А не замахнуться ли нам на Вильяма нашего Шекспира

9 апреля 2014 - Алиса Светлова
Говорят, что человек сам ставит себе цель в жизни и идет к ней, планируя свои действия.  Но что-то в своей собственной  жизни я никак  не могу найти подтверждения этой теории. Мне кажется, что за меня все решают какие-то неведомые мне центры управления. 


            Вот, например, разве когда-нибудь могла я  предположить, что буду сеять разумное, доброе, вечное   среди заключенных?! Что буду ежедневно проходить через восемь лязгающих дверей-решеток, которые раньше только в кино видела, да и то не часто,  и на   вопрос дежурного на вахте : "Запрещенные предметы имеются?", отшучиваться словами:  "Ничего нет, даже оружия". И приходя в свой учебный кабинет, глядя на малолетних убийц, грабителей и угонщиков автомобилей, видеть в них  не преступников, а своих учеников, которых ты должен научить не только азам своего предмета, но и чему-то гораздо большему, необходимому им – доброте, радости, любви и красоте.

Да, скажу я вам, тяжеловато было поначалу…Но учитель остается учителем – таков его удел. Я не просто привыкла, а даже, на удивление своим коллегам "на воле", полюбила свою новую работу. Как ни странно, среди заключенных подростков  за пять лет я встретила гораздо больше поистине талантливых  учеников, чем в обычной средней школе за все проработанные годы. Остается только удивляться, как же их таланты-то не разглядели раньше?!  Может, и не оказались бы они за решеткой...

 Меня  же наличие художественных, музыкальных  и артистических способностей у мальчишек сподвигло на создание театра. Похоже, центр управления моей жизнью опять подключился, поскольку такой бурной деятельности я от себя и не ожидала! Ну, не театр, конечно, так – кружок. Но времени и сил это предприятие отнимало ого-го! Поначалу мы ставили  миниатюры собственного сочинения, затем сыграли новогоднюю пьесу-сказку  из четырех действий, сочиняли все вместе, потом показали зрителям сцены из  «Проделок Скапена» Мольера и  «Птиц»  Аристофана. Успех был ошеломляющий - уж поверьте на слово!  Костюмы, декорации – все изготавливали сами, причем спонсоров особо не было, вот и приходилось декорации, например, рисовать на обратной стороне бумаги-миллиметровки (благо в подсобке кабинета истории с незапамятных времен сохранилось несколько рулонов), а уж  костюмы мастерили из чего придется: весь старый гардероб мужа, да и мой тоже, а также старые покрывала, занавески,скатерти и всякие разные  безделушки, перекочевали в  школьную подсобку,которая все больше становилась похожей на театральную гримерку и костюмерную. 

Как мне в голову пришла идея поставить «Цезаря и Клеопатру» Б.Шоу, я, честно говоря, не помню. Но работа над спектаклем сразу закипела, забурлила! На роль Клеопатры подошел ученик девятого класса Женя Лебедев - худенький, писклявый подросток с миловидным девичьим личиком. А роль Цезаря досталась Руслану Шмелеву – о. это был настоящий Цезарь! Коренастый, крепкого телосложения, с хорошо поставленным голосом – ну истинный повелитель Рима! Несколько  недель ежедневных репетиций и хорошая память моих артистов принесли свои плоды – и Цезарь, и его подруга знали свои реплики вполне прилично, как и исполнители второстепенных ролей. Я уже начала радоваться предстоящему успеху, как вдруг...  

Так, спокойно,  рассказываю  по порядку.  В назначенное время иду на очередную репетицию ( за два часа до занятий) и, пройдя первую вахту, застаю в общем-то привычное уже для нас зрелище - отправка очередного этапа.  Стоит автозак( для непосвященных,  это машина  такая для перевозки заключенных  из одних мест пребывания в другие) и сотрудник  громко выкрикивает  имена: названный должен бегом преодолеть  расстояние от здания вахты до машины, причем под оглушительный лай  служебных собак (традиция такая, не знали?!)

 И что же  я вижу?! Прижав к груди свой сидор*, через площадку мчится моя Клеопатра. У меня вырывается невольный крик:  « Куда?!! Куда вы его отправляете?! У нас же премьера!» Меня, конечно, никто не слышит, да никого это  и не интересует – у  оперативников свои задачи! И остаюсь я со своим несчастьем наедине... Вот тебе и премьера через полторы  недели, вот тебе  Бернард и  Шоу!

Прихожу на репетицию – артисты мои мне хором: 
 - А Клеопатру на взросляк* отправили!»-
 Кто бы мог подумать, что этому маленькому тщедушному девятиклашке уже восемнадцать лет?! Что делать - будем искать замену. 
- Ну что ж, пока я за Клеопатру почитаю -, без особой радости говорю артистам.

Клеопатра нашлась на следующий  день, так что репетиции продолжились. Казалось, все шло, как положено. Вот и декорации готовы. Правда, Сфинкс,выполненный нашим художником,  больше похож на большую и очень усталую обезьяну с темными кругами вокруг глаз, но если напрячь как следует воображение, то можно таки увидеть  величественного охранника  египетских пирамид. Зато декорации, изображающие стены дворца Клеопатры, очень даже миленько получились – веселые такие египетские иероглифы перемежались  с  линиями и завитушками  яркого цвета. 
- Молодец, Валентин, - хвалю художника, – хорошо придумал, работает воображение-то!-
- Да у меня дома обои такие на кухне, вот, посмотрите,- показывает он мне фотографию своей семьи, – Сам клеил! 
 С фотографии на меня смотрит большая семья, уютно расположившаяся в просторной кухне-столовой с обоями в египетском стиле ( невольно возникает немой вопрос - как же ты-то, сынок, здесь оказался?!)

Итак, к премьере все готово. Клеопатре, если забудет слова, подскажем: все-таки маловато было времени выучить роль. Зато Цезарь у нас – что надо! Да и нянька Клеопатры Фтататита  хороша: здоровенный детина  в ярко-красном балахоне зычным голосом  кричит
 « Посмотрим, кто тут не боится!», так что кровь в жилах стынет - наверно, в привычной жизни моему артисту приходилось не раз эту фразу произносить?! А Раб! Он просто очаровашка, улыбается  аки ангел -  ну разве может такой иномарки дорогие угонять?! 
-Ну что, сынки, готовы показать себя во всей красе?! – обращаюсь к артистам на генеральной репетиции.
-Готовы, - довольно улыбаясь,  отвечают юные таланты.
- Не опозорите мою седую голову? - задаю свой традиционный вопрос.
- А она у Вас не седая!- отвечают мои мальчишки.
- Надеюсь, она такой останется и после завтрашнего спектакля!


  Ночь перед премьерой я, конечно, не сплю. Еще раз перебираю в голове все детали: не забыть кнопки, чтобы декорации крепить, взять свечи – они будут вместо светильников во дворце, спички не забыть, а, не обязательно – у них же зажигалки есть. Так, что еще? Да,  булавки захватить –  новой Клеопатре платье длинновато, подколоть придется. Да и для  парика ей надо заколку взять, а то челка все лицо закрывает, глаз не видно, прекрасных египетских глаз, которые завтра нарисует наш гример. Ой, ребятушки,  только не подведите!

         В воскресенье в колонии  подъем на час позже, то есть в 8-00. А в 8-30 я уже на вахте.
- Дайте мне, пожалуйста, ребят  - мне надо все подготовить в клубе , - подаю дежурному список.
- Шмелева нет, - просмотрев список, говорит мне он.
-Как нет?! –  не верю я словам дежурного, но нервная дрожь уже  начинает меня колотить.
- Его на девятку* увезли. Заболел пацанчик, аппендицит у него. А остальные на месте, сейчас позавтракают, и я отправлю  их в  клуб, - успокаивает меня дежурный.
- Да, кстати, хорошо выглядите. Вас снимать сегодня будут, начальник колонии пригласил репортера из областной газеты, - с довольной улыбкой сообщает он.

Сказать, что я расстроилась, значит, ничего не сказать о моем душевном состоянии...Я абсолютно не понимала, что делать?! Никакого выхода из этой ситуации я не видела.
  Взяв ключи,  поплелась в клуб как кролик в пасть удава. Отменить  ничего нельзя – воскресное мероприятие  включено в распорядок дня  колонии, а потому обязательно должно состояться. Премьеру, конечно, придется перенести... Ладно, прочитаю какую-нибудь лекцию экспромтом - а хотя бы о правлении Цезаря в Риме. А как же  быть с корреспондентом  из газеты?! Да-а, его только мне и не  хватало для полноты ощущений...
Как же быть? Как быть?!...

- Алиса Андреевна, а давайте…,- что-то пытается сказать мне мой декоратор, когда вся труппа появляется в клубе.
- Валентин, спектакля не будет, - машинально отвечаю, даже не прислушиваясь к его словам.
- Ну почему?! Ну пожалуйста, дайте я сыграю Цезаря!- почти умоляет он. Я наконец выхожу из лабиринта своих мрачных дум и начинаю адекватно воспринимать действительность.
- Алиса Андреевна, ну я же наизусть роль знаю, я же на всех репетициях был, ну пожалуйста,- взывает ко мне бедный художник.

И тут я ,заметьте, против своей воли, понимаю,  что надо решаться. Эх, была не была! Пропадать, так с музыкой!
- Ребята,  по местам! – командую я, и нас захватывает круговерть  премьерной подготовки.  Декорации закрепили, костюмы подогнали, освещение проверили, сцены сложные  прогнали,музыкальное сопровождение – работает.
- Ну, мальчишки, с Богом,- выдыхаю я.

------------------------------------------------------------------------------
- И последний вопрос: скажите, а что в дальнейших творческих планах вашего замечательного коллектива? – улыбаясь, спрашивает меня молоденький, чуть постарше моих мальчишек, корреспондент.
Я оглядываюсь на своих ребят, и говорю:
- А не замахнуться ли нам на Вильяма нашего Шекспира?!
-Да-да, замахнуться,- поддерживают меня  счастливые артисты, и громче всех, конечно, наш художник-Цезарь.

       Да-а, кто-то за нас все решает - это я вам точно говорю!
***************************************
 
*сидор - сумка с вещами у заключенных
*взросляк -  исправительная колония
* девятка -  колония № 9, в которой размещена больница для заключенных.

© Copyright: Алиса Светлова, 2014

Регистрационный номер №0207939

от 9 апреля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0207939 выдан для произведения: Говорят, что человек сам ставит себе цель в жизни и идет к ней, планируя свои действия.  Но что-то в своей собственной  жизни я никак  не могу найти подтверждения этой теории. Мне кажется, что за меня все решают какие-то неведомые мне центры управления. 


            Вот, например, разве когда-нибудь могла я  предположить, что буду сеять разумное, доброе, вечное   среди заключенных?! Что буду ежедневно проходить через восемь лязгающих дверей-решеток, которые раньше только в кино видела, да и то не часто,  и на   вопрос дежурного на вахте : "Запрещенные предметы имеются?", отшучиваться словами:  "Ничего нет, даже оружия". И приходя в свой учебный кабинет, глядя на малолетних убийц, грабителей и угонщиков автомобилей, видеть в них  не преступников, а своих учеников, которых ты должен научить не только азам своего предмета, но и чему-то гораздо большему, необходимому им – доброте, радости, любви и красоте.

Да, скажу я вам, тяжеловато было поначалу…Но учитель остается учителем – таков его удел. Я не просто привыкла, а даже, на удивление своим коллегам "на воле", полюбила свою новую работу. Как ни странно, среди заключенных подростков  за пять лет я встретила гораздо больше поистине талантливых  учеников, чем в обычной средней школе за все проработанные годы. Остается только удивляться, как же их таланты-то не разглядели раньше?!  Может, и не оказались бы они за решеткой...

 Меня  же наличие художественных, музыкальных  и артистических способностей у мальчишек сподвигло на создание театра. Похоже, центр управления моей жизнью опять подключился, поскольку такой бурной деятельности я от себя и не ожидала! Ну, не театр, конечно, так – кружок. Но времени и сил это предприятие отнимало ого-го! Поначалу мы ставили  миниатюры собственного сочинения, затем сыграли новогоднюю пьесу-сказку  из четырех действий, сочиняли все вместе, потом показали зрителям сцены из  «Проделок Скапена» Мольера и  «Птиц»  Аристофана. Успех был ошеломляющий - уж поверьте на слово!  Костюмы, декорации – все изготавливали сами, причем спонсоров особо не было, вот и приходилось декорации, например, рисовать на обратной стороне бумаги-миллиметровки (благо в подсобке кабинета истории с незапамятных времен сохранилось несколько рулонов), а уж  костюмы мастерили из чего придется: весь старый гардероб мужа, да и мой тоже, а также старые покрывала, занавески,скатерти и всякие разные  безделушки, перекочевали в  школьную подсобку,которая все больше становилась похожей на театральную гримерку и костюмерную. 

Как мне в голову пришла идея поставить «Цезаря и Клеопатру» Б.Шоу, я, честно говоря, не помню. Но работа над спектаклем сразу закипела, забурлила! На роль Клеопатры подошел ученик девятого класса Женя Лебедев - худенький, писклявый подросток с миловидным девичьим личиком. А роль Цезаря досталась Руслану Шмелеву – о. это был настоящий Цезарь! Коренастый, крепкого телосложения, с хорошо поставленным голосом – ну истинный повелитель Рима! Несколько  недель ежедневных репетиций и хорошая память моих артистов принесли свои плоды – и Цезарь, и его подруга знали свои реплики вполне прилично, как и исполнители второстепенных ролей. Я уже начала радоваться предстоящему успеху, как вдруг...  

Так, спокойно,  рассказываю  по порядку.  В назначенное время иду на очередную репетицию ( за два часа до занятий) и, пройдя первую вахту, застаю в общем-то привычное уже для нас зрелище - отправка очередного этапа.  Стоит автозак( для непосвященных,  это машина  такая для перевозки заключенных  из одних мест пребывания в другие) и сотрудник  громко выкрикивает  имена: названный должен бегом преодолеть  расстояние от здания вахты до машины, причем под оглушительный лай  служебных собак (традиция такая, не знали?!)

 И что же  я вижу?! Прижав к груди свой сидор*, через площадку мчится моя Клеопатра. У меня вырывается невольный крик:  « Куда?!! Куда вы его отправляете?! У нас же премьера!» Меня, конечно, никто не слышит, да никого это  и не интересует – у  оперативников свои задачи! И остаюсь я со своим несчастьем наедине... Вот тебе и премьера через полторы  недели, вот тебе  Бернард и  Шоу!

Прихожу на репетицию – артисты мои мне хором: 
 - А Клеопатру на взросляк* отправили!»-
 Кто бы мог подумать, что этому маленькому тщедушному девятиклашке уже восемнадцать лет?! Что делать - будем искать замену. 
- Ну что ж, пока я за Клеопатру почитаю -, без особой радости говорю артистам.

Клеопатра нашлась на следующий  день, так что репетиции продолжились. Казалось, все шло, как положено. Вот и декорации готовы. Правда, Сфинкс,выполненный нашим художником,  больше похож на большую и очень усталую обезьяну с темными кругами вокруг глаз, но если напрячь как следует воображение, то можно таки увидеть  величественного охранника  египетских пирамид. Зато декорации, изображающие стены дворца Клеопатры, очень даже миленько получились – веселые такие египетские иероглифы перемежались  с  линиями и завитушками  яркого цвета. 
- Молодец, Валентин, - хвалю художника, – хорошо придумал, работает воображение-то!-
- Да у меня дома обои такие на кухне, вот, посмотрите,- показывает он мне фотографию своей семьи, – Сам клеил! 
 С фотографии на меня смотрит большая семья, уютно расположившаяся в просторной кухне-столовой с обоями в египетском стиле ( невольно возникает немой вопрос - как же ты-то, сынок, здесь оказался?!)

Итак, к премьере все готово. Клеопатре, если забудет слова, подскажем: все-таки маловато было времени выучить роль. Зато Цезарь у нас – что надо! Да и нянька Клеопатры Фтататита  хороша: здоровенный детина  в ярко-красном балахоне зычным голосом  кричит
 « Посмотрим, кто тут не боится!», так что кровь в жилах стынет - наверно, в привычной жизни моему артисту приходилось не раз эту фразу произносить?! А Раб! Он просто очаровашка, улыбается  аки ангел -  ну разве может такой иномарки дорогие угонять?! 
-Ну что, сынки, готовы показать себя во всей красе?! – обращаюсь к артистам на генеральной репетиции.
-Готовы, - довольно улыбаясь,  отвечают юные таланты.
- Не опозорите мою седую голову? - задаю свой традиционный вопрос.
- А она у Вас не седая!- отвечают мои мальчишки.
- Надеюсь, она такой останется и после завтрашнего спектакля!


  Ночь перед премьерой я, конечно, не сплю. Еще раз перебираю в голове все детали: не забыть кнопки, чтобы декорации крепить, взять свечи – они будут вместо светильников во дворце, спички не забыть, а, не обязательно – у них же зажигалки есть. Так, что еще? Да,  булавки захватить –  новой Клеопатре платье длинновато, подколоть придется. Да и для  парика ей надо заколку взять, а то челка все лицо закрывает, глаз не видно, прекрасных египетских глаз, которые завтра нарисует наш гример. Ой, ребятушки,  только не подведите!

         В воскресенье в колонии  подъем на час позже, то есть в 8-00. А в 8-30 я уже на вахте.
- Дайте мне, пожалуйста, ребят  - мне надо все подготовить в клубе , - подаю дежурному список.
- Шмелева нет, - просмотрев список, говорит мне он.
-Как нет?! –  не верю я словам дежурного, но нервная дрожь уже  начинает меня колотить.
- Его на девятку* увезли. Заболел пацанчик, аппендицит у него. А остальные на месте, сейчас позавтракают, и я отправлю  их в  клуб, - успокаивает меня дежурный.
- Да, кстати, хорошо выглядите. Вас снимать сегодня будут, начальник колонии пригласил репортера из областной газеты, - с довольной улыбкой сообщает он.

Сказать, что я расстроилась, значит, ничего не сказать о моем душевном состоянии...Я абсолютно не понимала, что делать?! Никакого выхода из этой ситуации я не видела.
  Взяв ключи,  поплелась в клуб как кролик в пасть удава. Отменить  ничего нельзя – воскресное мероприятие  включено в распорядок дня  колонии, а потому обязательно должно состояться. Премьеру, конечно, придется перенести... Ладно, прочитаю какую-нибудь лекцию экспромтом - а хотя бы о правлении Цезаря в Риме. А как же  быть с корреспондентом  из газеты?! Да-а, его только мне и не  хватало для полноты ощущений...
Как же быть? Как быть?!...

- Алиса Андреевна, а давайте…,- что-то пытается сказать мне мой декоратор, когда вся труппа появляется в клубе.
- Валентин, спектакля не будет, - машинально отвечаю, даже не прислушиваясь к его словам.
- Ну почему?! Ну пожалуйста, дайте я сыграю Цезаря!- почти умоляет он. Я наконец выхожу из лабиринта своих мрачных дум и начинаю адекватно воспринимать действительность.
- Алиса Андреевна, ну я же наизусть роль знаю, я же на всех репетициях был, ну пожалуйста,- взывает ко мне бедный художник.

И тут я ,заметьте, против своей воли, понимаю,  что надо решаться. Эх, была не была! Пропадать, так с музыкой!
- Ребята,  по местам! – командую я, и нас захватывает круговерть  премьерной подготовки.  Декорации закрепили, костюмы подогнали, освещение проверили, сцены сложные  прогнали,музыкальное сопровождение – работает.
- Ну, мальчишки, с Богом,- выдыхаю я.

------------------------------------------------------------------------------
- И последний вопрос: скажите, а что в дальнейших творческих планах вашего замечательного коллектива? – улыбаясь, спрашивает меня молоденький, чуть постарше моих мальчишек, корреспондент.
Я оглядываюсь на своих ребят, и говорю:
- А не замахнуться ли нам на Вильяма нашего Шекспира?!
-Да-да, замахнуться,- поддерживают меня  счастливые артисты, и громче всех, конечно, наш художник-Цезарь.

       Да-а, кто-то за нас все решает - это я вам точно говорю!
***************************************
 
*сидор - сумка с вещами у заключенных
*взросляк -  исправительная колония
* девятка -  колония № 9, в которой размещена больница для заключенных.
Рейтинг: +6 240 просмотров
Комментарии (4)
Рада Летова # 9 апреля 2014 в 23:20 +2
Забавная история 151b21abc550e1701e3a06650dd097d3
Серов Владимир # 10 апреля 2014 в 00:23 +2
Прекрасный рассказ!
Но мне стало грустно, а не смешно!
В общем - проголосовал за САМ рассказ, а не за юмор!
Ольга Токарева # 14 апреля 2014 в 12:16 +1
Немного грустно, конечно - но написано неплохо. 625530bdc4096c98467b2e0537a7c9cd
Людмила Комашко-Батурина # 27 апреля 2014 в 21:59 0
Голосую за сам рассказ, но на душе невесело...Как-то не до юмора- дети за решёткой...