, жрачки вдоволь. Не сбежит - кругом тайга с диким зверьём, да и вернуть можно любым моим рейсом.

Клубочек, между тем, разматывался нить за нитью. Значит, как инструктировал босс, Алекс без проблем согласился на дело. А ещё у него был приятель в клинике, где лечилась Карина. После телефонного звонка выяснилось, что пациентку в течение следующего дня выписывают, и приехать за ней должен был не захворавший Комов, а новый управляющий.

Чёрный "Порш кайен" остановился на перекрёстке у светофора. Между ним и соседним "Ниссаном" вклинился мотобайк. Мотоциклист хлопнул по водительскому стеклу "немца", указывая на заднее колесо внедорожника. Холёное лицо в разрезе приоткрытого стекла не шелохнулось, словно "поршем" управлял робот.

- Приятель, с правого заднего дым валит - как бы не загорелся.

"Немец" послушно прижался к обочине, миновав перекрёсток. "Приятель" вальяжно вышел из авто, недовольно осматривая колесо. Мотоциклист не отставал:

- Из-под капота тоже прёт: открой-ка - посмотрим. Не дрейфь - я специалист по "кайенам" - подлатаю, если что.

Марку нравилась игра, как будто они с другом играли роли в триллере, а не жили реальностью со всеми вытекающими. Где-то в глубине души он чувствовал себя среди боевиков, готовых на всё и даже скучал по военным действиям. Байкер на мгновение опередил хозяина, незаметным движением капнув шприцом несколько капель масла на головку:

- Видишь: я оказался прав.

"Робот" не спеша снял тёмные очки, скорчив недовольную мину:

- Недавно плановое обслуживание прошёл.

Марк завёл мотоцикл:

- Вот что, приятель: времени у меня мало - двигай за мной. Тут недалеко - за пару-тройку часов справимся.

Марк остановился у замызганного сарая, не имеющего ничего общего с ремонтом автомобилей.

- Ты куда завёл меня, "сусанин?" - "робот" решил пошутить и заодно блеснуть знанием истории.

Алекс в спецовке выпрыгнул, как чёрт из табакерки:

- Всё путём, чел: никому не хочется налогов платить.

"Робот" завёл машину, намереваясь тронуться с места:

- Вот что, чел: сгинь с дороги, если не хочешь гипсами бряцать.

В ответ пилот навалился на машину, демонстративно вытянув руки в стороны:

- Не в падлу быть сбитым крутым аппаратом.

В тот же момент "робот" вышел из авто, выхватил "ствол" и навёл оружие на Алекса:

- Можешь не волноваться на этот счёт.

Боевик ещё что-то хотел добавить, но от удара кулаком Марка рухнул, как перезрелый плод с дерева. Друзья отнесли мужчину в сарай и бросили обмякшее тело на солому. Марк брезгливо высморкался:

- Ловко ты его - небось часового снимал. Кстати, где откопал этот клозет?

- Извини, пятизвёздочного отеля не нашлось, а в этом сарае ещё вчера была конюшня. Ты, кстати, любишь скакунов?

Марк извлёк ампулу и вскрыл пакет с кубовым шприцом:

- Неплохо было бы решить проблему с этим скакуном.

- Э-э, дорогой, - взмолился пилот, - ты ведь клятву гидомкрата давал?

- Гиппократа, ну и что с того? - Марк мастерски наполнил шприц, ввёл препарат подкожно и надпилил вторую ампулу.

Лицо Алекса растянулось, как перезревшая дыня:

- Что собираешься делать с ним: усыпить?

- Я тебе не ветеринар, а простой фельдшер с походной аптечкой.

- И что же досталось скакуну из нашего похода: аспирин?

- Обычный рогипнол с дозой алкоголя: поспит часиков восемь под соломкой, а потом вряд ли что вспомнит, - Марк набрал номер с телефона пациента, - Клиника? Карина Комова готова к выписке? Да, да я и есть господин Шацкий. Прекрасно, буду через двадцать минут.

Алекс осмотрел документы и костюм жертвы:

- Я так понял, господин Шацкий, на стрелку покатишь в этом прикиде?

- А в каком?

- Тогда сам понимаешь: душок не фартовый...Кстати, там везде камеры - придётся мальца поработать с гримом. И не вздумай воспользоваться мобилой - враз засекут.

Марк стянул пиджак с управляющего и накинул на себя:

- Ну как?

Алекс схватился за живот, изо всех сил пытаясь локализовать приступ смеха:

- Давай я позвоню Комову.

- Зачем?

- Скажу, что есть человек на освободившуюся вакансию управляющего.

- Обязательно позвонишь, а пока стаскивай штаны с фраерка.

 

Итак, начало положено. Если остановиться, можно будет надеяться на условное, и то при хорошем адвокате: угон, похищение, да ещё в составе группы тянули на твёрдую десяточку. Был у него в роте адвокат Эдвард - не человек, а груда мышц, потомок отмороженных латышских стрелков. Не сложилось у латыша с адвокатурой: разжаловали и, наигравшись вдоволь в компьютерные стрелялки, защитник возомнил себя супер бойцом. Встретились они на комиссии, последней, решающей комиссии, до которой отсеялось не менее пятидесяти процентов охотников пострелять. Адвокат хотел заполучить непременно гранатомёт, тяжёлый, холодный и мощный. Комиссовали адвоката через три месяца. А так надеялись на героя. В тот день отряд получил задание занять точку в горах на высоте двух тысяч метров. Пешком с полной амуницией, а это вместе с обмундированием не менее пятидесяти килограммов. Добрались: небольшое горное озерцо среди каменных валунов и пара десятков деревцев. Не успел Марк взять пробу воды, как разведка обнаружила неприятеля. Вместо того, чтобы занять позицию, адвокат упал ниц и смертельной хваткой впился в гашетку любимого оружия: деревца попадали, как спички. Даже после того, как атаку отбили, латыш ещё некоторое время истерично смеялся и давил гашетку гранатомёта. Так его вместе с любимой железкой и забрала "вертушка". Зато адвокат за время службы успел поднатаскать Марка в юриспруденции. Угнанный "кайен" в городе - не горы с бородатыми боевиками - где-то там, в глубине души было стыдно за свои действия, но драйв уже успел завладеть их заблудшими душами, каменными сердцами, отмороженными мозгами. Остановиться - значит офоршмачиться, а главное: лишиться реальной, захватывающей игры и сменить её на стоячее болото гражданки.

 

Ухоженное двухэтажное здание клиники за чёрным чугунным забором, сверкающая плитка в лучах бархатного света, уютный кожаный диван, пятидесятидюймовая ЖК панель, бесшумно снующие медработники в тёмно-зелёных халатах немного сбили Марка с толку: оказывается, в этом неспокойном мирке существовал островок стабильности и покоя - ни чета районным поликлиникам с облупившимися стенами и бесконечными очередями.

- Господин Шацкий? - зелёная прозрачная шапочка на волосах длинноногой загорелой блондинки удачно вписывалась в бирюзовый цвет стен заведения.

- Да, да, это я, - смущённо ответил Марк, косясь на золотую цепочку, томящуюся в бархатной впадине между двумя, на треть прикрытыми ажурной шёлковой парой грудями.

- Доктор Нилин ждёт вас в девятом кабинете, - курносая блондинка обнажила два ряда крупных белоснежных зубов и взмахнула крылом, точно лебедь, указывающий направление заблудившемуся путнику среди безбрежной глади озера.

Нилин, высокий, худощавый шатен, не претендовал на стереотип штатного представителя клиники или прекрасно маскировался, используя тяжёлый арсенал медицинских терминов. После пары-тройки предложений он с любовью поглаживал невероятно пышную рыжую бороду, кивал головой, соглашаясь в компетенции собеседника в области психиатрии, и после двух предложений неизменно произносил, слегка округлив глаза: "Вы в курсе?"Марк сообразил, что ему не следует поддакивать и сослаться на лимит времени, однако часто повторяемая пара слов заинтриговала:

- Искусственный интеллект, говорите?

- Именно так.

- Какой диагноз выявили у ребёнка?

- Крайне выраженную олигофрению - идиотию. Вы в курсе?

Марк глубоко вздохнул, имитируя заботливое участие в судьбе пациентки:

- Какая динамика?

- Крайне позитивная: в ближайшее время вы станете свидетелем невероятных изменений в психике и интеллекте Карины. Спасибо господину Комову за смелость и невероятную щедрость, ведь научный эксперимент, не имеющих аналогов в мировой практике, обошёлся семье в несколько миллионов долларов, вы в курсе?

Марк машинально кивнул головой, вытирая холодный пот с лица. Значит, его контрактные денежки проглотил научный эксперимент. Неплохо. Интересно, сколько зарабатывает медсестра в этом заведении? Может, всё бросить и устроиться медбратом с зарплатой в пару лямов? Он мысленно представил себя в зелёном халате и тупо улыбнулся, косясь на бейджик доктора. Надо было просто поблагодарить его и закончить беседу, но язык решил пошалить:

- Значит, говорите, динамика положительная...

- Конечно - вы сами убедитесь в этом. Вот, кстати, и она.

- Вы в курсе?

- В курсе чего?

- После слова "Карина" вы забыли произнести "Вы в курсе"

Доктор расплылся в улыбке, нежно обнимая за плечи молодую шатенку с невероятно выразительными зелёными глазами. На мгновение Марк забыл о цели визита. Девушка с восхищением смотрела на него - освободителя из больничного каземата, тем не менее прижималась к Нилову, боясь смены "хозяина". Доктор присел на корточки, словно пациентка была ребёнком:

- Кариночка, ты любишь загадки?

Шатенка опустила глаза в знак согласия, но Марк продолжал чувствовать её взгляд на себе.

- На ветке сидели три воробушка, два улетели, - доктор сделал небольшую паузу и поднялся, - сколько птиц осталось на ветке?

- Одна птичка.

- Великолепно! - искренне восхитился экзаменующий, несколько раз от души хлопнув в ладоши.

Интерес мгновенно сменился на разочарование, однако Нилин, поймав на лету настроение собеседника, положил руку на сердце:

- Два года назад она не представляла, что такое счёт. Я знаю, какой вопрос последует далее: стоит ли игра золотых свеч? Скажу коротко: наука вступила в новую фазу исследования в области нейропсихиатрии. В ближайшее время человечество невероятно удивится, когда результаты исследований запатентуют и вынесут в мир на всеобщее обозрение и новейшие разработки начнут практиковать. В недалёком будущем каждому смертному будет доступен безоперационный комплекс процедур, направленных на повышение интеллекта. Например: безукоризненное изучение иностранного языка за несколько минут включая произношение, загрузка программы вуза в течение получаса. И совсем сенсационное: ясновидение. Человек при желании сможет распознавать мысли других людей, находящихся как вблизи, так и на расстоянии в миллиарды световых лет. Мозг - неисчерпаемый кладезь знаний, сравнимый со Вселенной, а точнее - её миниатюрная копия. В ближайшей перспективе языки не понадобятся: люди перейдут на обмен мыслями, и живая речь, актуальная в наши дни, попросту отпадёт как ненужная. И ещё более сенсационное и вместе с тем проблематичное открытие: бессмертие, связанное с управляемостью геном, отвечающим за старение клетки. В ближайшее десятилетие человек может установить себе любой возраст: детский, юношеский, зрелый и старческий. "Сбрось десяток с плеч долой" станет стандартной и недорогой процедурой. Дело в том, что цивилизация ещё не достигла полного, наивысшего развития. Если смотреть по десятибальной шкале сейчас мы находимся где-то в районе "четвёрки" - детском периоде с драками - войнами, спорами за песочницу - экономическими санкциями, разбрасыванием игрушек в детской - загрязнением планеты и, конечно же, изучением внутренностей любимой игрушки - бурением земной коры ради извлечения углеводородов. Ближе к "восьмёрке" "детские" наклонности заменят невероятная образованность и мудрость: войны, как и причинение вреда планете уйдут в прошлое. При вяло текущем развитии, какое мы наблюдаем сегодня, такое поколение придёт к тринадцатому тысячелетию, но благодаря научному рывку гигантский временной интервал можно значительно сократить уже в наши дни.

Нилин извлёк из кармана небольшую бутылочку и протянул Марку:

- Здесь сотня таблеток. По одной в течение суток.

Марк сглотнул слюну, поправляя накладные усы и бородку:

- Но тогда отношения между людьми изменятся до неузнаваемости.

- Это прогресс, коллега. Поймите: Земля не вечна, её жителям необходимо развиваться и решать проблему переселения в другие миры для сохранения цивилизации.

Марк взял мензурку с лекарством, рассматривая белые пилюли сквозь тёмное стекло:

- Что это?

- Пациентке необходим покой, хотя два часа здорового сна в течение суток ей вполне достаточно.

Марк открыл рот, озираясь по сторонам:

- Всего два часа?

- Я думаю, неплохо. Сколько человек в жизни спит, стоит в очередях, пробках и тратит драгоценное время на ненужные, порой вредные действия? А некоторые даже убивают себе подобных, предварительно проникшись соответствующей идеологией.

Как ни странно, доктор прав. Многие ли думают о целесообразности и полезности своих действий? Земля напоминает улей, в котором пчёлы, поднявшись спозаранку, спешат за пыльцой, а применительно к людям - деньгами. И неважно, какой ценой они достанутся - довольно часто моральная составляющая отсутствует, уступив место бесовскому началу, завёрнутому в красивую упаковку лжи и обмана. Например, они с Алексом. Насколько оправданы их действия в отношении нездорового и ни в чём неповинного человека? А если люди будут знать о тёмных планах соседей, близких и просто прохожих...Даже невозможно представить подобное новшество в отношениях. Как же тогда извечная борьба добра и зла, белого и чёрного? Если разобраться, за многие тысячи лет ничего не изменилось: одни захватывают в плен одного-двух бедолаг, а другие, порой всем миром, радеют за их освобождение. Первые - злые, вторые - добрые, как в сказках и фильмах. Вся эта волокита и копошня сопровождается невероятным обсуждением в средствах массовой информации, бесконечными разговорами на кухнях и в офисах - люди не работают, а занимаются ерундой, переживают чужую беду, как свою, принимают лекарства, дав волю эмоциям, и когда через какое-то время ситуация позитивно разрешается, чувствуют себя героями, внёсших посильный вклад в общее дело. Смешно? Как ни странно, на этом держится мир. Столкновение любых идеологий: религиозных, политических, социальных - неважно - лишь бы была неразбериха, хаос, эскалация конфликта, война. Неужели злой рок будет вечно преследовать людей и исчезнет только вместе с полной ликвидацией человечества в результате общемировой катастрофы? А если посмотреть с другой стороны: в борьбе и споре рождается истина - человек познаёт себя и таким образом развивается.

Стряхнув налёт нахлынувшей философской романтики, Марк протянул девушке руку. Она застенчиво улыбнулась, продолжая буравить его взглядом:

- Вы за мной?

Марк опустил глаза, пытаясь сдержать слёзы:

- Значит, открытие, как вы говорите, ещё не запатентовано?

- Совершенно верно: этот нюанс согласован с отцом Карины.

- То есть, вы застрахованы.

В ответ губы психиатра растянулись в едва заметную улыбку:

- Я и так сообщил много. Слишком много, - мужчина кивнул головой, повернулся спиной к собеседнику и решительно направился вглубь здания, - желаю удачи!

 

Слова доктора настолько прочно засели в голове Марка, что он застыл, боясь пошевелиться. Значит, пока они с Алексом занимаются хренотнёй, люди в это время не теряют время, решая глобальные проблемы человечества. Впервые за несколько лет ему стало стыдно - Марк не выдел выхода из тупика, надеясь на помощь извне. Однако никто не спешил протянуть ему руку помощи в виде дельного совета, а тем более, реального действия. Инструктор удивительно долго молчал. Значит, всё идёт по плану, а изменения в психике - незапланированная нелепость, слабость, которую он не должен позволять себе. Сделав над собой невероятное усилие, Марк инстинктивно вывел Карину из клиники, усадил в машину и уставился в дальнюю точку, находящуюся на противоположной стороне улицы.

Почему то именно сейчас он вспомнил, как в провинциальном городишке у ратуши стал невольным свидетелем отстрела бродячих собак. Тогда Марку исполнилось тринадцать лет. Судя по всему, убивали животных охотники - затрапезного вида мужчины в ботфортах, туго знающих своё дело. Каждый выстрел неизменно достигал цели - собака падала, громко визжа и дёргая лапами. Марк бросался к каждой бедолаге, пытаясь спасти животных, но свинцовая начинка не давала жертвам не единого шанса. Охотники намеренно шумели, чтобы собаки бросались наутёк, точно зайцы, а потом, быстро прицелясь, спускали курки. Их заводила охота: своё дело они делали мастерски, не успевая перезаряжать ружья и брезгливо закидывая бездыханные окровавленные тушки в грузовичок. Рыжий полугодовалый щенок грелся в лучах утреннего солнца и даже завилял тонким хвостиком, увидев большого брата с длинной палкой наперевес. Брат навёл на него палку и громко вскрикнул, готовясь выстрелить в малыша. Секунды, одна томительнее другой побежали, отсчитывая последние мгновения ещё не жившего животного. Марк бросился на помощь щенку - он мог его спасти и громко окликнул охотника. В это время щенок поднялся, и мольба мальчика слилась с ненавистным хлопком ружья. Дробь рассекла животное напополам, пригвоздив рыжее тельце к земле. Марк опустился на колени, поднял тушку, пытаясь вправить окровавленные внутренности. Охотник громко рассмеялся, снимая с патронташа очередные заряды. Дальше произошло то, что тринадцатилетний мальчик запомнит на всю жизнь и определится со своей будущей профессией: Марк вырвал у охотника ружьё и нанёс ему несколько ударов прикладом, каждый раз неизменно попадая в голову. Всё произошло настолько быстро, что друзья не успели подоспеть на помощь - охотник затих, а через год в результате нескольких операций оформил инвалидность. Невероятными усилиями родителей и властей, санкционировавших бойню средь бела дня в людном месте, дело замяли. Случившееся настолько прочно врезались в психику Марка, что уничтожение себе подобных на войне не вызвало ожидаемого шока, как у других новичков. В первую кампанию он замкнулся в себе, пытаясь понять, как-то оправдать смысл происходящего, но совесть не предполагает долгой борьбы - через два месяца философские размышления сменила обычная компьютерная стрелялка с реальными потерями.

 

Карина сидела, не шелохнувшись, словно манекен. Надо было срочно уезжать и менять машину, припаркованную в двух кварталах от клиники. Но Марк не спешил, и причину своего спокойствия не мог объяснить: сердце не билось учащённо, пот не заливал глаза, одышка не беспокоила, адреналин не выделялся - было такое ощущение, что подобным делом он занимался каждый день и теперь, посовещавшись со своей совестью, решил покаяться во всех грехах в ближайшем храме. Теперь, когда они остались наедине, можно было лучше рассмотреть жертву. Девушка, гордо расправив хрупкие плечи смотрела вдаль сквозь лобовое стекло, раскидистые липы, и даже здания на траектории взгляда не являлись конечным пунктом немигающих, и в тоже время невероятно жизнеутверждающих зелёных глаз с длинными, подкрученными вверх ресницами. Миндалевидные глаза представляли собой миниатюрную копию аквариума, наполненного светло-зелёной жидкостью, бурлящую за тонкой прозрачной стенкой сосуда. Тщательно причёсанные каштановые волосы, скрепленные сзади яркой заколкой слегка прикрывали кристально чистое, восковое лицо с курносым носом, высоким лбом и пухленькими, слегка потрескавшимися губами. Средней длины кружевное кремовое платье, подпоясанное в талии, не выглядело старомодным, подчёркивая чистоту жизненных взглядов хозяйки. Даже фиолетовые блестящие балетки с белыми колготами-паутинками казалось надели только для того, чтобы водрузить куклу на витрину бутика. Она пахла утренней несмятой травой и лесными ягодами, дыхание её было настолько тихо и незаметно, что даже опытный доктор не смог бы заметить движение полной груди с тонкой ниткой жемчуга на бархатной коже. Марк поймал себя на том, что невольно любуется пассажиркой, хотя дотронуться никогда бы не решился, боясь испортить куклу своим прикосновением - она была создана для всеобщего обозрения, а не для плотских утех одного счастливчика.

А через несколько минут пустынный гипноз Нилина растаял, материализовавшись в оазис реальности. По всей вероятности, Комовых облапошили мошенники: не существует никакого искусственного интеллекта, так же, как и научного открытия, о котором взахлёб рассказывал Нилин. Карина всю жизнь так и будет считать птичек на ветке, а Нилин - втирать её отцу о чудесах науки. Если бы Карина попросилась домой, он бы охотно отвёз её, невзирая ни на что.

 

В пути они молчали, как будто таксист Алекс решил сэкономить, соединив два одиночных заказа на один и тот же рейс. Местечковый аэродром среди хвойного леса встретил троицу раскалённым летним вечером с усталым жёлто-оранжевым солнцем, готовым упасть за верхушки сосен. Два десятка железных птиц готовились к ночлегу в двух правильных рядах. Алекс припарковал старенький "Фолькс пассат", вышел первым и ловко перегрузил четыре увесистые сумки из багажника на рядом стоящую тележку. Тишина вкупе с пьянящим хвойным воздухом настолько завораживала, что они боялись даже дыханием спугнуть наступившее блаженство - словно вакуум был способен сделать защитный оберег на удачный полёт. Карина сделала несколько шагов вдоль изгороди из плюща.

- Чем ты её напичкал? - Алекс, поймав удачный момент, приблизился к другу.

Марк слегка улыбнулся, вспоминая налёт в магазин за походной одеждой для Карины. Весь процесс занял не более двадцати минут: короткого взгляда было достаточно, чтобы "примерить" одежду на НЕЁ. Среди сотен маек, джинсов, кроссовок, спортивных костюмов, только одна единственная вещь просила купить именно её, а не какую-нибудь другую. Тогда, в магазине, Марк не предал этому моменту особого значения, сославшись на спешку и хороший глаз, а сейчас, когда Карина, влитая в походные джинсы, в чёрной бейсболке и солнцезащитных очках продолжала хранить гордое молчание, растерялся не на шутку.

- Немой, тебе повторять дважды? - Алекс не поленился повторить вопрос шёпотом.

- Зачем её пичкать - она по жизни напичканная - бери и вези, куда хочешь и говори на любые темы - она мало что понимает, - нервно пробасил Марк.

Вдруг, со стороны, на которую обратила свой взор Карина, раздался тихий звук, через десяток секунд превратившийся в знакомый звук авиационного двигателя. Белый самолёт, сверкнув крыльями, показался в лучах заходящего солнца, точно на авиашоу, зашёл на второй круг, мастерски коснулся взлётной полосы, прокатился по инерции две сотни метров, снизил скорость и занял одно из пустующих мест среди железных собратьев малой авиации.

- Так вот, значит, чего она ждала..., - Алекс направился в сторону диспетчерского пункта, доверив тележку с грузом Марку, - откуда наша красотка узнала о прилёте сто восемьдесят второй Сессны почти за две минуты до появления в небе? Звук супер тихого двигателя на таком расстоянии недоступен слуху человека.

- Не знаю. Интуиция, наверное...

- Это всё, что ты можешь сказать?

Макс проглотил ответ, чувствуя себя во власти друга-лётчика и крылатых машин:

- А где твой летучий голландец?

 

После короткого оформления документов Алекс, миновав несколько машин, остановился у красно-белого красавца:

- Голландцы бороздят кипящие мозги мореплавателей, а мой экземпляр штурмует небесную твердь, - пилот повернул ключ и потянул на себя ручку двери-трапа, - прошу леди занять своё место в салоне воздушного судна.

Карина ловко преодолела несколько ступеней, слегка пригнувшись вошла в салон и заняла широкое пассажирское кресло сзади. Марк перевёл взгляд на друга:

- Откуда она знает, на какое из четырёх мест садиться? - вопрос его скорее прошипел нежели прозвучал.

- Значит, теперь настал твой черёд задавать вопросы? - парировал пилот.

Марк осёкся, невольно вспомнив лекцию Нилина. За два часа с момента похищения Карина произнесла несколько коротких фраз, в основном полное согласие с его действиями. Ни разу не вспомнив о доме. Мозг олигофрена не способен оценить ситуацию, а тем более - логически мыслить, то есть, сделать выводы из происходящих событий. Вполне возможно, богатый отец брал её в полёты и момент с ожиданием самолёта каким-то образом закрепился в памяти. Такой ход мыслей вернул психическое состояние Марка в исходное состояние, оставив лишь осадок.

- Это тоже сто восемьдесят вторая Сессна? - оживился он, желая продемонстрировать личный интерес к авиатехнике и одновременно уйти от вопроса.

Алексу не понравился манёвр, однако он решил не обострять тему перед полётом:

- Молодец - у тебя всегда была неплохая память - нет - это сто семьдесят вторая старушка.

Марка сглотнул слюну, пытаясь изобразить улыбку.

- Не парься - модель используется с середины прошлого века, а моей ласточке и двух лет нет, - Алекс открыл два грузовых отсека и поднял одну из сумок, - помоги!

 

Марку приходилось летать авиалайнерами. Но в качестве пассажира в глубине салона. И вертолётами. Но в составе группы в качестве фельдшера. Теперь же он оказался рядом с пилотом перед панелью с множеством приборов на панели инструментов. Плюс прекрасный обзор через прозрачные стёкла компактного аппарата. Пилот провёл короткий ликбез по пристёгиванию двумя ремнями - основным и наплечным, повернулся к пассажирке и обомлел - Карина правильно пристегнулась и успела надеть авиационную гарнитуру. На этот раз вопроса не последовало: Алекс вздохнул, щёлкнул тумблером MASTER, произвёл несколько манипуляций с рычагами управления и завёл двигатель. В глубине души Марк сомневался в работоспособности посудины - в сравнении с боевой лётной техникой слишком хрупкую конструкцию она представляла - не внушающие доверия крылья находились близко - казалось, он оседлал одно из них, как баба яга метлу. Когда "американка" плавно тронулась с места и вырулил на взлётную полосу, изобразил неподдельный интерес. Белая разметка поплыла под колёсами, сначала считаемая, потом, с резким увеличением скорости слилась в одну сплошную. Марк затаил дыхание, вжавшись в кресло. Дар речи пришёл, когда самолёт набрал высоту и завис над лесом:

- Мы летим?

Алекс изобразил подобие улыбки:

- Стандартный вопрос для пилота-новичка.

- Но я же не пилот.

- Почему нет - сейчас мы поменяемся местами - побудешь в шкуре нашего брата. Кстати, я думаю, что Карину уже ищут. И возможно выйдут на нас. Ты понимаешь, что точка невозврата пройдена? - серьёзные слова из уст Алекса вытекали, как вода из кувшина, непонятно было, намеревается ли он обсудить с подельником свою участь или рассказать анекдот.

Прямой вопрос застал Марка врасплох. Отвечать не хотелось. Во всяком случае, после взлёта. Теперь, когда начальная фаза дела была пройдена, эмоции уступили место здравому смыслу.

- Сколько нам лететь?

- Двух баков хватит на четыре часа - это девятьсот километров. В Верхнем Ключе дозаправка и дальше на восток до Шиловой Балки. А там на квадроциклах до базы рукой подать. Мы её на кухню спровадим - кухарка будет рада помощнице:

- Карина, картошку умеешь чистить?

Марк замер, ожидая ответа. Девушка наклонилась к Алексу, как будто боялась не быть услышанной:

- Кар-то-шка. Что есть кар-то-шка?

После минутного молчания пилот поставил судно на автопилот и повернул голову к соседу:

- Лады - Карина - моя забота, как собираешься извещать Комова?

Не хотелось расстраивать друга, ведь он работал честно. Неопределённость дополнялась чувством стыда, ведь именно он активировал дело.

- Я ещё не придумал - слишком гладко всё идёт.

- На обдумывание у тебя двое суток, - Алекс откинул голову на подголовник и закрыл глаза.

 

 

 

Рейтинг: +1 252 просмотра
Комментарии (2)
Серов Владимир # 5 июля 2014 в 21:51 +1
Странно, что какой-то высший разум, находящийся за 500 световых лет, дает ЛГ установку выкрасть девочку Карину.

Хорошо написано, но есть ошибки и автору надо править текст по стилю.
НАПРИМЕР

1) «маг, снизошедший с небес…» - видимо, подразумевается «сошедший»

2) «Алекс, в отличие от Марка, вёл холостяцкий образ жизни, за каждой юбкой не волочился, но иногда наведываясь в клубы "кому за тридцать".»
Наверное, должно быть так:
«Алекс, в отличие от Марка, вёл холостяцкий образ жизни, за каждой юбкой не волочился, но иногда наведывался в клубы "кому за тридцать".»

3) «Марк не спеша кинул в стаканы пакетики с чаем и залил кипятком:…» - как это – кинуть не спеша???

4) «Его серые глаза застыли на одной точке…» - как это???

Источник: http://parnasse.ru/konkurs/chempionat4kon/etap7chemp4/otryvok-iz-romana-sidelka.html
Людмила Комашко-Батурина # 29 июля 2014 в 21:32 0
Мне кажется, что отрывок из большого произведения не может полностью раскрыть тему. На конкурс лучше выставлять законченный рассказ. Изложение вполне приличное, но тема фэнтези почти не присутствует. Этот рассказ больше бы подошёл к следующему тур- детектив, но желательно с завершающим финалом. Автору желаю не отчаиваться, не обижаться на критику и продолжать писать, если вы ощущаете в этом потребность и испытываете радость. Удачи вам!