ГлавнаяКлассикаЦветаева Марина Ивановна (1892-1941) → Марина Цветаева ~ Берлину

Марина Цветаева ~ Берлину

    «Берлину» 
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

    Дождь убаюкивает боль.
    Под ливни опускающихся ставень
    Сплю. Вздрагивающих асфальтов вдоль
    Копыта — как рукоплесканья.

    Поздравствовалось — и слилось.
    В оставленности златозарной
    Над сказочнейшим из сиротств
    Вы смилостивились, казармы!

10 июля 1922

Анализ стихотворения Цветаевой «Берлину»

Произведение, посвященное немецкой столице, родилось летом 1922 г. в маленькой квартирке частного пансиона на Траутенауштрассе, в доме, где сейчас установлена мемориальная доска.

Столица Германии стала первым европейским городом, где поселилась поэтесса, покинувшая Советскую Россию вместе с дочерью. Туда же приехал муж и отец семейства, считавшийся пропавшим без вести. Сообщение о том, что Эфрон жив, полученное за год до выезда, побудило Цветаеву эмигрировать. После долгих московских лишений Берлин показался более ухоженным, комфортабельным, хотя и тронутым голодом и нуждой послевоенных лет. Поэтессе удалось застать благополучный период расцвета русской эмигрантской литературы. Общество, лишенное связи с родиной, в авторском художественном мире получает обобщенное наименование «безземельного братства» или «мирового сиротства». Эти понятия дают начало развитию важнейшей темы ностальгии, одной из центральных в цветаевской эмигрантской лирике.

В стихотворении, адресованном новому пристанищу, также проявляются интонации горькой печали, тоски по утраченной отчизне, «сновиденной» Руси, ставшей зыбким видением.

Пейзажная доминанта первой строфы — летний ливень, который сквозь сон слышит лирическая героиня. К шуму дождя присоединяется еще один звук, стук лошадиных копыт по пустынной улице. Следуя прихотливой логике личной ассоциации, топот сравнивается с аплодисментами, рукоплесканиями благодарной публики. Образ навеян теплым приемом, оказанным новоприбывшей поэтессе эмигрантским обществом.

Начало второго катрена завершает тему восторженных приветствий и славословий. «Слилось», — таков неутешительный итог короткого периода воодушевления. Эмоциональный подъем, словно смытый бурными потоками воды, сменили апатия, тоска, ощущение одиночества.

Образ дождя приобретает сложное символическое значение: он не только отрезвляет, обращая лирическое «я» к истинным чувствам, но и успокаивает, «убаюкивает», сглаживая резкие перепады настроения.

Произведение завершается обращением к новому обиталищу, временному дому для бесприютной странницы. Поскольку городское пространство кажется субъекту речи ограниченным, чрезмерно стесненным, оно получает наименование «казармы», которое в речевой практике характеризуется пренебрежительными коннотациями. Однако героиня, измученная носительница «сказочнейшего сиротства», благодарна скромному уюту своего пристанища.
 
 

Рейтинг: +1 Голосов: 1 412 просмотров

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Это Вы не читали...