"Шампанское" в одиночестве

1 февраля 2014 - Зинаида Маркина
«Шампанское» в одиночестве

Леся привычным движением открыла бутылку с «Шампанским». Она очень любила этот шипучий напиток, хотя редко баловала им себя. Сегодня можно выпить с удовольствием, потому что она родилась в этот день 70 лет тому назад. Она настряпала домашних пирожков с печенью, нарезала пару салатов, жаркое с грибами приготовила. Жаль, что отмечать приходится одной, а, может, и не жаль…
…Леся Парновская родилась за год до войны в сибирском городе, потому в эвакуации быть не пришлось. Родители разошлись сразу после войны: папа нашел на фронте другую женщину. Мама простить ему не могла, не разрешала встречаться с Лесей. Постепенно в его другой семье родились дети, и он забыл о прежней жизни и о Лесе.
Она мечтала о Москве. Ей хотелось работать в судебной медицине. Мама не хотела отпускать, говорила, что евреев туда не принимают, но Леся поехала и поступила назло всем в медицинский. Мечта осуществилась.
…С кем она отмечала предыдущие дни рождения? Она помнит свое сорокалетие. За столом – любимый муж Гурген и семнадцатилетняя дочка, красавица Альбина. Они счастливы. Пришли друзья и подружки, было весело и казалось, что так будет много-много лет, но хорошего не бывает достаточно. Гургену было только 48… Эх, Гурген, ее счастье и любовь! Она до сих пор не поймет, как такой молодой и сильный мужчина не смог перенести банальное воспаление легких.
Они познакомились в электричке. Леся ехала к подружке, которая обещала связать ей кофту. Сидела и обдумывала фасон. Напротив нее уселся усатый черноволосый кавказец. Невольно она взглянула на него, и… К подруге они пришли вдвоем, а, как это случилось, уже сложно сказать. Через два месяца они поженились и прожили вместе счастливых почти двадцать лет.
Как начальнику, Гургену выделили квартиру из четырех комнат. Леся привезла маму, та до самой смерти приглядывала за Альбинкой. Гурген называл ее мамой и уважал, своей мамы у него не было: умерла при родах его сестренки.
…Альбинка вышла замуж и стала уговаривать Лесю поехать в Израиль.
- Мама, освоишься, мы к тебе приедем. Квартиру перепиши на меня, захочешь вернуться, вернешься.
Все оказалось не так. Зять перевез свою маму, для Леси места не оказалось. Единственный Лесин внук Лесю практически не знает. Альбинка позвонила и поздравила мать, но к себе не пригласила и не спросила, как она живет. Ей это не интересно. Так, лишь бы отдать родительнице долг. А Генка-внук и не подумал даже слово сказать.
…С Хаимом Леся познакомилась случайно. Молодой парень учился в России и знал русский язык.
- Леся, хочешь подработать?
- Нет, мне нужна работа на целый день.
- Игаль, родственник мой, держит кафе, там надо мыть посуду и резать салаты. Ты согласишься?
- Попробую, только я – медик, и на такой работе не работала.
- Медик? Так это еще лучше. У нас болен отец, будешь уколы ставить, хорошо? Платить тебе будем и за это.
- Ладно.
Леся слышала, что люди в Израиле не слишком рады помочь друг другу. Эта встреча оказалась счастливым исключением. С тех пор семья Хаима стала для нее опорой. Правда работа оказалась нелегкой, но вот уже почти 20 лет она работает у Игаля. Отец Хаима умер, а Игаль уже не заставляет ее работать целый день, да она уже и не сможет. К пенсии заработанные денежки - подспорье. А сегодня, зная, что у нее день рождения, подарил ей набор продуктов и микроволновку (у нее сгорела). Она приглашала их к себе, но они не пошли, работы много, да и что им делать в гостях у одинокой немолодой женщины?
…У нее трехкомнатная государственная квартира. Уже легче, не надо за аренду платить. И тут ей повезло на доброго человека. Когда она приехала, ей предложили работать с проживанием у ракового больного. Его звали Ильей. Жена ушла от него, узнав о тяжелом заболевании мужа. Леся ухаживала за ним, как за родным, и Илья был к ней добр.
- Леся, я долго не протяну, прошу тебя, давай попробуем переоформить эту квартиру на тебя.
- О чем ты, Илья, живи, и я рядом с тобой буду жить.
- Я живу, благодаря твоему уходу за мной. Хочу напоследок сделать тебе добро.
Переговорив с юристом, Илья понял, что только фиктивный брак поможет Лесе сохранить за собой жилье. И они поженились. Через полгода Илья умер, так и не попросив ее стать настоящей женой…
Гурген, Илья, Хаим, Игаль…а дочери она не нужна. Если был бы жив Гурген, то… Леся заплакала горько-горько. И это в день своего семидесятилетия, которое она празднует наедине с «Шампанским».
Зазвонил телефон. Звонила Клара, ее соседка и знакомая.
- Леська, зажала юбилей? А я сейчас приду, открывай двери, ставь на стол все вкусное. Будем отмечать! Кстати, тобой один мужчина интересуется, он со мной придет.
- Прошу тебя не надо, приходи одна.
- Нет, дорогая, вот тебе десять минут, подкрась губки, надень платье нарядное и жди.
- Клара…., - но подруга повесила трубку.
Пришлось идти и приводить себя в порядок. Эх, Кларка! Впрочем, все равно. Надо жить!
Квартиру наполнил громкий звонок, значит, гости уже на пороге.

© Copyright: Зинаида Маркина, 2014

Регистрационный номер №0185076

от 1 февраля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0185076 выдан для произведения: «Шампанское» в одиночестве

Леся привычным движением открыла бутылку с «Шампанским». Она очень любила этот шипучий напиток, хотя редко баловала им себя. Сегодня можно выпить с удовольствием, потому что она родилась в этот день 70 лет тому назад. Она настряпала домашних пирожков с печенью, нарезала пару салатов, жаркое с грибами сварила. Жаль, что отмечать приходится одной, а, может, и не жаль…
…Леся Парновская родилась за год до войны в сибирском городе, потому в эвакуации быть не пришлось. Родители разошлись сразу после войны: папа нашел на фронте другую женщину. Мама простить ему не могла, не разрешала встречаться с Лесей. Постепенно в его другой семье родились дети, и он забыл о прежней жизни и о Лесе.
Она мечтала о Москве. Ей хотелось работать в судебной медицине. Мама не хотела отпускать, говорила, что евреев туда не принимают, но Леся поехала и поступила назло всем в медицинский. Мечта осуществилась.
…С кем она отмечала предыдущие дни рождения? Она помнит свое сорокалетие. За столом – любимый муж Гурген и семнадцатилетняя дочка, красавица Альбина. Они счастливы. Пришли друзья и подружки, было весело и казалось, что так будет много-много лет, но хорошего не бывает достаточно. Гургену было только 48… Эх, Гурген, ее счастье и любовь! Она до сих пор не поймет, как такой молодой и сильный мужчина не смог перенести банальное воспаление легких.
Они познакомились в электричке. Леся ехала к подружке, которая обещала связать ей кофту. Сидела и обдумывала фасон. Напротив нее уселся усатый черноволосый кавказец. Невольно она взглянула на него, и… К подруге они пришли вдвоем, а, как это случилось, уже сложно сказать. Через два месяца они поженились и прожили вместе счастливых почти двадцать лет.
Как начальнику, Гургену выделили квартиру из четырех комнат. Леся привезла маму, та до самой смерти приглядывала за Альбинкой. Гурген называл ее мамой и уважал, своей мамы у него не было: умерла при родах его сестренки.
…Альбинка вышла замуж и стала уговаривать Лесю поехать в Израиль.
- Мама, освоишься, мы к тебе приедем. Квартиру перепиши на меня, захочешь вернуться, вернешься.
Все оказалось не так. Зять перевез свою маму, для Леси места не оказалось. Единственный Лесин внук Лесю практически не знает. Альбинка позвонила и поздравила мать, но к себе не пригласила и не спросила, как она живет. Ей это не интересно. Так, лишь бы отдать родительнице долг. А Генка-внук и не подумал даже слово сказать.
…С Хаимом Леся познакомилась случайно. Молодой парень учился в России и знал русский язык.
- Леся, хочешь подработать?
- Нет, мне нужна работа на целый день.
- Игаль, родственник мой, держит кафе, там надо мыть посуду и резать салаты. Ты согласишься?
- Попробую, только я – медик, и на такой работе не работала.
- Медик? Так это еще лучше. У нас болен отец, будешь уколы ставить, хорошо? Платить тебе будем и за это.
- Ладно.
Леся слышала, что люди в Израиле не слишком рады помочь друг другу. Эта встреча оказалась счастливым исключением. С тех пор семья Хаима стала для нее опорой. Правда работа оказалась нелегкой, но вот уже почти 20 лет она работает у Игаля. Отец Хаима умер, а Игаль уже не заставляет ее работать целый день, да она уже и не сможет. К пенсии заработанные денежки - подспорье. А сегодня, зная, что у нее день рождения, подарил ей набор продуктов и микроволновку (у нее сгорела). Она приглашала их к себе, но они не пошли, работы много, да и что им делать в гостях у одинокой немолодой женщины?
…У нее трехкомнатная государственная квартира. Уже легче, не надо за аренду платить. И тут ей повезло на доброго человека. Когда она приехала, ей предложили работать с проживанием у ракового больного. Его звали Ильей. Жена ушла от него, узнав о тяжелом заболевании мужа. Леся ухаживала за ним, как за родным, и Илья был к ней добр.
- Леся, я долго не протяну, прошу тебя, давай попробуем переоформить эту квартиру на тебя.
- О чем ты, Илья, живи, и я рядом с тобой буду жить.
- Я живу, благодаря твоему уходу за мной. Хочу напоследок сделать тебе добро.
Переговорив с юристом, Илья понял, что только фиктивный брак поможет Лесе сохранить за собой жилье. И они поженились. Через полгода Илья умер, так и не попросив ее стать настоящей женой…
Гурген, Илья, Хаим, Игаль…а дочери она не нужна. Если был бы жив Гурген, то… Леся заплакала горько-горько. И это в день своего семидесятилетия, которое она празднует наедине с «Шампанским».
Зазвонил телефон. Звонила Клара, ее соседка и знакомая.
- Леська, зажала юбилей? А я сейчас приду, открывай двери, ставь на стол все вкусное. Будем отмечать! Кстати, тобой один мужчина интересуется, он со мной придет.
- Прошу тебя не надо, приходи одна.
- Нет, дорогая, вот тебе десять минут, подкрась губки, надень платье нарядное и жди.
- Клара…., - но подруга повесила трубку.
Пришлось идти и приводить себя в порядок. Эх, Кларка! Впрочем, все равно. Надо жить!
Квартиру наполнил громкий звонок, значит, гости уже на пороге.
Рейтинг: +6 234 просмотра
Комментарии (5)
Серов Владимир # 1 февраля 2014 в 13:50 +2
Труден хлеб одинокой старости! Но хорошо, что ГГ не отчаивается!
Удачи автору! super
Напрягла одна фраза - "... жаркое с грибами сварила."
Альфия Умарова # 1 февраля 2014 в 14:15 +2
Да, жизнь продолжается, даже если чужие тебе люди
оказываются вдруг ближе родных...
Людмила Комашко-Батурина # 4 февраля 2014 в 03:33 +1
Жизнь прекрасна и удивительна всегда! Рада за героиню и её подругу. С замечанием Владимира согласна- жаркое готовят или тушат.Совет автору- даже сейчас можно исправить.Свяжитесь с судьёй, он подскажет как это можно сделать. Успеха вам!
Наталья Бугаре # 4 февраля 2014 в 11:53 0
Просто отредактировать произведение обычным способом. Жаркое томят или тушат, готовят на худой конец. Варят первые блюда. А рассказ, не смотря на скупость изложения, очень пронзительный. Хорошо, если в жизни везло на настоящих мужчин. Но как же горько осознавать,что главное предназначение- родить и воспитать детей достойными гражданами - провальное...
Татьяна Стафеева # 17 февраля 2014 в 17:53 0
Жаль героиню, грустный рассказ, но в некотором роде и оптимистичный - ведь на ее пути встречались и продолжают встречаться добрые люди! А дочери - Бог судья...
Спасибо, автор.
t13502