Солнце с хвостиком

15 апреля 2014 - Андрей Мараков
article209111.jpg


Светлушка дернула лапами и проснулась. Сразу же подбежала к прутьям, понюхала - нет ли знакомого запаха. Тоскливо поплелась к миске, долакала оставшуюся воду. Порылась потертым носом в груде тряпок в углу, осторожно достала сокровище- сухую белую косточку. Лизнула пару раз, бережно поглодала, спрятала.
Вытащила оттуда же подарок хозяину - коричневую штуку, остро и вкусно пахнущую кожей.
Появилась штука совсем неожиданно - Светлушка в который раз горевала после ухода дорогого человека и слегка задремала, просунув морду между решеткой. Странное состояние у нее было - или сон, или явь. Словно, наелась потрошков куриных, да хорошо так, что живот раздулся, как мячик. Лежишь, язык свисает от удовольствия - и всем ты довольна, и ничего для тебя нет невозможного. Вот именно в таком состоянии у нее и получались разные удивительные вещи. То полная миска мясного корма вдруг появится, то хозяин неожиданно зайдет в клетку и целый вечер с ней просидит, по животику будет гладить, белую шерстку вычесывать специальным гребешком.
Как-то раз, ночью, неожиданно распахнулась дверца, и Светлушка спокойно вышла наружу. Но испугалась темноты, близкого неуютного леса, забилась обратно. Да и куда идти ей без хозяина?
Как-то стало ей совсем плохо: глаза не видели, лапы опухли, страшно болели. Приснилась ей, что снова молодая, щенок совсем, бежит радостно, беззаботно по зеленому лугу за первой своей хозяйкой Катей! И запахи - свежей травы, солнца, цветов, умывают ее вместе с ветром, запутываются в нежной шерстке. Проснулась, чихнула, и испугалась- выплюнула на соломенную подстилку все свои зубы - старые, потемневшие, обломанные. Зато в пасти новые появились - беленькие, острые! А как видеть стала - загляденье- все яркое, резкое, даже голова сначала кружилась. Да и лапы стали молодые да легкие, без боли - одно удовольствие бегать. Вот хозяин потом удивлялся!
Сидящая в соседней клетке мохнатая дворняга Курица, грозно кричала ей, что это не хозяин, а просто рабочий их собачьего приюта. Наверно, просто завидовала.
Лежала она в таком состоянии, вспоминала своих бывших хозяев - бабу Маню, пахнущую хлебом, добрую и ласковую, девочку Катю с вечно сладкими руками, непутевого злого Павла... Вспоминала хозяина, его запахи, теплые руки. Пакетики с мясными кусочками, которые он постоянно приносил. Хозяин часто говорил со Светлушкой о жизни, о том, что нет денег и у него, почему-то, ничего не получается с девушкой Машей. Светлушка сразу же начинала возмущенно прыгать, стараясь лизнуть непонятливого хозяина в лицо.
Ну, насчет любви понятно - она у хозяина есть, Светлушка в нем души не чает. А деньги... Она знала, что такое деньги - это вроде косточек, на которые можно все менять. Деньги бывают разные - небольшими цветными бумажками и маленькими белыми штучками, которые засовывают в особый железный короб.
Пару красноватых бумажек Светлушка смогла добыть хозяину - они появились как раз перед его приходом, рядом с миской. Обрадовался, расцеловал всю морду. Но для себя ничего не взял- купил много мешков собачьего корма.
То, что появилось сегодня, было особенным. В большой кожаном кармашке лежали другие деньги, те, которые белыми твердыми квадратиками. Очень большие, Светлушка это чувствовала. Обрадуется хозяин, присядет, погладит большой ласковой ладонью по голове, скажет: « Солнце ты мое с хвостиком...» и возьмет к себе навсегда.
Была у Светлушки мечта - рано утром, когда солнце еще не встало, бегут они с хозяином по еще мокрой травке. Шерстка напиталась росой и так хорошо!
Она тихонько и жалобно заскулила.

Когда человеку нечего терять, он может стать бесконечно счастливым.
Эта мысль пришла Пашке неожиданно, когда он, лежа на спине, заваленный теплым тряпьем, разглядывал утреннее небо через отошедшую хвойную ветку шалаша.
А потом нахлынула такая душевная боль, что он не выдержал, вскочил, застегнул куртку и побежал. Бег согрел, и немного отвлек.
Пашка забежал в крошечный магазинчик на окраине, пересчитал мелочь, взял для Светлушки пакетик мягкого корма, который она так любила.
Дом, старое щитовое убожество, сгорел вчера утром. Возвращаясь с ночной смены, последней перед увольнением, он почувствовал тревожный горький запах и сердце, дрогнуло. Издали еще, увидел слабый дымок. Ноги стали подкашиваться.
Осталась относительно целой только печь с трубой. Все остальное превратилось в мокрые, отвратительно пахнущие угольки.

Даже у Светлушки был дом. Старый, продуваемый ветрами, но дом.
Пашка осторожно погладил собачку. Светлушка лежала на коленях и сладко дремала. Эх, сейчас точно не получится взять животинку к себе. А ведь он даже местечко ей приготовил, целый угол отгородил.
Грела Пашку мечта, заветная, стало быть. Найти, выиграть, получить в наследство (заработать столько не реально) много-много денег, и открыть свой приют, где все животные сыты, здоровы, где они гуляют, играют, получают ветеринарную помощь, и где их могут во всей красе, увидеть новые хозяева. Нет, приют - не красиво, как-то убого звучит... Городок!
Нынешний приют был переделан из советского военного питомника - основательного, с солидными зданиями, подвалами, тренировочными площадками. Директорша какими-то правдами и неправдами смогла приватизировать в девяностые этот объект практически за копейки. Организовывала и производства по пошиву одежды, и подпольный алкогольный цех. А затем узнала о крупном гранте по защите животных и неожиданно его выиграла. Работали они целых пять лет - собралась отличная команда-костяк: шестидесятилетний хиппарь Борода, тридцатилетний электрик Серега, он, рабочий и Машка- выпускница вет. академии. Даже вечно пьяный сторож Толик вполне гармонично уживался в их компании.
Нынче гранд они не получили, и Федоровна срочно решила объект перепрофилировать. Они пробовали протестовать.
-Так купите - заливалась смехом директор,- десять миллионов - и питомник ваш, делайте что хотите!..

По железной решетке лязгнула связка ключей.
-Закончил? Вещи взял? Все, валите отсюда.
За спиной Федоровны, с баулами и сумками, мрачно стояли Маша, Борода и Серега.
Пашка чмокнул Светлушку в стертый нос и опустил на пол. Та вдруг засуетилась, бросилась в угол клетки, принесла в зубах что-то, вложила в руки. Пашка рассеянно сунул предмет в карман.
Из кассетной магнитолы уютно булькали Битлы, вновь и вновь возвращаясь в СССР. Говорить не хотелось. Маша, надувшись, смотрела в окно, Пашке так ничего и не сказала, к себе не позвала. Борода развез всю банду по домам.
Доехали до центра, где раньше жили родители. Обнялись с Бородой. Старый хиппи расчувствовался, пригласил в гости. Не пошел.
Остался Пашка один. Долго бродил по знакомым улочкам, сидел на скамейках, тихонько жаловался папе с мамой на жизнь. Родители больше десяти лет назад погибли в аварии, семейную «трёшку» как-то незаметно прибрала дальняя родственница. Ему досталось пара чемоданов рухляди и несколько стопок перевязанным шпагатом книг. И «огромный загородный дом» родственницы. Голова тогда не варила совсем, он все подписывал, со всем соглашался...
Нехитрый план потихоньку вырисовывался. Напиться и забыться.
Сам не заметил, как оказался в алкогольном супермаркете. Походил, разглядывая красивые бутылки, чувствуя, что потихоньку успокаивается, взял с полки любимую жгучую с плавающем внутри перчиком.
Пашка положил бутылку на резиновую ленту, сунул руку в карман и замер.
Деньги!.. Как он забыл! Всю мелочь потратил на собачий корм, оставалось только несколько монет на автобус. Нащупал в кармане нечто, достаточно объемное - рука медленно выудила новенький, таинственно пахнущий кожей, портмоне. Открыл - совершенно пусто, только одинокий золотистый пластик кредитной карты.
Очнулся от гнетущей тишины- с одной стороны на него, тихо распаляясь, смотрела довольно объемная очередь, с другой - злой и циничный глаз кассира.
-Долго стоять будем, болезный?- громко и насмешливо спросила она,- платить собираемся?
Пашка медленно протянул кредитку. Тетка нетерпеливо вставила ее в верифон и вернула вместе с чеком.
Пашка долго рассматривал карту, сидя на лавочке. Золотые тесненные буквы на латинице указывали странное имя: Pavel Kopejkin , на обороте синим фломастером были написаны четыре цифры, видимо, пин-код.
Решил отнести в полицию, потом вспомнил, что нет денег. Доковылял до банкомата, сунул карту, не дыша, ввел пин. Ничего страшного не произошло - через минуту в кармане лежали две пятитысячные купюры.
Еще раз осмотрел карту и обомлел: там светилось новое имя: Pavel Bezdomnyj и совершенно другой, тоже написанный фломастером, пин-код.
Пашка купил объемистый тактический рюкзак и принялся методично обходить городские банкоматы, снимая весь разрешенный лимит.
Ночь он встретил в шикарном номере лучшей гостиницы, заваленным свертками и пакетами. Пашка не хотел, чтобы необычный день уходил, и тянул до последнего, стараясь не уснуть на шелковых простынях. Боялся проснуться, как в "Дне сурка", снова в шалаше, на краю села.
На новом ноуте просматривал варианты квартир, поближе к родному центру и не поверил глазам - продавали родительскую.
Удивительно, как много могут сделать деньги - на следующий день он уже подписывал первый пакет документов. Риэлтор, вдохновленный огромной комиссией, порхал как мотылек и хорошо подвешенным языком лил патоку.
Пашка не прекращал прогулки к банкомату, приобрел второй рюкзак.
 
Несколько вечеров просидели с нанятым прорабом за чертежами и рисунками. И коньяком.
Пока квартиру ремонтировали, тоже авралом, разумеется, не терял время даром - взял Бороду и Серегу в охапку, и пошли они по многочисленным банкам, гася просроченные кредиты, коих ребята набрали множество. Пашка только успевал доставать и отсчитывать пачки. На удивленные вопросы ребят отвечал просто - наследство.
С чистой совестью устроили праздник - зашли в автосалон, и как-то незаметно купили для Бороды джип его мечты, Пашка потом спасался бегством от обезумевшего от счастья хиппи. Потом заглянули в военную амуницию, купили для Сереги два неподъемных баула милитари-барахла, дорогущие металлоискатель и зеркалку. Оставив машину, завалились в модный ресторан с морской кухней, и суровой мужской компанией натрескались всяких вкусных водяных гадов. Борода душевно вспоминал любимый СССР и учил пить абсент.
Маша не брала трубку, а потом совсем отключила. Но Пашка не сдавался - колечко с бриллиантом в красной бархатной коробочке было приготовлено, тур на Сейшелы куплен. Почему Сейшелы? Видел в интернете фотообзор- маленький, затерянный в индийском океане островок, скрытые между пальмами бунгало, рядом с пляжем - чисто рай на земле. Лучше не найдешь для предложения руки и сердца.
Пашка написал письмо, не на компе - руками, золотым Паркером. Пухлый пакет с путевкой, билетами и деньгами отправил курьером.

Он ждал ее два дня. Лежал на шезлонге под огромным льняным зонтиком, смотрел на песок и океан, обдуваемый солоноватым теплым ветерком. Машкины ладони, милые, любимые, которые он никогда бы не смог спутать с другими, влажно прикрыли глаза.
-Машенька!..- начал он и тут же получил крепкий подзатыльник.
-Ты дурак? Ты почему не сказал? Я чуть не умерла, когда увидела твои обугленные руины. Пашенька...
Она крепко-крепко прижалась к горячему, подгоревшему на солнце Пашке.
За день до окончания их медового месяца, вернее, недели, Пашка увидел маленькую светленькую собачонку. Та неторопливо бежала вдоль моря по белому песочку, спокойная, сытая, ухоженная. И тут же в голове взорвалось - Светлушка!..
Он вспомнил стертый, черно-коричневый нос, преданные влажные глаза. А ведь это она сунула ему этот удивительный бумажник, в самый последний момент, перед прощанием. Он все время боялся думать про чудесную кредитку, не хотел спугнуть удачу. Сердце сразу заныло.
 
 Перед посадкой в самолет позвонил Серега.
-Приезжаете? Сразу ко мне, плохие известия...
Ранним утром они сидели у Бороды на кухне, пили чай. На огромной плазменной панели блеял БГ.
Рассказывал Серега.
-Федоровна предложила пошабашить по электрике... Съездил, собак проведал, подкормил. Светлушка твоя на месте, только скучает, лежит в углу и скулит. Толик по-пьяне проболтался, что будет в питомнике...
Сашка помолчал, глотнул чаю, и неожиданно повлажнел глазами.
-Всех собак и кошек с окрестностей будут свозить туда, Федоровна с собачниками уже договорилась. Будут лечить, откармливать... И продавать в сеть азиатских ресторанов. И отдельная линия будет - по откорму щенков. Даже корм специальный завезли, высококалорийный, тонны...
 
 Приют заволокло утренним туманом, где-то в липкой мгле приглушенно лаяли собаки.
На потрескавшемся асфальтовом пятачке стояло несколько машин и нелепая грузовая «Газель», заляпанная иероглифами, похожими на брызги крови.
Борода сразу же потрусил осматривать вольеры, Сашка - в щитовую. Маша с Пашкой решительно повернули к директорскому флигелю.
В кабинете была полная идиллия. Раскрасневшаяся Федоровна кофейничала и негромко переговаривалась с молодым юристом, который несколько раз был у них по делам.
Директорша недовольно рявкнула, затем удивленно оглядела посетителей, южный загар, дорогую одежду и нерешительно улыбнулась.
Пашка не выдержал, плюнул на разработанный план, глубоко вздохнул и спокойно спросил:
-Вы хотели когда-то продать мне питомник. Еще в силе?..
Федоровна по-змеиному оскалилась, спокойно подумала, разглядывая потолок. Набрала на калькуляторе восьмизначную сумму, повернула, ухмыляясь, экранчиком к гостям.
Сумма, конечно, возросла, но... Хватало с избытком.
- Ну что же, вот и нотариус тут, - пытаясь сдержать, бешено рвущуюся из груди радость, пропел Пашка, - сразу и документик составим...
Он раскрыл рюкзак и стал бросать на стол цветные пачки.
Пока директор торопливо считала деньги, Маша бесцеремонно протиснулась к шкафу и стала просматривать документы.
Дверь со скрипом отворилась. Толян, пошатываясь, ввалился и заорал, запуская вперед себя палящую стену алкогольного напалма:
-Федоровна, с почином, уехал басурманин! Есть первая партия! Пятерых, как сказала! Курицу, Мушку, Зеленого, Фомку и эту... Маленькую, светленькую... Со стертым носом. Да вот, его подружку!- загоготал он, показывая на Пашку.
Толян смутно заподозрил, что ляпнул лишнего, когда дверь с треском распахнулась под ударом его головы.

...Пашка еще в школе почуял неладное. Бежал изо всех сил домой, пионерский галстук сбился набок, а у дипломата сломалась ручка. Мама стояла возле калитки, в кухонном фартуке, и смотрела в сторону. И плакала. Умка, любимая светлая собачка, всегда выходила встречать его со школы. Сидела у забора, а увидев хозяина с визгом неслась по тротуару навстречу. А сегодня не выдержала, выскочила на дорогу и попала под легковушку. Отец схватил мохнатое тельце и побежал в медсанчасть, ветеринарных клиник в той глуши не было. Белый комочек лежал на оранжевой медицинской клеёнке, а отец, в перепачканной кровью форменной рубашке, опустил голову. Пашка не успел. Последний теплый выдох был всего минуту назад. Может быть, эти мгновения с другом облегчили бы уход... С тех пор, ему везде мерещилась эта убежавшая минута. Минута, которой ему никогда не хватало для счастья.

Как Пашка вскочил в машину, завелся, поехал - осталось непонятным. Видимо мозг просто не успел записать эти молниеносные действия. Гнал, и две мысли стучали в голову: как ехать быстрее и как не перевернуться на поворотах.
Считал время. Не получалось: десять-пятнадцать минут форы - и все, фургон выскочит на трассу и потеряется.
Спас поезд. Состав с бесконечной грязной цепочкой цистерн, неторопливо появлялся из тумана, и, простукав через переезд, пропадал в молочной мгле.
Было, как в замедленном кино. Он схватил лежащую между сидениями, какую-то увесистую штуку, и выскочил. Грузовичок с иероглифами и пестрой рекламой ресторана. Встал перед машиной и закричал.
Питомцы узнали его - тут же заголосили. Не залаяли- завизжали жалобно и радостно. Пашка узнал голоса своих собак - но главный - Светлушки, вытеснил все. Она кричала, как кричит смертельно испуганный ребенок, увидевший, наконец, своих родителей, спешивших на помощь.
Пожилой азиат, съежился, прижался к рулю, робко помахал рукой.

А Пашка кричал. Он, срывая голос, хрипло рассказывал, как подбирал собак на улицах, вытаскивал из грязи, раненых, еле живых. Спал с ними на подстилке первую ночь, чтобы тем, в клетке, не было страшно. Говорил с ними, смотрел в преданные карие глаза.
-Ты же сволочь... Ты их под нож, чтобы богатеи твои брюхо ненасытное набили, вот это чудо, вот эту тварь божью, которая думает, любит, ждет хозяина своего. Как же ты на свете-то живешь, после этого? Деньги, да? Опять, опять эти проклятые деньги! Жри!
Пашка лез за пазуху, зачерпывал полные жмени красноватых бумажек и швырял в водителя, сквозь приоткрытое стекло.
Обежал машину, рванул задние дверцы - и оглох от радостного визга. Защелки отлетали, собаки бросались на руки, яростно облизывая Пашкино лицо, ласково покусывая за нос и уши. У Светлушки отнялись ноги - она дрожала и из последних сил тыкалась стертым носом в Пашкино лицо.
Силы куда-то резко утекли, он сидел у себя в машине и устало рассматривал теннисную ракетку, с которой выскочил отбивать своих собак. Зато питомцы успокоились, с любопытством поглядывали в окна. Светлушка, устроившись у Пашки на коленях, вдруг зарычала, ее поддержали остальные. Дорогу преграждал вышедший из машины азиат.
Он постоял, потер красные щеки и положил что-то на капот. Сдержанно, с уважением, поклонился и уехал. На капоте, в целлофановом пакете, остался бесформенный ворох раскиданных Пашкой купюр.

Заиграл Вивальди, "Времена года"- Машка звонила. Голос встревоженный, вот-вот на истерику сорвется. Пашка сделал громкую связь, сунул телефон в самую гущи собачьих носов. Телефон обнюхали, лизнули несколько раз, не забыв и руку, его державшую. Курица не выдержала, суматошно залаяла. На том конце трубки радостно заорали, кажется, Пашка услышал даже одобрительно-пьяный голос Толика.
- Я скоро, ребята,- слова давались с трудом,- я вас люблю, чертяки...
Джип стоял на обочине, дверцы были открыты. Собакины разбрелись по лугу, но периодически подбегали, засовывали мохнатые головы в салон и тыкались носами в ладони.
  Бок обожгло. Пашка полез в карман, вытащил бумажник. Кредитка на мгновенье вспыхнула надписью Pashka Schastlivyj и рассыпалась в золотистую пыль.

  
Заспанное солнце показало ослепительную малиновую макушку, и птицы запели чуть сильнее. Человек в светлом спортивном костюме с капюшоном, с рюкзачком за спиной, сбавил темп и остановился у очередного фонарного столба. Быстрым взмахом наклеил пестрый листок, поправил наушники и побежал дальше. За ним, радостно повизгивая от прохладной росы, летела по изумрудной утренней траве небольшая светлая собачка в модном светящемся ошейнике. Наклеенный листок слегка трепетал отставшим краешком.

                                                                             ДОРОГИЕ ДРУЗЬЯ!
ГОРОДОК ДЛЯ ЖИВОТНЫХ «СОЛНЦЕ С ХВОСТИКОМ» ПРИМЕТ У СЕБЯ ЛЮБЫХ ПИТОМЦЕВ! МЫ БУДЕМ РАДЫ ВИДЕТЬ У СЕБЯ ВСЕХ, КОМУ НЕ ХВАТИЛО КРОВА И ДРУЖБЫ. У НАС ХОРОШО! ЖДЕМ ВАС, ЛЮБИМЫЕ!!!




Иллюстрация автора


© Copyright: Андрей Мараков, 2014

Регистрационный номер №0209111

от 15 апреля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0209111 выдан для произведения:
   
Светлушка дернула лапами и проснулась. Сразу же подбежала к прутьям, понюхала- нет ли знакомого запаха. Тоскливо поплелась к миске, долакала оставшуюся воду. Порылась потертым носом в груде тряпок в углу, осторожно достала сокровище- сухую белую косточку. Лизнула пару раз, бережно поглодала, спрятала.
Вытащила оттуда же подарок хозяину- коричневую штуку, остро и вкусно пахнущую кожей.
Появилась штука совсем неожиданно- Светлушка в который раз горевала после ухода дорогого человека и слегка задремала, просунув морду между решеткой. Странное состояние у нее было-или сон, или явь. Словно, наелась потрошков куриных, да хорошо так, что живот раздулся, как мячик. Лежишь, язык свисает от удовольствия- и всем ты довольна, и ничего для тебя нет невозможного. Вот именно в таком состоянии у нее и получались разные удивительные вещи. То полная миска мясного корма вдруг появится, то хозяин неожиданно зайдет в клетку и целый вечер с ней просидит, по животику будет гладить, белую шерстку вычесывать специальным гребешком.
Как-то раз, ночью, неожиданно распахнулась дверца, и Светлушка спокойно вышла наружу. Но испугалась темноты, близкого неуютного леса, забилась обратно. Да и куда идти ей без хозяина?
Как-то стало ей совсем плохо: глаза не видели, лапы опухли, страшно болели. Приснилась ей, что снова молодая, щенок совсем, бежит радостно, беззаботно по зеленому лугу за первой своей хозяйкой Катей! И запахи- свежей травы, солнца, цветов, умывают ее вместе с ветром, запутываются в нежной шерстке. Проснулась, чихнула, и испугалась- выплюнула на соломенную подстилку все свои зубы- старые, потемневшие, обломанные. Зато в пасти новые появились- беленькие, острые! А как видеть стала- заглядение- все яркое, резкое, даже голова сначала кружилась. Да и лапы стали молодые да легкие, без боли- одно удовольствие бегать. Вот хозяин потом удивлялся!
Сидящая в соседней клетке мохнатая дворняга Курица, грозно кричала ей, что это не хозяин, а просто рабочий их собачьего приюта. Наверно, просто завидовала.
Лежала она в таком состоянии, вспоминала своих бывших хозяев- бабу Маню, пахнущую хлебом, добрую и ласковую, девочку Катю с вечно сладкими руками, непутевого злого Павла... Вспоминала хозяина, его запахи, теплые руки. Пакетики с мясными кусочками, которые он постоянно приносил. Хозяин часто говорил со Светлушкой о жизни, о том, что нет денег и у него, почему-то, ничего не получается с девушкой Машей. Светлушка сразу же начинала возмущенно прыгать, стараясь лизнуть непонятливого хозяина в лицо.
Ну, насчет любви понятно- она у хозяина есть, Светлушка в нем души не чает. А деньги... Она знала что такое деньги- это вроде косточек, на которые можно все менять. Деньги бывают разные- небольшими цветными бумажками и маленькими белыми штучками, которые засовывают в особый железный короб.
Пару красноватых бумажек Светлушка смогла добыть хозяину- они появились как раз перед его приходом, рядом с миской. Обрадовался, расцеловал всю морду. Но для себя ничего не взял- купил много мешков собачьего корма.
То, что появилось сегодня, было особенным. В большой кожаном кармашке лежали другие деньги, те, которые белыми твердыми квадратиками. Очень большие, Светлушка это чувствовала. Обрадуется хозяин, присядет, погладит большой ласковой ладонью по голове, скажет: « Солнце ты мое с хвостиком...» и возьмет к себе навсегда.
Была у Светлушки мечта- рано утром, когда солнце еще не встало, бегут они с хозяином по еще мокрой травке. Шерстка напиталась росой и так хорошо!
Она тихонько и жалобно заскулила.
***
Когда человеку нечего терять, он может стать бесконечно счастливым.
Эта мысль пришла Пашке неожиданно, когда он, лежа на спине, заваленный теплым тряпьем, разглядывал утреннее небо через отошедшую хвойную ветку шалаша.
А потом нахлынула такая душевная боль, что он не выдержал, вскочил, застегнул куртку и побежал. Бег согрел, и немного отвлек.
Пашка забежал в крошечный магазинчик на окраине, пересчитал мелочь, взял для Светлушки пакетик мягкого корма, который она так любила.
Дом, старое щитовое убожество, сгорел вчера утром. Возвращаясь с ночной смены, последней перед увольнением, он почувствовал тревожный горький запах и сердце, дрогнуло. Издали еще, увидел слабый дымок. Ноги стали подкашиваться.
Осталась относительно целой только печь с трубой. Все остальное превратилось в мокрые, отвратительно пахнущие угольки.
Даже у Светлушки был дом. Старый, продуваемый ветрами, но дом.
Пашка осторожно погладил собачку. Светлушка лежала на коленях и сладко дремала. Эх, сейчас точно не получится взять животинку к себе. А ведь он даже местечко ей приготовил, целый угол отгородил.
Грела Пашку мечта, заветная, стало быть. Найти, выиграть, получить в наследство(заработать столько не реально)много-много денег, и открыть свой приют, где все животные сыты, здоровы, где они гуляют, играют, получают ветеринарную помощь, и где их могут во всей красе, увидеть новые хозяева. Нет, приют- не красиво, как-то убого звучит... Городок!
Нынешний приют был переделан из советского военного питомника- основательного, с солидными зданиями, подвалами, тренировочными площадками. Директорша какими-то правдами и неправдами смогла приватизировать в девяностые этот объект практически за копейки.Организовывала и производства по пошиву одежды, и подпольный алкогольный цех. А затем узнала о крупном гранте по защите животных и неожиданно его выиграла. Работали они целых пять лет- собралась отличная команда-костяк: шестидесятилетний хиппарь Борода, тридцатилетний электрик Серега, он, рабочий и Машка- выпускница вет. академии. Даже вечно пьяный сторож Толик вполне гармонично уживался в их компании.
Нынче гранд они не получили, и Федоровна срочно решила объект перепрофилировать. Они пробовали протестовать.
-Так купите- заливалась смехом директор,- десять миллионов- и питомник ваш, делайте что хотите!..
По железной решетке лязгнула связка ключей.
-Закончил? Вещи взял? Все, валите отсюда.
За спиной Федоровны, с баулами и сумками, мрачно стояли Маша, Борода и Серега.
Пашка чмокнул Светлушку в стертый нос и опустил на пол. Та вдруг засуетилась, бросилась в угол клетки, принесла в зубах что-то, вложила в руки. Пашка рассеянно сунул предмет в карман.
Из кассетной магнитолы уютно булькали Битлы, вновь и вновь возвращаясь в СССР. Говорить не хотелось. Маша, надувшись, смотрела в окно, Пашке так ничего и не сказала, к себе не позвала. Борода развез всю банду по домам.
Доехали до центра, где раньше жили родители. Обнялись с Бородой. Старый хиппи расчувствовался, пригласил в гости. Не пошел.
Остался Пашка один. Долго бродил по знакомым улочкам, сидел на скамейках, тихонько жаловался папе с мамой на жизнь. Родители больше десяти лет назад погибли в аварии, семейную «трёшку» как-то незаметно прибрала дальняя родственница. Ему досталось пара чемоданов рухляди и несколько стопок перевязанным шпагатом книг. И «огромный загородный дом» родственницы. Голова тогда не варила совсем, он все подписывал, со всем соглашался...
Нехитрый план потихоньку вырисовывался. Напиться и забыться.
Сам не заметил, как оказался в алкогольном супермаркете. Походил, разглядывая красивые бутылки, чувствуя, что потихоньку успокаивается, взял с полки любимую жгучую с плавающем внутри перчиком.
Пашка положил бутылку на резиновую ленту, сунул руку в карман и замер.
Деньги!.. Как он забыл! Всю мелочь потратил на собачий корм, оставалось только несколько монет на автобус. Нащупал в кармане нечто, достаточно объемное- рука медленно выудила новенький, таинственно пахнущий кожей портмоне. Открыл- совершенно пусто, только одинокий золотистый пластик кредитной карты.
От гнетущей тишины очнулся- с одной стороны на него, тихо распаляясь, смотрела довольно объемная очередь, с другой- злой и циничный глаз кассира.
-Долго стоять будем, болезный?- громко и насмешливо спросила она,- платить собираемся?
Пашка медленно протянул пластик. Тетка нетерпеливо вставила ее в верифон, сорвала чек и вернула вместе с картой.
Пашка долго рассматривал кредитку, сидя на лавочке. Золотые тесненные буквы на латинице указывали странное имя: Pavel Kopejkin , на обороте синим фломастером были написаны четыре цифры, видимо, пин-код.
Решил отнести в полицию, потом вспомнил, что нет денег. Доковылял до банкомата, сунул карту, не дыша, ввел пин. Ничего страшного не произошло- через минуту в кармане лежали две пятитысячные купюры.
Еще раз осмотрел карту и обомлел: там светилось новое имя: Pavel Bezdomnyj и совершенно другой, тоже написанный фломастером, пин-код.
Пашка купил объемистый тактический рюкзак и принялся методично обходить городские банкоматы, снимая весь разрешенный лимит.
Ночь он встретил в шикарном номере лучшей гостиницы, заваленным свертками и пакетами. Пашка не хотел, чтобы необычный день уходил, и тянул до последнего, стараясь не уснуть на шелковых простынях. Боялся проснутся, как в "Дне сурка", снова в шалаше, на краю села.
На новом ноуте просматривал варианты квартир, поближе к родному центру и не поверил глазам- продавали родительскую.
Удивительно, как много могут сделать деньги- на следующий день он уже подписывал первый пакет документов. Риэлтор, вдохновленный огромной комиссией, порхал как мотылек и хорошо подвешенным языком лил патоку.
Пашка не прекращал прогулки к банкомату, приобрел второй рюкзак.
Несколько вечеров просидели с нанятым прорабом за чертежами и рисунками. И коньяком.
Пока квартиру ремонтировали, тоже авралом, разумеется, не терял время даром- взял Бороду и Серегу в охапку, и пошли они по многочисленным банкам, гася просроченные кредиты, коих ребята набрали множество. Пашка только успевал доставать и отсчитывать пачки. На удивленные вопросы ребят отвечал просто- наследство.
С чистой совестью устроили праздник- зашли в автосалон, и как-то незаметно купили для Бороды джип его мечты, Пашка потом спасался бегством от обезумевшего от счастья хиппи. Потом заглянули в военную амуницию, купили для Сереги два неподъемных баула милитари-барахла, дорогущие металлоискатель и зеркалку. Оставив машину, завалились в модный ресторан с морской кухней, и суровой мужской компанией натрескались всяких вкусных водяных гадов. Борода душевно вспоминал любимый СССР и учил пить абсент.
Маша не брала трубку, а потом совсем отключила. Но Пашка не сдавался- колечко с бриллиантом в красной бархатной коробочке было приготовлено, тур на Сейшелы куплен. Почему Сейшелы? Видел в интернете фотообзор- маленький, затерянный в индийском океане островок, скрытые между пальмами бунгало, рядом с пляжем- чисто рай на земле. Лучше не найдешь для предложения руки и сердца.
Пашка написал письмо, не на компе- руками, золотым Паркером. Пухлый пакет с путевкой, билетами и деньгами отправил курьером.
Он ждал ее два дня. Лежал на шезлонге под огромным льняным зонтиком, смотрел на песок и океан, обдуваемый солоновытым теплым ветерком. Машкины ладони, милые, любимые, которые он никогда бы не смог спутать с другими, влажно прикрыли глаза.
-Машенька!..- начал он и тут же получил крепкий подзатыльник.
-Ты дурак? Ты почему не сказал? Я чуть не умерла, когда увидела твои обугленные руины. Пашенька...
Она крепко-крепко прижалась к горячему, подгоревшему на солнце Пашке.
За день до окончания их медового месяца, вернее, недели, Пашка увидел маленькую светленькую собачонку. Та неторопливо бежала вдоль моря по белому песочку, спокойная, сытая, ухоженная. И тут же в голове взорвалось- Светлушка!..
Он вспомнил стертый, черно-коричневый нос, преданные влажные глаза. А ведь это она сунула ему этот удивительный бумажник, в самый последний момент, перед прощанием. Он все время боялся думать про чудесную кредитку, не хотел спугнуть удачу. Сердце сразу заныло.
***
Перед посадкой в самолет позвонил Серега.
-Приезжаете? Сразу ко мне, плохие известия...
Ранним утром они сидели у Бороды на кухне, пили чай. На огромной плазменной панели блеял БГ.
Рассказывал Серега.
-Федоровна предложила подшабашить по электрике... Съездил, собак проведал, подкормил. Светлушка твоя на месте, только скучает, лежит в углу и скулит. Толик по-пьяне проболтался, что будет в питомнике...
Сашка помолчал, глотнул чаю, и неожиданно повлажнел глазами.
-Всех собак и кошек с окрестностей будут свозить туда, Федоровна с собачниками уже договорилась. Будут лечить, откармливать... И продавать в сеть азиатских ресторанов. И отдельная линия будет- по откорму щенков. Даже корм специальный завезли, высококалорийный, тонны...
***
Приют заволокло утренним туманом, где-то в липкой мгле приглушенно лаяли собаки.
На потрескавшемся асфальтовом пятачке стояло несколько машин и нелепая грузовая «Газель», заляпанная иероглифами, похожими на брызги крови.
Борода сразу же потрусил осматривать вольеры, Сашка- в щитовую. Маша с Пашкой решительно повернули к директорскому флигелю.
К кабинете была полная идиллия. Раскрасневшаяся Федоровна кофейничала и негромко переговаривалась с молодым юристом, который несколько раз был у них по делам.
Директорша недовольно рявкнула, затем удивленно оглядела посетителей, южный загар, дорогую одежду и нерешительно улыбнулась.
Пашка не выдержал, плюнул на разработанный план, глубоко вздохнул и спокойно спросил:
-Вы хотели когда-то продать мне питомник. Еще в силе?..
Федоровна по-змеиному оскалилась, спокойно подумала, разглядывая потолок. Набрала на калькуляторе восьмизначную сумму, повернула , ухмыляясь, экранчиком к гостям.
Сумма, конечно, возросла, но... Хватало с избытком.
- Ну что же, вот и нотариус тут, - пытаясь сдержать бешено рвущуюся из груди радость, пропел Пашка, - сразу и документик составим...
Он раскрыл рюкзак и стал бросать на стол цветные пачки.
Пока директор торопливо считала деньги, Маша бесцеремонно протиснулась к шкафу и стала просматривать документы.
Дверь со скрипом отворилась. Толян, пошатываясь, ввалился и заорал, запуская вперед себя палящую стену алкогольного напалма:
-Федоровна, с почином, уехал басурманин! Есть первая партия! Пятерых, как сказала! Курицу, Мушку, Зеленого, Фомку и эту... Маленькую, светленькую...Со стертым носом. Да вот, его подружку!- загоготал он, показывая на Пашку.
Толян смутно заподозрил, что ляпнул лишнего, когда дверь с треском распахнулась под ударом его головы.
...Пашка еще в школе почувствовал неладное. Бежал изо всех сил домой, пионерский галстук сбился набок, а у дипломата сломалась ручка. Мама стояла возле калитки, в кухонном фартуке, и смотрела в сторону. И плакала. Умка, любимая светлая собачка, всегда выходила встречать его со школы. Сидела у забора, а увидев хозяина с визгом неслась по тротуару навстречу. А сегодня не выдержала, выскочила на дорогу и попала под легковушку. Отец схватил мохнатое тельце и побежал в медсанчасть, ветеринарных клиник в той глуши не было. Белый комочек лежал на оранжевой медицинской клеёнке, а отец, в перепачканной кровью форменной рубашке, опустил голову. Пашка не успел. Последний теплый выдох был всего минуту назад. Может быть, эти мгновения с другом облегчили бы уход... С тех пор, ему везде мерещилась эта убежавшая минута. Минута, которой ему никогда не хватало для счастья.
Как Пашка вскочил в машину, завелся, поехал- осталось непонятным. Видимо мозг просто не успел записать эти молниеносные действия. Гнал, и две мысли стучали в голову: как ехать быстрее и как не перевернуться на поворотах.
Считал время. Не получалось: десять-пятнадцать минут форы- и все, фургон выскочит на трассу и потеряется.
Спас поезд. Состав с бесконечной грязной цепочкой цистерн, неторопливо появлялся из тумана, и, простукав через переезд, пропадал в молочной мгле.
Было, как в замедленном кино. Он схватил лежащую между сидениями, какую-то увесистую штуку, и выскочил. Грузовичок с иероглифами и пестрой рекламой ресторана. Встал перед машиной и закричал.
Питомцы узнали его- тут же заголосили. Не залаяли- завизжали жалобно и радостно. Пашка узнал голоса своих собак- но главный - Светлушки, вытеснил все. Она кричала, как кричит смертельно испуганный ребенок, увидевший, наконец, своих родителей, спешивших на помощь.
Пожилой азиат, съежился, прижался к рулю, робко помахал рукой.
А Пашка кричал. Он, срывая голос, хрипло рассказывал, как подбирал собак на улицах, вытаскивал из грязи, раненых, еле живых. Спал с ними на подстилке первую ночь, чтобы тем, в клетке, не было страшно. Говорил с ними, смотрел в преданные карие глаза.
-Ты же сволочь... Ты их под нож, чтобы богатеи твои брюхо ненасытное набили, вот это чудо, вот эту тварь божью, которая думает, любит, ждет хозяина своего. Как же ты на свете-то живешь, после этого? Деньги, да? Опять, опять эти проклятые деньги! Жри!
Пашка лез за пазуху, зачерпывал полные жмени красноватых бумажек и швырял в водителя, сквозь приоткрытое стекло.
Обежал машину, рванул задние дверцы- и оглох от радостного визга. Защелки отлетали, собаки бросались на руки, яростно облизывая Пашкино лицо, ласково покусывая за нос и уши. У Светлушки отнялись ноги- она дрожала и из последних сил тыкалась стертым носом в Пашкино лицо.
Силы куда-то резко утекли, он сидел у себя в машине и устало рассматривал теннисную ракетку, с которой выскочил отбивать своих собак. Зато питомцы успокоились, с любопытством поглядывали в окна. Светлушка, устроившись у Пашки на коленях, вдруг зарычала, ее поддержали остальные. Дорогу преграждал вышедший из машины азиат.
Он постоял, потер красные щеки и положил что-то на капот. Сдержанно, с уважением, поклонился и уехал. На капоте, в целлофановом пакете, остался бесформенный ворох раскиданных Пашкой купюр.
Заиграл Вивальди, "Времена года"- Машка звонила. Голос встревоженный, вот-вот на истерику сорвется. Пашка сделал громкую связь, сунул телефон в самую гущи собачьих носов. Телефон обнюхали, лизнули несколько раз, не забыв и руку, его державшую. Курица не выдержала, суматошно залаяла. На том конце трубки радостно заорали, кажется, Пашка услышал даже одобрительно-пьяный голос Толика.
- Я скоро, ребята,- слова давались с трудом, -я вас люблю, чертяки.
Джип стоял на обочине, дверцы были открыты. Собакины разбрелись по лугу, но периодически подбегали, засовывали мохнатые головы в салон и тыкались носами в ладони.
Бок обожгло. Пашка полез в карман, вытащил бумажник. Кредитка на мгновенье блеснула подписью Pashka Schastlivyj и рассыпалась в золотистую пыль.
***
Заспанное солнце показало ослепительную малиновую макушку, и птицы запели чуть сильнее. Человек в светлом спортивном костюме с капюшоном, с рюкзачком за спиной, сбавил темп и остановился у очередного фонарного столба. Быстрым взмахом наклеил пестрый листок, поправил наушники и побежал дальше. За ним, радостно повизгивая от прохладной росы, летела по изумрудной утренней траве небольшая светлая собачка в модном светящемся ошейнике. Наклеенный листок слегка трепетал отставшим краешком.
ДОРОГИЕ ДРУЗЬЯ!
ГОРОДОК ДЛЯ ЖИВОТНЫХ «СОЛНЦЕ С ХВОСТИКОМ» ПРИМЕТ У СЕБЯ ЛЮБЫХ ПИТОМЦЕВ! МЫ БУДЕМ РАДЫ ВИДЕТЬ У СЕБЯ ВСЕХ, КОМУ НЕ ХВАТИЛО КРОВА И ДРУЖБЫ. У НАС ХОРОШО! ЖДЕМ ВАС, ЛЮБИМЫЕ!!!
Рейтинг: +16 565 просмотров
Комментарии (23)
Серов Владимир # 16 апреля 2014 в 01:23 +6
Такое ощущение, что авторы (и не только этот!) не читают темы конкурса.
0 # 16 апреля 2014 в 13:57 +4
Не согласен с комментариями Владимира.
Юмор - для меня - означает полное понятия слова- "ЮМОР"
Возможно, автор захотел его так, нам,читателям, предоставить.
"Рассказывал Серега.
-Федоровна предложила подшабашить по электрике... Съездил, собак проведал, подкормил. Светлушка твоя на месте, только скучает, лежит в углу и скулит. Толик по-пьяне проболтался, что будет в питомнике...
Сашка помолчал, глотнул чаю, и неожиданно повлажнел глазами.
-Всех собак и кошек с окрестностей будут свозить туда, Федоровна с собачниками уже договорилась. Будут лечить, откармливать... И продавать в сеть азиатских ресторанов. И отдельная линия будет- по откорму щенков. Даже корм специальный завезли, высококалорийный, тонны...""
Юмор, -он, и в Африке -Юмор.
Автору -респект.
Сильноэмоциональный рассказ.
Серов Владимир # 17 апреля 2014 в 00:53 +6
У Вас своеобразное понятие о юморе!
Татьяна Стафеева # 16 апреля 2014 в 20:43 +5
Замечательный рассказ, светлый, добрый, юмор, несомненно, есть, тонкий, ненавязчивый. Хорошо, когда автор не ставит
цель любым способом рассмешить, а следует за своими героями, изучая их в разных обстоятельствах - как в данном случае.
Будь у меня такая карточка, издала бы свои книги и всех, чье творчество не оставляет равнодушным.
В том числе и автора этого рассказа.
Успехов и победы в конкурсе!

0719b25b574c0631eab8790339963c6a
0 # 16 апреля 2014 в 20:48 +2
"Когда человеку нечего терять, он может стать бесконечно счастливым."
Поясняю эту фразу из текста.
Темперамент может быть двояким: можно быть флегматиком практически и холериком идеально, в творчестве.
Но мне кажется, что многие собеседники считают меня тем, кто навязывает им своё мнение, указывает, воспитывает и пр. И это немножко раздражает. Да, сам текст и сам автор - могут дать заинтересованность на той амплитуде колебаний, как - если понимать, что такое камертон.
Это нота "соль". Если настраивают инструмент -есть такой всеобщий звук.
Но это скорее даже не в связи с тем, что пишет автор, а "привнесённая вибрация". Подсознание связывает это с противоположным, и в итоге - может возникнуть такая негативная "вибрация" - накладывание противосмысла на смысл.
Автору просто надо знать, что он пытается осмысливать важные вещи, а порою - частное - он делает общим.
Что он и доказал своим рассказом.
Не все могут понимать такой юмор.
Прошу видеть душой.
Вот мои пожелания - познать - изнутри!
Ещё раз -респект Автору.
Татьяна Виноградова # 17 апреля 2014 в 19:11 +7
Юмор, как таковой, он уместен в той или иной степени во всех жанрах. Ведь человек, обладающий интеллектом, он в принципе не может описывать что-то без чувства юмора.

Но абсолютно серьезное произведение на тему смысла жизни увиделось мне здесь. я уже не говорю про то, что сам сюжет абсолютно трагичен. Человек так устроен - кому-то сказанное мной сейчас покажется страшным, но потеря любимой собаки может быть действительно большей трагедией по степени влияния, чем даже потеря родственника. И циничные люди так и говорят -" родню не выбираем". А любовь к собаке - это абсолютно бескорыстное чувство, и если человек в нем нуждается, то не исключаю, что это может быть для него важнее всего.

Получив деньги, Пашка стал как зомби, но когда отработал эту программу, он вновь вернулся в свое исходное состояние, и для него ощущение потери реально значимых частей его жизни, оно буквально обрушилось на героя. Он словно потерялся. И нам это очень рельефно показано Автором. Автор несомненно неравнодушен к собакам. Очень забавное описание мыслей и снов самой псинки!!! Фраза про ветер вообще великолепна! -
И запахи- свежей травы, солнца, цветов, умывают ее вместе с ветром...
Чертовски захотелось потрепать Светлушку по холке...

Если уж быть занудой, то хочется задаться вопросом - А если бы счастье было все-таки в деньгах, можно ли было описать его такими теплыми словами, которыми нам подана здесь Дружба, Любовь к Светлушке, природа, и прочее...? Нет, я не спорю - светлых моментов в рассказе полно, и это и есть показатель знания жизни, изначальной оптимистичности Автора, критерий мастерства... Этого не отнять. Но основной посыл, конечно же, в итоге иной. Да и какая фиг разница??? Главное, что произведение светлое и оптимистичное.

Что сказать...
В Любви можно реализовываться бесконечно долго. В ней человек остается творцом - тем, кем он и должен быть по своей сути. А в потребительстве человек как бы умирает - и Пашке хватило буквально недели, чтобы пресытиться.

В простой жизненной зарисовке великолепно показано - что есть реальные ценности.
Только они позволяют человеку раскрываться самому.
Только в Любви /не важно, к кому - к человеку, к собаке ли/ мы черпаем силы для жизни.


Вообще всё как-то удивительно тепло получилось здесь. Имя-то какое - Светлушка...

/а иллюстрировано снова как всегда авторски и почти кистью/.
Андрей Мараков # 1 июля 2014 в 21:24 +2
СПАСИБО!!!!!!!!
Ракитин Вал # 17 апреля 2014 в 22:57 +4


"Видите на картине суслика? А он там есть!" – пытается убедить читателей Вячеслав Коренев. Татьяна Стафеева так же узрела "тонкий, ненавязчивый" юмор. Я, как и Володя Серов, юмора не увидел.

А где смеяться-то?
Серов Владимир # 17 апреля 2014 в 23:33 +4
А вон один дорогу перебежал! Значит, можно смеяться! hihi
0 # 18 апреля 2014 в 20:41 +4
Верно, юмор видеть, что того суслика.
-Видишь суслика? -Нет. -И я не вижу, а он есть…
По-моему это фраза из картины "Морские котики".
А ведь герои картины Романа Качанова - видели то, что не видим мы с вами, вернее Вы, Валерий. Продолжу отвечать юмором, но в другом направлении:"Коррупция, словно суслик, - все знают, что она есть." Смех смехом, но еще и пища для размышлений.
Можно ли научить понимать юмор всех, чувствовать юмор? Обучить можно науке, математике, даже физике и порождению разума.
Но с чувствами же все обстоит сложнее. Если у человека нет музыкального слуха, он может освоить музыкальный инструмент, заучить правила игры и в результате развить музыкальный слух. Можно научить малограмотного человека правильному письму и грамотной речи, но можно ли научить человека чувствовать язык? Это как раз то, что я и писал про камертон.
Настроить же всех на ноту "соль" , поясняю, что это всегда один и тот же звук, которым пользуются как основным тоном при настраивании музыкальных инструментов - невозможно.
Продолжаю утверждать, что тонкий юмор - как раз в той фразе, которую я выписал в первом комментарии своём.
Андрей Мараков # 1 июля 2014 в 21:22 +2
СПАСИБО!!!!!!!!
Елена Бородина # 19 апреля 2014 в 22:35 +6
Ну вот...
Увлекшись поисками конкурсной темы, позабыли о самом рассказе - добром и светлом, вызывающем теплые улыбки сквозь слезы. Наверное, каждый мечтал в детстве о собаке, настоящих друзьях, исполнении заветных желаний. Все они живут в "Солнце с хвостиком" - и Светлушка, и дворняга Курица, истошно голосящая. И Пашка, и вежливый азиат. И уверенность Автора, что "все будет хорошо"...
Мыслей и эмоций много, но, боюсь, не хватит моего не слишком богатого словарного запаса, чтобы их выразить.
Просто скажу, что понравилось. Очень.
И неважно, соответствует ли работа условиям тура - самое главное, она "задевает за живое" А значит, Автор владеет и словом, и даром рассказчика.
Сусликов искать не буду) Не к чему)
Большое спасибо Автору!
Андрей Мараков # 1 июля 2014 в 21:22 +3
СПАСИБО ТЕБЕ!!!!!
Михаил Стародуб # 19 апреля 2014 в 23:16 +5
Вполне на тему конкурса + в меру таланта.
Текст для того, у кого есть чем услышать, ощутить.

Да это и нелепо ведь,
чтоб каждому взлетать и петь!
Иному в радость пыль топтать.
между своих поскрежетать...

Удачи автору!
Мих.
Андрей Мараков # 1 июля 2014 в 21:23 +2
Спасибо за поддержку, Михаил!!! c0411
Людмила Комашко-Батурина # 28 апреля 2014 в 01:29 +3
Рассказ чудесный.Хоть он и не в тему, на мой взгляд, но задевает за живое, наполняет душу светом. Автору творческих успехов!
Андрей Мараков # 1 июля 2014 в 21:21 +2
Спасибо, Людмила!!!
Александр Сороковик # 1 мая 2014 в 20:09 +3
Андрей, спасибо вам за чудесный рассказ! Увы, он не получил высший балл - правила есть правила. К сожалению, рассказ не в тему. Но все равно, он великолепен!
Андрей Мараков # 1 июля 2014 в 21:21 +3
Александр, спасибо огромное!!! Прошу прощения, что сразу не ответил, был в командировках, не очень-то удобно с телефона отвечать...
Что касается рассказа- поверите-ли, писАл специально для конкурса, а жанр и тема как-то съехали. Но резать и подгонять не стал, выложил как есть)
НИКОЛАЙ ГОЛЬБРАЙХ # 26 июня 2014 в 01:07 +2
ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЙ РАССКАЗ!!! 50ba589c42903ba3fa2d8601ad34ba1e c0137
Андрей Мараков # 1 июля 2014 в 21:24 +2
Спасибо, Николай!!!
Ольга Кельнер # 22 июля 2014 в 23:21 +2
Андрей,хороший рассказ, прочитала с удовольствием.Удачи. 040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6
Андрей Мараков # 23 июля 2014 в 00:57 +1
Спасибо, Олечка!!! snegovik