ГлавнаяКлассикаШаламов Варлам Тихонович (18.06.1907—17.01.1982) → Варлам Шаламов ~ биография, личная жизнь, творчество, фото

Варлам Шаламов ~ биография, личная жизнь, творчество, фото

article449810.jpg
 
~~~*~~~~*~~~~*~~~~*~~~~*~~~~
 
Карьера: писатель, поэт
Дата рождения: 18 июня 1907 г. Близнецы
Возраст: 74 года
Дата смерти: 17 января 1982 г.
Место рождения: Вологда, Россия
Семейное положение: был в разводе
 
Варлам Тихонович Шаламов (5 [18] июня 1907, Вологда, Вологодская губерния, Российская империя — 17 января 1982, Москва, СССР) — русский прозаик и поэт XX века. Создатель одного из наиболее известных литературных и публицистических циклов о жизни заключённых советских исправительно-трудовых лагерей в 1930-е — 1950-е годы. 
 
Биография Варлама Шаламова
 
В трагическом хоре голосов, воспевающих ужасы сталинских лагерей, Варлам Шаламов исполняет одну из первых партий. Автобиографические "Колымские рассказы” повествуют о нечеловеческих испытаниях, которые выпали на долю целого поколения. Пережив круги ада тоталитарных репрессий, писатель преломил их через призму художественного слова и встал в ряд классиков русской литературы 20 века.

Детство и юность
 
Варлам Тихонович Шаламов родился в Вологде 5 июня 1907 года. Он происходил из потомственной семьи священников. Его отец, как дед и дядя, был пастырем Русской православной церкви. Тихон Николаевич занимался миссионерством, проповедовал алеутским племенам на далеких островах (ныне территория Аляски) и в совершенстве знал английский язык. Мать писателя занималась воспитанием детей, а в последние годы жизни работала в школе. Варлам был пятым ребенком в семье.
 
Родители Варлама Шаламова
Родители Варлама Шаламова
 
Мальчик научился читать в 3 года и жадно поглощал всё, что попадалось в семейной библиотеке. Литературные пристрастия с возрастом усложнялись: он переходил от приключений к философским сочинениям. Будущий писатель обладал тонким художественным вкусом, критическим мышлением и стремлением к справедливости. Под влиянием книг в нем рано сформировались идеалы, близкие к народовольческим.

Уже в детстве Варлам пишет первые стихи. В 7 лет мальчика отдают в гимназию, но образование прерывается революцией, поэтому школу тот закончит только в 1924 году. Опыт детских и юношеских лет писатель обобщает в "Четвертой Вологде” - повести о ранних годах жизни.
 
Варлам Шаламов в детстве
Варлам Шаламов в детстве
 
Окончив школу, парень отправляется в Москву и вливается в ряды столичного пролетариата: он идет на завод и 2 года оттачивает мастерство дубильщика на кожевенном производстве. А с 1926 по 1928 годы получает высшее образование в МГУ, изучая советское право. Но из университета его исключают, узнав из доносов однокурсников о "социально неугодном” происхождении. Так репрессивная машина впервые вторгается в биографию писателя.

В студенческие годы Шаламов посещает литературный кружок, организованный журналом "Новый ЛЕФ”, где знакомится и общается с прогрессивной писательской молодежью.

Аресты и заключения
 
В 1927 году Шаламов участвует в акции протеста, приуроченной к десятой годовщине Октябрьской революции. В составе группы подпольных троцкистов выступает с лозунгами "Долой Сталина!” и призывает вернуться к истинным заветам Ильича. В 1929 году за участие в деятельности троцкистской группировки Варлам Шаламов впервые взят под стражу и "без суда и следствия” отправляется на 3 года в исправительные лагеря в качестве "социально вредного элемента”.
 
Варлам Шаламов в молодости
Варлам Шаламов в молодости
 
С этого времени начинаются его многолетние арестантские мытарства, затянувшиеся до 1951 года. Первый срок писатель отбывает в Вишлаге, куда в апреле 1929-го прибывает этапом из Бутырской тюрьмы. На севере Урала заключенные участвуют в крупнейшей стройке первой пятилетки - возводят в Березниках химический комбинат всесоюзного значения.

Освободившись в 1932 году, Шаламов возвращается в Москву и зарабатывает на жизнь писательским трудом, сотрудничая с производственными газетами и журналами. Однако в 1936 году мужчине вновь припоминают "грязное троцкистское прошлое” и обвиняют в контрреволюционной деятельности. На сей раз его осуждают на 5 лет и в 1937-м отправляют в суровый Магадан на самые тяжелые работы - золотодобывающие забойные прииски.
 
Арест Варлама Шаламова в 1929 году
Арест Варлама Шаламова в 1929 году
 
Срок осуждения заканчивался в 1942 году, но заключенных отказались выпускать до окончания Великой Отечественной войны. К тому же Шаламову постоянно "пришивали” новые сроки по разным статьям: здесь и лагерное "дело юристов”, и "антисоветские высказывания”. В итоге срок писателя разросся до 10 лет.

За эти годы он успел сменить пять приисков в Колымских лагерях, кочевал по поселкам и шахтам в качестве забойщика, лесоруба и землекопа. Ему довелось отлеживаться в медицинских бараках как "доходяге”, который уже не способен ни на какой физический труд. В 1945 году, обессилев от невыносимых условий, с группой заключенных пытается сбежать, но только усугубляет ситуацию и в наказание определяется в штрафной прииск.

Варлам Шаламов на работе в больнице
Варлам Шаламов на работе в больнице
 
Попав в очередной раз в больницу, Шаламов остается там помощником, а после получает направление на курсы фельдшеров. Окончив обучение в 1946 году, Варлам Тихонович до конца тюремного срока работает в лагерных больницах Дальнего Востока. Получив освобождение, но будучи пораженным в правах, писатель еще полтора года работает в Якутии и копит деньги на билет в Москву, куда вернется только в 1953 году.
 
Творчество
 
Отбыв первый срок заключения, Шаламов работал журналистом в московских профсоюзных изданиях. В 1936 году был опубликован его первый художественный рассказ на страницах "Октября”. 20-летнее изгнание повлияло на творчество писателя, хотя и в лагерях тот не оставляет попыток записывать свои стихи, которые лягут в основу цикла "Колымские тетради”.
 
Варлам Шаламов в редакции
Варлам Шаламов в редакции
 
Программным произведением Шаламова по праву считаются "Колымские рассказы”. Этот сборник посвящен бесправным годам сталинских лагерей на примере жизни узников Севвостлага и состоит из 6 циклов ("Левый берег”, "Артист лопаты”, "Очерки преступного мира” и т.д.).

В нем художник описывает жизненный опыт людей, сломленных системой. Лишенный свободы, опоры и надежды, изможденный голодом, холодом и непосильным трудом, человек теряет свое лицо и самую человечность - в этом писатель глубоко убежден. В заключенном атрофируется способность к дружбе, состраданию и взаимоуважению, когда вопрос выживания выходит на передний план.

 Писатель Варлам Шаламов
Писатель Варлам Шаламов
 
В противовес автору "Архипелага ГУЛАГа” Шаламов был убежден, что лагерь - это отвратительная школа для всех и каждого, и чаще отзывался о Солженицыне в негативном ключе, считая, что тот сделал себе имя, спекулируя на теме лагерей.

Шаламов был против публикации "Колымских рассказов” отдельным изданием, и в полном собрании они были изданы в России только посмертно. На основе произведения в 2005 году снят фильм.

Игорь Лифанов в сериале «Последний бой майора Пугачёва» по «Колымским рассказам» Варлама Шаламова 
Игорь Лифанов в сериале «Последний бой майора Пугачёва»
по «Колымским рассказам» Варлама Шаламова
 
В 1960-70-е годы Варлам Тихонович выпускает сборники стихов, пишет воспоминания о детстве (повесть "Четвертая Вологда”) и опыте первого лагерного заключения (антироман "Вишера”).

Последний цикл стихотворений выходит в 1977 году.

Личная жизнь

Судьба вечного арестанта не помешала писателю выстроить личную жизнь. Со своей первой женой Галиной Игнатьевной Гудзь Шаламов знакомится в Вишерском лагере. Там, по его словам, он "отбил” ее у другого заключенного, которого девушка приезжала навестить. В 1934 году пара поженилась, и спустя год у них родилась дочь Елена.

Варлам Шаламов и Галина Гудзь 
Варлам Шаламов и Галина Гудзь
 
При втором аресте писателя репрессиям подверглась и жена: Галину сослали в отдаленное село Туркменистана, где она прожила до 1946 года. Семья собирается вместе только в 1953-м, когда Шаламов возвращается из дальневосточных поселений в Москву, но уже в 1954 году супруги разводятся.

Варлам Шаламов и Ольга Неклюдова 
Варлам Шаламов и Ольга Неклюдова
 
Второй женой Варлама Тихоновича была Ольга Сергеевна Неклюдова, член Союза советских писателей. Шаламов стал четвертым и последним ее мужем. Брак продлился 10 лет, детей у пары не было.

После развода в 1966 году и до самой смерти писатель остается одиноким.

Смерть

В последние годы жизни состояние здоровья писателя было крайне тяжелым. Десятилетия изнурительных работ на пределе человеческих ресурсов не прошли даром. Еще в конце 1950-х он переносит тяжкие приступы болезни Меньера, а в 70-е постепенно лишается слуха и зрения.

Мужчина не способен координировать собственные движения и с трудом перемещается, и в 1979 году друзья и коллеги перевозят его в Дом инвалидов. Испытывая трудности с речью и координацией, Шаламов не оставляет попыток писать стихи.

В 1981 году у писателя случился инсульт, после чего принимается решение отправить его в пансионат для людей, страдающих хроническими психическими заболеваниями. Там он и умирает 17 января 1982 года, причина смерти - крупозное воспаление легких.

Сын священника, Шаламов всегда считал себя неверующим, однако его отпели согласно православному обряду и похоронили на Кунцевском кладбище Москвы. Сохранились фото с похорон писателя.

Имени Шаламова посвящены несколько музеев и экспозиций, расположенных в разных частях страны: в Вологде, на малой родине автора, на Колыме, где тот работал фельдшером, в Якутии, где писатель отбывал свои последние ссыльные дни.
 
Библиография
  • 1936 - "Три смерти доктора Аустино”
  • 1949-1954 - "Колымские тетради”
  • 1954-1973 - "Колымские рассказы”
  • 1961 - "Огниво”
  • 1964 - "Шелест листьев”
  • 1967 - "Дорога и судьба”
  • 1971 - "Четвертая Вологда”
  • 1972 - "Московские облака”
  • 1973 - "Вишера”
  • 1973 - "Федор Раскольников”
  • 1977 - "Точка кипения”

Лучшие стихи Варлама Шаламова

 
 

Рейтинг: +13 Голосов: 13 213 просмотров
Комментарии (3)
Татьяна Петухова # 18 июня 2019 в 14:09 +12
Благодарю за публикацию.Вологодский край достойно чтит память знаменитого земляка.Есть музей им.В.Т. Шаламова,где проходят с большим успехом шаламовские чтения.
read-9
Айдар Марсель Бех # 18 июня 2019 в 21:13 +5
Щадит ли судьба талантливых? Скорее нет, чем да.
Досталось на его долю испытаний.
За статью спасибо.
Евгений Востросаблин # 18 июня 2019 в 23:23 +1
(два слова о восхитительном "золотом миллиарде" передовейше-прогрессивнейше-"продвинутейшем")

... а вот Вы знаете, дорогая и дорогая КЛАССИКА наша, парнасская (то и дорого, что именно- наша)...Ох, и как же захотелось Евгению поделиться тут одним крошечным штрихом-деталькою, которую Евгений уж и не вспомнит, у кого из хорошо знавших Варлаама Тихоновича когда-то прочитал-почерпнул... И ведь- совсем крошечное что-то, а, с другой стороны- ну, просто нечто потрясающее, ну, хоть бы и на мой, конечно же, очень скромный вкус... Ну. словом... одним словом-

... уже очень-очень давно случилось мне мельком прочитать где-то, у кого-то из мемуаристов, знавших В. Шаламова, что Варлаам Тихонович ПОПРОСТУ НЕ УДОСТАИВАЛ... ну, самым великолепным в прекрасном высокомерии своём, ну, пренебрежительнейше-презрительнейшим манером-образом НЕ СНИСХОДИЛ-НЕ УДОСТАИВАЛ ДАЖЕ ПОЛНОСТЬЮ (эдак уважительно-почтительно)

ПОЛНОСТЬЮ ПРОИЗНОСИТЬ ВОТ ЭТО САМОЕ, всем нам известное ИМЕНОВАНИЕ "ПРОГРЕССИВНОЕ ЧЕЛОВЕЧЕСТВО"

(эдакое, знаете ли, ну, восхитительно и "передовое", а в наше время гораздо больше говорят- некое "продвинутое", и т.п.)... И ведь какой же просто уникально редчайший пример того, как можно что-либо в пыль и прах и обратить, и стереть, и уничтожить, по сути (строго-то говоря) НИ ЗВУКА ОБИДНОГО НЕ ИЗДАВ, НЕ ПРОИЗНЕСЯ НИ СЛОВЕЧКА, которое можно было бы, пусть бы даже и с большой натяжкою, хоть бы как истолковать как обидное, неуважительное, ну, хоть бы чуть чуть задевающее достоинство чего-либо и пр...

НО ЧТО ЖЕ, однако, ДЕЛАЛ В ТАКОМ СЛУЧАЕ ВАРЛААМ ТИХОНОВИЧ (о котором, опять же, уж по моему скромному мнению, вполне можно было бы сказать почти так же, как о гениальнейшем Данте Алигьери, которому, бывало, и вослед, и в спинушку, и даже с маленьким испугом тихо говорили-шептались-шушукались некоторые флорентийские женщины и девушки (очень, конечно же, и добрые, и робкие, и благочестивые-богобоязненные-набожные)- мол, "лицо у него словно бы обожжено адским пламенем"... вот именно так, по моему ощущению, было навеки обожжено не одно лишь лицо, но просто всё внутреннее существо Варлаама Тихоновича и ужасающими, и чудовищными, и, словом- собственно, почти буквально адскими сталинскими лагерями...и вот именно примерно так, думается, и должны были почти со страхом шептаться за спиною Шаламова ну, вот хотя бы, скажем, и совсем юные какие-нибудь пионерочки, комсомолочки-студенточки сталинско-жрущёвские, как-нибудь достаточно сумевшие его и узнать и почувствовать, и, словом- достаточно эдак "соприкоснуться"... )....

О, Господи... ну, нескончаем Евгений... нескончаем... Чуть не постоянное желание втиснуть, вместить, засунуть в одно бесконечное предложение чуть ли не всё, что хотел сказать (как, бывало, говорили о нескольких знаменитых зарубежных писателях прошлого) ..ну, словом, и- наконец- то...

А ВАРЛААМ ТИХОНОВИЧ, вместо этого самого "Прогрессивного Человечества" (как вспоминал о нём кто-то, очень близко его знавший) говорил, бывало, просто ПЧ... ПЧ... ПЧ... ПЧ... ПЧ... И честное слово- уж Евгений-то Востросаблин, ну, самым превосходным в мире образом, мгновенно представляющий себе решительно все мельчайшие нюансы всего этого дела поистине великолепно и презрительного, и пренебрежительнейшего, готов этому всякий раз аплодировать, кроме всего- и как чуть ли не единственному образчику того, как можно просто в пыль стереть что-либо, не дав никомуна свете ни малейшей зацепочки к чему-нибудь придраться, даже и при самом большом желании... Мол- А Я, mes cheres господа-товарищи (и в мыслях не имея ничегошеньки ни плохого, ни неуважительного, и презрительно-умаляющего и т.д.( просто, вот видите ли, И СВОЁ, И ВАШЕ ВРЕМЯ ЭКОНОМЛЮ НА ТАКОМ СОКРАЩЕНИИ (собственно говоря- и вправду вполне, ну, безупречно грамматически корректном вот именно как некая "аббревиатура"-сокращение...)... ДА, КО ВСЕМУ- ЕЩЁ И любезнейше ИДЯ НАВСТРЕЧУ ВАШИМ ОБЩИМ И ВКУСАМ, И БОЛЬШИМ СКЛОННОСТЯМ ВСЁ НА СВЕТЕ ЧУДЕСНО эдак СОКРАЩАТЬ, ради восхитительной рационализации всего на свете, в том числе- и мышления людского-человеческого, и самого языка, на коем и пишем, и общаемся меж собою... А с другой-то стороны- ну, убийственно... убийственно и презрительненйше, и пренебрежительнейше, и не сказать, как же великолепно уничтожающе всю эту тошнотворнейшую и якобы "передовейшую" будто бы "продвинутость" уж Бог знает куда, и всевозможную эдакую якобы "прогрессивность" вот этого самого "золотого миллиарда" подлого....

На том- и кланяюсь тихонечко... А согласимся, однако же, что это- чрезвычайно редчайшее что-то, чего, собственно (как мне кажется), и не знают, и вряд ли вообще когда-либо узнают даже очень большие поклонники его замечательного, просто уникального творчества... уж простите меня, пожалуйства..вот, решился поделиться чем-то, поистине и глубочайшим, и всяко-разно утончённейше-убийственным, и, одновременно- просто безупречно, безукоризненно корректнейшим, и неописуемо нужнейшим-важнейшим для самого Е.В. (ну, скажем- уж хотя бы и по его задушевнейше личному общему мировоззрению-"миросозерцанию" пожизненному) ....ой.. .простите и тысячу раз простите Евгения, душу порою и весьма неистовую, и просто неудержимую, а уж словесно- просто нескончаемую иногда...

ПЧ... ПЧ... ПЧ... и подлейшее, и леденяще презираемое-пренебрегаемое Евгением В. это самое ПЧ...
Это Вы не читали...