ГлавнаяКлассикаЛермонтов Михаил Юрьевич (1814-1841) → Михаил Лермонтов ~ Поле Бородина

Михаил Лермонтов ~ Поле Бородина

    «Поле Бородина» 
~~~*~~~~*~~~~*~~~~*~~~~*~~~~

    1

    Всю ночь у пушек пролежали
    Мы без палаток, без огней,
    Штыки вострили да шептали
    Молитву родины своей.
    Шумела буря до рассвета;
    Я, голову подняв с лафета,
    Товарищу сказал:
    «Брат, слушай песню непогоды:
    Она дика как песнь свободы».
    Но, вспоминая прежни годы,
    Товарищ не слыхал.

    2

    Пробили зорю барабаны,
    Восток туманный побелел,
    И от врагов удар нежданый
    На батарею прилетел.
    И вождь сказал перед полками:
    «Ребята, не Москва ль за нами?
    Умремте ж под Москвой,
    Как наши братья умирали»
    И мы погибнуть обещали,
    И клятву верности сдержали
    Мы в бородинский бой.

    3

    Что Чесма, Римник и Полтава?
    Я вспомня леденею весь,
    Там души волновала слава,
    Отчаяние было здесь.
    Безмолвно мы ряды сомкнули,
    Гром грянул, завизжали пули,
    Перекрестился я.
    Мои пал товарищ, кровь лилася,
    Душа от мщения тряслася,
    И пуля смерти понеслася
    Из моего ружья.

    4

    Марш, марш! пошли вперед, и боле
    Уж я не помню ничего.
    Шесть раз мы уступали поле
    Врагу и брали у него.
    Носились знамена как тени,
    Я спорил о могильной сени,
    В дыму огонь блестел.
    На пушки конница летала,
    Рука бойцов колоть устала,
    И ядрам пролетать мешала
    Гора кровавых тел.

    5

    Живые с мертвыми сравнялись.
    И ночь холодная пришла,
    И тех, которые остались,
    Густою тьмою развела.
    И батареи замолчали,
    И барабаны застучали,
    Противник отступил:
    Но день достался нам дороже! —
    В душе сказав: помилуй боже!
    На труп застывший, как на ложе,
    Я голову склонил.

    6

    И крепко, крепко наши спали
    Отчизны в роковую ночь.
    Мои товарищи, вы пали!
    Но этим не могли помочь. —
    Однако же в преданьях славы
    Все громче Римника, Полтавы
    Гремит Бородино.
    Скорей обманет глас пророчий,
    Скорей небес погаснут очи,
    Чем в памяти сынов полночи
    Изгладится оно.

 1830-1831
 
Анализ стихотворения Лермонтова «Поле Бородина»

Юный автор, интересовавшийся знаменитым сражением 1812 г., обращался к свидетельствам старших современников-участников события, а также самостоятельно изучал ход битвы. Первая попытка поэтического осмысления исторического боя датирована 1830—31 гг. Поэма Скотта «Поле Ватерлоо» и торжественная лирика поэта-гусара Давыдова послужили источниками, повлиявшими на художественный стиль лермонтовского произведения.

«Поле Бородина» — своеобразный набросок, эскиз к известному творению «Бородино», которое появилось шестью годами позднее. Перенеся в последнее наиболее удачные фрагменты раннего варианта, поэт поступил подобно художнику, отрабатывающему детали большого полотна на отдельных набросках.

В обоих стихотворениях роль повествователя отведена лирическому персонажу-очевидцу сражения. Образ рассказчика, яркий и самобытный в «Бородино», в ранней версии лишен оригинальных черт. Остается неизвестным и звание, и род войск, к которому относится воин: солдат или офицер, пехотинец или артиллерист. Нерешенные противоречия, существующие на уровне образа, отражены стилистикой поэтического текста. В первой строфе рассказчик вместе с другими «вострит штыки», изъясняясь как рядовой, выходец из народа. Затем он неожиданно прибегает к книжной лексике, начиная выражаться романтическим слогом: герой предлагает другу послушать дикую «песнь свободы», которую поет «непогода». В этом случае персонаж больше похож на офицера, знакомого с литературными новинками своего времени.

Подобная разница обнаруживается и при сопоставлении неконкретизированного образа «вождя» в раннем варианте и реалистичного облика «отца»-полковника в «Бородино».

Доминантами батальной картины становятся звуки и цвет — визг и грохот, блеск огня. Отдельного упоминания заслуживает группа лексики, обозначающая огромное количество жертв. Однако картину битвы часто заслоняют личные эмоции персонажа: леденящий страх и отчаяние, жажда мщения, ощущение игры со смертью. Романтик, сменивший длинный плащ на армейский мундир, остается главным лицом в сценах сражения.

Завершающие строки содержат торжественное обращение героя к «моим товарищам» — павшим воинам. В речи провозглашаются громкая слава и вечная память, которые останутся в сердцах современников-«сынов полночи» и их потомков. Анафора «скорей… чем» приближает возвышенную речь к формуле патриотической клятвы.
 
 

Рейтинг: +1 Голосов: 1 160 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Это Вы не читали...