Тема сочинения

1 февраля 2014 - Елена Можарова
article185085.jpg
 
 
Молодая, стройная учительница  вошла в класс. Пятиклашки улыбчиво встретили любимого преподавателя. Всё бывало, пока нашли за этот год, общий язык. Марина Витальевна - недавняя выпускница университета, старалась быть в меру строгой, но справедливой. Предмет свой – литературу, она очень любила, и стремилась передать это чувство и маленьким воспитанникам. Дети проверяли её. Подчас проверки носили жестокий характер. 
Однажды, придя на урок, она прошла к своему столу, сложила на него принесённые книги, и вежливо обратилась к классу:
- Здравствуйте! Садитесь! – дети в это время стоя приветствовали её, по известной школьной  традиции. Однако ни один человек не сел. Тридцать пар глаз внимательно наблюдали за реакцией молодого педагога. 
- Дети! Я поздоровалась с вами! Вы не слышали? Можно сесть! – терпеливо пояснила Марина Витальевна. 
Реакции – ноль. Правда, в глазах некоторых учеников уже плясали озорные чёртики. Никто не смеялся, но видно было, что еле сдерживаются. Пауза длилась. 
- Долго вы намерены стоять? – проговорила Марина Витальевна, чувствуя, что ситуация выходит из–под контроля. Молчание ребят послужило ответом. 
В голове путались мысли, они неслись наперебой, стремительно, иногда обгоняя друг друга: «Накричать? А смысл? Буду в их глазах скандалисткой! Заплакать? Вызвать жалость? Прямая дорога в истерички! Выскочить из кабинета, хлопнув дверью? Отпетая психопатка! Выход? Ну, где же выход!?» 
А детки продолжали стоять. 
- Мне каждого уговаривать персонально? Или за директором сходить? Может, свой вариант предложите? – она слышала свой голос, но говорила почти на автомате, не анализируя сказанное. Вариантов не предложили, но так и стояли «соляными столбами». 
- Ну, хорошо! Значит, я так понимаю, что как педагог я вас не устраиваю! Уговорили! Завтра я напишу заявление и уйду отсюда по собственному желанию! Если вам такой вариант нравится, то продолжайте стоять! Если нет, то садитесь! – это был явный шантаж, но другого выхода она просто не видела. И надежда на то, что она останется в школе, была призрачной - Марина Витальевна сдержала бы своё слово. И вдруг, после её «пламенной» речи, класс сел, причём, все одновременно. Это была фантастика. Даже после длительных репетиций подобное вряд ли удавалось, а тут с первого раза. Марина Витальевна готова была поклясться, что во всеобщей тишине, она услышала чей–то шёпот: «Три – четыре!», и сразу после этого все сидели на местах. А сердце в груди бешено стучало и ликовало – её всё же любят, не хотят, чтобы уходила. Только спустя полгода выяснилось, что тогда произошло. Ровно за минуту до её прихода кто-то в классе произнёс: «Кто первый сядет, тот шохА!(самый не уважаемый человек, "шестёрка")», и все стояли, не желая оказаться в столь неприятном звании. А когда она сказала об уходе, то  дружно испугались. Тогда, и, правда, Витя тихо скомандовал и сели одновременно – все,  ради неё. 
         Всё это вспомнилось теперь, когда подошёл к концу учебный год. Сегодня, на предпоследнем уроке,  интересное задание – пишем сочинение. Марина Витальевна подошла к доске, и красивым каллиграфическим подчерком написала тему: «Моё любимое время года». Дети открыли тетради для сочинений, в классе стало тихо, началась творческая работа. 
Учительница минут десять понаблюдала за детьми, за их сосредоточенными мордашками, а потом, сев у стола, задумалась над предложенной темой. 
 
Весна 
 
«Если бы я писала, то точно выбрала бы  весну!» – думала про себя Марина. И,  как можно не любить время года, когда просыпаются ручейки, солнце радостнее играет золотыми бликами, появляются проталинки с несмелой, но такой озорной первой травкой.  А ещё весна – это время цветения одного из самых любимых цветов – сирени. И ведь самая кипень этого чудесного цветка приходится ровно на день рождения Марины. С самого детства она помнила этот пряный аромат с примесью тонкого запаха первых дождинок, прибивших сухую землю. Марине вдруг отчётливо вспомнился один весенний день, не из лучших, но такой чудесно – необычный. 
      …Неделю назад Марину  привезли в больницу. Среди обитательниц палаты она казалась самой маленькой. Именно сегодня ей исполнилось семь лет. Утро «порадовало» конфликтом. Марина встала, умылась и, по привычке, отправилась на выход из палаты. Но не тут-то было. Грозный окрик Светланы, самой старшей из всех (ей уже почти четырнадцать лет – старуха прямо), остановил Марину.
- И куда это МЫ направились?! – гневно, но совершенно адресно  громко прошипела она. – Тебе говорю! Что глазами хлопаешь?
Сомнений не оставалось, речь напрямую касалась Марины. Та затормозила у выхода, и, на самом деле, хлопала  ресницами. В палате наступила тишина, намечалась разборка с новенькой. Очень интересно, не пропустить бы. Ещё пять пар глаз уставились на представление, забыв прикрыть любопытные рты. Светлана почувствовала себя в центре событий, и ещё более осмелела.
- Тебя что, мелочь, не учили дома кровать за собой заправлять? – ехидно спросила она. 
- Учили! – пролепетала Марина, ощущая преимущество не на своей стороне. Она пыталась вспомнить, кто дома её обучал подобному, и не могла. Кровать всегда застилала мама.
- Ну, так быстро развернулась, и заправила кровать! Здесь нет батраков! Понятно? – сверкнула гневным взором старшая по палате, которую никто туда не назначал, самовыдвиженка то есть.
Марина  поплелась к кровати, даже отдалённо не представляя, как правильно её заправлять. Она неумело поддёргивала простынь то с одной, то с другой стороны, в то время как рядом, сощурив глаз, за всем наблюдала «командирша».  От ощущения контроля у девочки вообще ничего не получалось. Кое-как, поправив простынь, она положила подушку, и тут же получила новый окрик.
- Ты, блин, совсем неграмОтная что ли? – Светлана специально произнесла неверно слово, чтобы больнее унизить подопечную. – Тебе обязательно надо говорить, что подушку в последнюю очередь на покрывало кладут?!
Марина покраснела от стыда – вся палата наблюдала за ней как за последней тупицей. Она взяла подушку, и отодвинула её на другой край кровати. Положить её на чью–то чужую постель не решилась. Покрывало никак не хотело натягиваться и ложиться ровно на кровать (как у Светланы). Подушка очень мешала, а помощи ждать не приходилось. Другие девчонки стояли у своих кроватей молча, и продолжали наблюдать за действом. 
- Шевели ручонками – то! Скоро обход, а у тебя ещё с постелью нелады! Я ведь думала, что ты хорошая девочка! А оказалось-то! – совсем добила Светлана. Почему–то именно эта фраза особенно обидела Марину. Значит, она упала в чужих глазах. Как же это неприятно. Слёзы непроизвольно брызнули из глаз.
 - Нет! Вы поглядите  только! – по–бабьи всплеснула руками Светлана. – Она ещё и обиделась, слёзы тут проливает крокодиловы, а сама неумеха и лентяйка! 
«Вот это день рождения!» - подумала про себя Марина, продолжая всхлипывать.
 Потом был обход. Врач осмотрел каждую больную, подошёл к ней, и тихо сказал: «Ну, как чувствует себя наша именинница?», «Хорошо!» - ответила Марина, на этом поздравления кончились. Выпиской никого не обрадовали.  
Приближались часы посещения. Сегодня Марина особенно нетерпеливо ждала их. Как-никак – день рождения. Проходили тягучие мгновения ожидания. Сердце бухало молотом, когда до закрытия больницы осталось всего десять минут. Но так никто и не пришёл к ней сегодня.  Девочка легла на свою кровать у окна. Легла ничком, чтобы никто не видел как ей горько, и как она плачет. Даже Светка и та притихла, не комментируя никак данное событие, не злорадствуя, и не подкалывая. Хоть за это спасибо. А Марина  никак не могла понять, почему же родные-то забыли про неё. За что?! И как только думала про это, слёзы с новой силой бежали из глаз. Проплакавшись, она встала, умылась. И в этот момент кто–то из девчат закричал: «Смотрите!», указывая в сторону окна.
Там одновременно поднимались два огромных апельсина с разных сторон, а посередине выплывал громадный букет ажурной сирени. Все замерли от этого чуда, и стояли молча, ожидая, чем всё кончится. Марина уже хохотала. Следом за сиренью в окне появились её отец и  дядя. Они тоже смеялись, и качали головами, видя зарёванное лицо девочки. Именно в тот момент, пахнуло тёплым весенним вечером, ощущением новой радости. 
Через форточку в туалете отец передал много вкусностей, приготовленных заботливыми руками мамы, чтобы именинница  могла угостить соседок по палате. 
Прошло много лет, но когда приходит весна, Марина часто вспоминает именно этот день. Тот запах сирени и ощущение счастья до сих пор звучат  в душе прекрасной музыкой. 
 
Лето
«Вообще-то, и лето мне тоже очень нравится!» - продолжала размышлять Марина. Лето всегда ассоциировалось у неё с морем. С его солёными брызгами, с тёплой водой, и нежеланием выходить на берег. А ещё летом после знойного дня начинают дурманно пахнуть ночные цветы. Вместе с ароматом цветов в память врезалось навсегда то тихое, то громкое сверчанье цикад. Много могла Марина вспомнить о прекрасных днях лета, но   высветился  всего один день из детства,  яркий своим, на первый взгляд,  обыденным событием. 
…Рассветный лучик легко скользнул по кровати, и,  играя,  проскакал по лицу спящей девочки, оставляя за собой солнечный след в виде забавных веснушек.  Лёгкий ветерок качнул невесомые занавески. Занимался новый летний день, и вряд ли он будет прохладнее предыдущего. В городе прочно обосновалось знойное лето. Утром ещё можно дышать, а к полудню воздух как будто останавливался. У реки спозаранку, казалось, обосновалось всё население маленького городка. 
Отдых и безделье уже немного поднадоели Марине. Это её летние каникулы после тяжёлого первого года обучения в школе. Родители с утра на работе. Книги читать не хочется, на улице печёт. Вчера они с Ленкой  хохотали,  как заведённые. С час не могли успокоиться. А всё благодаря  Мишке. Он живёт в соседнем доме, учится хорошо, старше Марины и  Лены на целых два года. Но иногда может так сказануть, что девчата не в силах  сдержать смех. Так получилось и вчера. Они сидели в беседке и изнывали от духоты.
- Вот бы мороженого! – мечтательно произнесла Ленка.
- Да! Неплохо бы! – поддержала подругу Марина. 
Мишка минуту размышлял, а потом выдал: 
- В такое петло ещё бы и холодного лимонадику! – и закатил глаза в белёсое небо. 
- Как?! Как ты сказал?! – еле сдерживая смех, переспросила Ленка
- Про что? – не совсем понял Мишка.
- Ну, про жару! – добивалась своего неугомонная девчонка.
- Петло, говорю! Жарко очень! – невозмутимо произнёс Мишка, не понимая,  почему девчонки корчат гримасы, как заправские обезьянки.  
Девчата хохотали,  пока не обессилели, а мальчишка послушал их, да и ушёл, не понимая,  чем мог так насмешить. 
На следующий день  Ленка прибежала с самого утра к подруге. Она принесла интересную новость – в киоск «Эскимо» завезли особое мягкое мороженое, которое будут продавать в рожках. Если такое бывало, то продавец сама накладывала это мороженое в готовые рожки. Причём они получались с белыми аккуратными шапочками. В такой зной это лакомство было на первом месте. Марина быстро собралась,  и они побежали покупать вожделенное холодное чудо. 
Возле киоска уже стояла неимоверная очередь. В обычные дни, когда продавали просто эскимо или брикеты с пломбиром, никого и не было. А вот сегодня даже жара не отпугнула желающих. Яркое солнце нещадно палило, и от этого казалось, что очередь просто приплавилась к одному месту -  люди подходили очень медленно. Продавщица долго готовила каждую порцию. Она сначала взвешивала пустой рожок, потом аккуратно накладывала слой за слоем вкусное мороженое, взвешивая раз за разом, пока не вырастет горочка сверху, как козырёк. До подруг оставалось два человека, когда стало  слышно, и даже видно, что продавщица скребёт по дну большой молочной фляги. Девочки тревожно переглянулись. Но оставалась ещё надежда - всего один человек отделял подруг от вожделенного мороженого. 
Впереди стоял молодой солдатик. Когда подошла его очередь, он наклонился к окошку, а потом громко произнёс, огорошив девчат:
- Будьте добры, мне двадцать штук! - и он белозубо улыбнулся, оглянувшись на вспотевшую очередь.  Очередь не то, что замерла,  все просто застыли от бесподобной наглости. А Марине прямо захотелось заплакать – надежда на то, что удастся купить рожок,  таяла на глазах. 
Продавщица реально добывала последние ложки. Но подруги решили стоять до самого последнего, пусть даже перед их носом поставят табличку с надписью «Закрыто». Настроение упало и вяло растеклось по раскалённому асфальту. Парень забрал все рожки, и повернулся, сияя лицом, к взбешённой очереди. А затем начал  радостно бегать по всей очереди, раздавая  детям рожки с мороженым. Он так радушно угощал, что злобные лица разглаживались, освещались улыбками. Не взять лакомство было тем более сложно, что, бегая, он, не переставая, комментировал свои действия:
- Берите! Берите!  Прошу вас! Кушайте! Порадуйтесь за нас! У меня сегодня сын родился! Всего два часа назад! – и столько в его словах  сквозило счастья, любви и радости, что никто и не мог отказаться. Подружкам досталось даже по два рожка. 
Они шли домой и обсуждали летнее «петло» и то, как по–разному радуются папочки новой жизни, вспоминая соседа, который, узнав о рождении сына, пил беспробудно  три  дня. 
Поговорив обо всём этом, подружки сели в беседке и ещё долго наслаждались холодным мороженым под знойными лучами летнего солнца… 
 
Осень 
«Хотя, именно осень – это наиболее красивое время года!» - Марина даже улыбнулась своим мыслям. Бесподобная красота этого времени  всегда удивляла, а изобилие овощей и фруктов радовало.  Осенью бывало немного грустно, при  воспоминании про новый учебный год. Дожди тоже не радовали, но после них дышалось по–особенному. 
И ещё, как она могла забыть о своей страсти – грибной охоте. А лучше всего она удаётся осенью. Летом тоже можно собирать грибы. Однако осенний лес – королевский лес. Багрянец и золото листьев изменяли зелень лесов, одевая их  в особый торжественный наряд. Издали леса смотрятся, словно разукрашенные яркой кистью талантливого художника. А когда заходишь в лес, то тебя сразу обнимает необыкновенная осенняя тишина. Слышно, как с осины отрывается жёлтый листочек, точно большая уставшая бабочка, плавно скользящая к земле.  Грибная охота осенью и сложна,  и интересна. Всё пространство леса усеяно жухлыми листьями. Листочки, иной раз, опускаются не ровно на землю, а прислоняются к веточкам, пенёчкам, травке. Издали кажется, что это коричневая шляпка осеннего подберёзовика. Подойдёшь ближе, а это листок – обманщик. Но бывает и наоборот. Думаешь: «Это – листочек играет! Не стоит ходить к нему!»,  и всё же идёшь. И как же радуешься, когда прямо перед тобой стоит, подбоченившись, тугой обабочек. 
Марина любила эти поездки. Однажды, когда ей было уже больше двадцати лет,  они поехали с отцом на мотоцикле. Заехали далеко от шоссе, и приблизились к маленькой деревушке. Сначала опасались, что местные «выходили» все места. Но грибы попадались всё чаще. Хорошо ориентируясь в лесу, Марина, не боясь, уходила от отца. Обойдя несколько широких берёзок, она вышла  на опушку леса. Привлёк внимание пенёк, показалось, что рядом с ним подберёзовик. Оказалось - обман. Марина развернулась с намерением идти обратно, и застыла в немом изумлении – открывшаяся взору сторона толстой берёзы была сплошь покрыта мясистыми опятами. Осенью эти грибы  плотные и большие. Их было так много, что пришлось снять куртку, и складывать туда. Встретившись с отцом, Марина похвасталась «уловом», а он показал свои полные корзинки. Теперь их ждал обратный путь. Но, подходя, к мотоциклу, почувствовали приближение неприятности – начинался мелкий осенний дождь. С каждой минутой небо затягивало всё сильнее. Через полчаса выросла стена мелкого сыпучего дождя. Мотоцикл проехал несколько метров, и забуксовал на глинистой разбитой дороге. Прямо напротив  расположились несколько покосившихся домиков – вот и вся деревня. До шоссе очень далеко, пришлось принимать быстрое решение. Марина с отцом, бросив мотоцикл на раскисшей дороге, поднялись по небольшому косогору к маленькому  домику, до самого окна осевшего в землю. Отец хотел договориться о том, чтобы оставить мотоцикл на этом подворье. Завтра он приедет с другом и выручит транспорт. Пока отец договаривался с хозяйкой,  Марина  смотрела в окно. Там начались интересные события. Рядом с мотоциклом остановилась бортовая грузовая машина. Из машины вышли два мужика, откинули борт грузовика, и подошли вплотную к мотоциклу. 
- Папа! По–моему, там пытаются угнать наш мотоцикл! - почти прокричала она. Отец, выглянув в окно, побежал, прервав разговор на полуслове. Он успел. Мужчины, увидев хозяина, быстро сели в машину, только их и видели. Марина сама довела переговоры до финала. Грязные, промокшие, с тяжёлым вкусным грузом, они вернулись домой, приехав на попутном транспорте. 
Это воспоминание  сейчас вызвало на лице Марины улыбку. Отличное время года – осень. 
 
Зима 
 
«Однако если рассуждать здраво, то всё–таки самое лучшее время года – зима!»  - очередной зигзаг мысли и не удивил Марину Витальевну. Это даже не требует особых доказательств. Зима сама по себе очень красива. Сколько раз Марина разглядывала изящество  снежинок, упавших на варежку. Даже умея отлично фантазировать, невозможно создать что–то  более красивое. Игры в снежки, катание на санках, сколько всевозможных забав зимой во дворе. А ещё, зима – волшебное время года. Новый год с дедом Морозом и Снегурочкой, с подарками, с гаданиями – всё это причуды зимы. Когда в доме стоит красавица ёлка, то всё вокруг наполняется чудесами. Отец тоже способен на всякие фокусы. Однажды он спрятал младшего брата. Егорке тогда было всего четыре года. Марина и  её подружка – Ленка, битый час искали пропажу в двухкомнатной квартире, но так и не нашли. Заглянули во все мыслимые и немыслимые места, даже под ванну. Однако брат исчез. Предположили, что он ушёл. Но его одежда висела на вешалке, на своём обычном месте. Папа же  просто уложил брата на сдвинутые под столом стулья, а Егорка, пригревшись, уснул. Потом все хохотали над этой выдумкой. 
         А ещё с самого детства Марина любила играть с отцом на улице. Он всегда что–нибудь придумывал. На льду больно падать, но рядом с ним, Марина никогда не плакала. Стоило упасть, и тут же звучал вопрос: «Что нашла?», и, удивительное дело, почти всегда рядом оказывалась какая – нибудь бумажная денежка. Став взрослой, Марина поняла – папа просто подбрасывал ей эти денежки, отвлекая от ушиба. Но однажды, когда ей было уже больше двенадцати лет, они шли с отцом по зимней вечерней улице. Снова поскользнувшись, Марина упала, очень больно ударив колено. Она сморщилась от боли, и тут же услышала: 
-Что нашла? – отец и не думал наклоняться, чтобы что–то подложить. 
- Ничего не нашла! – сердито буркнула дочь. 
- Точно ничего не нашла? – он явно смеялся над ней. 
- Точнее не бывает! – совсем разозлилась Марина. 
- А давай поглядим! – и отец опустился к месту падения дочери. Пару минут что-то рассматривал, а потом достал из кармана небольшой гвоздик, и стал ковырять наледь. Марина смотрела сначала на всё сердито, потом с интересом, а потом и сама взялась помогать. Под небольшим слоем льда лежала настоящая бумажная купюра, и даже немалого достоинства. Теперь не было сомнений – это Зима играет с нею, перехватив эстафету от отца.  
Вот и выходит, что со всеми своими играми, забавами, даже холодами, морозами и вьюгами, зима – самое интересное время.
«Получается, что для меня любое время года – замечательное! Что же я тогда написала бы? Тема–то совсем не лёгкая, оказывается! А ребята как–то справились!» - из задумчивости Марину Витальевну вывел звонок. Дети подходили, отдавали свои работы. 
На ум пришла известная песня, что у природы нет плохой погоды, и Марина мысленно согласилась с  нею…
 
 
 
 

© Copyright: Елена Можарова, 2014

Регистрационный номер №0185085

от 1 февраля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0185085 выдан для произведения:
 
 
Молодая, стройная учительница стремительно вошла в класс. Пятиклашки встретили улыбчиво любимого преподавателя. Всё бывало, пока нашли за этот год, общий язык. Марина Витальевна - недавняя выпускница университета, старалась быть в меру строгой, но справедливой. Предмет свой – литературу, она очень любила, и стремилась передать это чувство и маленьким воспитанникам. Дети проверяли её. Подчас проверки носили жестокий характер. 
Однажды, придя на урок, она, как обычно, прошла к своему столу, сложила на него принесённые книги, и вежливо обратилась к классу:
- Здравствуйте! Садитесь! – дети в это время стоя приветствовали её, по известной школьной  традиции. Однако ни один человек не сел. Тридцать пар глаз внимательно наблюдали за реакцией молодого педагога. 
- Дети! Я поздоровалась с вами! Вы не слышали? Можно сесть! – терпеливо пояснила Марина Витальевна. 
Реакции – ноль. Правда, в глазах некоторых учеников уже плясали озорные чёртики. Никто не смеялся, но видно было, что еле сдерживаются. Пауза длилась. 
- Долго вы намерены стоять? – проговорила Марина Витальевна, чувствуя, что ситуация выходит из–под контроля. Молчание ребят послужило ответом. 
В голове путались мысли, они неслись наперебой, стремительно, иногда обгоняя друг друга: «Накричать? А смысл? Буду в их глазах скандалисткой! Заплакать? Вызвать жалость? Прямая дорога в истерички! Выскочить из кабинета, хлопнув дверью? Отпетая психопатка! Выход? Ну, где же выход!?» 
А детки продолжали стоять. 
- Мне каждого уговаривать персонально? Или за директором сходить? Может, свой вариант предложите? – она слышала свой голос, но говорила почти на автомате, не сильно анализируя сказанное. Вариантов не предложили, но так и стояли «соляными столбами». 
- Ну, хорошо! Значит, я так понимаю, что как педагог я вас не устраиваю! Уговорили! Завтра я напишу заявление и уйду отсюда по собственному желанию! Если вас такой вариант устраивает, то продолжайте стоять! Если нет, то садитесь! – это был явный шантаж, но другого выхода она просто не видела. И надежды на то, что останется в школе, тоже не оставалось. Марина Витальевна выполнила бы своё слово. И вдруг, после её «пламенной» речи, класс сел, причём все одновременно. Это была фантастика. Даже после длительных репетиций подобное вряд ли удавалось, а тут с первого раза. Марина Витальевна готова была поклясться, что во всеобщей тишине, она услышала чей–то шёпот: «Три – четыре!», и сразу после этого все сидели на местах. А сердце в груди бешено стучало и ликовало – её всё же любят, не хотят, чтобы уходила. Только спустя полгода выяснилось, что тогда было. Ровно за минуту до её прихода кто-то в классе произнёс: «Кто первый сядет, тот шохА!», и все стояли, не желая оказаться в столь неприятном звании. А когда она сказала об уходе, то  дружно испугались. Тогда, и, правда, Витя тихо скомандовал и сели одновременно – все,  ради неё. 
         Всё это вспомнилось теперь, когда подошёл к концу учебный год. Сегодня, на предпоследнем уроке,  интересное задание – пишем сочинение. Марина Витальевна подошла к доске, и красивым каллиграфическим подчерком написала тему: «Моё любимое время года». Дети открыли тетради для сочинений, в классе стало тихо, началась творческая работа. 
Учительница минут десять понаблюдала за детьми, за их сосредоточенными мордашками, а потом, сев у стола, задумалась над предложенной темой. 
 
Весна 
 
«Если бы я писала, то точно выбрала бы  весну!» – думала про себя Марина. И,  как можно не любить время года, когда просыпаются ручейки, солнце радостнее блещет, появляются проталинки с несмелой, но такой озорной первой травкой.  А ещё весна – это время цветения одного из самых любимых цветов – сирени. И ведь самая кипень, этого чудесного цветка, приходится ровно на день рождения Марины. С самого детства она помнила этот пряный аромат с примесью тонкого запаха первых дождинок, прибивших сухую землю. Марине вдруг отчётливо вспомнился один весенний день, не из лучших, но такой чудесно – необычный. 
      …Неделю назад Марину  привезли в больницу. Среди обитательниц палаты она казалась самой маленькой. Именно сегодня ей исполнилось семь лет. Утро «порадовало» конфликтом. Марина, по привычке, встала, умылась и отправилась на выход из палаты. Но не тут-то было. Грозный окрик Светланы, самой старшей из всех (ей уже почти четырнадцать лет – старуха прямо), остановил Марину.
- И куда это МЫ направились?! – гневно, но совершенно адресно  громко прошипела она. – Тебе говорю! Что глазами хлопаешь?
Сомнений не оставалось, речь напрямую касалась Марины. Та затормозила у выхода, и, на самом деле, хлопала длинными ресницами по пухлым щекам. В палате наступила тишина, намечалась разборка с новенькой. Очень интересно, не пропустить бы. Ещё пять пар глаз уставились на представление, забыв прикрыть любопытные рты. Светлана почувствовала себя в центре событий, и ещё более осмелела.
- Тебя что, мелочь, не учили дома кровать за собой заправлять? – ехидно спросила она. 
- Учили! – пролепетала Марина, ощущая преимущество не на своей стороне. Она пыталась вспомнить, кто дома её обучал подобному, и не могла. Кровать всегда застилала мама.
- Ну, так быстро развернулась, и заправила кровать! Здесь нет батраков! Понятно? – сверкнула гневным взором старшая по палате, которую никто туда не назначал, самовыдвиженка то есть.
Марина  поплелась к кровати, даже отдалённо не представляя, как правильно заправлять. Она неумело поддёргивала простынь то с одной, то с другой стороны, в то время как рядом, сощурив глаз, за всем наблюдала «командирша».  От ощущения контроля у девочки вообще ничего не получалось. Кое-как, поправив простынь, она положила подушку, и тут же получила новый окрик.
- Ты, блин, совсем неграмОтная что ли? – Светлана специально произнесла неверно слово, чтобы больнее унизить подопечную. – Тебе обязательно надо говорить, что подушку в последнюю очередь на покрывало кладут?!
Марина покраснела от стыда – вся палата наблюдала за ней как за последней тупицей. Она взяла подушку, и отодвинула её на другой край кровати. Положить её на чью–то чужую постель не решилась. Покрывало никак не хотело натягиваться и ложиться ровно на кровать (как у Светланы). Подушка очень мешала, а помощи ждать не приходилось. Другие девчонки стояли у своих кроватей молча, и продолжали наблюдать за действом. 
- Шевели ручонками – то! Скоро обход, а у тебя ещё с постелью нелады! Я ведь думала, что ты хорошая девочка! А оказалось-то! – совсем добила Светлана. Почему–то именно эта фраза особенно обидела Марину. Значит, она упала в чужих глазах. Как же это неприятно. Слёзы непроизвольно брызнули из глаз.
 - Нет! Вы поглядите  только! – по – бабьи всплеснула руками Светлана. – Она ещё и обиделась, слёзы тут проливает крокодиловы, а сама неумеха и лентяйка! 
«Вот это день рождения!» - подумала про себя Марина, продолжая всхлипывать.
 Потом был обход. Врач осмотрел каждую больную, подошёл к ней, и тихо сказал: «Ну, как чувствует себя наша именинница?», «Хорошо!» - ответила Марина, на этом поздравления кончились. Выпиской никого не обрадовали.  
Приближались часы посещения. Сегодня Марина особенно нетерпеливо ждала их. Как-никак – день рождения. Проходили тягучие мгновения ожидания. Сердце бухало молотом, когда до закрытия больницы осталось всего десять минут. Но так никто и не пришёл к ней сегодня.  Девочка легла на свою кровать у окна. Легла ничком, чтобы никто не видел как ей горько, и как она плачет. Даже Светка и та притихла, не комментируя никак данное событие, не злорадствуя, и не подкалывая. Хоть за это спасибо. А Марина  никак не могла понять, почему же родные то забыли про неё. За что?! И как только думала про это, слёзы с новой силой бежали из глаз. Проплакавшись, она встала, умылась. И в этот момент кто–то из девчат закричал: «Смотрите!», указывая в сторону окна.
Там одновременно поднимались два огромных апельсина с разных сторон, а посередине выплывал громадный букет ажурной сирени. Все замерли от этого чуда, и стояли молча, ожидая, чем всё кончится. Марина уже хохотала. Следом за сиренью в окне  нарисовались отец и её дядя. Они тоже смеялись, и качали головами, видя зарёванное лицо девочки. Именно в тот момент, пахнуло тёплым весенним вечером, ощущением новой радости. 
Через форточку в туалете отец передал много вкусностей, приготовленных заботливыми руками мамы, чтобы именинница  могла угостить соседок по палате. 
Прошло много лет, но когда приходит весна, Марина часто вспоминает именно этот день. Тот запах сирени и ощущение счастья до сих пор звучит  в душе прекрасной музыкой. 
 
Лето
«Вообще-то, и лето мне тоже очень нравится!» - продолжала размышлять Марина. Лето всегда ассоциировалось с морем. С его солёными брызгами, с тёплой водой, и не желанием выходить на берег. А ещё летом после знойного дня начинают дурманно пахнуть ночные цветы. Вместе с ароматом цветов в память врезалось навсегда то тихое, то громкое сверчанье цикад. Много могла Марина вспомнить о прекрасных днях лета, но  думы высветили всего один день из детства,  яркий своим, на первый взгляд,  обыденным событием. 
…Рассветный лучик легко скользнул по кровати, и,  играя,  проскакал по лицу спящей девочки, оставляя за собой солнечный след в виде забавных веснушек.  Лёгкий ветерок качнул невесомые занавески. Занимался новый летний день, и вряд ли он будет прохладнее предыдущего. В городе прочно обосновалось знойное лето. Утром ещё можно дышать, а к полудню воздух как будто останавливался. У реки спозаранку, казалось, обосновалось всё население маленького городка. 
Отдых и безделье уже немного поднадоели Марине. Это её летние каникулы после тяжёлого первого года обучения в школе. Родители с утра на работе. Книги читать не хочется, на улице печёт. Вчера они с Ленкой – единственной подружкой,  хохотали,  как заведённые. С час не могли успокоиться. А всё благодаря  Мишке. Он живёт в соседнем доме, учиться хорошо, старше Марины и  Лены на целых два года. Но иногда может так сказануть, что девчата не в силах  сдержать смех. Так получилось и вчера. Они сидели в беседке и изнывали от духоты.
- Вот бы мороженого! – мечтательно произнесла Ленка.
- Да! Неплохо бы! – поддержала подругу Марина. 
Мишка минуту размышлял, а потом выдал: 
- В такое петло ещё бы и холодного лимонадику! – и закатил глаза в белёсое небо. 
- Как?! Как ты сказал?! – еле сдерживая смех, переспросила Ленка
- Про что? – не совсем понял Мишка.
- Ну, про жару! – добивалась своего неугомонная девчонка.
- Петло, говорю! Жарко очень! – невозмутимо произнёс Мишка, не понимая,  почему девчонки корчат гримасы, как заправские обезьянки.  
Девчата хохотали,  пока не обессилели, а мальчишка послушал их, да и ушёл, не понимая,  чем мог так насмешить. 
На следующий день  Ленка прибежала с самого утра к подруге. Она принесла интересную новость – в киоск «Эскимо» завезли особое мягкое мороженое, которое будут продавать в рожках. Если такое бывало, то продавец сама накладывала это мороженое в готовые рожки. Причём они получались с белыми аккуратными шапочками. В такой зной это лакомство стояло на первом месте. Марина быстро собралась,  и они побежали покупать вожделенное холодное чудо. 
Возле киоска уже стояла неимоверная очередь. В обычные дни, когда продавали просто эскимо или брикеты с пломбиром, никого и не было. А вот сегодня даже жара не отпугнула желающих. Яркое солнце нещадно палило, и от этого казалось, что очередь просто приплавилась к одному месту -  люди подходили очень медленно. Продавец долго готовила каждую порцию. Она сначала взвешивала пустой рожок, потом аккуратно накладывала слой за слоем вкусное мороженое, взвешивая раз за разом, пока не вырастет горочка сверху, как козырёк. До подруг оставалось два человека, когда стало  слышно, и даже видно, что продавец скребёт по дну большой молочной фляги. Девочки тревожно переглянулись. Но оставалась ещё надежда - всего один человек отделял подруг от вожделенного мороженого. 
Впереди стоял молодой солдатик. Когда подошла его очередь, он наклонился к окошку, а потом громко произнёс, огорошив девчат:
- Будьте добры, мне двадцать штук! - и он белозубо улыбнулся, оглянувшись на вспотевшую очередь.  Очередь не то, что замерла,  все просто застыли от изумления на  бесподобную наглость. А Марине прямо захотелось заплакать – надежда на то, что удастся купить рожок,  таяла на глазах. 
Продавщица натурально добывала последние ложки. Но подруги решили стоять до самого последнего, пусть даже перед их носом поставят табличку с надписью «Закрыто». Настроение упало и вяло растеклось по раскалённому асфальту. Парень забрал все рожки, и повернулся, сияя лицом, к взбешённой очереди. А затем начал  радостно бегать по всей очереди, раздавая  детям, что стояли одни или с родителями. Он так радушно угощал, что злобные лица разглаживались, освещались улыбками. Не взять лакомство было тем более сложно, что, бегая, он, не переставая, комментировал свои действия:
- Берите! Берите!  Прошу вас! Кушайте! Порадуйтесь за нас! У меня сегодня сын родился! Всего два часа назад! – и столько в его словах  сквозило счастья, любви и радости, что никто и не мог отказаться. Подружкам досталось даже по два рожка. 
Они шли домой и обсуждали летнее «петло» и то, как по – разному радуются папочки новой жизни, вспоминая соседа, который, узнав про рождение сына пил беспробудно  три  дня. 
Поговорив обо всём этом, подружки сели в беседке и ещё долго наслаждались холодным мороженым под знойными лучами летнего солнца… 
 
Осень 
«Хотя, именно осень – это наиболее красивое время года!» - Марина даже улыбнулась своим мыслям. Бесподобная красота этого времени  всегда удивляла, а изобилие овощей и фруктов радовало.  Осенью бывало немного грустно, особенно вспоминая про новый учебный год. Дожди тоже не радовали, но после них дышалось по – особенному. 
И ещё, как она могла забыть о своей страсти – грибной охоте. А лучше всего она удаётся осенью. Летом тоже можно собирать грибы. Однако осенний лес – королевский лес. Багрянец и золото листьев изменяли зелень лесов, одевая их  в особый торжественный наряд. Издали леса смотрятся, словно разукрашенные яркой кистью талантливого художника. А когда заходишь в лес, то тебя сразу обнимает необыкновенная осенняя тишина. Слышно, как с осины отрывается жёлтый листочек, и плавно скользит к земле. Он, точно большая уставшая бабочка. Грибная охота осенью и сложна,  и интересна. Всё пространство леса усеяно жухлыми листьями. Листочки, иной раз, опускаются не ровно на землю, а прислоняются к веточкам, пенёчкам, травке. Издали кажется, что это коричневая шляпка осеннего подберёзовика. Подойдёшь ближе, а это листок – обманщик. Но бывает и наоборот. Думаешь: «Это – листочек играет! Не стоит ходить к нему!»,  и всё же идёшь. И как же рад, когда прямо перед тобой стоит подбоченившись тугой обабочек. 
Марина любила эти поездки. Однажды, когда ей было уже больше двадцати лет,  они поехали с отцом на мотоцикле. Заехали далеко от шоссе, и приблизились к маленькой деревушке. Сначала опасались, что местные «выходили» все места. Но грибы попадались всё чаще. Хорошо ориентируясь в лесу, Марина, не боясь, уходила от отца. Обойдя несколько широких берёзок, она вышла  на опушку леса. Привлёк внимание пенёк, показалось, что рядом с ним подберёзовик. Оказалось - обман. Марина развернулась с намерением идти обратно, и застыла в немом изумлении – открывшаяся взору сторона толстой берёзы была сплошь покрыта мясистыми опятами. Осенью эти грибы  плотные и большие. Их было так много, что пришлось снять куртку, и складывать туда. Встретившись с отцом, Марина похвасталась «уловом», а он показал свои полные корзинки. Теперь их ждал обратный путь. Но, подходя, к мотоциклу, почувствовали приближение неприятности – начинался мелкий осенний дождь. С каждой минутой небо затягивало всё сильнее. Через полчаса дождь встал мелкой сыпучей стеной. Мотоцикл проехал несколько метров, и забуксовал на глинистой разбитой дороге. Прямо напротив  расположились несколько покосившихся домиков – вот и вся деревня. До шоссе очень далеко, пришлось принимать быстрое решение. Марина с отцом, бросив мотоцикл на раскисшей дороге, поднялись по небольшому косогору к маленькому  домику, до самого окна осевшего в землю. Отец хотел договориться о том, чтобы оставить мотоцикл на этом подворье. Завтра он приедет с другом и выручит транспорт. Пока отец договаривался с хозяйкой,  Марина  смотрела в окно. Там пошли интересные события. Рядом с мотоциклом остановилась бортовая грузовая машина. Из машины вышли два мужика, откинули борт грузовика, и подошли вплотную к мотоциклу. 
- Папа! По–моему, там пытаются угнать наш мотоцикл! - почти прокричала она. Отец, выглянув в окно, побежал, прервав разговор на полуслове. Он успел. Мужчины, увидев хозяина, быстро сели в машину, только их и видели. Марина сама довела переговоры до финала. Грязные, промокшие, с тяжёлым вкусным грузом, они вернулись домой, приехав на попутном транспорте. 
Это приключение сейчас вызвало на лице Марины улыбку. Отличное время года – осень. 
 
Зима 
 
«Однако если рассуждать здраво, то всё–таки самое лучшее время года – зима!»  - очередной зигзаг мысли и не удивила Марину Витальевну. Это даже не требует особых доказательств. Зима сама по себе очень красива. Сколько раз Марина разглядывала изящество  снежинок, упавших на варежку. Даже умея отлично фантазировать, невозможно создать что–то  более красивое. Игры в снежки, катание на санках, сколько всевозможных забав зимой во дворе. А ещё, зима – волшебное время года. Новый год с дедом Морозом и Снегурочкой, с подарками, с гаданиями – всё это причуды зимы. Когда в доме стоит красавица ёлка, то всё вокруг наполняется чудесами. Отец тоже способен на всякие фокусы. Однажды он спрятал младшего брата. Егорке тогда было всего четыре года. Марина и  её подружка – Ленка, битый час искали пропажу в двухкомнатной квартире, но так и не нашли. Заглянули во все мыслимые и немыслимые места, даже под ванну. Однако брат исчез. Предположили, что он ушёл. Но его одежда висела на вешалке, на своём обычном месте. Папа же  просто уложил брата на сдвинутые под столом стулья, а Егорка, пригревшись, уснул. Потом все хохотали над этой выдумкой. 
         А ещё с самого детства Марина любила играть с отцом на улице. Он всегда что–нибудь придумывал. На льду больно падать, но рядом с ним, Марина никогда не плакала. Стоило упасть, и тут же звучал вопрос: «Что нашла?», и, удивительное дело, почти всегда рядом оказывалась какая – нибудь бумажная денежка. Став взрослой, Марина поняла – папа просто подбрасывал ей эти денежки, отвлекая от ушиба. Но однажды, когда ей было уже больше двенадцати лет, они шли с отцом по зимней вечерней улице. Снова поскользнувшись, Марина упала, очень больно ударив колено. Она сморщилась от боли, и тут же услышала: 
-Что нашла? – отец и не думал наклоняться, чтобы что–то подложить. 
- Ничего не нашла! – сердито буркнула дочь. 
- Точно ничего не нашла? – он явно смеялся над ней. 
- Точнее не бывает! – совсем разозлилась Марина. 
- А давай поглядим! – и отец опустился к месту падения дочери. Пару минут что-то рассматривал, а потом достал из кармана небольшой гвоздик, и стал ковырять наледь. Марина смотрела сначала на всё сердито, потом с интересом, а потом и сама взялась помогать. Под небольшим слоем льда лежала настоящая бумажная купюра, и даже немалого достоинства. Теперь не было сомнений – это Зима играет с нею, перехватив эстафету от отца.  
Вот и выходит, что со всеми своими играми, забавами, даже холодами, морозами и вьюгами, зима – самое интересное время.
«Получается, что для меня любое время года – замечательное! Что же я тогда написала бы? Тема–то совсем не лёгкая, оказывается! А ребята как–то справились!» - из задумчивости Марину Витальевну вывел звонок. Дети подходили, отдавали свои работы. 
На ум пришла известная песня, что у природы нет плохой погоды, и Марина мысленно согласилась с  нею…
 
 
 
 

Рейтинг: +5 207 просмотров
Комментарии (5)
Серов Владимир # 1 февраля 2014 в 13:54 +1
Не впечатлило!
Альфия Умарова # 1 февраля 2014 в 14:28 +2
Интересно! И иллюстрация такая необычная!
Удачи автору! soln
Людмила Комашко-Батурина # 4 февраля 2014 в 03:52 +1
Интересная передача настроения в зависимости от времени года. Сезоны года- это наша жизнь, а она прекрасна всегда!
Наталья Бугаре # 1 марта 2014 в 17:53 0
Лен, поздравляю) Это первая моя десятка тебе за все конкурсы,что я судила. Растешь) Рада ужасно за тебя) Это уже проза, без всяких оговорок. Есть и глубина, и динамика, и хороший слог. 040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6
Елена Можарова # 1 марта 2014 в 18:05 0
Наташа, огромное спасибо! Это очень высокая оценка!