Простые сложности

20 января 2015 - Елена Можарова
article266162.jpg
 
Начинался новый учебный день.
- Марина Викторовна! Я к Вам сегодня приду на третью пару, -  завуч глядела строго на молодого педагога.
«Картина Репина «Приплыли!», - вихрем пронеслась мысль в голове у Марины Викторовны, а вслух она произнесла: "Хорошо, Римма Фёдоровна!" хотя её согласия никто  не спрашивал. 
Марина только в этом году начала свою трудовую деятельность. Вчерашняя студентка педагогического ВУЗа, она ещё не почувствовала ни ответственности, ни желания «окунуться с головой» в педагогический процесс. Когда она смотрела на завуча, или вернее заместителя директора по учебной части, то поражалась её целеустремлённости. Римма Фёдоровна, словно родилась в этой должности. Внешность её полностью соответствовала занимаемому посту: дородная, гордо несущая своё крупное тело. Маленькие глазки – буравчики  пронзали насквозь любого, не так смотрящего на её приказы. Взбитая высокая обесцвеченная шевелюра ещё больше приподнимала её обладательницу над собеседником. Римма Фёдоровна предпочитала строгие  костюмы чёрного или тёмно-синего цвета, подчёркивающие официальность. Белоснежная блузка с жабо – это  то единственное, что позволяла она себе в виде украшения чересчур строгого вида.
Марина рядом с ней всегда чувствовала себя нашкодившей первокурсницей. А сегодня чувство могло перерасти в реальность. Никаких поурочных планов у Марины с собой не было. Подчиняясь студенческой привычке, молодой педагог, надеялась только на свою память, и хорошее знание предмета. Но никакое супер прекрасное ведение урока не компенсирует отсутствие конспекта. Марина мысленно представила диалог после пары:
- Урок не плохой! Держались Вы превосходно! А теперь давайте пройдёмся по методике урока. Проанализируйте Ваш материал, согласно конспекта! – строго произнесёт Римма Фёдоровна, и будет сидеть в ожидании искомой тетрадки Марины Викторовны.
- Знаете, Римма Фёдоровна, а я не взяла сегодня конспект! – дальше глаза в пол, и физиономия из бледной в пунцовую.
- То есть, Вы не взяли?! А Вы, Марина Викторовна, в курсе, что без конспекта урока  я не имею права Вас допускать до ведения лекций? Или слышите это в первый раз? – взгляд испепеляющий.
- Конечно, известно! – еле слышно и трясущимся голосом.
- Значит, выговор уже обеспечен! – финиш.
Вот примерно то, что будет ровно через две  пары – сейчас у Марины Викторовны "окно" (нет одной пары). Марина Викторовна прикидывала и так, и эдак все варианты. Ничего путного не придумывалось. И в этот момент к ней подошла студентка четвёртого курса, именно той группы, на пару к которой собралась явиться завуч.
- Марина Викторовна, у нас  к Вам очень большая просьба: не могли бы Вы вместо третьей пары провести педагогику на второй паре, то есть сейчас, а то у нас нет физкультуры? – и девушка замолчала, ожидая ответа.
- Да, конечно! – чуть не подпрыгнув от радости, согласилась Марина Викторовна. Это была  именно та «спасительная соломинка», за которую она мгновенно и крепко ухватилась.
         Группа, в которой вела Марина Викторовна, состояла наполовину из юношей и девушек. Все они получали средне-специальное образование, и уже учились на четвёртом курсе. Юный педагог была их старше всего на  четыре – пять лет. Когда она впервые к ним пришла, ребята всю пару не столько её слушали, сколько рассматривали. Стройная высокая девушка с открытыми голубыми глазами, современной стрижкой и твёрдым взглядом, сразу очень понравилась мужской половине группы, и не очень женской. Чтобы справиться с волнением, Марина Викторовна при  первом знакомстве ни разу не улыбнулась, что было ей совсем не свойственно. Теперь, спустя почти полгода учёбы,  они узнали друг друга, и испытывали взаимную симпатию. Юноши поостыли, узнав о счастливом замужестве юной педагогини, а девушки перестали в ней видеть соперницу. Не обходилось и без казусов.
          Как-то во время пары по педагогике отличился Юра – спокойный и дисциплинированный студент. Материал оказался очень сложным, приходилось писать всё время  под диктовку. И студенты, да и сам педагог тяжело одолевали абзац за абзацем. В кабинете было тихо, изредка только слышались  тяжёлые вздохи студентов, уставших писать. С грехом пополам они перешли на вторую  половину пары. И вдруг раздался голос Юры:
- Марина Викторовна! А, давайте поговорим о Любви! – среди тишины эта фраза прозвучала, как гром средь ясного неба. Все обрадовались минутному передыху, но насторожились, ожидая ответа молодой учительницы на столь провокационное предложение.
- Давай, Юра! – неожиданно для всех согласилась Марина Викторовна.
- Вы любите…сало? – с небольшой паузой, произнёс юноша совсем не то, что ожидалось.
Хохотали минут пять не в силах успокоиться. Однако сложность лекции была снята, и закончили уже без особого напряжения.
         Вспомнилось Марине Викторовне и ещё одно событие.  Она тогда проверила самостоятельную работу, и решила похвастаться перед группой своей феноменальной памятью. Раздавая листочки,  комментировала ответы,  почти не глядя на фамилии. На многих это произвело должное впечатление.  
- А что Вы можете сказать по моей работе? – спросил Дима, студент, сидящий прямо перед столом преподавателя.
- У Вас, насколько я помню, четвёрка! – почти не задумываясь, ответила Марина.
Дима с победным видом обернулся ко всей группе,  а потом  очень чётко и громко произнёс:
- Ха! А меня на самостоятельной вообще не было! – последние его слова утонули в грохоте смеха.
«Один – ноль в их пользу!» - подумала тогда Марина, еле справившись с краской стыда, заливающей щёки.
          Сегодня группа, сама того не подозревая, её спасала. Прозвенел звонок, и Марина Викторовна вошла в аудиторию. Все студенты стояли, приветствуя педагога.
- Садитесь! – привычно сказала Марина Викторовна.
Реакции не последовало. Все стояли истуканами, и молча, глядели на неё.
- Садитесь, говорю! – немного повысив голос, и добавив строгих нот, снова повторила она.
Никто и не подумал сесть. «Что же это происходит?» - немного паникуя, подумала про себя Марина.
- Вы объявили бойкот? Что случилось?  - в ответ тишина, только у многих шаловливый взгляд. «И что ты предпримешь?»  - так и читалось на хитрых физиономиях ребят.  Паника нарастала. «Что же делать?» - мучительно прикидывала Марина. Решение пришло мгновенно.
- В общем так! Либо вы сейчас садитесь, либо я приду, как положено -  через пару, и впредь никаких вам уступок! Решайте сами! – и, говоря это, Марина с ужасом подумала, что если не сядут, то придётся сдержать слово, а это значит, не избежать экзекуции от завуча.
А дальше произошло чудо – все студенты сели одновременно. Когда они сели, Марина Викторовна поняла суть происходящего. Просто дети ещё -  играют. Очевидно, кто-то сказал: «Кто первый сядет, тот лох!», и все стояли. А потом, не желая с ней портить отношения,  сели одновременно. Мелкая, но всё же победа.
         А испытания в этот день и не думали заканчиваться. Прошло минут десять урока. Все успокоились, наступила рабочая тишина, когда дверь отворилась, и вошёл чуть запыхавшийся опоздавший студент этой группы: Сергей – высокий, светловолосый  юноша, приятный во всех отношениях. Одет он был очень элегантно: костюм тройка, белая рубашка, начищенные ботинки, и довершал всю картинку галстук–бабочка тёмно-синего цвета, в тон к костюму. В руках Серёжа держал дипломат. Нисколько не обращая внимания на педагога, он от порога заявил:
- А что вы здесь сидите? Пацаны, пошли покурим! – и замолчал, ожидая ответа.
- Уже пара идёт! Садись на место! – прогудел со своего места староста группы Вадим.
- Какая пара? Что ты гонишь? Ещё все ходят! Слышите? – за дверью и,  правда, было достаточно шумно.
- Тебе сказали – сядь на место! – Вадим продолжил полемику. Марина Викторовна просто наблюдала за диалогом.
- Да офигели вы все вообще! Тогда в столовку пошли! – гнул свою линию опоздавший.
- Марина Викторовна урок ведёт! Сядь, тебе сказано! –  почти рявкнул  Вадим.
Только сейчас Серёжа обратил внимание на педагога, стоявшего у стола.
- А кто мне здесь указ? – он нагло посмотрел на педагога снизу-вверх, а потом, размахнувшись, запустил свой дипломат через всю аудиторию. Тот пролетел мимо опешившей женщины, и благополучно опустился на первый стол.
«Вот это да!» - подумала про себя Марина. «И как в этом случае реагировать?» - мысли вихрем кружились в голове. «Если никак, то вскоре все сумки будут так летать мимо физиономии! Если накричать, то статус скандалистки прилепят. Если обидеться, и заплакать, то истеричка, однозначно!» Серёжа в это время прошёл к своему месту при абсолютной тишине в аудитории. Все ждали развязки.
Марина Викторовна, как наблюдала за всем этим молча, так молча подошла к хулигану. В это время он уже сидел за столом. Она молча же взяла его за шкирку, не ощутив при этом ни малейшего сопротивления ни одним мускулом со стороны студента. Приподняла его без особых усилий, и вывела из класса. И уже там, за дверью сообщила:
- Гуляй на все четыре стороны! Ко мне на пары можешь не приходить! Разрешаю! – потом отряхнув руки, как от чего-то липкого и противного,  вошла в класс. До конца пары больше ничто не нарушало тишины.
         Получать такие «подарочки» всегда неприятно. Как же прав оказался муж. Вчера она почти до двух ночи готовила маленькие сюрпризы для своей любимой группы. Ровно через неделю Новый год. Почему-то захотелось порадовать ребят, оторванных от дома, заботой. Она придумала каждому своё пожелание, прикрепила к маленьким новогодним игрушкам, и сегодня в конце пары должна была их раздать. Муж, видя все приготовления, не одобрял их всё время, ворча, что подобное не ценится, что это просто «желание заработать  дешёвый авторитет». Она его слушала, но продолжала осуществлять задуманное.  Марина Викторовна вплоть  до конца второго урока размышляла, передавать ли подарок (красивую еловую шишку) шкоднику. Так и не приняв никакого решения, она отдала всю коробку с подарками в конце пары, и попросила раздать игрушки. На пожеланиях она проставила инициалы, поэтому подарки быстро нашли своих хозяев. В группе стало шумно и весело. Совсем неожиданно для педагога, и студенты преподнесли ей подарок в виде огромной самодельной новогодней открытки с пожеланиями от каждого. Сердце пело и ликовало, забыв про все мелкие обиды.
         Серёже, очевидно, игрушку передали. Ровно через пять минут после окончания пары он явился весь пунцовый от стыда.
- Марина Викторовна! Простите! Больше никогда такого не повторится! Клянусь Вам! – и Марина почему-то сразу ему поверила. А про себя подумала: «А вот если бы не передала игрушку, как бы он повёл себя?» Трудно ответить за другого человека.
         Марина Викторовна всё ещё пребывала в радостно – приподнятом настроении, когда в класс вошла Римма Фёдоровна. Она села за последний стол, ожидая прихода группы на пару по расписанию.
- Римма Фёдоровна, Вы простите, но пара уже прошла! – стараясь не выдать радости, сообщила Марина Викторовна.
- Как это прошла? – брови замдиректора по учебной части встали точно домиком, выражая полное недоумение.
- Понимаете, у них не было физкультуры, ну и попросили провести педагогику раньше! Я согласилась. – Марина старалась говорить как можно убедительнее.
- Надо было меня поставить в известность! – всё ещё сердясь, сказала завуч.
- Мы не нашли Вас! – не моргнув глазом, солгала Марина Викторовна.
- Ну, что ж в следующий раз приду! – поставила точку в разговоре Римма Фёдоровна.
«А я в следующий раз не буду  дурой без  конспекта!» - радостно подумала Марина.
Так сложно начавшийся день подошёл к концу. «Впереди ещё будет  много и радостных и не очень событий. Впереди ещё целая жизнь!» - беззаботно думала Марина Викторовна, собираясь, домой после трудового дня. 

© Copyright: Елена Можарова, 2015

Регистрационный номер №0266162

от 20 января 2015

[Скрыть] Регистрационный номер 0266162 выдан для произведения:  
Начинался новый учебный день.
- Марина Викторовна! Я к Вам сегодня приду на третью пару, завуч глядела строго на молодого педагога.
«Картина Репина «Приплыли!», - вихрем пронеслась мысль в голове у Марины Викторовны.
Марина только в этом году начала свою трудовую деятельность. Вчерашняя студентка педагогического ВУЗа, она ещё не почувствовала ни ответственности, ни желания «окунуться с головой» в педагогический процесс. Когда она смотрела на завуча, или вернее заместителя директора по учебной части, то поражалась её целеустремлённости. Римма Фёдоровна, словно родилась в этой должности. Внешность её полностью соответствовала занимаемому посту: дородная, гордо несущая своё крупное тело. Маленькие глазки – буравчики словно пронзали насквозь любого, не так смотрящего на её приказы. Взбитая высокая обесцвеченная шевелюра ещё больше приподнимала её обладательницу над собеседником. Римма Фёдоровна всегда носила строгие  костюмы чёрного или тёмно-синего цвета, подчёркивающие официальность и непредвзятость суждений. Белоснежная блузка с жабо – это - то единственное, что позволяла она себе в виде украшения чересчур строгого вида.
Марина рядом с ней всегда чувствовала себя нашкодившей первокурсницей. А сегодня чувство могло перерасти в реальность. Никаких поурочных планов у Марины с собой не было. Подчиняясь студенческой привычке, молодой педагог, надеялась только на свою память, и хорошее знание предмета. Но никакое супер прекрасное ведение урока не компенсирует отсутствие конспекта. Марина мысленно представила диалог после пары:
- Урок не плохой! Держались Вы превосходно! А теперь давайте пройдёмся по методике урока. Проанализируйте Ваш материал, согласно конспекта! – строго произнесёт Римма Фёдоровна, и будет сидеть в ожидании искомой тетрадки Марины Викторовны.
- Знаете, Римма Фёдоровна, а я не взяла сегодня конспект! – дальше глаза в пол, и физиономия из бледной в пунцовую.
- То есть, Вы не взяли?! А Вы, Марина Викторовна, в курсе, что без конспекта урока  я не имею права Вас допускать до ведения лекций? Или слышите это в первый раз? – взгляд испепеляющий.
- Конечно, известно! – еле слышно и трясущимся голосом.
- Значит, выговор уже обеспечен! – точка в разговоре.
Вот примерно то, что будет ровно через две  пары – сейчас у Марины Викторовны окно (нет одной пары). Марина Викторовна прикидывала и так, и эдак все варианты. Ничего путного не придумывалось. И в этот момент к ней подошла студентка четвёртого курса, именно той группы, на пару к которой собралась явиться завуч.
- Марина Викторовна, у нас  к Вам очень большая просьба: не могли бы Вы вместо третьей пары провести педагогику на второй паре, то есть сейчас, а то у нас нет физкультуры? – и девушка замолчала, ожидая ответа.
- Да, конечно! – чуть не подпрыгнув от радости, согласилась Марина Викторовна. Это была  именно та «спасительная соломинка», за которую она мгновенно и крепко ухватилась.
         Группа, в которой вела Марина Викторовна, состояла наполовину из юношей и девушек. Все они получали средне-специальное образование, и уже учились на четвёртом курсе. Юный педагог была их старше всего на  четыре – пять лет. Когда она впервые к ним пришла, ребята всю пару не столько её слушали, сколько рассматривали. Стройная, высокая девушка с открытыми голубыми глазами, современной стрижкой и твёрдым взглядом, сразу очень понравилась мужской половине группы, и не очень женской. Чтобы справится с волнением, Марина Викторовна при  первом знакомстве ни разу не улыбнулась, что было ей совсем не свойственно. Теперь, спустя почти полгода учёбы,  они узнали друг друга, и испытывали взаимную симпатию. Юноши поостыли, узнав о счастливом замужестве юной педагогини, а девушки перестали в ней видеть соперницу. Не обходилось и без казусов.
          Как-то во время пары по педагогике отличился Юра – спокойный и дисциплинированный студент. Материал пары был очень сложным, приходилось писать всё время  под диктовку. И студенты, да и сам педагог тяжело одолевали абзац за абзацем. В кабинете было тихо, изредка только слышались  тяжёлые вздохи студентов, уставших писать. С грехом пополам они едва одолели половину пары. И вот среди всей этой напряжённой тишины раздался голос Юры:
- Марина Викторовна! А, давайте поговорим о Любви! – среди тишины эта фраза прозвучала, как гром среди ясного неба. Все обрадовались минутному передыху, но напряглись, ожидая ответа молодой учительницы на столь провокационное предложение.
- Давай, Юра! – неожиданно для всех согласилась Марина Викторовна.
- Вы любите…сало? – с небольшой паузой, произнёс юноша.
Хохотали минут пять не в силах успокоиться. Но сложность лекции была снята, и закончили уже без особого напряжения.
         Вспомнилось Марине Викторовне и ещё одно событие.  Она тогда проверила самостоятельную работу, и решила похвастаться перед группой своей феноменальной памятью. Раздавая листочки, она комментировала ответы,  почти не глядя на фамилии. На многих это произвело должное впечатление.  
- А что Вы можете сказать по моей работе? – спросил Дима, студент, сидящий прямо перед столом преподавателя.
- У Вас, насколько я помню, четвёрка! – почти не задумываясь, ответила Марина.
Дима с победным видом обернулся ко всей группе,  а потом  очень чётко и громко произнёс:
- Ха! А меня на самостоятельной вообще не было! – последние его слова утонули в грохоте смеха.
«Один – ноль в их пользу!» - подумала тогда Марина, еле справившись с краской стыда, заливающей щёки.
          Сегодня группа, сама того не подозревая, её спасала. Прозвенел звонок, и Марина Викторовна вошла в аудиторию. Все студенты стояли, приветствуя педагога.
- Садитесь! – привычно сказала Марина Викторовна.
Реакции не последовало. Все стояли истуканами, и молча, глядели на неё.
- Садитесь, говорю! – немного повысив голос, и добавив строгих нот, снова повторила она.
Никто и не подумал сесть. «Что же это происходит?» - немного паникуя, подумала про себя Марина.
- Вы объявили бойкот? Что случилось?  - в ответ тишина, только у многих шаловливый взгляд. «И что ты делать будешь?»  - так и читалось в этих взглядах.  Паника нарастала. «Что же делать?» - мучительно прикидывала Марина. Решение пришло мгновенно.
- В общем так! Либо вы сейчас садитесь, либо я приду, как положено -  через пару, и впредь никаких вам уступок! Решайте сами! – и, говоря это, Марина с ужасом подумала, что если не сядут, то придётся сдержать слово, а это значит, не избежать экзекуции от завуча.
А дальше произошло чудо – все студенты сели одновременно. Когда они сели, Марина Викторовна поняла суть происходящего. Просто дети ещё, играют. Очевидно, кто-то сказал: «Кто первый сядет, тот лох!», и все стояли. А потом, не желая с ней портить отношения,  сели одновременно. Мелкая, но всё же победа.
         А испытания в этот день и не думали заканчиваться. Прошло минут десять урока. Все успокоились, наступила рабочая тишина, когда дверь отворилась, и вошёл чуть запыхавшийся опоздавший студент этой группы: Сергей – высокий, светловолосый  юноша, приятный во всех отношениях. Одет он был очень элегантно: костюм тройка, белая рубашка, начищенные ботинки, и довершал всю картинку галстук–бабочка тёмно-синего цвета, в тон к костюму. В руках Серёжа держал дипломат. Нисколько не обращая внимания на педагога, он от порога заявил:
- А что вы здесь сидите? Пацаны, пошли, покурим! – и замолчал, ожидая ответа.
- Уже пара идёт! Садись на место! – прогудел староста группы Вадим.
- Какая пара? Что ты гонишь? Ещё все ходят! Слышите? – за дверью и,  правда, было достаточно шумно.
- Тебе сказали – сядь на место! – Вадим продолжил полемику. Марина Викторовна просто наблюдала за диалогом.
- Да офигели вы все вообще! Тогда в столовку пошли! – гнул свою линию опоздавший.
- Марина Викторовна урок ведёт! Сядь, тебе сказано! – уже начал злиться Вадим.
Только сейчас Серёжа обратил внимание на педагога, стоявшего у стола.
- А кто мне здесь указ? – он нагло посмотрел на педагога снизу-вверх, а потом, размахнувшись, запустил свой дипломат через всю аудиторию. Тот пролетел мимо опешившей женщины, и благополучно опустился на первый стол.
«Вот это да!» - подумала про себя Марина. «И как в этом случае реагировать?» - мысли вихрем кружились в голове. «Если никак, то вскоре все сумки будут так летать мимо физиономии! Если накричать, то статус скандалистки прилепят. Если обидеться, и заплакать, то истеричка, однозначно!» Серёжа в это время прошёл к своему месту при абсолютной тишине в аудитории. Все ждали развязки.
Марина Викторовна, как наблюдала за всем этим молча, так молча подошла к хулигану. В это время он уже сидел за столом. Она молча же взяла его за шкирку, не ощутив при этом ни малейшего сопротивления ни одним мускулом со стороны студента. Приподняла его без особых усилий, и вывела из класса. И уже там, за дверью сообщила:
- Гуляй на все четыре стороны! Ко мне на пары можешь не приходить! Разрешаю! – потом отряхнув руки, как от чего-то липкого и противного,  вошла в класс. До конца пары больше ничто не нарушало тишины.
         Получать такие «подарочки» всегда неприятно. Как же прав оказался муж. Вчера она почти до двух ночи готовила маленькие сюрпризы для своей любимой группы. Ровно через неделю Новый год. Почему-то захотелось порадовать ребят, оторванных от дома, заботой. Она придумала каждому своё пожелание, прикрепила к маленьким новогодним игрушкам, и сегодня в конце пары должна была их раздать. Муж, видя все приготовления, не одобрял их всё время, ворча, что подобное не ценится, что это просто «рабата на  дешёвый авторитет».  Марина Викторовна до конца второго урока размышляла, передавать ли подарок (красивую еловую шишку) шкоднику. Так и не приняв никакого решения, она отдала коробку с подарками в конце пары, и попросила раздать игрушки. На пожеланиях она проставила инициалы, поэтому подарки быстро нашли своих хозяев. В группе стало шумно и весело. Совсем неожиданно для педагога, и студенты преподнесли ей подарок в виде огромной самодельной новогодней открытки с пожеланиями от каждого. Сердце пело и ликовало, забыв про все мелкие обиды.
         Серёже, очевидно, игрушку передали. Ровно через пять минут после окончания пары он явился, весь пунцовый от стыда.
- Марина Викторовна! Простите! Больше никогда такого не повторится! Клянусь Вам! – и Марина почему-то сразу ему поверила. А про себя подумала: «А вот если бы не передала игрушку, как бы он повёл себя?» Трудно ответить за другого человека.
         Марина Викторовна всё ещё пребывала в радостно – приподнятом настроении, когда в класс вошла Римма Фёдоровна. Она прошла и села за последний стол, ожидая прихода группы на пару по расписанию.
- Римма Фёдоровна, Вы простите, но пара уже прошла! – стараясь не выдать радости, сообщила Марина Викторовна.
- Как это прошла? – брови замдиректора по учебной части встали точно домиком, выражая полное недоумение.
- Понимаете, у них не было физкультуры, ну и попросили провести педагогику раньше! Я согласилась. – Марина старалась говорить как можно убедительнее.
- Надо было меня поставить в известность! – всё ещё сердясь, сказала завуч.
- Мы не нашли Вас! – не моргнув глазом, солгала Марина Викторовна.
- Ну, что ж в следующий раз приду! – поставила точку в разговоре Римма Фёдоровна.
«А я в следующий раз не буду такой дурой, и приду с конспектом!» - радостно подумала Марина.
Так сложно начавшийся день подошёл к концу. «Впереди ещё будет  много и радостных и не очень событий. Впереди ещё целая жизнь!» - беззаботно думала Марина Викторовна, собираясь, домой после трудового дня. 
Рейтинг: +12 245 просмотров
Комментарии (8)
Денис Маркелов # 23 января 2015 в 00:36 +4

Очень интересно. Вполне читабелльно

Влад Устимов # 7 августа 2015 в 11:40 +2
Нравится!
Елена Можарова # 7 августа 2015 в 14:27 +1
Спасибо огромное!!!
Людмила Лутаева # 1 октября 2015 в 09:12 +1
Спасибо, Елена, за интересный рассказ....Студенческие годы прекрасны и проказны. когда ещё и преподаватель молодая, да красивая...
Елена Можарова # 1 октября 2015 в 19:33 0
Спасибо, Людмила!
Полина Стрёмная # 20 октября 2016 в 07:17 +1
Елена Можарова!

Читается на одном дыхании...Здесь автор прозы не только рассказывает, но и позволяет читателю думать, вспоминать, само повествование просто насыщено воздухом, атмосферой школы, и у читателя развязаны руки,он свободен, он участвует, чувствует, думает,- это - замечательно, когда можно читать с таким упоением о том, что у тебя самой давно было:)...да неважно, хоть бы и не было... интересно!
Браво, Лена! Реально замечательная проза...
Елена Можарова # 20 октября 2016 в 09:17 +1
Полина, огромное спасибо! Приятно читать подобные комментарии. Понимаешь, что писал не в стол! Это дорогого стоит!
Полина Стрёмная # 20 октября 2016 в 11:32 +1
Ленуся, если что-то там в столе есть, доставай срочно... это того стОит... у тебя появился вредный и надоедливый читатель... c0137