Роковое заблуждение

4 октября 2014 - Елена Можарова
article243376.jpg


Драма в двух действиях
 
Действующие лица:

Павел Егорович – мужчина 40 лет, отец небольшого семейства. Успешный бизнесмен.
Галина Дмитриевна – его жена, 37 лет. Домохозяйка.
Никита – сын. Мальчику 12 лет.

Все трое не хрупкой комплекции.

Анна Никитична – тётя Павла Егоровича по материнской линии. Женщине исполнилось 72 года.
Мария Никитична – сестра Анны Никитичны, вторая тётя Павла Егоровича. Ей 69 лет.
Личный водитель Павла Егоровича – Серёжа. Юноше 27 лет. Страстно желает добиться высот босса.

 
Действие первое
 
Сцена первая
 
Перед нами уютная гостиная. Это часть большого дома, где всё добротно и дорого. На окнах богатые шторы нежно кремового и коричневого цвета. В комнате много бытовой техники – домашний кинотеатр, видеомагнитофон, музыкальный центр. Посередине стол, на котором изобилие  всяких блюд. Во главе стола восседает хозяин семейства в домашнем халате и мягких тапочках. По левую руку от него жена, по правую - сын. Сначала обедают молча.

Павел Егорович:  Рассказал бы, сын, как успехи в школе! А то сидим, как три барсука – молча! В кои века все вместе собрались!
Галина Дмитриевна:  Паша! Ну, ты тоже скажешь! Три барсука! Прямо обидно! Никита, похвастайся, правда, своими успехами.
Никита (нехотя, ковыряясь вилкой в большой и плоской тарелке, параллельно играя в планшете):  Дела, как дела! Чё там рассказывать-то!
Павел Егорович:  Успехов, говорю, хоть добился? Или неучем будешь? Чтобы стать деловым человеком много знать надо! Убери сейчас же планшет! Сколько можно повторять одно и то же?!
Никита:(недовольно, убирая планшет)  А ты, можно подумать, с золотой медалью школу  закончил!
Павел Егорович:   С золотой - не с золотой, а троечником никогда не был! Значит, поговорили…

Наступила пауза. Слышно только,  как стучат столовые приборы.

Никита:  Да, я совсем забыл! Тут тебе письмо принесли.

Он встаёт, удаляется из гостиной, потом возвращается с конвертом, который подаёт отцу. Отец читает, сначала молча, а потом, чуть спотыкаясь на непонятных словах, вслух.

Павел Егорович:   Так вот, дорогие домочадцы, что здесь написано:  

«Дорогой ты наш, Павлуша! Может, помнишь ещё своих тётушек! А мы помним, как ты босоногий бегал по нашим деревенским улочкам. У нас ты повзрослел, от нас же и уехал учиться. Да что-то подзабыл совсем дорогу к нам. Павлик, с просьбой нижайшей  мы к тебе! Тяжело стало управляться – руки болят, да спины ломит. Не приютил бы ты нас у себя? Многого нам теперь не надо – кусок хлеба, да тарелочку щей, когда-никогда. Ответь нам. Любящие тебя твои тётушки  -  Мария Никитична и Анна Никитична».

За столом наступила тишина. Каждый продумывал услышанное.

Галина Дмитриевна:  Надеюсь, Павел,  ты не сойдёшь с ума и не привезёшь их сюда?!
Павел Егорович:  Галя, а что ты предлагаешь? Промолчать? Не ответить? Что?
Никита: Так они обе сюда приедут? Прикольно!
Галина Дмитриевна:  Ничего прикольного не вижу! Делать мне больше нечего – их ещё обслуживать!
Павел Егорович:  Ну, допустим, обслуживать будешь не ты, а домработница. И потом, я и, правда, очень многим им обязан! Ты же знаешь, что родители мои погибли. Если бы не они, то жить бы мне в детском доме! 
Галина Дмитриевна:  Хорошо, сними им квартиру! Тебе это по средствам! Долго, может, эти не протянут!
Павел Егорович:  И чем это лучше? Уход, всё  - равно нужен. Или ещё и на домработницу тратиться? И потом, они просят родственного отношения!
Галина Дмитриевна:   А обо мне ты подумал? Что мне с ними тут целый день делать?
Павел Егорович:  Так! Разговор  считаю оконченным! Будут жить здесь, пока смогут. Места в таком огромном доме всем хватит, чтобы не мозолить глаза друг другу! 
Он скомкал салфетку и швырнул в тарелку, поднимаясь из-за стола, показывая всем видом, что тема больше не обсуждается.
 
Сцена вторая
 
Небольшая комнатка освещена только от луны и ночного фонаря. Рядом с окном стоит стол, а по обе стороны стола, глядя в окно, сидят две старухи. Волосы их примяты подушками. Они в халатах, надетых на ночные сорочки. На ногах носки ручной вязки и тапочки. Женщины  тихонько разговаривают. Но из-за плохого слуха шёпот их достаточно громкий. Дверь в комнату прикрыта, и видно, что рядом с дверью кто-то стоит. Старухи этого не замечают, они увлечены беседой.

Мария Никитична:   Анюта, ты ещё ничего не узнала? Где нам найти в таком большом городе нужного человека?
Анна Никитична:  Да пробую я, но пока не вышло! Сама понимаешь, в простых газетах про такое не пишут!  Человек должен быть проверенный и надёжный, чтобы сделал всё без обману!
Мария Никитична:   Это верно! А может Женю попросить посодействовать? Он ведь тоже племянник, хоть и не родной! К тому же, при хорошем исходе дела, он сам неплохо получит! Это у Павлуши хоромы, а Женечке не очень повезло – нет даже квартиры, всё по съёмным бегает!
Анна Никитична:   Что говорить, жалко парня! Но, боюсь, он всё испортит! Поторопится, наймёт не того! Нет, надо как-то самим искать того, кто нужен. Мне обещал Никитка помочь с этим, как его, компутером. Главное, найти хоть  кого-то, кто может вывести на этого человека! (немного помолчав): - Ладно, дорогая, пошли спать! Жаль поселили нас в разных комнатках! Приходится вот теперь таиться, чтобы поговорить!
Мария Никитична:   И не говори! Прямо шпионками под старость лет стали! Пошли! Завтра, коль бессонница, снова здесь встретимся!

Старухи замолчали, а потом, запахнув халатики, отправились по одной к двери.  Подслушивающая Галина тихо  удалилась.
 
 
Сцена третья
 
Утро в спальне хозяев дома. Видна расправленная огромная кровать, у зеркала сидит  в красивом голубом пеньюаре Галина Дмитриевна, она наносит макияж, беседуя с супругом. В голосе раздражение.

Галина Дмитриевна:  Паша, эти две твои тётушки что-то задумали! И, поверь мне, не самое лучшее!
Павел Егорович:  Галя! Ну, не говори глупости! Начиталась ты своих детективов, теперь мерещится, Бог знает что!
Галина Дмитриевна:  Ага! Точно! Начиталась! Они вчера полночи договаривались найти «нужного» человека! Я сама всё слышала!
Павел Егорович:  Жёнушка, ушам не верю! Ты опустилась до подслушивания?
Галина Дмитриевна:  Паша, сейчас не до твоей иронии! Просто пошла попить, а тут смотрю, в маленькой комнатке дверь приоткрыта. Я туда, а ЭТИ  даже и не шептали, почти в голос говорили! И всё о том, что надо найти кого-то, чтобы нанять! Паша! Нанять! А для чего, не догадываешься?
Павел Егорович:  Ну, просвети меня! Пока не догадался!
Галина Дмитриевна:    Дорогой! Ты наивный до безобразия! У нас большой дом, а твой родственничек – Женечка даже угла не имеет! А они говорили о том, что надо ему помочь, и что он с этого дела  тоже будет что-то иметь! Тебе ещё «разжевать»?
Павел Егорович:  Что-то совсем нереальное ты говоришь! Ты, что намекаешь, что они хотят от нас избавиться? Нет, не может быть! Не верю!
Галина Дмитриевна:  Хорошо! Давай ещё подождём! Но, как бы поздно не было!
Павел Егорович: (уже сомневаясь)  А для чего им это надо? Они же меня вырастили!
Галина Дмитриевна:  В детстве помогли тебе! Теперь ты очень успешен. Значит, надо помочь другому племяннику! Всё логично!
Павел Егорович: (сокрушённо)  Но ведь не таким способом, Галочка!
Галина Дмитриевна:  Дорогой, у них уже, может, давно маразм! Короче, я ещё понаблюдаю. Но и ты не сиди, сложа руки! Нам нужно их опередить, если всё подтвердится!

Павел Егорович молча покидает комнату, продолжая размышлять. Галина Дмитриевна наносит последние штрихи на ухоженное лицо.
 
 
Cцена четвёртая
 
В маленькой комнатке сумрачно. В неё по одной тихонько заходят старушки. Они садятся за стол, что стоит у окна. Сначала просто молча сидят, как бы собираясь с мыслями. Первая начинает говорить Мария Никитична. В это же время за ними крадучись движется Галина. Она встаёт за дверью и нажимает кнопку диктофона.

Мария Никитична:  Есть какие-нибудь новости, дорогая?
Анна Никитична:  Дело сдвинулось с мёртвой точки. Я попробовала найти через объявления, но там и близко нет того, что нужно.
Мария Никитична:  Конечно, кто даёт такие объявления  открыто!
Анна Никитична:  Пришлось всё же обратиться к Жене. Завтра он меня увезёт на встречу с этим человеком. Думаю, что через неделю всё решится.
Мария Никитична:  А он знает всё до конца?
Анна Никитична:  Нет. Я ему просто сказала, что нужен профессионал. А для чего он и сам не спрашивал.

В это время, подслушивающая Галина, от ужаса прикрывает ладошкой рот.

Анна Никитична:  Завтра попрошу у Павла машину. Нет, так вызову такси.
Мария Никитична:  А Паша не догадывается? Что ты скажешь, куда поедешь?
Анна Никитична:  Скажу, что надо по магазинам. Знаешь, поехали вместе. Мне так спокойней будет.
Мария Никитична:   Хорошо! Как скажешь! А ты заметила, что Галя на нас смотрит неприязненно!? Она даже говорить с нами не хочет.
Анна Никитична: Это её дело! Потом довольна будет, когда ей всё достанется! Ладно, сестричка, пойдём. Завтра много дел. Правда, из-за всех мыслей сна нет до утра!
Мария Никитична:  Да, верно! Почему-то так тревожно на душе, хоть мы же всё верно делаем! Нельзя никого обделять своей заботой!
Анна Никитична:  Это ты про Женечку?
Мария Никитична (тяжело вздохнув):   И про него тоже! Пошли, дорогая!

Пока женщины двигались к выходу, Галина прошмыгнула в свою комнату. Павел спал, оглашая тишину ночи громким храпом.
 
 
Действие второе
 
Сцена  первая
 
За столом в столовой всё семейство. Завтрак проходит в напряжённом молчании. Бабушки аккуратно едят, стараясь не греметь столовыми приборами. Павел хмуро оглядывает своё семейство.

Анна Никитична:  Павлуша! Ты не мог бы дать нам машину? Мы хотим с Марией проехать в город.
Галина Дмитриевна:   И какую часть города вы решили осчастливить своим визитом? (она в упор смотрит на Анну Никитичну).
Анна Никитична: (не замечая грубости и сарказма Галины)  Надо вещи кое-какие купить. Для дома.
Галина Дмитриевна:  Скажите, что вам надо, и я найду что угодно – мы на бедность не жалуемся! Может, и для вашего тонкого вкуса подойдёт!
Анна Никитична:  Спасибо, дорогая! Но хотелось бы просто походить по магазинам. Здесь скучно сидеть каждый день.
Павел Егорович:  Хорошо, тёть Ань, машина будет. К какому времени вам надо?
Анна Никитична:  К двенадцати дня, возможно?
Павел Егорович:  Как скажете.

Дальше все едят молча.

Та же сцена. После отъезда старух Галина осталась наедине с Павлом. Она протягивает мужу диктофон.

Галина Дмитриевна: Послушай, муженёк, беседу твоих родственниц. Посмотрим, что ты теперь скажешь!

Павел Егорович слушает запись. Лицо его багровеет. Он начинает ходить в волнении по комнате.

Павел Егорович:  В  голове не укладывается! Неужели, ты права!? Ну, сказали бы открытым текстом, что Женьке помочь надо! А то сразу  профессионала им подавай! Что же делать?
Галина Дмитриевна:  Надо их опередить! Они поехали, как ты понял, на встречу с этим человеком. Чтобы всё сделать, они должны ещё заплатить, а все их вещи заперты в моём шкафу. Я проверила тихонько их сумки, с которыми они отправились – денег там было совсем мало – только на скромные покупки. Они вернутся за деньгами. Значит, надо сделать всё, чтобы вторая встреча не состоялась!
Павел Егорович:   Не могу поверить! Это так на них не похоже! А, может, ты, что не так поняла?
Галина Дмитриевна:  Ты ведь сам всё слышал! Или ушам своим не поверил?
Павел Егорович:   Наверно, ты права! Я приму меры! Господи! Да за что мне это?
Галина Дмитриевна:   Ну, распричитался! Паша, у меня сейчас массаж. Буду вечером.

Павел Егорович долго ходит по комнате, заложив руки за спину. Было много дел, но теперь совсем не до них. Через некоторое время он вызывает своего водителя.

Павел Егорович:  Серёжа, у меня к тебе просьба. Не удивляйся – она не совсем обычная. И надеюсь, что ты ради собственной безопасности, умеешь держать язык за зубами!
Серёжа:  Конечно, Павел Егорович! Говорите, всё сделаю, что смогу!
Павел Егорович:  Найди мне человека, который сможет организовать аварию. Но так, чтобы комар носа не подточил. Чтобы, вроде, отказали  тормоза.
Серёжа:   Такого человека найти и сложно, и просто!

Павел Егорович поднимает удивлённо брови – молчаливый вопрос.

Серёжа:   Постороннего трудно найти! Да к тому же, что знают трое,… сами понимаете! А просто -  это могу быть я. Вам надоела Ваша машина?
Павел Егорович:  Ты догадлив! Дело в страховке!
Серёжа: Хорошо! Я буду готов в любое время!
Павел Егорович:  Тогда примерно через неделю. Машину я оставлю  у киоска, а ты наедешь на неё по причине отказа тормозов. Машина будет стоять пустая. Поведу её сам. Как только выйду из неё – это и будет тебе сигналом к действию. К сожалению, большего  сказать не смогу.

Серёжа уходит.
 
Сцена вторая
 
Прошла неделя. Снова завтрак. Семейство в сборе. Бабушки в очень хорошем расположении духа. Того же не скажешь о хозяевах дома. Никита завтракает с планшетом. Родители в этот раз не делают ему замечаний.

Анна Никитична:  До чего же вкусно готовит ваша кухарка! И день сегодня такой хороший!
Мария Никитична:  А я так хорошо выспалась! Прямо, как никогда.
Павел Егорович:  Мне очень приятно, что вам у нас хорошо! И Галочке тоже! Верно, дорогая?!
Галина Дмитриевна: (неохотно)  Конечно!
Анна Никитична:   Паша, а ты бы опять не дал нам машину, съездить в город? Мы тогда там кое-что насмотрели, теперь хотели бы купить.
 
Павел Егорович и Галина Дмитриевна многозначительно переглядываются.
 
Павел Егорович (про себя):  Вот это совпадение! Значит, делаю всё верно! (Вслух)  Когда прикажете подать? – ему тоже передаётся игривое настроение бабушек.
Анна Никитична:  Так же,  как в прошлый раз – к двенадцати. Хорошо?
Павел Егорович:  Договорились! Только с вами сегодня поеду я сам. Серёжа занят.
Мария Никитична:   Хорошо, хорошо, Павлуша! Ты довезёшь нас до рыночка, а домой мы вернёмся на такси. Не хочется надолго отнимать твоё время!
Павел Егорович:  Ну, вот и ладненько. В двенадцать поедем.
 
Сцена третья

Сумерки. В гостиной Галина Дмитриевна. Она ходит по комнате и через каждые пять минут смотрит на часы.
В комнату заходит Павел Егорович.  Он  идёт, согнувшись, и постарев сразу на несколько лет. Грузно падает в одно из кресел, что стоят напротив друг друга.

Галина Дмитриевна:  Что, Павлуша? Как всё прошло? Получилось?
Павел Егорович (сидит недвижимо, не реагирует на вопросы, потом, вроде, очнувшись):   Да, всё кончено! Я остановил машину у киоска, сам вышел, будто за сигаретами. Через несколько минут другая машина врезалась в мою. У той машины неожиданно  отказали тормоза…
Галина Дмитриевна:  Ну, не тяни! Что с пассажирами?
Павел Егорович:   Ты хотела спросить, что с моими тётушками? Их больше нет! Скончались от удара мгновенно – ведь обе сидели сзади. Теперь довольна? Нет  больше для нас никаких угроз?
Галина Дмитриевна:  Дорогой, не злись! Мы всё сделали верно! Может корвалольчику?
Павел Егорович:  Если только литра три!

В это время в комнату входит Никита.

Никита:  А что вы такие? Что-то случилось?

(Никто ему не отвечает -  отец сидит в кресле, прикрыв глаза рукой, мать отвернулась к окну).

Никита:  Ну, не хотите говорить, и не надо! Все психованные пошли! Пап, вот тебе письмо – оно на столе у меня лежало.

Павел Егорович:  Что ещё за письмо? Как оно попало тебе на стол?
Никита:   Письмо почему-то от бабушек! Что, так сказать не могли? Или они насовсем уехали?
Павел Егорович (вздрогнув от слов сына и быстро протягивая руку):   Дай сюда!

(Никита отдаёт и выходит из комнаты).

Павел Егорович:  А ты не уходи никуда (Галине).

Читает письмо. По мере чтения оно всё больше трясётся в его руках. Дочитав, он хватается сначала за сердце, а потом начинает в голос рыдать. Письмо падает на пол. Его подхватывает Галина Дмитриевна, она читает вслух то, что там написано.

«Дорогие наши, детки! Мы вам очень благодарны за то, что приютили нас на старости лет! Так было уже тяжело самим управляться с хозяйством! Когда мы обратились к тебе, Павлуша, то зная твой добрый характер, понимали, что не откажешь! Так и вышло. Но приехали мы не с пустыми руками. Когда стали собираться к отъезду, то стаскивали кое-какие вещи на чердак. Там Аннушка нашла небольшой сундучок (наверно от нашего деда – купца остался). В сундучке том оказались золотые монеты, всего около тридцати штук. Аннушка предложила их перепрятать. Взяла парочку, чтобы в городе показать профессионалу - ювелиру. Очень хотелось сделать вам сюрприз. Мы старались искать его (профессионала), чтобы вы ни о чём не догадались.  И мы его нашли, и  показали одну  монету. Ты тогда давал нам машину. Помнишь? Он – этот человек,  оценил её очень дорого! За всё вместе, Пашенька, ты со своим семейством получишь гораздо больше нескольких миллионов  рублей. Осталось только поехать, забрать из тайничка монетки, и передать тебе,  что мы сегодня и сделаем. Нашёлся и покупатель на них. Пашенька, огромная к тебе просьба – поделись с Женей, помоги ему. Он ведь тоже наш племянник. Я не хотела писать, но Анна настояла. Говорит, пока ездим, вы всё узнаете из письма, а значит, вечером, когда  мы привезём вам  монеты, отпразднуем нашу великолепную сделку. Мы вас очень – очень любим! Ваши непутёвые тётушки».

Галина Дмитриевна медленно опускается в кресло напротив Павла Егоровича.

Занавес
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

© Copyright: Елена Можарова, 2014

Регистрационный номер №0243376

от 4 октября 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0243376 выдан для произведения:

Драма в двух действиях
 
Действующие лица:

Павел Егорович – мужчина 40 лет, отец небольшого семейства. Успешный бизнесмен.
Галина Дмитриевна – его жена, 37 лет. Домохозяйка.
Никита – сын. Мальчику 12 лет.

Все трое не хрупкой комплекции.

Анна Никитична – тётя Павла Егоровича по материнской линии. Женщине исполнилось 72 года.
Мария Никитична – сестра Анны Никитичны, вторая тётя Павла Егоровича. Ей 69 лет.
Личный водитель Павла Егоровича – Серёжа. Юноше 27 лет. Страстно желает добиться высот босса.

 
Действие первое
 
Сцена первая
 
Перед нами уютная гостиная. Это часть большого дома, где всё добротно и дорого. На окнах богатые шторы нежно кремового и коричневого цвета. В комнате много бытовой техники – домашний кинотеатр, видеомагнитофон, музыкальный центр. Посередине стол, на котором изобилие  всяких блюд. Во главе стола восседает хозяин семейства в домашнем халате и мягких тапочках. По левую руку от него жена, по правую - сын. Сначала обедают молча.

Павел Егорович: - рассказал бы, сын, как успехи в школе! А то сидим, как три барсука – молча! В кои века все вместе собрались!
Галина Дмитриевна:  Паша! Ну, ты тоже скажешь! Три барсука! Прямо обидно! Никита, похвастайся, правда, своими успехами.
Никита (нехотя, ковыряясь вилкой в большой и плоской тарелке, параллельно играя в планшете):  Дела, как дела! Чё там рассказывать-то!
Павел Егорович:  Успехов, говорю, хоть добился? Или неучем будешь? Чтобы стать деловым человеком много знать надо! Убери сейчас же планшет! Сколько можно повторять одно и то же?!
Никита:(недовольно, убирая планшет)  А ты, можно подумать, с золотой медалью школу  закончил!
Павел Егорович:   С золотой - не с золотой, а троечником никогда не был! Значит, поговорили…

Наступила пауза. Слышно только,  как стучат столовые приборы.

Никита:  Да, я совсем забыл! Тут тебе письмо принесли.

Он встаёт, удаляется из гостиной, потом возвращается с конвертом, который подаёт отцу. Отец читает, сначала молча, а потом, чуть спотыкаясь на непонятных словах, вслух.

Павел Егорович:   Так вот, дорогие домочадцы, что здесь написано:  

«Дорогой ты наш, Павлуша! Может, помнишь ещё своих тётушек! А мы помним, как ты босоногий бегал по нашим деревенским улочкам. У нас ты повзрослел, от нас же и уехал учиться. Да что-то подзабыл совсем дорогу к нам. Павлик, с просьбой нижайшей  мы к тебе! Тяжело стало управляться – руки болят, да спины ломит. Не приютил бы ты нас у себя? Многого нам теперь не надо – кусок хлеба, да тарелочку щей, когда-никогда. Ответь нам. Любящие тебя твои тётушки  -  Мария Никитична и Анна Никитична».

За столом наступила тишина. Каждый продумывал услышанное.

Галина Дмитриевна:  Надеюсь, Павел,  ты не сойдёшь с ума и не привезёшь их сюда?!
Павел Егорович:  Галя, а что ты предлагаешь? Промолчать? Не ответить? Что?
Никита: Так они обе сюда приедут? Прикольно!
Галина Дмитриевна:  Ничего прикольного не вижу! Делать мне больше нечего – их ещё обслуживать!
Павел Егорович:  Ну, допустим, обслуживать будешь не ты, а домработница. И потом, я и, правда, очень многим им обязан! Ты же знаешь, что родители мои погибли. Если бы не они, то жить бы мне в детском доме! 
Галина Дмитриевна:  Хорошо, сними им квартиру! Тебе это по средствам! Долго, может, эти не протянут!
Павел Егорович:  И чем это лучше? Уход, всё  - равно нужен. Или ещё и на домработницу тратиться? И потом, они просят родственного отношения!
Галина Дмитриевна:   А обо мне ты подумал? Что мне с ними тут целый день делать?
Павел Егорович:  Так! Разговор  считаю оконченным! Будут жить здесь, пока смогут. Места в таком огромном доме всем хватит, чтобы не мозолить глаза друг другу! 
Он скомкал салфетку и швырнул в тарелку, поднимаясь из-за стола, показывая всем видом, что тема больше не обсуждается.
 
Сцена вторая
 
Небольшая комнатка освещена только от луны и ночного фонаря. Рядом с окном стоит стол, а по обе стороны стола, глядя в окно, сидят две старухи. Волосы их примяты подушками. Они в халатах, надетых на ночные сорочки. На ногах носки ручной вязки и тапочки. Женщины  тихонько разговаривают. Но из-за плохого слуха шёпот их достаточно громкий. Дверь в комнату прикрыта, и видно, что рядом с дверью кто-то стоит. Старухи этого не замечают, они увлечены беседой.

Мария Никитична:   Анюта, ты ещё ничего не узнала? Где нам найти в таком большом городе нужного человека?
Анна Никитична:  Да пробую я, но пока не вышло! Сама понимаешь, в простых газетах про такое не пишут!  Человек должен быть проверенный и надёжный, чтобы сделал всё без обману!
Мария Никитична:   Это верно! А может Женю попросить посодействовать? Он ведь тоже племянник, хоть и не родной! К тому же, при хорошем исходе дела, он сам неплохо получит! Это у Павлуши хоромы, а Женечке не очень повезло – нет даже квартиры, всё по съёмным бегает!
Анна Никитична:   Что говорить, жалко парня! Но, боюсь, он всё испортит! Поторопится, наймёт не того! Нет, надо как-то самим искать того, кто нужен. Мне обещал Никитка помочь с этим, как его, компутером. Главное, найти хоть  кого-то, кто может вывести на этого человека! (немного помолчав): - Ладно, дорогая, пошли спать! Жаль поселили нас в разных комнатках! Приходится вот теперь таиться, чтобы поговорить!
Мария Никитична:   И не говори! Прямо шпионками под старость лет стали! Пошли! Завтра, коль бессонница, снова здесь встретимся!

Старухи замолчали, а потом, запахнув халатики, отправились по одной к двери.  Подслушивающая Галина тихо  удалилась.
 
 
Сцена третья
 
Утро в спальне хозяев дома. Видна расправленная огромная кровать, у зеркала сидит  в красивом голубом пеньюаре Галина Дмитриевна, она наносит макияж, беседуя с супругом. В голосе раздражение.

Галина Дмитриевна:  Паша, эти две твои тётушки что-то задумали! И, поверь мне, не самое лучшее!
Павел Егорович:  Галя! Ну, не говори глупости! Начиталась ты своих детективов, теперь мерещится, Бог знает что!
Галина Дмитриевна:  Ага! Точно! Начиталась! Они вчера полночи договаривались найти «нужного» человека! Я сама всё слышала!
Павел Егорович:  Жёнушка, ушам не верю! Ты опустилась до подслушивания?
Галина Дмитриевна:  Паша, сейчас не до твоей иронии! Просто пошла попить, а тут смотрю, в маленькой комнатке дверь приоткрыта. Я туда, а ЭТИ  даже и не шептали, почти в голос говорили! И всё о том, что надо найти кого-то, чтобы нанять! Паша! Нанять! А для чего, не догадываешься?
Павел Егорович:  Ну, просвети меня! Пока не догадался!
Галина Дмитриевна:    Дорогой! Ты наивный до безобразия! У нас большой дом, а твой родственничек – Женечка даже угла не имеет! А они говорили о том, что надо ему помочь, и что он с этого дела  тоже будет что-то иметь! Тебе ещё «разжевать»?
Павел Егорович:  Что-то совсем нереальное ты говоришь! Ты, что намекаешь, что они хотят от нас избавиться? Нет, не может быть! Не верю!
Галина Дмитриевна:  Хорошо! Давай ещё подождём! Но, как бы поздно не было!
Павел Егорович: (уже сомневаясь)  А для чего им это надо? Они же меня вырастили!
Галина Дмитриевна:  В детстве помогли тебе! Теперь ты очень успешен. Значит, надо помочь другому племяннику! Всё логично!
Павел Егорович: (сокрушённо)  Но ведь не таким способом, Галочка!
Галина Дмитриевна:  Дорогой, у них уже, может, давно маразм! Короче, я ещё понаблюдаю. Но и ты не сиди, сложа руки! Нам нужно их опередить, если всё подтвердится!

Павел Егорович молча покидает комнату, продолжая размышлять. Галина Дмитриевна наносит последние штрихи на ухоженное лицо.
 
 
Cцена четвёртая
 
В маленькой комнатке сумрачно. В неё по одной тихонько заходят старушки. Они садятся за стол, что стоит у окна. Сначала просто молча сидят, как бы собираясь с мыслями. Первая начинает говорить Мария Никитична. В это же время за ними крадучись движется Галина. Она встаёт за дверью и нажимает кнопку диктофона.

Мария Никитична:  Есть какие-нибудь новости, дорогая?
Анна Никитична:  Дело сдвинулось с мёртвой точки. Я попробовала найти через объявления, но там и близко нет того, что нужно.
Мария Никитична:  Конечно, кто даёт такие объявления  открыто!
Анна Никитична:  Пришлось всё же обратиться к Жене. Завтра он меня увезёт на встречу с этим человеком. Думаю, что через неделю всё решится.
Мария Никитична:  А он знает всё до конца?
Анна Никитична:  Нет. Я ему просто сказала, что нужен профессионал. А для чего он и сам не спрашивал.

В это время, подслушивающая Галина, от ужаса прикрывает ладошкой рот.

Анна Никитична:  Завтра попрошу у Павла машину. Нет, так вызову такси.
Мария Никитична:  А Паша не догадывается? Что ты скажешь, куда поедешь?
Анна Никитична:  Скажу, что надо по магазинам. Знаешь, поехали вместе. Мне так спокойней будет.
Мария Никитична:   Хорошо! Как скажешь! А ты заметила, что Галя на нас смотрит неприязненно!? Она даже говорить с нами не хочет.
Анна Никитична: Это её дело! Потом довольна будет, когда ей всё достанется! Ладно, сестричка, пойдём. Завтра много дел. Правда, из-за всех мыслей сна нет до утра!
Мария Никитична:  Да, верно! Почему-то так тревожно на душе, хоть мы же всё верно делаем! Нельзя никого обделять своей заботой!
Анна Никитична:  Это ты про Женечку?
Мария Никитична (тяжело вздохнув):   И про него тоже! Пошли, дорогая!

Пока женщины двигались к выходу, Галина прошмыгнула в свою комнату. Павел спал, оглашая тишину ночи громким храпом.
 
 
Действие второе
 
Сцена  первая
 
За столом в столовой всё семейство. Завтрак проходит в напряжённом молчании. Бабушки аккуратно едят, стараясь не греметь столовыми приборами. Павел хмуро оглядывает своё семейство.

Анна Никитична:  Павлуша! Ты не мог бы дать нам машину? Мы хотим с Марией проехать в город.
Галина Дмитриевна:   И какую часть города вы решили осчастливить своим визитом? (она в упор смотрит на Анну Никитичну).
Анна Никитична: (не замечая грубости и сарказма Галины)  Надо вещи кое-какие купить. Для дома.
Галина Дмитриевна:  Скажите, что вам надо, и я найду что угодно – мы на бедность не жалуемся! Может, и для вашего тонкого вкуса подойдёт!
Анна Никитична:  Спасибо, дорогая! Но хотелось бы просто походить по магазинам. Здесь скучно сидеть каждый день.
Павел Егорович:  Хорошо, тёть Ань, машина будет. К какому времени вам надо?
Анна Никитична:  К двенадцати дня, возможно?
Павел Егорович:  Как скажете.

Дальше все едят молча.

Та же сцена. После отъезда старух Галина осталась наедине с Павлом. Она протягивает мужу диктофон.

Галина Дмитриевна: Послушай, муженёк, беседу твоих родственниц. Посмотрим, что ты теперь скажешь!

Павел Егорович слушает запись. Лицо его багровеет. Он начинает ходить в волнении по комнате.

Павел Егорович:  В  голове не укладывается! Неужели, ты права!? Ну, сказали бы открытым текстом, что Женьке помочь надо! А то сразу  профессионала им подавай! Что же делать?
Галина Дмитриевна:  Надо их опередить! Они поехали, как ты понял, на встречу с этим человеком. Чтобы всё сделать, они должны ещё заплатить, а все их вещи заперты в моём шкафу. Я проверила тихонько их сумки, с которыми они отправились – денег там было совсем мало – только на скромные покупки. Они вернутся за деньгами. Значит, надо сделать всё, чтобы вторая встреча не состоялась!
Павел Егорович:   Не могу поверить! Это так на них не похоже! А, может, ты, что не так поняла?
Галина Дмитриевна:  Ты ведь сам всё слышал! Или ушам своим не поверил?
Павел Егорович:   Наверно, ты права! Я приму меры! Господи! Да за что мне это?
Галина Дмитриевна:   Ну, распричитался! Паша, у меня сейчас массаж. Буду вечером.

Павел Егорович долго ходит по комнате, заложив руки за спину. Было много дел, но теперь совсем не до них. Через некоторое время он вызывает своего водителя.

Павел Егорович:  Серёжа, у меня к тебе просьба. Не удивляйся – она не совсем обычная. И надеюсь, что ты ради собственной безопасности, умеешь держать язык за зубами!
Серёжа:  Конечно, Павел Егорович! Говорите, всё сделаю, что смогу!
Павел Егорович:  Найди мне человека, который сможет организовать аварию. Но так, чтобы комар носа не подточил. Чтобы, вроде, отказали  тормоза.
Серёжа:   Такого человека найти и сложно, и просто!

Павел Егорович поднимает удивлённо брови – молчаливый вопрос.

Серёжа:   Постороннего трудно найти! Да к тому же, что знают трое,… сами понимаете! А просто -  это могу быть я. Вам надоела Ваша машина?
Павел Егорович:  Ты догадлив! Дело в страховке!
Серёжа: Хорошо! Я буду готов в любое время!
Павел Егорович:  Тогда примерно через неделю. Машину я оставлю  у киоска, а ты наедешь на неё по причине отказа тормозов. Машина будет стоять пустая. Поведу её сам. Как только выйду из неё – это и будет тебе сигналом к действию. К сожалению, большего тебе сказать не смогу.

Серёжа уходит.
 
Сцена вторая
 
Прошла неделя. Снова завтрак. Семейство в сборе. Бабушки в очень хорошем расположении духа. Того же не скажешь о хозяевах дома. Никита завтракает с планшетом. Родители в этот раз не делают ему замечаний.

Анна Никитична:  До чего же вкусно готовит ваша кухарка! И день сегодня такой хороший!
Мария Никитична:  А я так хорошо выспалась! Прямо, как никогда.
Павел Егорович:  Мне очень приятно, что вам у нас хорошо! И Галочке тоже! Верно, дорогая?!
Галина Дмитриевна: (неохотно)  Конечно!
Анна Никитична:   Паша, а ты бы опять не дал нам машину, съездить в город? Мы тогда там кое-что насмотрели, теперь хотели бы купить.
 
Павел Егорович и Галина Дмитриевна многозначительно переглядываются.
 
Павел Егорович (про себя):  Вот это совпадение! Значит, делаю всё верно! (Вслух)  Когда прикажете подать? – ему тоже передаётся игривое настроение бабушек.
Анна Никитична:  Так же,  как в прошлый раз – к двенадцати. Хорошо?
Павел Егорович:  Договорились! Только с вами сегодня поеду я сам. Серёжа занят.
Мария Никитична:   Хорошо, хорошо, Павлуша! Ты довезёшь нас до рыночка, а домой мы вернёмся на такси. Не хочется надолго отнимать твоё время!
Павел Егорович:  Ну, вот и ладненько. В двенадцать поедем.
 
Сцена третья

Сумерки. В гостиной Галина Дмитриевна. Она ходит по комнате и через каждые пять минут смотрит на часы.
В комнату заходит Павел Егорович.  Он  идёт, согнувшись, и постарев сразу на несколько лет. Грузно падает в одно из кресел, что стоят напротив друг друга.

Галина Дмитриевна:  Что, Павлуша? Как всё прошло? Получилось?
Павел Егорович (сидит недвижимо, не реагирует на вопросы, потом, вроде, очнувшись):   Да, всё кончено! Я остановил машину у киоска, сам вышел, будто за сигаретами. Через несколько минут другая машина врезалась в мою. У той машины неожиданно  отказали тормоза…
Галина Дмитриевна:  Ну, не тяни! Что с пассажирами?
Павел Егорович:   Ты хотела спросить, что с моими тётушками? Их больше нет! Скончались от удара мгновенно – ведь обе сидели сзади. Теперь довольна? Нет  больше для нас никаких угроз?
Галина Дмитриевна:  Дорогой, не злись! Мы всё сделали верно! Может корвалольчику?
Павел Егорович:  Если только литра три!

В это время в комнату входит Никита.

Никита:  А что вы такие? Что-то случилось?

(Никто ему не отвечает -  отец сидит в кресле, прикрыв глаза рукой, мать отвернулась к окну).

Никита:  Ну, не хотите говорить, и не надо! Все психованные пошли! Пап, вот тебе письмо – оно на столе у меня лежало.

Павел Егорович:  Что ещё за письмо? Как оно попало тебе на стол?
Никита:   Письмо почему-то от бабушек! Что, так сказать не могли? Или они насовсем уехали?
Павел Егорович (вздрогнув от слов сына и быстро протягивая руку):   Дай сюда!
(Никита отдаёт и выходит из комнаты).
Павел Егорович:  А ты не уходи никуда (Галине).

Читает письмо. По мере чтения оно всё больше трясётся в его руках. Дочитав, он хватается сначала за сердце, а потом начинает в голос рыдать. Письмо падает на пол. Его подхватывает Галина Дмитриевна, она читает вслух то, что там написано.

«Дорогие наши, детки! Мы вам очень благодарны за то, что приютили нас на старости лет! Так было уже тяжело самим управляться с хозяйством! Когда мы обратились к тебе, Павлуша, то зная твой добрый характер, понимали, что не откажешь! Так и вышло. Но приехали мы не с пустыми руками. Когда стали собираться к отъезду, то стаскивали кое-какие вещи на чердак. Там Аннушка нашла небольшой сундучок (наверно от нашего деда – купца остался). В сундучке том оказались золотые монеты, всего около тридцати штук. Аннушка предложила их перепрятать. Взяла парочку, чтобы в городе показать профессионалу - ювелиру. Очень хотелось сделать вам сюрприз. Мы старались искать его (профессионала), чтобы вы ни о чём не догадались.  И мы его нашли, и  показали одну  монету. Ты тогда давал нам машину. Помнишь? Он – этот человек,  оценил её очень дорого! За всё вместе, Пашенька, ты со своим семейством получишь гораздо больше нескольких миллионов  рублей. Осталось только поехать, забрать из тайничка монетки, и передать тебе,  что мы сегодня и сделаем. Нашёлся и покупатель на них. Пашенька, огромная к тебе просьба – поделись с Женей, помоги ему. Он ведь тоже наш племянник. Я не хотела писать, но Анна настояла. Говорит, пока ездим, вы всё узнаете из письма, а значит, вечером, когда  мы привезём вам  монеты, отпразднуем нашу великолепную сделку. Мы вас очень – очень любим! Ваши непутёвые тётушки».

Галина Дмитриевна медленно опускается в кресло напротив Павла Егоровича.

Занавес
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Рейтинг: +5 244 просмотра
Комментарии (4)
Ирина Ковалёва # 9 октября 2014 в 12:25 +2
Как же страшно будет жить такому человеку! Надо уметь отстаивать своё мнение, а не быть под каблуком у жены. Прочитала с большим интересом. Финал просто поразил.
Полина Стрёмная # 23 октября 2016 в 06:54 +1
Лена... супер... читая, заметила, как сама будто стояла за шторой и подслушивала, наблюдала... А если бы в зале... мороз по коже реальный...такова жизнь... и подана она здесь в самом реальном свете...Спасибо!
Елена Можарова # 23 октября 2016 в 08:59 +1
Спасибо, Полина! Не все оценили мою задумку! Но в жизни и так бывает! Как говорится - каждый судит в меру своей испорченности (это я о героине рассказа).
Полина Стрёмная # 24 октября 2016 в 06:34 +1
Да уж, ты права тут...увы...одна сделала несчастными сразу всех... sad