"Воспоминание из прошлого"

13 февраля 2014 - nadezhda redko
 
 

           Вспоминаю бесшабашные молодые годы…

           В хорошей кампании после анекдотов, вспоминаются веселые деньки.

Летом гости хвастались и рассказывали: с кем отмечали Новый Год, вспоминали поездки на поезде в выходные дни на санях и лыжах. Зимой обязательно показывали фото с юга: на пляже, ловля рыбы, поездка на катере.

Один знакомый ждал отпуск и копил целый год деньги, чтобы проверить свои возможности и предел человеческого организма, он участвовал в медицинской программе. В одной из своих книг деятель культуры описывал хобби: ощущения от поездки на велосипеде по пустыне, рассказывал о преодолении порогов северной реки на байдарке.

           За окном идет проливной холодный дождь. Нахлынули воспоминания : начало 80-х.

К ректору института вызвали актив профсоюзной и комсомольской работы.

Задание : за неделю досрочно сдать летнюю сессию. Недоумение и радость - долгожданный отдых. Удивило, что дали один день на сборы и рекомендовали взять праздничные наряды.

В автобусе ехали долго: пели, спали, удивлялись горной красоте края. Березовые леса за окнами автобуса сменились хвойными лесами , зеленые поля , круглые голубые озера. Пологая каменистая местность заканчивалась острыми вершинами гор.

Остановился автобус, девчата шумной стайкой выпорхнули и застыли неподвижно ссумками в руках. На них напирали с последних сидений желающие увидеть турбазу среди леса. Радость и смех сменились горьким разочарованием. Здесь , на местности, неуместны были шелковые платья, туфли на каблуке, косметика, солнечные очки и зонтик. Несколько девочек поехали назад в родительское гнездышко.

Картина была удивительная: голый обширный пустырь, большие котлованы, земляные насыпи с пустыми входами для орудий, спортивные тренажеры для подготовки солдат. …И один , наспех сделанный из пахнущих сосновых досок, деревянный барак без удобств. Восемнадцатилетние девчата из цивилизации сразу попали в походные условия жизни. Глотая слезы, воспитанные идеями, самые стойкие прошли к бараку.

«Директор турбазы» поставил задачу: доказать местному населению , что молодежь отдыхает и веселится , никаких военных сооружений и ,тем более , скрытых «баз» нет, недостоверны сведения «Голоса Америки», прозвучавшие несколько дней назад.

Наиболее храбрых девчат в нарядных платьях , после небольшого отдыха , повозили на дребезжащем старом автобусе в ближайший промышленный городок и два села: где-то была утечка информации. Остальные старались шторками, цветами, ветками лиственниц сделать уют в комнатах. Не верили в реальную угрозу и шпионаж, пока в первую ночь не сгорел барак, облитый бензином,
у строителей за лесом.
Студенты – «инженеры» приехали с работы на пепелище. Несколько минут назад, радостные юноши махали нам рукой, а сейчас , сухие глаза серьезных повзрослевших мужчин смотрели мимо нас на горящие угли. Поблизости не было пожарных машин и озера, чтобы потушить огонь. Сгорело все, что было в бараке, ничего не удалось спасти: одежда, документы, радиоприемник, гитара. Страшнее всего сознавать, что это – «свой», он находится среди нас.
 Два дня назад ребята получили деньги за два месяца работы и ждали выходной, чтобы отправить деньги родным из ближайшего поселка, съездить на рынок в городок. Теперь деньги остались пеплом. Милиция следов поджигателей не нашла, в бараке никогда и никого не оставляли сторожем. Следствие зашло в «тупик», дело закрыли сразу же , обвинив за «неосторожное обращение с огнем» самих студентов.
Девчата предложили перейти жить в наш деревянный «дом», под общую крышу. Кровати соединили и спали по трое и четверо девчат. Вместо трех человек стали жить по семь человек, освободив комнаты для юношей. Средства гигиены поделили: мыло, зубная паста, шампуни. Жили на небольшой площади бедно, но дружно – «табором». Понимали, как трудно парням вкалывать с утра до захода солнца за две стипендии в месяц на строительстве без элементарных бытовых условий и походным питанием.
Воодушевляли молодых людей , как могли: рисовали стенгазеты, делали подарки на именины, розыгрыши.
 
         Смотрю на своих детей и удивляюсь: нам было столько же лет.
Нас никто не заставлял или пугал, нет, мы сами брали лопаты и грабли , сравнивали пустоты от пулеметов с землей, разрыхляли землю, убирали бревна , чтобы ничего не напоминало о солдатских учениях , присутствия военных в этой местности.
Вечером собирались около костра или танцплощадке: пели , слушали пластинки, читали любимые стихи, рассказывали веселые страницы своей жизни в «цивилизации». Если начальник «ловил на картах» - топили с радостью новую баню.
Даже с ближайших сел приходили к нам помыться: ароматная баня с хвойными ветками, отборные березовые веники.
Да и мылись мы со смехом, привлекая внимание случайных «местных».
 Иногда была и очередь желающих пообщаться в «банный день» с веселыми городскими девушками.
Женщины показывали  фотографии своих взрослых сыновей и нахваливали «женихов».
Каждый день приносил маленькие, но радости : поспевшая черемуха в котелке, свежие грибы, живые карасики, букеты полевых цветов. Парни долго уговаривали девушек посмотреть на восход солнца с сопки. Они подробно описывали медленное восхождение проснувшегося светила . Очень хотелось увидеть красоту гор и лежащую внизу поляну.
Жалко парней, подаривших нам прекрасную звездную ночь : ведь они из – за девушек не спали и должны целый день трудиться , создавая деревянное жилье для туристов.
Ближе к рассвету пошел холодный и мелкий дождь.
Молодежь со смехом разбежалась . Только одна пара осталась на сопке: я и мой друг «геолог».
Потухший костер не испортил наше свидание: прятались под непромокаемый плащ от моросившего«сита » воды.

       Слабые лучи солнца показались над горой, озаряя оранжевым цветом вершину. Желто – огненные лучи охватили лежавшую внизу поляну и кустарники. Посветлевшее небо скрасным круглым солнцем над горой, которое стремительно поднималось в небесах. Осознаешь красоту земли, дар человеку, живущему для радости и счастья на этой планете.

Мы стояли на сопке, прижавшись друг к другу . Горячий первый поцелуй на моем лице и веселый смех на предложение стать невестой. Мы были так счастливы , едины своим настроением с природой, долго не хотели уходить из леса и расставаться.

Еще два дня делились новостями с ребятами и мечтали о будущем.
Оставалось четыре дня до конца нашего срока на этой «турбазе».
 Но все произошло неожиданно быстро. Приехал автобус раньше срока в обед.
Девушки не успели попрощаться со своими любимыми. Оставляли только записки с извинениями, что уезжают .
 Оттягивали свой отъезд как могли. В автобусе узнали, что парней увезли в город получать стройматериалы.
Не было песен и веселья: весь автобус рыдал.
       Наша работа оценена на «отлично». Часто вспоминалось лето по комсомольскому указу.
 Без фамилий и адресов ребята найти нас в другом городе не могли. Даже институты были разные, а в городе их семь.
Только одна надежда, что в нашей книге: «Жизнь Марии Кюри»,- мягкая  обложка сохранит данные на меня и трех подруг.
 Верность и подвиг ученого - женщины, посвятившей свою жизнь мужу, поражали молоденьких девушек.
Книгу часто читали в комнате вечерами вслух. Письма молодой женщины ее родным и мужу  оставили глубокий след в моей жизни. Героизм женщины поддерживал девушек , когда опускались руки и хотелось уйти пешком от неустроенного быта,
 по лесу и незнакомой местности подальше от базы, не останавливаясь на отдых.
Читали по очереди, восхищаясь трудолюбием Марии Кюри, ее нежности, пониманию всех трудностей. Письма любящей супруги делали нас сильнее, из «городских неженок» мы становились настоящими людьми, боролись с сомнениями, страхом.

        В институте с сентября по январь на переменах бегала к почтовому ящику смотреть почту: вдруг меня отыскали по фамилии в оставленной книге.

        «У природы нет плохой погоды»- песня Эльдара Рязанова всегда уносит меня в прошлое.
Песня , по его словам, написана сразу, не задумываясь над текстом.
 Автор вспоминает , что нужные слова пришли с первой строчкой и за несколько минут.
Эта песня возвращает меня в лето , где малознакомый человек сделал признание в любви, согрев девушку от мокрых и холодных дождевых потоков в предрассветную ночь на сопке. А моя жизнь круто изменилась за несколько дней.
 Воспоминания из памяти не стереть, как будто это случилось только вчера. 

Я помню каждый день. Я помню все слова. Я помню радостный поцелуй в ночи.

Много лет ожидания счастья. Много лет всматривалась в лица прохожих, в надежде вспомнить лицо «геолога».

           Встречала подругу на железнодорожном вокзале ночью. Тишина. Спящие отъезжающие в разных позах ждут утро.
На свободное сидение брошен детский рюкзак. Молодая женщина оставляет мне девочку 10 лет, занятую игрой в «тетрис».
Она спешит в «справочную», чтобы узнать о своем поезде.
Из открытого рюкзака выпала помятая старенькая книжка: «Жизнь Марии Кюри».
Дрожащими пальцами раскрываю обложку книги. Кто – то оборвал кончик обложки для закрутки с моей фамилией и адресом.
Слезы разом брызнули из глаз. Женщина рассказала, что ее отец работает лесником в тайге, бывший геолог.
 Сильно заболел одинокий мужчина и позвал в гости дочку  с внучкой на зимние каникулы. С ним было скучно, он малоразговорчивый и малообщительный, нет даже телевизора, только небольшое старенькое радио. А книгу сунул для внучки на прощание, вдруг больше не свидятся. Смешно, что от старого было ожидать. Он  вместо подарка  трогательно и бережно положил в рюкзак книгу, которая пылилась много лет на полке. На прощание сказал внучке , что она станет «настоящим человеком». В раздумье смотрела на меня, но оставила его адрес и как добраться в безлюдное место обитания лесника.
          Холод заморозил окна. Прохожие бежали в здание вокзала, чтобы укрыться от сильного ветра .
Мои слезы превращались в алмазы льда. Счастье переполняло мое сердце. Лицо не боялось снежной пурги, только радовалось вихрю природы.

          Вспоминаю бесшабашные молодые годы…

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

© Copyright: nadezhda redko, 2014

Регистрационный номер №0190269

от 13 февраля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0190269 выдан для произведения:
 

           Вспоминаю бесшабашные молодые годы…

           В хорошей кампании после анекдотов, вспоминаются веселые деньки.

Летом гости хвастались и рассказывали: с кем отмечали Новый Год, вспоминали поездки на поезде в выходные дни на санях и лыжах. Зимой обязательно показывали фото с юга: на пляже, ловля рыбы, поездка на катере.

Один знакомый ждал отпуск и копил целый год деньги, чтобы проверить свои возможности и предел человеческого организма, он участвовал в медицинской программе. В одной из своих книг деятель культуры описывалхобби: ощущения от поездки на велосипеде по пустыне, рассказывал о преодолении порогов северной реки на байдарке.

           За окном идет проливной холодный дождь. Нахлынули воспоминания : начало 80-х.

К ректору института вызвали актив профсоюзной и комсомольской работы.

Задание : за неделю досрочно сдать летнюю сессию. Недоумение и радость - долгожданный отдых. Удивило, что дали один день на сборы и рекомендовали взять праздничные наряды.

В автобусе ехали долго: пели, спали, удивлялись горной красоте края. Березовые леса за окнами автобуса сменились хвойными лесами , зеленые поля , круглые голубые озера. Пологая каменистая местность заканчивалась острыми вершинами гор.

Остановился автобус, девчата шумной стайкой выпорхнули и застыли неподвижно ссумками в руках. На них напирали с последних сидений желающие увидеть турбазу среди леса. Радость и смех сменились горьким разочарованием. Здесь , на местности, неуместны были шелковые платья, туфли на каблуке, косметика, солнечные очки и зонтик. Несколько девочек поехали назад в родительское гнездышко.

Картина была удивительная: голый обширный пустырь, большие котлованы, земляные насыпи с пустыми входами для орудий, спортивные тренажеры для подготовки солдат. …И один , наспех сделанный из пахнущих сосновых досок, деревянный барак без удобств. Восемнадцатилетние девчата из цивилизации сразу попали в походные условия жизни. Глотая слезы, воспитанные идеями, самые стойкие прошли к бараку.

«Директор турбазы» поставил задачу: доказать местному населению , что молодежь отдыхает и веселится , никаких военных сооружений и ,тем более , скрытых «баз» нет, недостоверны сведения «Голоса Америки», прозвучавшие несколько дней назад.

Наиболее храбрых девчат в нарядных платьях , после небольшого отдыха , повозили на дребезжащем старом автобусе в ближайший промышленный городок и два села: где-то была утечка информации. Остальные старались шторками, цветами, ветками лиственниц сделать уют в комнатах. Не верили в реальную угрозу и шпионаж, пока в первую ночь не сгорел барак, облитый бензином, у строителей за лесом.

Студенты – «инженеры» приехали с работы на пепелище. Несколько минут назад, радостныеюноши махали нам рукой, а сейчас , сухие глаза серьезных повзрослевших мужчин смотрели мимо нас на горящие угли. Поблизости не было пожарных машин и озера, чтобы потушить огонь. Сгорело все, что было в бараке, ничего не удалось спасти: одежда, документы, радиоприемник, гитара. Страшнее всего сознавать, что это – «свой», оннаходится среди нас. Два дня назад ребята получили деньги за два месяца работы и ждали выходной, чтобы отправить деньги родным из ближайшего поселка, съездить на рынок в городок.
Теперь деньги остались пеплом. Милиция следов поджигателей не нашла, в бараке никогда и никого не оставляли сторожем. Следствие зашло в «тупик», дело закрыли сразу же , обвинив за «неосторожное обращение с огнем» самих студентов.
Девчата предложили перейти жить в наш деревянный «дом», под общую крышу. Кровати соединили и спали по трое и четверо девчат. Вместо трех человек стали жить по семь человек, освободив комнаты для юношей. Средства гигиены поделили: мыло, зубная паста, шампуни. Жили на небольшой площади бедно, но дружно – «табором». Понимали, как трудно парням вкалывать с утра до захода солнца за две стипендии в месяц на строительстве без элементарных бытовых условий и походным питанием.
Воодушевляли молодых людей , как могли: рисовали стенгазеты, делали подарки на именины, розыгрыши.
         Смотрю на своих детей и удивляюсь: нам было столько же лет.
Нас никто не заставлял или пугал, нет, мы сами брали лопаты и грабли , сравнивали пустоты от пулеметов с землей, разрыхляли землю, убирали бревна , чтобы ничего не напоминало о солдатских учениях , присутствия военных в этой местности.
Вечером собирались около костра или танцплощадке: пели , слушали пластинки, читали любимые стихи, рассказывали веселые страницы своей жизни в «цивилизации». Если начальник «ловил на картах» - топили с радостью новую баню.
Даже с ближайших сел приходили к нам помыться: ароматная баня с хвойными ветками, отборные березовые веники.
Да и мылись мы со смехом, привлекая внимание случайных «местных».
 Иногда была и очередь желающих пообщаться в «банный день» с веселыми городскими девушками.
Женщины показывали  фотографии своих взрослых сыновей и нахваливали «женихов».
Каждый день приносил маленькие, но радости : поспевшая черемуха в котелке, свежие грибы, живые карасики, букеты полевых цветов. Парни долго уговаривали девушек посмотреть на восход солнца с сопки. Они подробно описывали медленное восхождение проснувшегося светила . Очень хотелось увидеть красоту гор и лежащую внизу поляну.
Жалко парней, подаривших нам прекрасную звездную ночь : ведь они из – за девушек не спали и должны целый день трудиться , создавая деревянное жилье для туристов.
Ближе к рассвету пошел холодный и мелкий дождь.
Молодежь со смехом разбежалась . Только одна пара осталась на сопке: я и мой друг «геолог».
Потухший костер не испортил наше свидание: прятались под непромокаемый плащ от моросившего«сита » воды.

       Слабые лучи солнца показались над горой, озаряя оранжевым цветом вершину. Желто – огненные лучи охватили лежавшую внизу поляну и кустарники. Посветлевшее небо скрасным круглым солнцем над горой, которое стремительно поднималось в небесах. Осознаешь красоту земли, дар человеку, живущему для радости и счастья на этой планете.

Мы стояли на сопке, прижавшись друг к другу . Горячий первый поцелуй на моем лице и веселый смех на предложение стать невестой. Мы были так счастливы , едины своим настроением с природой, долго не хотели уходить из леса и расставаться.

Еще два дня делились новостями с ребятами и мечтали о будущем.
Оставалось четыре дня до конца нашего срока на этой «турбазе».
 Но все произошло неожиданно быстро. Приехал автобус раньше срока в обед.
Девушки не успели попрощаться со своими любимыми. Оставляли только записки с извинениями, что уезжают .
 Оттягивалисвой отъезд как могли. В автобусе узнали, что парней увезли в город получать стройматериалы.
Не было песен и веселья: весь автобус рыдал.
       Наша работа оценена на «отлично». Часто вспоминалось лето по комсомольскому указу.
 Без фамилий и адресов ребята найти нас в другом городе не могли. Даже институты были разные, а в городе их семь.
Только одна надежда, что в нашей книге: «Жизнь Марии Кюри»,- обложка сохранит данные на меня и трех подруг.
 Верность и подвиг ученого - женщины, посвятившей свою жизнь мужу, поражали молоденьких девушек.
Книгу часто читали в комнате вечерами вслух. Письма молодой женщины ее родным и мужу - оставили глубокий след в моей жизни. Героизм женщины поддерживал девушек , когда опускались руки и хотелось уйти пешком от неустроенного быта,
 по лесу и незнакомой местности подальше от базы, не останавливаясь на отдых.
Читали по очереди, восхищаясь трудолюбием Марии Кюри, ее нежности, пониманию всех трудностей. Письма любящей супруги делали нас сильнее, из «городских неженок» мы становилисьнастоящими людьми, боролись с сомнениями, страхом.

        В институте с сентября по январь на переменах бегала к почтовому ящику смотреть почту: вдруг меня отыскали по фамилии в оставленной книге.

        «У природы нет плохой погоды»- песня Эльдара Рязанова всегда уносит меня в прошлое.
Песня , по его словам, написана сразу, не задумываясь над текстом.
 Автор вспоминает , что нужные слова пришли с первой строчкой и за несколько минут.
Эта песня возвращает меня в лето , где малознакомый человек сделал признание в любви, согрев девушку от мокрых и холодных дождевых потоков в предрассветную ночь на сопке. А моя жизнь круто изменилась за несколько дней.
 Воспоминания из памяти не стереть, как будто это случилось совсем не

Я помню каждый день. Я помню все слова. Я помню радостный поцелуй в ночи.

Много лет ожидания счастья. Много лет всматривалась в лица прохожих, в надежде вспомнить лицо «геолога».

           Встречала подругу на железнодорожном вокзале ночью. Тишина. Спящие отъезжающие в разных позах ждут утро.
На свободное сидение брошен детский рюкзак. Молодая женщина оставляет мне девочку 10 лет, занятую игрой в «тетрис».
Она спешит в «справочную», чтобы узнать о своем поезде.
Из открытого рюкзака выпала помятая старенькая книжка: «Жизнь Марии Кюри».
Дрожащими пальцами раскрываю обложку книги. Кто – то оборвал кончик обложки для закрутки с моей фамилией и адресом.
Слезы разом брызнули из глаз. Женщина рассказала, что ее дедушка работаетлесником в тайге, бывший геолог.
 Сильно заболел деди позвал в гости дочку  с внучкой на зимние каникулы. С ним было скучно, он малоразговорчивый и малообщительный, нет даже телевизора, только небольшое старенькое радио. А книгу сунул для внучки на прощание, вдруг больше не свидятся. Смешно, что от старого было ожидать. Он  вместо подарка  трогательно и бережно положил в рюкзак книгу, которая пылилась много лет на полке. На прощание сказал внучке , что она станет «настоящим человеком». В раздумье смотрела на меня, но оставила его адрес и как добраться в безлюдное место обитания старика.
          Холод заморозил окна. Прохожие бежали в здание вокзала, чтобы укрыться от сильного ветра .
Мои слезы превращались в алмазы льда. Счастье переполняло мое сердце. Лицо не боялось снежной пурги, только радовалось вихрю природы.

          Вспоминаю бесшабашные молодые годы…

 

Рейтинг: +7 359 просмотров
Комментарии (3)
Альфия Умарова # 13 февраля 2014 в 16:24 +2
Понравился рассказ.
Удачи автору! rose
Марина Попова # 13 февраля 2014 в 17:34 +2
Интересная история. Удачи автору!
Людмила Комашко-Батурина # 16 февраля 2014 в 05:01 0
Хорошо, когда есть что вспомнить... Иногда добрые воспоминания греют душу, иногда спасают.