Иван Бунин ~ Мать

article428887.jpg
  
  «Мать» 
~~~*~~~~*~~~~*~~~~*~~~~
    И дни и ночи до утра
    В степи бураны бушевали,
    И вошки снегом заметали,
    И заносили хутора.

    Они врывались в мертвый дом —
    И стекла в рамах дребезжали,
    И снег сухой в старинной зале
    Кружился в сумраке ночном.

    Но был огонь — не угасая,
    Светил в пристройке по ночам,
    И мать всю ночь ходила там,
    Глаз до рассвета не смыкая.

    Она мерцавшую свечу
    Старинной книгой заслонила
    И, положив дитя к плечу,
    Все напевала и ходила…

    И ночь тянулась без конца…
    Порой, дремотой обвевая,
    Шумела тише вьюга злая,
    Шуршала снегом у крыльца.

    Когда ж буран в порыве диком
    Внезапным шквалом налетал,
    Казалось ей, что дом дрожал,
    Что кто-то слабым, дальним криком
    В степи на помощь призывал.

    И до утра не раз слезами
    Не усталый взор блестел,
    И мальчик вздрагивал, глядел
    Большими томными глазами…
1893
 
Анализ стихотворения Бунина «Мать»

Тема матери, возникшая на этапе зарождения художественного слова, в русской традиции ассоциируется не только с реалиями быта. Она существует в возвышенной версии, связанной с образом Богородицы-заступницы, и национальном варианте, отождествляясь с темой родины. Перечисленные трактовки часто переплетаются: в некрасовском стихотворении «Баюшки-баю» мать, являющаяся лирическому герою во сне, обладает высшим знанием. Она предсказывает судьбу сыну и пророчит будущее родной земле.

Принято считать, что образ матери в ранней лирике Бунина имеет автобиографическое начало. Это утверждение справедливо по отношению к стихотворению «Матери», но встречается и другое видение «вечной темы», примером которого служит произведение «Мать».

Две первые строфы стихотворения создают картину зимней непогоды: снежные бури господствуют не только на степных просторах, они осмеливаются проникнуть в заброшенный дом, охарактеризованный сильным эпитетом «мертвый». Постоянные повторения союза «и», разбросанные по всему тексту, и обилие глаголов несовершенного вида «растягивают» время, порождая ощущение бесконечности природных катаклизмов.

Третья строфа начинается противительным «но». Что может дать отпор мощи холодных ветров? Неугасающий огонь свечи и бодрствующая по ночам мать, которая защитила неверный свет «старинной книгой». Оказывается, дом не совсем заброшен, и в его пристройке живут люди. Женщине страшно: при сильных порывах ветра ей чудится «слабый крик», как будто зовет на помощь путник, затерявшийся в буране. Утомленная и заплаканная героиня не смеет сомкнуть глаз, она несет свою ночную «вахту» до утра.

Философский смысл бытовой картины определяется знаковыми деталями-символами, важнейшие из которых — образы огня, книги, пустого дома. Православные трактовки этих символов несомненно были знакомы автору, сыну религиозной матери. Они обозначают соответственно веру, знание и заблудшую душу. Снежная буря становится выражением жизненных вихрей, которые несутся над степью, символизирующей Родину.

В философскую канву органично входит и образ бодрствующей матери, лаконичный портрет которой приобретает иконописные черты. Он ассоциируется с Матерью небесной, спасающей род человеческий. Милосердная заступница дарит надежду даже тем, чей внутренний мир похож на «мертвый дом», освещенный слабым огоньком веры.
 
 

Рейтинг: +1 Голосов: 1 1019 просмотров

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Это Вы не читали...