ГлавнаяКлассикаЛермонтов Михаил Юрьевич (1814-1841) → Михаил Лермонтов ~ Время сердцу быть в покое…

Михаил Лермонтов ~ Время сердцу быть в покое…

    «Время сердцу быть в покое…» 
~~~*~~~~*~~~~*~~~~*~~~~*~~~~
    Время сердцу быть в покое
    От волненья своего
    С той минуты, как другое
    Уж не бьется для него;
    Но пускай оно трепещет
    То безумной страсти след:
    Так все бурно море плещет,
    Хоть над ним уж бури нет!

    Неужли ты не видала
    В час разлуки роковой,
    Как слеза моя блистала,
    Чтоб упасть перед тобой?
    Ты отвергнула с презреньем
    Жертву лучшую мою,
    Ты боялась сожаленьем
    Воскресить любовь свою.

    Но сердечного недуга
    Не могла ты утаить;
    Слишком знаем мы друг друга,
    Чтоб друг друга позабыть.

    Так расселись под громами,
    Видел я, в единый миг
    Пощаженные веками
    Два утеса бреговых;
    Но приметно сохранила
    Знаки каждая скала,
    Что природа съединила,
    А судьба их развела.

Стихи «Слишком знаем мы друг друга, Чтоб друг друга позабыть» с небольшим изменением повторяются в стихотворении «К *» («Я не унижусь пред тобою»), адресованном Н. Ф. Ивановой. По всей вероятности, и данное стихотворение относится к ней же.

Год написания: 1832 
 
Анализ стихотворения Лермонтова «Время сердцу быть в покое…»

Образец любовно-философской лирики 1832 г. исследователи относят к «ивановскому циклу» — ряду лермонтовских творений, написанных под впечатлением романтического увлечения Наталией Ивановой. Мотив разуверения в любви, ставший ведущим в стихотворении «Время сердцу…», совпадает с общей темой дисгармонии в отношениях, когда жажда счастья оборачивается обманутыми надеждами, изменами и упреками.

В качестве конкретного источника, повлиявшего на идейное содержание начальной строфы лермонтовского произведения, называют стихотворение, созданное Байроном в день своего 36-летия. Романтические мотивы сердечной глухоты и забвения чувств, прощания с любовью и надеждой, затронутые английским поэтом, привлекли юного автора.

Лирический герой сообщает о наступившем охлаждении любовного чувства, прибегая к образу сердца. На смену волнений «безумной страсти» приходит время успокоения, когда утихающие переживания являются лишь отражением, следом ушедших событий.

Во втором восьмистишии появляется новая оригинальная тема обиды, протеста и упреков, адресованных бывшей возлюбленной. Звучат обвинения в жестокости и высокомерии. Показательно, что женскому образу не отказано в способности любить, однако героиня, обозначенная лирическим «ты», по непонятным причинам пытается скрыть «сердечный недуг», опасаясь его возрождения.

В катрене утверждается идея внутреннего единства распавшейся пары: героев объединяют воспоминания о прошедшей любви. Последнее двустишие катрена представляет собой афористичный вывод — парадоксальное философское заключение о близости разлучившихся людей. Эти строки повторяются в стихотворении «Я не унижусь пред тобою…», также посвященном Ивановой.

В художественное пространство произведения входят две пейзажные зарисовки, причем лаконичное упоминание о море, мимоходом рождающееся в первой строфе, предваряет появление финальной развернутой картины. Береговые утесы, разделенные стихией друг от друга, относятся к сквозным образам лермонтовской творческой системы. Автора привлекает идея глубинной сокровенной связи двух начал, кроющейся за визуальной разобщенностью. При помощи символичного пейзажа поэт выстраивает параллель между картиной природы и переживаниями лирического героя.

Образ утесов возникает в «Романсе», датированном тем же периодом. В этом случае автор обращается к проблеме вечной памяти истинных чувств — мучительной, но неизгладимой, подобной следу на поверхности камня.
 
 


Рейтинг: +1 Голосов: 1 252 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Это Вы не читали...