ГлавнаяКлассикаГумилёв Николай Степанович (1886-1921) → Николай Гумилёв ~ Прогулка (Мы в аллеях светлых)

Николай Гумилёв ~ Прогулка (Мы в аллеях светлых)

«Прогулка»
 ~~~*~~~~*~~~~*~~~~*~~~~
Мы в аллеях светлых пролетали,
Мы летели около воды,
Золотые листья опадали
В синие и сонные пруды.

И причуды, и мечты и думы
Поверяла мне она свои, —
Всё, что может девушка придумать
О еще неведомой любви.

Говорила: «Да, любовь свободна,
И в любви свободен человек,
Только то лишь сердце благородно,
Что умеет полюбить навек».

Я смотрел в глаза ее большие,
И я видел милое лицо
В рамке, где деревья золотые
С водами слились в одно кольцо.

И я думал: — «Нет, любовь не это!
Как пожар в лесу, любовь — в судьбе,
Потому что даже без ответа
Я отныне обречен тебе».

Дата написания: 1917 год
 
  ~~~*~~~~*~~~~*~~~~*~~~~

Анализ стихотворения Гумилева «Прогулка»
 
Интонации поэтического текста 1917 г. пронизаны ощущениями свободного полета, которые задаются глагольной парой «пролетать — лететь». Небесная траектория прогулки влюбленной пары вызывает у читателя культурные реминисценции, связанные с полотнами Шагала. Героев родом из литературы и живописи объединяет сила романтической любви, вырывающая их из привычного мира, наделяющая способностью парить над городскими пространствами.

Пара из гумилевской «Прогулки» встречается на фоне осенней природы. Пейзажную зарисовку определяют две особенности: опадающие «золотые листья» и неподвижная водная гладь прудов, обозначенных эпитетом «сонные». Показательно, что спокойный умиротворенный пейзаж встречается дважды: сначала в качестве фона, потом — как «рамка», обрамляющая лицо героини.

Центральное место произведения занимает образ девушки. Она юна, потому что рассуждает о «еще неведомой любви», и мечтательна, доверчиво «поверяет» свои желания, «причуды» и «думы» лирическому субъекту. Центральный катрен содержит прямую речь героини, предметом которой становится модная тема свободной любви. Отталкиваясь от расхожего понятия, девушка обращается к романтической трактовке вневременной категории, определяя степень благородства человеческой души по способности к вечной любви.

Изображение искреннего и обаятельного женского образа завершается портретом, в котором внимание привлекают «глаза большие» и «милое лицо». Гармоничный облик возлюбленной органично вписывается в идиллическую пейзажную картину.

Герой старше своей спутницы: она апеллирует к своему собеседнику как к авторитету, ища одобрения своим рассуждениям. Житейский опыт проявляется и в поведении: лирический субъект, захваченный умиротворяющей зарисовкой, не решается вступить в спор очно. Его возражения остаются в форме невысказанных мыслей.

Влюбленный не согласен с выводами молодой дамы. В его трактовке любовь имеет иную природу: она уподобляется лесному пожару. Всепоглощающая и грозная мощь высокого чувства порождает у героя ощущение обреченности, которое усугубляется безответным характером привязанности лирического «я». Юная героиня увлечена прогулкой с интересным собеседником, но не влюблена в него. Она остается Синей звездой — чудесным и далеким светилом, озаряющим художественное пространство поздней гумилевской лирики.
 
 


Рейтинг: +1 Голосов: 1 9 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Это Вы не читали...